Литературная страничка



Тропы тайги. Повесть 1 - Водохранилище

    - Вода! Сколько воды! – еле слышно прошептал Артур, только-только приоткрыв глаза. – Что такое случилось?
    Он поводил глазами по кругу, озираясь, но от чувства неизвестности, ошарашившего его, не отрывал голову от деревянного настила лёжа на животе. Ничем не поддельную голубизну неба не затмевали ни облака, ни солнечный свет, который, очевидно, имел источник на противоположном конце горизонта. Во всяком случае парню казалось, что это небо и это солнце, так как сейчас они были для него сверху и безжалостно слепили. Где-то вдалеке это небо переходило в бескрайнюю водную гладь. Граница этого перехода была очень и очень расплывчатая. И вода становилась заметно темнее уже ближе к самому Артуру. Солнечный свет не давал бликов на воде, да и она сама была одной спокойной и умеренной скатертью. Лишь редкая какая-либо птица, быть может, могла коснуться поверхности воды, пытаясь поймать рыбёшку, и тогда круги, казалось, были бы заметны на огромном расстоянии. Больше ничего не могло бы нарушить этого редкого штиля и размеренности.
    Но под самим собой парень сознательно ощущал твёрдость. При каждом вдохе через нос он чувствовал несдерживаемый и ни с чем не сравнимый запах сосны или сосновой смолы, а, может, и того, и другого; да ещё вперемешку с хвоей. Примерно такой запах Артур помнил с детства, когда перед Новым годом отец с мороза приносил огромную, холодную ёлку. Хотя она только называлась ёлкой, а была сосной – этого дерева в Приамурье в любом уголку было огромнейшее количество. И вот когда мальчик со своим братом помогали наряжать красавицу к зимнему празднику, когда дерево нагревалось у батареи в углу самой большой комнаты в квартире, когда под тяжестью новогодних украшений ломались ветви, и оттуда текла небольшими капельками смола… Вот тогда новогоднее благоухание напоминало по ощущениям тот запах, который шёл от деревянного твёрдого основания.
    Всё тело казалось каким-то каменным. Можно было попытаться двинуть какой-либо своей конечностью, чтобы проверить мягкость мышц, но это всё сейчас казалось крайне далёким для Артура. Правда, нервные окончания и тут не подводили, и парень мог сказать, что тот самый деревянный настил относительно ровный. Лишь в паре мест отчётливо выступали сучья, которые, видимо, не первый час давили на одно и то же место, вызывая боль, к которой обычно привыкают, и отёк на теле. Ближе к левому плечу Артур ощущал небольшое углубление, которое по ощущениям могло быть стыком двух огромных брёвен.
    - Что же это такое? – немного неуклюже пробурчал Артур. – Что же это за чёрт собачий?
    Он постепенно набрался сил и попытался что-то было крикнуть, но от этого в груди и в гортани появилось необъяснимая резь. Вырвался вместо крика небольшой комок хрипоты, а затем изо рта в малом количестве вылилась воды. Пытаясь в последующий раз набрать побольше воздуха в лёгкие, Артур раскашлялся. Кашель был крайне сильным. Парень то и дело набирал воздух, а потом с силой и надрывом выплёскивал его обратно. При этом в большом количестве вырывались брызги воды. Кашель перешёл в надрыв и, чтобы суметь от него избавиться, Артур привстал, облокотившись на деревянный настил левой рукой.
    Постепенно воды стало вырываться с потоком воздуха всё меньше и меньше. Артур уже сознательно пытался сдерживать новые порывы, стараясь хоть в какой-то мере восстановить дыхание.
    - Кажется, он очнулся! – услышал он позади голос.
    - Да! – послышалось подтверждение первых слов тембром скорее даже мальчишеским, нежели юношеским, но при этом достаточно низким.
    - Я слышал, как он что-то сказал! – между тем продолжал обладатель первого, более мягкого и распевного голоса.
    - Да он всю ночь, пока я стоял на руле, о чём-то болтал. То тише, то громче. Под утро, вроде, немного успокоился.
    - Бредил?
