Литературная страничка



Исполнение. Глава 2 - Лекция

          К содержанию
    Лекционная аудитория была наполнена разнообразным шумом. Голоса учащихся четырех параллельных групп звучали чуть громче, чуть тише. К ним примешивались еще шуршание тетрадей и книг, телефонные мелодии, а также различные перестуки по деревянным партам и стульям наиболее нетерпеливыми студентами. Неудивительно, что при таком шуме легко было пропустить звонок, обозначающий начало пары. Впрочем, пара начинается только с появлением преподавателя, который мог задерживаться на очень даже продолжительные промежутки времени.
    Так было и на этот раз. Наручные часы показывали уже длительность начавшейся пары ровно десять минут, как дверь в лекционную открылась, и вошел мужчина средних лет в темно-коричневом костюме. Он медленно прошел до стола, стоявшего в дальнем краю у окна, положил на него свой дипломат. После мужчина прошел до самой доски, проверив на влажность тряпку и наличие мела. Гул в аудитории практически мгновенно стих. Десятки пар глаз пристально следили за лектором.
    Через минуту приготовлений к лекции различного рода мужчина встал рядом с кафедрой и поздоровался:
    - Добрый день, юноши и девушки.
    Студенты разом поднялись со своих стульев и выпрямились в полный рост.
    - Сегодня у нас будет, так сказать, вольная тема. На этой паре мы не станем проводить анализы и изыскания в каких-либо культурных пластах. Итак, господа будущие инженеры, запишите сегодняшнюю тему в рамках предмета «Культурология». - преподаватель медленно подошел к доске, и написал на ней крупными буквами «Чудеса, чудо». - И прежде всего хотелось бы спросить у вас — а что вы понимаете под словом чудо?
    Аудитория молчала. С позиции преподавателя было прекрасно видны и взоры студентов и, чаще, студенток, которые были устремлены либо на преподавателя, либо в тетради, и шариковые ручки, готовые конспектировать за лектором, и на задних рядах достаточно внушительную группу юношей, пришедших на лекцию только для галочки и отсутствия пропуска — в данный момент они либо читали разнообразные газеты, либо занимались уничтожением сырья для подсолнечного масла в промышленных масштабах.
    - Ну же! Смелей! - продолжал преподаватель. - Прошу вас — высказывайтесь! Вот, допустим, молодой человек в голубой полосатой рубашке с последнего ряда.
    - Да, Анатолий Валерьевич! - громко произнес студент.
    - «Да» - это ваш ответ на вопрос? - усмехнулся лектор. - Может, стоит его вам повторить?
    - Нет! Я его прекрасно слышал. И считаю, что чудо — это действия вымышленных персонажей из различных сказок и небылиц.
    - Неплохое мнение. Особенно должен отметить, что верно подмечено обязательное присутствие чудес в различных сказках. Но, быть может, кто-либо имеет возможность дополнить и развить сию мысль.
    - Чудо — это действие, возможность и процесс которого не может объяснить наука. - послышался с задней парты немного сухой и сдавленный голос.
    Взоры аудитории устремились по направлению его источника. В самом углу лекционной сидел достаточно молодой мужчина в строгом костюме. Вместо рубашки под пиджаком старого пошива виднелась белая майка, которая обнажала половину волосатой груди. Рядом на стене на гвоздике висел черный плащ с такой же черной шляпой с потрепанными широкими краями.
    - Вы аспирант? - спросил лектор.
    - Нет. Я просто прохожий. Обыкновенный человек, которому интересно послушать ваши лекции, уважаемый Анатолий Валерьевич.
    - Конечно-конечно, слушайте. И не только. Еще участвуйте в обсуждении. В принципе, этим вы уже и занимаетесь. Что ж, давайте примем выше определение как основу для дальнейшего разговора. Только с одной поправкой — не «современная наука», а простой человек. Вы не против?
    - Отнюдь!
