Литературная страничка



Орден. Повесть 2 - Орденская книжка
I часть

    Ранее:
    Повесть 1 - Золотой крест
    
    I
    
    Горбыль - совсем небольшой левый приток Томи. Сама Томь представляет из себя равнинную реку. Она разве что далеко в истоках резко спускается с отрогов невысоких холмов, которые лишь отдалённо напоминают горы. А затем километров триста воды медленно и спокойно текут вдоль песчаных берегов. Речная долина в некоторых местах настолько огромна, что сразу и нельзя сказать: река это или старица. Болота, озерки и старицы в периоды разлива Томи превращаются в одну большую водную поверхность. С виднеющимися то тут, то там возвышениями.
    Горбыль же был крайне небольшой рекой. Мальчишки в большинстве его русла свободно могли перекинуть удочку с берега на берег. А в месте впадения в Томь и километров на пятнадцать от неё были длинные старицы и просто старые замкнутые русла. После паводков Горбыль мог запросто поменять русло. И потому даже старожилы не всегда хорошо ориентировались в этих местах. Особенно после пары-тройки лет перерыва.
    Чего уж можно было говорить о мальчишках, которые родились и выросли в Бочкарёвске? Пускай большинство из них и были из того бойкого племени, кто должны были добывать постоянно себе пропитание в крайне непростых условиях начинавшегося капитализма. Это сказывалось разве что на их умении быстро приспосабливаться ко всему новому. Однако никто из них ещё ни разу не видел столь извилистой и непонятной реки. Из-за постоянно смещающегося русла сложно было определить самые глубокие места, в которых плоты легко могли пройти, не встав на мели.
    Пришлось даже идти крайне осторожно, имея на носу впереди идущего плота сразу четверых мальчишек с длинными шестами. Каждый из них регулярно мерил глубину в воде: двое делами это прямо по ходу, а ещё пара - по углам. На шестах имелись хорошо заметные зарубки - через каждые четверть метра.
    Сначала плоты шли достаточно бойко. Фарватер шёл почти вдоль левого берега. Однако продолжалось это недолго. После пришлось регулярно смещаться то в центр, то обратно к левому берегу, то к правому или вновь в центр. Осложнялось это количеством плотов. Если первый ещё чётко следовал по приблизительному фарватеру, то последующие делали это весьма условно. Из-за верёвки между друг другом плот позади почти сразу тянуло в ту же сторону. И сами мальчишки также стремились сделать это. Что приводило чуть ли не каждые десять минут к посадкам на мель. Это требовало дополнительных усилий и нервов всему отряду посланцев Ордена.
    От Бочкарёвска флотилия Ордена шла уже третий день. Сегодня утром мальчишки переночевали ещё на берегу Томи. А потом настолько увлеклись, что чуть было не пропустили устье Горбыля. Тем более что оно и не сильно-то отличалось от простой очередной протоки, коих на реке было превеликое множество.
    Уже тогда было обеденное время. А после долгих мытарств на небольшой равнинно-болотистой реке никто и не заметил, как время склонилось к вечеру, а солнце стало приглядываться к горизонту.
    - Пора бы уже! - Отметил стоявший на корме первого плота рулевой. - Скоро завечереет!...
    - Надо! - Кивнул стоявший рядом невысокий, но крепко сложенный и даже слегка накачанный парень. - Да только куда?
    Это был Шлюхт. Звали его Андреем, но сам он предпочитал немецкое имя Андреас. А заодно и сам придумал себе позывной. В переводе с немецкого это означало "нора".
    Сам парень был поклонником немецких рыцарских традиций. И он мог наизусть рассказать чуть ли не летописи тех или иных орденских объединений. А ещё в свои четырнадцать сам уже почти изучил немецкий язык и теперь читал различные книги, которые время от времени получалось доставать, в оригинале. Шлюхт при этом старался изучать военное дело и научные статьи, связанные с военным делом. Он считал, что это сильно поможет ему в последующей жизни - ведь, он собирался стать офицером.