    - Бредил! – сошлись во мнении оба человека и на некоторое время замолчали.
    В обоих голосах Артур узнал знакомые нотки. Но если первый явно был врезан в память, то во втором за хрипотой и сухостью что-то было, но что именно – совершенно не приходящее в пока ещё резиновое и мутное сознание парня.
    - Стас? – сухо вымолвил он, предварительно откашлявшись и пять-шесть раз глубоко подышав. – Это ты? – и Артур снова сошёлся в кашель.
    - Узнал! – отозвался парень – обладатель первого голоса. – Просто по голосу. Значит, со слухом и головой более или менее в порядке. Хотя ударило сильно его!
    - А второй кто? – слово за словом, с перерывами между приступами кашля проговорил Артур в то время, пока Станислав говорил.
    - А ты обернись и увидишь. Это я, твой друг Женька! – прохрипел второй невидимый голос. – Я просто вчера простыл немного, пока был в воде. Вот за ночь и сел голом. Сам себя не узнаю. Хоть тресни!
    - Но только не так, как вчера Артура! – вставил слово Стас, и оба попытались весело пару раз выдавить из себя смешки.
    Артур обернулся. Всё его тело ужасно ныло, поэтому этот поворот, да ещё и в наполовину сидячем положении стал огромной мукой и значительным физическим упражнением. Увидев своих друзей, парень робко улыбнулся:
    - Действительно!
    - Как ты?
    - Ужасно! Просто ужасно! Болит всё! Особенно плечо! – Артур попытался помассировать рукой правое плечо, но тело, потеряв опору, с размахом рухнуло на деревянные брёвна. – А теперь ещё и голова! – простонал парень, теперь уже беспрепятственно поглаживая плечо и шею с правой стороны.
    - Неудивительно! – бодро отозвался Стас. – Вчера на тебя целое дерево упало, а потом ещё…
    - Что? – послышался стон, сопровождавшийся выдохом Артура. Он уже с кряхтением сел на колени и теперь поглаживая обеими руками голову, очевидно, надеясь, что от этого головная боль станет ослабевать.
    - Ты совсем ничего не помнишь? – робко осведомился Женька.
    - Во всяком случае, в напоминании не откажусь… - продолжал со стоном и надрывом говорить Артур.
    - Ну, то, что мы пошли в поход, чтобы сплавиться, помнишь? – дождавшись утвердительного кивка Артура, Женька продолжил. – Мы по охотничьей тропе дошли до речки, которая, скорее всего, как-нибудь и называется, но на картах никакого упоминания о ней мы так и не нашли.
    - Она была глубокой и широкой настолько, что мы решили сделать плот и пойти вниз по ней. Я помню это! Помню! – выпалил Артур, ожидая рассказа о том, чего он не помнил. – Ещё помню, что мы прошли около трёх дня, часов после пяти, как отправились в путь, первые пороги!
    - Ну, как сказать «прошли»! – крякнул Стас.
    - Вот там-то всё и случилось. Ты стоял на руле. Мы со Стасом были по бокам с вёслами, чтобы при случае сдвигать плот с отмели или камней. Но течение оказалось слишком уж непредсказуемое. Всё-таки мы втроём ещё никогда не брали такого уровня пороги. Даже не знаю, какой сложности он был. В общем, его мы изначально пройти-то сумели. Вот только если бы не резкий поворот налево, который затем делала река. Там и берег был уж больно крутой. И водовороты. Я бросился тебе на помощь к рулю, а Стас продолжал грести, чтобы на одну сторону сносило чуть сильней. Но даже вдвоём мы не справились! В общем, врезались в каменистый, хоть, вроде бы, и достаточно рыхлый холм на берегу со всего маха. Вон справа у нас на плоту какой огрызок вырвало. Стас, благо, успел упасть и перекатиться, чтобы его галькой и песком не засыпало. Я вперёд по инерции полетел! А ты у нас парень крепкий – смог за руль удержаться.
    - А ещё плот течение продолжало нести! Теперь уже корму стало сносить и достаточно быстро сняло с берега! – подхватил рассказ Стас, когда Женька вдруг поперхнулся. – И пошли мы уже задом наперёд.