    - Итак, мы только что определились, что под чудом следует понимать действие или действия, которые человек объяснить не в состоянии. Естественно, кому, как не вам — будущим инженерам, опирающимся только на научные доводы и факты — кому как не вам знать, что в наше время чудес стало гораздо меньше. - произнося слово «гораздо», лектор немного выпучил глаза и даже поднял указательный палец вверх. После многозначительной паузы он продолжил. - И не потому, что у нас стало такое плохое время. Совсем не по данной причине. А потому, что наука стала более могущественной. Теперь мало что может ускользнуть от ее фактов. Ведь, представим простейшие истины, которые ныне знает любой школьник, о строении вселенной, о солнце и звездах. Ведь, теперь никому не стоит открывать факты о том, почему действительно восходит светило. А сколько мифов по данному поводу было у древних?
    - А что относительно тех моментов, которые и сейчас не могут объяснить? - послышался женский голос со средних рядов как только лектор сделал небольшую паузу, чтобы как будто бы набрать немного воздуха в грудь и отдышаться.
    - А что именно вы имеете в виду? Неопознанные объекты в небе и на земле? Или же круг на полях? Что-нибудь иное...
    - Да хотя бы происхождение человека. - раздалась следующая реплика из зала, на этот раз от парня.
    - Не вижу тут совершенно ничего чудесного. Наука это обосновала еще в девятнадцатом веке, а потом развила и ...
    - Но, ведь, она не состоятельна...
    - Да, конечно, в последнее время многочисленные ученые твердят о невозможности теории Дарвина. И очень много муссируют вопрос по всем средствам массовой информации. Ссылаясь в большинстве своем на то, что нет никаких прямых доказательств. Но, ведь, если предположить, что ищут останки простого человека. Я более, чем уверен, что на месте столетних кладбищ уже нет ничего, кроме могильных надгробий и выросшего леса. Велика ли вероятность найти там кости давно почившего человека? И заметьте — я говорю это про столетние кладбища. Не зря же даже в европейских странах разрешено устройство новых мест захоронения на месте погостов, которым исполнилось чуть более полувека. А теперь представьте — как много возможности найти кости существ, живших миллионы лет назад? Вот в некоторых случаях повезло — окаменелости, известняк и тому подобное. Но, ведь, даже окаменелости не валяются на каждом шагу. И, кстати, ископаемые останки являются одним из доказательств теории эволюции. Допустим, если мир создан чудесным образом — тогда какой смысл создавать параллельно со всеми этими живыми и разумными существами еще и простые окаменелости? Ведь, это просто напрасная работа. Ни для чего. И ни к чему. Более того, кроме теории эволюции у нас нет ни одной другой более или менее подтвержденной. Многие говорят, что коли нету переходного звена, значит Дарвин был не прав. Следовательно автоматически следует вывод о первичности разума. Но, ведь, во втором случае тем более нет аргументированных доказательств. Только Библия, которая написана во времена, что уж отрицать, слабого научного знания. Любой школьник сегодня знает больше, чем вдающиеся умы того времени. И божественные предзнаменования и действия имеют простой научный смысл. К примеру, кометы и другие небесные явления, так часто описываемые летописцами. К тому же и большинство грамотных людей жили в монастырях, минаретах или буддистских ступах — в общем в любой религиозной организации.
    - По-вашему в современном мире нет места чудесам, профессор?
    - Есть, моя милая. Обязательно есть. Вот только это относится к поступкам, подаркам и любым другим действиям близким к вам. Когда вы чего-либо не ожидаете, а тут вам устраивают сюрприз, и что вы сразу же произносите? Правильно - «как чудесно»... ну, или что-либо в этом же стиле.
    Лектор увлекся своей речью. Такое часто случается с красноречивыми людьми — если человек может и любит говорить, то рассказ его может длиться бесконечно. Особенно приятно слушать при этом человека, который обладает достаточным багажом знаний. Только в этом случае речь будет разнообразной, даже если строго по одной теме, не будет сбиваться в кучу или в бесформенную кашу с приведением малодоказательных примеров и доводов.
    Большинство студенток, сидевших в первых рядах, усердно конспектировали за преподавателем. На доске он ничего так и не написал, то говорил медленно и внятно, позволяя записывать основные положения. Иной раз кто-нибудь вставлял какую-либо фразу в сий монолог, подбивая лектора на очередной виток приведения доводов в пользу своей версии сотворения чудес и различного рода волшебства.
