Литературная страничка



Исполнение. Глава 8 - Комиссия

          К содержанию
     В день, в который у Павла была назначена комиссия в военном комиссариате, ему невероятно повезло. Конечно же, парень не в первый раз проходил комиссии. И все они были плановые. И всегда призывников было видимо-невидимо. Но в день не плановой для Павла проверки длинный коридор второго этажа самого нелюбимого юношами здания почти пустовал.
    Конечно, ходили несколько парней, но их армейская выправка больше намекала на то, что это уже были служивые люди, проходившие какие-нибудь повторные проверки здоровья. Либо же их проверяли после каких-либо достаточно серьезных болезней или командировок в напряженные «горячие» точки страны.
    Кроме них еще ходили из кабинета в кабинет врачи. Они только сами пришли на работу, поэтому обсуждение новостей занимало достаточно вескую часть первых рабочих часов.
    В коридорах стояла почти полная тишина и покой. Шарканье мягких тапочек никоим образом не могло помешать даже самому привередливому уху, а стены не очень сильно отражали звуковое эхо, препятствуя распространению даже самых громких слов, произносимыми кем бы то ни было в каком бы ни было месте.
    Стоявшие рядом с каждой дверью в кабинеты врачей стулья и небольшие скамьи, предназначенные для наплыва будущих защитников отечества, также пустовали в большинстве своем.
    Поэтому обычная практика занятия очередей в несколько кабинетов врачей не годилась. Можно было спокойно идти туда, куда хотелось. Или, к примеру, просто по порядку следования кабинетов. И первым на пути Павла и его достаточно объемного дела находился кабинет дерматолога.
    Стандартная процедура по опусканию трусов закончилась достаточно неожиданно для парня:
    - Невероятно! - немного вскрикнула женщина-врач.
    Павел немного застеснялся. Он ожидал всего, но только не произошедшей реакции:
    - А что странного? - немного невнятно пробормотал он в ответ.
    - Руки покажи! - строго проговорила врач, немного прибавив в серьезности из-за своих не сдержавшихся эмоций. Осмотрев со всех сторон кожу кистей, она добавила. - Фамилия как?
    - Скворцов.
    - Хорошо, Скворцов. Годен. - Женщина быстро написала что-то на листке очень неразборчивым почерком, потом черкнула в общем листке. - Листок передашь терапевту, когда всех обойдешь.
    - А что там?
    - Думаю, у нее и узнаешь. - последовал в ответ, и женщина немного улыбнулась.

    За дверями первого кабинета Павел стоял в некотором смятении. Чувства, которые он испытывал, были не только двоякими, но даже троякими. Небольшой клочок бумаги, который он получил после достаточно необычного визита к врачу, своей белизной выделялся в общем деле призывника. При достаточно тусклом свете было видно не очень хорошо, поэтому, сильно ссутулившись, парень прищурился, пытаясь разобрать хот я бы одну букву из целых строк.
    - У психиатра был? - послышался сбоку вопрос. - Нет? Тогда пошли!
    Женщина, по своему телосложению больше напоминавшая либо костолома, либо костоправа, без лишних церемоний схватила Павла за локоть и протащила несколько метров до своего кабинета.
    - Заходи! Не бойся — не долго будет!
    - Да я и не бо...