    - Ты ещё забыл про дерево!
    - Дерево? – изумился Артур.
    - Дерево! – кивнул Стас. – Но том холме сосна росла. И мы ударом, видимо, окончательно подбили под её корнями опору.
    - Ох, и здорово она тебе врезала! – протяжно сказал Женька. – Ты вон целые сутки не приходил в себя! Во всяком случае, часы мои сейчас показывают, что скоро будет вечер. Хотя по солнцу и не скажешь…
    - Так вы даже не знаете, какое сегодня число?
    - Досталось-то всем. У меня плечо ноет. Не могу сделать нормально ни одного движения. А Женька весь промок. Плот слегка перекосило, и он много времени в воде пролежал. Мои часы не идут, а вот электроника Женьки не отказала!
    - У меня остановились! – прокряхтел Артур. – Завод, значит, закончился. Сейчас поправим… - парень стал пытаться ватными пальцами подвести меленькие рычажки…
    - Хорошо, хоть все живы…
    - Осмотреться надо бы!
    - А что осматриваться-то, дорогой друг? – рассмеялся Стас. – За прошедшее время с моего пробуждения картина никак не изменилась! Кстати, сколько времени, Женька, прошло? Тогда было без четверти пять.
    - А сейчас без десяти пять…
    - Что? – как-то сухо спросил Стас. – То есть ты действительно думаешь, что я пять минут, как встал? Да я и…
    - Значит, тоже не идут! – резюмировал Артур. – Так что у нас там с картиной, которую ты наблюдал?
    Стас методично, тщательно подбирая слова с своей тоже немного мутной голове, обрисовал незавидное положение трёх восемнадцатилетних юношей. Сильным течением грозной горной реки плот вынесло далеко в водохранилище Зейской гидроэлектростанции. Даже не смотря на то, что в месте глупого и случайного происшествия водохранилище только-только должно было начинаться, воды вокруг было очень много. Где-то в двадцати-тридцати километрах южнее высились острые пики невысоких сопок. Издалека не было видно ни пляжа – песчаного или каменного, - ни каких-либо пологих и ухоженных спусков. Исключительно тёмные силуэты диких пейзажей.
    С северной части вид был похуже. Слишком далеко было до берега. Даже не смотря на то, что солнце с юго-запада освещало воду и дымку, и бликов от этого видеть в принципе нельзя было, земля была слишком плохо различима. Быть может, там и не было бы сопок и гор. Вполне могло статься, что берег был полог. В любом случае воды было слишком много. На парусных суднах подчас с такого расстояния только отмечали сам факт, выкрикивая «Земля».
    С западной части, куда и сносило плот, можно было и не смотреть. Именно в той части была основная площадь Зейского водохранилища. Именно туда должно было зайти через час-полтора солнце. Именно там плот с тремя юношами был бы действительно скорлупкой в море. Если таковой уже не стал.
    Ближе всего, вполне вероятно, земля была с востока. Примерно оттуда и вынесло в Зейское море плот. Прошло не слишком много времени, да и течение с удалённостью от берега постепенно ослабевало. Но именно с востока в водохранилище втекала основная река – Зея – с её мощным уже здесь водотоком. Пытаться идти туда на вёслах на такой неудобной посудине, как плот, было бы даже не безумие, а простой нелепицей.
    - …Осмотрелись… - закончил своё продолжительное описание Стас.
    - Есть хочется… - еле слышно пробурчал Женька.
    - А вон водорослей поешь! – огрызнулся Стас. – Их тут хоть и не огромное количество, но иной раз встречаются.
    Артур в этот момент опять прилёг на сам плот, пододвинулся поближе к краю. Невдалеке от него было сильно повреждено бревно. Парень стал отщипывать небольшие щепки и бросать их в воду – то почти рядом, то поодаль. К каждой брошенной за борт деревяшке приглядывался не только он, но и все парни.
    - Не двигаются! – немного с горечью сказал Женька.
