Литературная страничка



Орден. Повесть 2 - Орденская книжка
XXI часть

    Ранее:
    Повесть 1 - Золотой крест
    Повесть 2 - Орденская книжка:
    I часть
    II часть
    III часть
    IV часть
    V часть
    VI часть
    VII часть
    VIII часть
    IX часть
    X часть
    XI часть
    XII часть
    XIII часть
    XIV часть
    XV часть
    XVI часть
    XVII часть
    XVIII часть
    XIX часть
    XX часть
    
    XXI
    
    Мною, Семёном Васильевичем Молодухиным, составлен следующий отчёт, повествующий о месте нахождения драгоценных металлов в слитках и монетах, кои хранились в Благовещенске и временно на борту парохода "Орочанин".
    После неудачи прорыва через мост у Алексеевска судно вынуждено было спуститься вниз по Зее до устья реки Томи. У села ВеликоКнязево была предпринята попытка ремонта корабля. Однако повреждения были настолько большими, а положение экипажа - настолько бессмысленно в пределах небольших расстояний на Зее, что дальнейшее сопротивление казалось бесполезным. Вскоре уже началась бы нехватка топлива для котлов "Орочанина".
    В связи с этим на революционном совете было принято решение спасти денежные средства и оружие с боеприпасами. В виду невозможности и нецелесообразности хранения оружия, оно было по большей части роздано партизанским отрядам, сформированных из местных рабочих и крестьянских активистов. Часть оружия была сохранена для охраны двух конвоев.
    Мне, помощнику капитана судна, была поручена организация движения конвоя, основная цель которого состояла в отвлечении сил, средств и внимания противника.
    В моём подчинении было четыре подводы, девять матросов из числа речников не только "Орочанина", но и других судов, что перешли на сторону революции. Также была приставлена дополнительная охрана в количестве пятнадцати человек партизан и двадцати активистов из крестьян, поддерживавших революцию. Крестьяне должны были вместе со своими подводами за плату помочь перевозке груза.
    Было выдано тридцать семь пустых ящиков. Их мы наполнили камнями и мелкой галькой с берега Зеи под покровом ночи. В двух ящиках было нагружено золото.
    Всего было выдано семнадцать слитков серебра в одну шестнадцатую пуда весом и пять золотых тоже в одну шестнадцатую пуда весом. В другом ящике сложили девяносто пять монет: тридцать империалов и шестьдесят пять полуимпериалов. Сии ящики мы поставили поближе к вознице на одной из подвод. Наверху они привлекали внимание. Я также убрал пару дощечек из этих ящиков - чтобы через щель можно было бы увидеть золото и серебро.
    Во время пути рядом с ящиками обязательно находились матросы и партизаны. Эта охрана должна была показать серьёзность перевозимого груза. Шли мы окольными путями, не по основным проложенным между деревнями дорогам. Контактов с местными крестьянами мы избегали и требовали того де от наёмных подвод.
    В Бочкарёвске мы поменяли крестьянские подводы. Я специально отдал приказ остановить поодаль от селения, а искать новых перевозчиков отправился сам. Перегружали мы подводы в присутствии всех крестьян. Один ящик, где хранились золотые и серебряные слитки, был намеренно уронен. Из него на глазах у всех крестьян высыпались драгоценности. Другой ящик мы вскрыли, чтобы расплатиться с подводами полуимпериалами.
    Такое же проделывали и в прочих селеньях по нашему пути: в Павловке, в Тарбогатае. Этим мы показывали наличие золота в нашем караване. К Ромны и к реке Горбыль из монет осталось пятнадцать империалов и сорок семь полуимпериалов. Остальные были уплачены за нанимавшиеся подводы.
    Начиная с села Круглое и далее вверх по реки Томи мы нередко имели возможность замечать тайный след и наблюдение. Это дало результат бахвальство и хвастовство сокровищами и большим количеством подвод. С третьей недели пути на охране лагеря всегда стояло как минимум шестеро человек. Двое из них в обязательном порядке были около ящиков с камнями.
    Около села Ромны мы отпустили тарбагатайские подводы обратно. Там же в одном из оврагов на берегу реки Горбыль мы высыпали камни из перевозимых ящиков. Сами ящики и куски от них забросали песком, ветками и прочим мусором. Оставшимися четырьмя подводами мы распорядились следующим образом: колёсные телеги были оставлены на берегу реки, лошади были розданы желающим матросам или партизанам в качестве части платы за работу по охране и сопповождению груза.
    Каждому из людей полагалось по одному империалу, а также по два полуимпериала. Они были розданы через двадцать семь дней после начала нашей экспедиции по отвлечению от основной части золотого запаса амурского центрального банка. Остатки перевозимого добра, среди которых были все слитки - золотые и серебряные,- а также пятнадцать полуимпериалов я спрятал в ночь до этого лично. Кроме себя никого не брал в помощь, дабы оставить место нахождения клада в тайне на сколь возможно продолжительное время.

    
    
    Далее:
    XXII часть
    XXIII часть