    Беседа с психиатром вышла более, чем занимательная. Парень почему-то был осмотрен со всех сторон. Настолько досконально, настолько пристально он был расспрошен буквально во всем, что двадцатиминутный «недолгий» осмотр оставил в душе Павла новые странные чувства. Очевидно, в это время за дверью скопилась даже очередь, потому что все чаще и чаще дверь приоткрывалась и кто-то нетерпеливый подглядывал, чтобы узнать — долго ли еще будет продолжаться осмотр.
    В самом конце женщина прочитала титул дела парня, где были написаны фамилия, имя и отчество. Правда, она не стала писать что-либо, а сразу же пошла к терапевту, который находился почти в соседнем кабинете.
    Со слухом и зрением у Павла никогда не было никаких проблем, поэтому оба осмотра прошли мигом. Можно было отметить разве только то, что впервые в жизни парень увидел самый нижний ряд букв. Причем настолько четко и явно, что окулист даже поначалу хотел перебить парня, собираясь сказать, что буквы совершенно не верны, и призывник толи красочно притворяется, толи просто несет отсебятину.
    - У вас, наверное, просто потрясающее обоняние! - пробормотал отоларинголог. Одновременно с этим мужчина своими небольшими щипцами щекотал внутри. Павлу хотелось чихать, а также неимоверно чесалось. - Кто по профессии?
    - Учусь еще... на математика.
    - А я бы вам посоветовал пойти на парфюмера. Ну, или еще на кого-нибудь, где необходимо чуткое обоняние. У вас потрясающий нос. Просто потрясающий.
    - И что же в нем может быть потрясающего?
    - У вас большое скопление рецепторов в носу на любом участке носа. Скорее всего, вы чувствуете не хуже собаки. Во всяком случае, я такого еще никогда не видел.
    - Очень жаль, что у нас нет тут ничего парфюмерного. - робко пробормотал Павел.
    - Зато есть салоны! - тут же отметила молоденькая медицинская сестра, сидевшая у дальней стены на кушетке.
    - Интересно, молодой человек, а вы чувствуете феромоны? - продолжал врач. - Каковы они на запах?
    - Если бы я еще знал, как именно они должны пахнуть! И что это такое вообще! - отрезал парень.
    - Каждый человек выделяет феромоны. Специфические запахи, которые создают картину запахов каждого человека. У кого-то феромонов одного вида больше, у кого-то — меньше. Неужели вы не чувствуете, что каждый человек пахнет по-разному?
    - Ну, что-то такое есть...
    - Как? - изумилась медсестра. - Даже запах духов не мешает вам этого ощущать?
    - Ну, они, конечно, тоже пахнут, хотя...
    - Потрясающе! - перебивая всех, уже чуть ли не кричал доктор. - Жаль, конечно, отправлять вас в армию, вы там можете растерять свой этот нюх. Но иначе я никак не могу. Вы поразительно здоровы. Просто поразительно. Можно поставить самую категорию «А», которая только может существовать вообще. Желаю вам удачи в службе.
    Мужчина что-то быстро написал пару слов в личном деле и отдал его Павлу:
    - Не забудьте сначала зайти сдать кровь на анализ. Тут как раз соседняя дверь. А потом к хирургу, чтобы напоследок к терапевту. Остальных врачей вы уже прошли. Еще раз желаю удачи!

    - Итак, что у нас тут? - медленно проговорила женщина, открывая дело. - Ага. Прошел всех. Анализы сдал? - Павел уверенно кивнул. - Кардиограмму? - врач опять посмотрела на парня. - А! Нет! Вижу уже! - воскликнула она, перелистывая еще одну страницу. - Так-так-так. И что же тут мне в записках написали? - женщина увлеклась чтением на пару секунд, вертя небольшую бумажку. - Давление какое?
    - Сто сорок на восемьдесят. - ответила сидевшая напротив женщина, которая только что убрала жесткую повязку с руки парня. - В самой норме. И удары четкие.
    - Так. Пульс. - терапевт взяла руку парня и стала пристально смотреть на часы. - Семьдесят. Нормально.
    - Это хорошо или плохо? - робко подал наконец голос Павел.
    - Это зависит от того, хочешь ли ты сам служить или нет! - улыбнулась вошедшая старушка, которая брала десять минут кровь и мочу на анализы. - Вот. Посмотрите на анализы, Анна Викторовна. Очень интересно.
    - Действительно. - добавила терапевт. - Крайне интересно. - Добавила она опять через некоторое время раздумий. - Вот что, Скворцов. Я тебя отправлю в больницу.
    - У меня что-то плохо?
    - С чего это ты решил? Наоборот даже — все хорошо! Очень даже хорошо. И это крайне странно. Ни разу в жизни не видела я вот такого здорового призывника. Странно это как-то выглядит, согласитесь Лариса Иосифовна? - обратилась она к своей ассистентке.