    Очевидно, что тема была выбрана очень даже удачно. Даже основные хулиганы и троечники, сидевшие по различным «потайным» местам аудитории, практически прекратили шушуканье и отчасти увлеклись. Понятно, что время от времени находились парни, искавшие развлечения иного рода. Правда, все они сводились только в одну сторону — записки, плевки бумагой. Это все большинством воспринималось как ребячество, поэтому почти все начинания сводились моментально на нет.
    Более всего повезло тем, кто сидел рядом со странным мужчиной. Майка и одетый на нее пиджак обладали огромадной притягивающей силой. Сам же незнакомец сидел ровно, взгляд его был устремлен на лектора у доски. Казалось, ничто не может его уже отвлечь.
    - Странное у вас это движение. - произнес парень, севший на скамейку рядом с ним.
    - Какое? Это? - спросил незнакомец, все также пристально всматриваясь в лектора. Рука его левая ритмично двигалась вдоль над лекционным столом на высоте около семи сантиметров над ним, после чего возвращалась обратно, и движение повторялось. - Так это я кота своего глажу.
    - Какого еще кота?
    - Своего. Бурого такого. На столе лежит.
    - Чудеса. - протянул паренек.
    - Это не чудеса, это шизофрения. - улыбнулась девушка с ряда впереди. - Кстати, в наше время это быстро лечится. - добавила она и снова уткнулась в свой конспект.
    - А ты замолчи, Аракина! Особенно когда умные люди разговаривают.
    - Это ты кого умным-то назвал? - фикнула девушка и отвернулась, как она думала, окончательно.
    - А ты хочешь себе такого же кота, Андрей? - продолжал человек в майке.
    - А вы откуда мое имя знаете?
    - Ну, я тебе могу предложить на выбор три версии: одна научная, как сейчас нам рассказывает Анатолий Валерьевич, одна чудесная, если ты веришь в чудо, а еще одна — реальная. Какую рассказать? - увидев вытянутое от удивления лицо собеседника, он продолжил, не дождавшись ответа. - А ничего нет удивительного. Скорее — наоборот. Вот, ведь, можно предположить, что я взял и просмотрел всю картотеку университета, запомнил лица и имена и вот теперь вспомнил твое лицо.
    - Глупо звучит. - отозвался Андрей.
    - Зато это наиболее доказательная версия. Действительно — где доказательства того, что это было чудо. Или тем более для уважаемого Анатолия Валерьевича будет глупо звучать мнение, что я просто мог угадать твое имя. - незнакомец замолчал; последние свои фразы он произносил уже глядя на своего собеседника; теперь же опять повернулся к доске и устремил свой взор на лектора. - Так ты хочешь себе такого же кота?
    - Нет, зачем он мне? Мне бы лучше...
    - Плохое желание. Жажда меркантильности никого до добра не доводила. Нельзя всего-всего желать. Нужно что-либо для души. Вот мой кот для души — лежит, мурлычет. Успокаивает, когда напряжен. Согревает, когда холодно. Очень даже хорошее желание.
    - И что — вы действительно можете исполнить любое желание?
    - Зависит от тебя — веришь ли ты в чудеса или нет.
    Парень задумался. Его лицо выражало крайнюю задумчивость. Взгляд его блуждал — то он смотрел на лицо незнакомого странного человека, то на руку, которая продолжала свои «поглаживающие» движения, то вообще в неизвестную невидимую точку на грязно-серой стене аудитории.
    - Глубокая продуманность своих действий всегда похвальна, - опять заговорил незнакомец. - Но при этом задумчивость иной раз вредит. А, ведь, все сводится к простому вопросу — присутствует ли вера в чудеса и исполнение. Либо же ваша наука окончательно убила в сознании сие.
    - Допустим, что верю... - немного неуверенно произнес Андрей.
