Литературная страничка



Исполнение. Глава 5 - Печатная правда

          К содержанию
    Олег Дмитриевич медленно зашел на кафедру. Пройдя мимо столов, которые пустовали из-за идущей в это время пары и отсутствия на них преподавательского состава, он остановился около окна. На улице под блеском солнца у входа в университет стояли десятки различных автомобилей с включенными сигнализациями, рядом с ними суетились владельцы, пытаясь их отключить
    Олег Дмитриевич глубоко вздохнул. Он неторопливо снял свое демисезонное пальто и, небрежно скомкав его, кинул на стоявший рядом стул. Затем мужчина открыл свой старый потрепанный чемодан и достал оттуда несколько почти чистых листов газетной бумаги. Они были сложены в несколько слоев, представляя собой достаточно плотную пачку свежее напечатанного.
    - Читали? – произнес он, присаживаясь на стул у окна.
    - А что-либо случилось? – как будто опомнился от некоторой спячки Анатолий Валерьевич.
    - Совсем эти газетчики обнаглели. – натужно пыхтя начал Олег Дмитриевич. – До сего дня мы их часто ругали по тем вопросам, что они пишут всякую ерунду, публикуют не подтвержденные данные. И что же они теперь учудили? Посмотрите! Они совсем перестали писать! Вот, к примеру, покупаю сегодня газету! А там только одни заголовки! Иной раз встретишь пару абзацев текста, но разве это дело? Некоторые слова просто раскиданы в беспорядке по газетному листу. Ребус, что ль, какой решили составить?
    - Ой, вы знаете! У меня такая же ситуация вышла! Я думал, что это только одна газета такое решило сделать! Купил сегодня по пути на работу «Комсомольскую правду». Так там только анекдоты напечатаны, в конце еще состав редакционной коллегии. Но мало того! Они даже название не напечатали свое! Представляете! С чуть ниже – «Юбилейный номер». А что за юбилейный номер? Дата стоит вот тут – Анатолий Валерьевич тыкнул пальцем почти в самый край газеты, которую он достал из-под стола сразу как начал говорить, - а номера нет!
    - Да уж! Совсем стыд потеряли! Раньше печатали все. Иначе как можно определить номер газеты. Подшивки, ведь, целые делали – номер за номером, год за годом! А теперь и названия стыдиться стали! Совсем распоясались!
    Олег Дмитриевич погрозил кулаком в окно невидимому существу. Взгляд его опять устремился вниз на автомобильную стоянку. Какофония сигнализация продолжалась в том же ритме. Звуки то усиливались, то ослабевали. Они то сливались воедино в единую симфонию бешеного оркестра, то начинали звучать каждый по отдельности. При этом фонари и световые индикаторы каждого автомобиля тоже жили каждый своей жизнью.
    В один момент Олегу Дмитриевичу даже показалось, что автомобили все вместе ему подмигивают – то одной фарой, то второй. Он закрыл глаза, потряс головой и, сняв очки, стал протирать уставшие за полдня работы глаза. «Показалось» - подумал он, снова посмотрев на скопище орущих транспортных средств.
    Анатолий Валерьевич в это время убрал в тумбу под столом свою «Комсомольскую правду» и принялся разглядывать газеты, принесенные своим коллегой. Он с интересом рассматривал редкие фотографии и с не скрываемым восторгом читал на белом фоне редкие, разбросанные в разных местах слова, словосочетания и целые предложения. «В этом что-то есть! – твердил он в полголоса. – В этом что-то точно есть!»
    - Нет, ну, вы только посмотрите! – наконец вскрикнул он. – Вот серьезные новости они не печатают. Зато на целых два разворота написали очередные сказки об этом календаре Майя и скором конце света. Сколько уже можно заниматься ерундой. Все уши уже прожужжали. Придумали себе фантастику! Вот вы, Олег Дмитриевич, к примеру, мне скажите – как могут дикие, малограмотные племена доколумбовой Америки предсказать такое за столько лет?
    - Но они же какой-то там календарь свой очень точный придумали! – пропыхтел тот в ответ, разглядывая единственный разворот в принесенной им газете, который был напечатан полностью.
    - Да какой там календарь! Это все современные псевдо историки выдумали, чтобы подогнать свои теории. Не могли они выдумать свой календарь, который якобы был бы точнее даже нашего. Мы же живем в эпоху экономического и научно-технического расцвета! А они? Что делали они? Как можно утверждать, что они владели технологиями более совершенными, чем наши, если сами при этом строили из природного камня. Ведь, если бы они обладали настоящими технологиями, то строили бы из бетона, мрамора, стали. Мы же не строим из простого камня. Логично?
    Анатолий Дмитриевич разошелся. Он настолько забылся, что стал вести себя словно на лекционном занятии. Он активно жестикулировал руками толи привлекая к себе внимание, толи думая, что от этого его доводы будут еще более убедительные. Пару раз он даже вскакивал со своего места, ходил из стороны в сторону по кабинету и, схватив как охапку сена газету, тряс ею перед лицом Олега Дмитриевича.