    Потому и создание Ордена в Бочкарёвске парень воспринял с воодушевлением. Он с ходу смог применить свои знания. Многие, в том числе и даже сам Пашка - Магистр Ордена, - слушали его замечания и предложения. Тем более что они почти всегда были дельные. Хотя командовать Шлюхт любил. Это ему очень даже нравилось. И он время от времени слишком сильно увлекался.
    - Надо-надо! - Ещё пару раз повторил Шлюхт. - Но вот где?
    Он покрутился, всматриваясь в берег Горбыля. Река в этом месте не сильно петляла, но текла в таких заболоченных местах, что сложно было что-то говорить о береге. Вроде бы в паре метров левее были густые и плотные заросли камыша. Однако стебли - что сухие прошлогодние, что зелёные молодые - казалось, росли из воды. А, значит, о твёрдой почве под ногами говорить точно не приходилось.
    - Вон там есть какое-то озерцо! - Указал вправо мальчишка, коего называли лоцманом. - Вон там проблески воды!
    Шлюхт посмотрел в указываемое место. За парой сотней метров зарослей камыша действительно поблескивали отражённые солнечные лучи. А уже за этой гладью стояли огромные сосны. Значит, там точно могла быть твёрдая почва. Сосны не особо любят заболоченности. Да и сами большие кроны требуют немало влаги, осушая всё вокруг себя. Особенно - в летние жаркие дни.
    - Мы туды не доберёмся! - Покачал головой Шлюхт. - Как мы плоты по камышу-то? А чегой, если там земля?
    Мальчишка достал из кармана карту. Это был большой кусок бумаги - достаточно истрёпанный и потёртый. Карта была издана в Бочкарёвске для охотников и рыболовов. И на ней был в первую очередь сам Бочкарёвский район. С востока к нему примыкали земли соседних районов. Потому карту и использовали мальчишки.
    Шлюхт открыл ту часть, на которой был указан Горбыль. По сравнению с Томью он тянулся совсем тонкой извилистой линией. Вокруг этой голубой полоски во множестве было нарисовано немало прерывистых - так всегда указываются болота или заболоченные места. Горбыль чуть ли не всё время протекал в подобных условиях. И нечего было даже говорить о том, чтобы рядом были зелёным нарисованы лесные массивы. Что было точно не хорошо для мальчишек. Но зато не было и населённых пунктов. Что только играло им же на руку, сохраняя таинственность экспедиции.
    На карте вокруг Горбыля во множестве ручкой были поставлены точки, какие-то крестики и даже обведённые места. Именно они и заинтересовали Лоцмана (именно с таким позывным и был мальчишка рядом со Шлюхтом). Он сначала краем глаза смотрел, стараясь сделать так, чтобы не обратить на себя внимания. Однако позже просто повернул голову и стал тщательно рассматривать всё изображённое и указанное.
    - Нам нужно будет отмеченные места осматривать? - Наконец не удержался Лоцман.
    - Нет. Нам туда не надо! - Покачал головой командир экспедиции. - Нам нужно идти вот так...
    Шлюхт провёл пальцем от устья Горбыля вверх по течению. Линия реки вскоре терялась - оканчивалась карта. И потому палец скользнул за пределы. Где в воздухе повторил примерное русло реки и очертил гипотетическое место предполагаемых поисков.
    - А точно там? - Недоверчиво спросил Лоцман. - Просто эти отмеченные...
    - Эту карту просто надыбали гдей-то. И там уже не понять кто начертал всё это!
    - А! А они тоже искали?
    - Что искали?
    - Ну, это... Золотишко!
    - Да как им знать, где оно? С чегой-то им искать?
    - А чего им тут ещё отмечать? - Недоумевал Лоцман. - В болотах.
    - Уток! И гусей!
    - Так они тут есть? Мы можем тоже пострелять!.. С луков!
    - А лицензий нетути! - Рассмеялся Шлюхт. - Паха сказал, что нечего чтой-то незаконное творить!
    - А кто нас найдёт и услышит? Луки-то тихие. Это не карабины!
    - Нам бы сначала место... Вот сюда пойдём! - Ткнул пальцем командир в карту. - Километров десять туда!... Если там не сильно изменилось русло, будет лес!
    
    
    Далее:
    II часть
    III часть
    IV часть
    V часть
    VI часть
    VII часть
    VIII часть
    IX часть
    X часть
    XI часть
    XII часть
    XIII часть
    XIV часть
    XV часть
    XVI часть
    XVII часть
    XVIII часть
    XIX часть
    XX часть
    XXI часть
    XXII часть
    XXIII часть