    - Допустим. Прелестное слово. Если использовать его при ответах складывается впечатление однозначно определенного выражения, но в то же время потом можно будет сказать, что ответа не было дано вовсе. Тем не менее, допустим, что я поверил тебе. Итак — какое ты имеешь желание и желаешь, чтобы оно исполнилось?
    - Мне всегда хотелось знать — есть ли жизнь после смерти?
    - Достаточно простое желание. Но не пристало столь молодому юноше беспокоиться о смерти. У тебя есть еще возможность сменить свое желание на более подходящее.
    - Хм, а можно два?
    - Можно хоть десять, - ухмыльнулся мужчина. - Но исполню я только одно. Самое желанное
    - Мне что-то больше в голову ничего не приходит.
    - Ну раз так. - незнакомец на минуту замолчал. Он внимательно следил за движениями лектора около доски. Глаза его были неподвижными и как будто остекленели. Он застыл. На мгновение даже могло показаться, будто он не дышит вовсе. - Вообще глупое желание. Жизнь и смерть сами по себе взаимоисключающие себя понятия. Смерть есть конец жизни. Разве после того, как в тарелке кончился весь суп из нее еще можно что-либо отхлебнуть? Это можно понять простым умозаключением. Но ты спросил, и я отвечу — нет. Нет ничего. Есть только смерть. И все... Дальше — ни-че-го. - незнакомец перешел на шепот, будто передавал какие-либо секретные сообщения, а последние слова даже разделял на слога. - И самое главное — никто ничего не поймет и не почувствует. Это сейчас ты думаешь, что-либо осмысливаешь, а затем. Просто перестаешь существовать. Раз... и все! И ты не сможешь увидеть какие-нибудь туннели, какой-либо свет. Нет. Ты ложишься спать, ворочаешься, разговариваешь. Потом твои веки становятся тяжелее, тяжелее... ты сам не замечаешь, как засыпаешь. Ты много понимаешь, когда спишь? А когда засыпаешь? И еще — ты не видишь снов. Ты больше ничего не видишь. И никогда не проснешься. И никогда больше не узнаешь — что было после тебя. Ты просто никогда не сможешь проснуться, чтобы это узнать. Я удовлетворил твое любопытство?
    - Молодые люди, а что это мы так активно обсуждаем?
    Последняя фраза адресовалась обоим собеседникам — и мужчине в майке, и Андрею, и исходила она от лектора. Хотя... Парень настолько увлекся речью незнакомца, что даже не заметил никаких посторонних слов — он так и остался сидеть с раскрытым лицом и немного нелогичным взглядом. Точку фокусировки уже было определить достаточно сложно. Сам же незнакомец сидел все с тем же невозмутимым взором в сторону профессора. Когда он говорил, произносились прямые и четкие фразы, которые в основе своей не подлежали двоякому толкованию. Поэтому среди всего «улейного» гула в аудитории эти слова слышались наиболее четко. Не удивительно, что, как только сам преподаватель замолчал, на минуту переводя дыхание, все четыре группы студентов услышали окончание монолога про смерть.
    - Ничего особенного, Анатолий Валерьевич. - невозмутимым тоном произнес незнакомец. Казалось, будто нет такой причины, которая могла бы вывести его из состояния равновесия. - Просто мы пытались научно обосновать тот факт, что доска за вами исписана какими-то странными символами, хотя пару минут назад на ней была написана только тема сегодняшней лекции.
    Лектор обернулся в сторону доски. Действительно, на недавно еще почти пустовавшей доски теперь в полнейшем беспорядке были написаны совершенно неизвестные символы. Они были совершенно безобразны. Складывалось такое ощущение, будто их случайным образом нарисовал ребенок. Если некоторые еще можно было назвать некоторым подобием букв, то остальные представляли собой закрученные и пересеченные между собой спирали, нарисованные скрепки и пикторгаммные узоры.
    - Действительно, интересные узоры. - пробормотал Анатолий Валерьевич. - Но в этом нет ничего удивительного.
    - Как? - проговорил незнакомец. - А как тогда это можно объяснить? Неужели вы с можете с вашей, этой... научной точки зрения все описать и объяснить?