    - Сумасшествие! – проговорил тот. – Когда все это прекратится! От этого уже голова начинает не на шутку болеть.
    - Господа, - произнесла в это время старчески-звенящим голосом вошедшая Ольга Игоревна, – вы не знаете, что такое случилось, что последние с этими автомобилями? Уже пятнадцать минут звенят и гудят. У меня пара сорвана. В кабинет нещадно светит солнце и жарко, а откроешь окно – ничего не слышно!
    - Если бы это была только одна плохая новость.- откликнулся Анатолий Валерьевич.
    - А что такого случилось еще?
    Ольга Игоревна положила свои толстые, набитые обрывками листков тетрадки на стол рядом со стоявшим около вешалки чайником и, взяв в руку чашку со своим остывшим недопитым еще с утра кофе, посмотрела в сторону мужчин. При этом она выдвинула голову вперед и крепко сжала грубо накрашенные губы. От этого голова стала похожа на прикрепленную сбоку, а все худое старческое тело напоминало существо на шарнирах.
    - Вот! Газеты учудили! Не хотят печатать нормально!
    - Причем все! – дополнил Олег Дмитриевич, вытирая от жары пот со лба взятой газетой вместо забытого в кармане носового платка.
    - Ну, отчего же все?! Вот моя газета, к примеру, о народных методах лечения вышла как всегда – в полном объеме и даже с некоторыми цветными иллюстрациями. Представляете, господа, - Ольга Игоревна искренне начала смеяться, - оказывается медом можно лечить…
    - Действительно – сегодняшнее число! – перебил ее Анатолий Валерьевич.
    Он, взяв в руки тонкую газету, наспех пролистал все страницы, стараясь обнаружить недостающие слова или не напечатанные заголовки, иллюстрации или еще что-либо. Хотя бы одно пропущенное слово! Хотя бы пару квадратных сантиметров пустующего газетного места. Ничего не найдя, он сердито бросил газету на стол и одним движением выпил из чашки остатки кофе:
    - С коньяком что ли?
    - Ну, не с сахаром же! – язвительно ответила старушка и дружелюбно потрепала мужчину за щеку. – Как у вас лицо скривилось! – и она рассмеялась.
    - Странно. – Анатолий Валерьевич прошел по кабинету, заглядывая в различные листки, которые были разложены по столам около клавиатур, фотокопиров или просто так.
    - Нет! Ну, что же делать с этой какофонией! – возмущенно произнесла Ольга Игоревна. Она подошла к окну, открыла его и высунулась по пояс на улицу. – Эй, вы! Водители! Выключите свои эти автомобили! Что вы тут включили их! Преподавателям мешаете! Студентов отвлекаете!
    Пара людей услышала голос женщины. Один даже что-то крикнул в ответ – толи он посылал Ольгу Игоревну в места, где нет, не было и никогда не будет сигнализаций, толи сообщал в нелицеприятной форме, что и сам бы рад унять свою машину, так как достаточно сильно уже натерпелся за двадцать последних минут, проведенных в окружении нескольких десятков беснующихся железных коней. В любом случае, скорее всего, даже хорошо, что женщина не услышала ответ. Она, наконец-таки выговорившись, даже не взирая на то, что ее слова мало, кто услышал, с высоко поднятой головой закрыла окно:
    - Нет! Ну, пару все равно нельзя проводить! Шум! Гам!
    - А вы беруши используйте. – вовремя вставил свое слово Олег Дмитриевич.
    - А что думаете помогут?
    - Конечно, помогут – посторонний шум будет слышаться не громче шепота.
    - А студентам как? Как они преподавателя слушать-то будут?
    - А вы думаете они без берушей слушают преподавателей. Даже если и слушают, то мало кто слышит! – ухмыльнулся Анатолий Валерьевич.
    - Действительно, - задумчиво произнесла женщина, - попробовать можно. А где, вы говорите, беруши можно приобрести?
    - Я так думаю, что в музыкальном магазине они точно есть. – Пробормотал Олег Дмитриевич, напряженно всматриваясь в окно. – На троллейбусе до центра езжайте. – Добавил он. - … Хм. А машины начинают постепенно уезжать.
    Автомобили с университетской стоянки действительно начинали медленно, по одной выезжать за пределы студенческого городка. При этом сигнализация на них не унималась, а уровень шума даже повысился – от работающих двигателей. Можно было себе только представлять состояние водителей, сидевших в это время внутри орущего транспортного средства.
    Уезжали автомобили по одному и при этом ехали друг за другом в одном направлении – скорее всего к первому же техническому центру, где можно было бы либо сигнализацию снять, либо унять. Столпившиеся зеваки наблюдали за звуковой колонной по всему пути их следования. А наутро милиция, говорят, даже обнародовала отчет, в котором было сказано о четырех пострадавших, которые выпали в это время из окон своих квартир, расположенных по маршруту следования.

          2010.01.25