    - Естественно! - обрадовано вскрикнул преподаватель. - Другой точки зрения в принципе не может быть.
    - И как же вы это можете объяснить? - раздался голос одного из студентов с первого ряда парт.
    Все это время учащиеся с некоторым изумлением разглядывали нарисованные и появившиеся неизвестно откуда символы, а также переводили взгляды с одного спорщика на другого. Даже стали забываться их прежние разговоры между собой, затеянные только из-за того, чтобы убить время. Поэтому во время обмена фразами между незнакомцем и профессором в лекционной стояла гробовая тишина. И голоса слышались четко, внятно, громогласно.
    Но как только лектор вызвался что-либо доказывать. Тут уж у всех сразу проснулись все тайные пороки студентов — ничего неделанье вкупе с желанием увидеть доказательство или опровержение теории, стать свидетелем чего-либо исключительно интересного. А если при этом еще и преподаватель не сможет доказать правоту своих слов...
    В общем, со всех сторон сразу же раздались смешанные друг с другом крики в стиле:
    - Да профессор... докажите!...
    - Нет ничего проще, уважаемые юноши и дамы. - Анатолий Валерьевич дождался, когда в аудитории снова настанет тишина. - Раз уж вы хотите услышать мое объяснение, вот оно вам: это самая обыкновенная известняковая смесь, которая проявляется на поверхности только после полного высыхания. У нас в аудитории достаточно жарко, влажность большая. Именно поэтому данная смесь и высыхала столь долго.
    - Интересное объяснение! - заметил незнакомец.
    - А что — вполне логично! - раздался голос одной из девушек.
    - Ха! Сказала! - тут же выпалил сидевший рядом с ней паренек в очках с толстенными линзами — Ты уверена, что все можно объяснить одной логикой? Особенно — твоей!
    И хотя все присутствующие в большинстве своем верили в то, что все объясняется логически ввиду технической специализации своей профессии, последняя фраза вызвала смех в аудитории. Правда, он быстро сошел на «нет», так как продолжение дискуссии между профессором и незнакомцем в странном одеянии вызывало гораздо у задорных юношеских умов больший интерес, нежели логика девушки, пусть и достаточно красивой.
    - Поверьте мне — все объясняется логикой! - сказал лектор, также посмеиваясь над фразой, пущенной студентом.
    - По идее известняковая смесь, как вы говорите — аналог мела. - между тем не унимался незнакомец. - Значит, ее можно...
    - Стереть! - во весь голос гаркнул Андрей, да еще с такой эмоциональностью, будто эта идея первой пришла ему в голову.
    - Знаете что, молодые люди, я не желаю дальше слушать ваши россказни и попытки доказать существование всякой всячины. Хватит и тех минут, что мы вам уже уделили. Будьте добры, - Анатолий Валерьевич облокотился на одну из парт и, показывая указательным пальцем куда-то вдаль, обвел всю аудиторию, - уважаемые господа, никогда впредь не думайте шутить на моих лекциях. Это, если хотите знать, мое желание!
    - Желание?! - неожиданно взбодрился незнакомец. Он даже привстал и теперь возвышался всей своей тощей высокой фигурой над задними рядами.
    - О! - рассмеялся лектор. - Я смотрю этот незнакомый человек возомнил себя магом и волшебником! - Анатолий Валерьевич сделал небольшую паузу, ожидая, что сейчас раздастся новый раскат смеха в лекционной. Но его не последовало. - Так вот, уважаемый, если вы хотите так уж нам доказать существование чудес, то исполните следующее: чтобы газеты печатали всегда только одну правду! - профессор взял из своего портфеля какую-то желтоватого вида газетенку и потряс ею в воздухе. - Не правда ли, друзья, будет настоящей демонстрацией чудес!
    С этими словами лектор бросил газету обратно на стол и рассмеялся в полный голос. На этот раз это произвело влияние и на студенческую массу — в аудитории раздались одобрительное гудение и искренний смех.
    - Очень интересное желание! - между тем пробормотал незнакомец и с довольным лицом провел рукой по волосам. - Очень!

          2010.01.06-12