    - Не удивительно… Мы, ведь, тоже в том же самом течении. Нас тоже сносит. Так нереально обнаружить, куда нас всё-таки несёт.
    - На запад, Артур, на запад! Пускай и не с превеликой скоростью: всё же уже не в самой реке. – Махнул рукой Стас.
    - У меня в рюкзаке есть компас и карта. Там же есть и донка. Можно чисто теоретически рыбу половить.
    - Нету у нас компаса с твоей картой. И рюкзака нет. У нас вообще ничего нет. Всё смыло!
    - Удочка есть! – отозвался Артур. – Вот леска. – Он руками нащупал запутанную леску и по ней сантиметр за сантиметром дошёл до пары крючков, намертво уцепившихся в бревно. – А вот и крючки.
    - Рыба будет…
    - Надежда на рыбу! – сурово цыкнул Стас. – Удочка ещё не означает рыбу. Кстати, обратное тоже верно! На что ловить будете, отшельники-путешественники?
    - На водоросли… или на дерево.
    - А огонь? – продолжал настаивать Стас. – Я жрать сырую рыбу не буду! Я не поклонник японской кухни.
    - Можно трением огонь добыть! – улыбнулся Женя. Он медленно подошёл к краю плота и сел, свесив в воду ноги. – Но это будет долго. И вряд ли сосна настолько сухая.
    - Вот когда замёрзнем, тогда и будем трением огонь добывать. Согреемся. – Артур, лёжа на спине, похлопал по рубашке и по карманам штанов руками. После этого он залез во внутренние карманы ветровки. – Прекрасно! У меня остался мобильник. – Парень посмотрел на экран телефона. – Заряд даже остался. Он работает!
    - А сеть? – тут же подскочил к другу Женька. – Сеть ловит? Хоть чуть-чуть?
    - Нет. Сети нет. И заряда осталось не очень-то много – вон телефон уже возмущается, что батарея разряжена. Но есть одна идея.
    Артур с большим трудом встал и снял свою ветровку. После он вытащил из древесины один из рыболовных крючков и начал очень даже энергично распарывать изнутри ткань настолько ловко, насколько вообще могли в тот момент его пальцы. Когда уже дыра стала столь большой, что свободно проходила ладонь, Артур начал копаться пальцами внутри. Одну за одной он стал вытаскивать тонкие металлические нити, которые пронизывали синтетическую ткань ветровки.
    Уже через пару минут на стыке двух брёвен рядом с парнем лежал достаточно большой комок скрученных металлических нитей. Как будто поняв замысел друга, Стас стал рядом с энтузиазмом ощипывать край бревна. Он выбирал наиболее сухие куски и потрошил их буквально на мельчайшие части. Щепки он разложил также в стыке брёвен вокруг металлических нитей. Под них, по бокам и сверху пытался как можно больше набросать трухи или наиболее сухой коры.
    - Вытащи батарейку! – скомандовал Артур Жене.
    Тот быстро выполнил указание товарища. В этот момент Артур успел ещё бросить немного пуха и перьев, которые тоже имелись в подкладке ветровки, хоть и не в больших количествах, на металлические нити.
    - Давай батарею! – протянул Стас руку. – Ну, что, попробуем зажечь? – обратился он к Артуру. – Где тут контакты?
    Парень покрутил в руках батарейку от мобильного. Затем он склонился над набросанной практически в беспорядке кучей странного мусора. Артур склонился рядом и прикрыл от возможного ветра место будущего очага. Стас немного раздвинул место среди металлических нитей и подсунул внутрь батарею мобильного. ОТ замыкания на нитке сверкнула искра. Но огня не было.
    - Осечка! – прошептал Артур. – Давай ещё!
    Стас, который от неожиданной искры в предыдущий раз даже отпрянул, вновь поднёс батарейку к нитям. Вновь сверкнула искра, причём в этот раз настолько сильная, что даже смогла опалить немного пуха.
    - Ты поаккуратнее! – шикнул Артур. – Попытки не вечные. Пару раз ещё коротнёт, а потом возьмёт и перестанет!
    - Да я стараюсь!
    - Выше бери. И ближе к перьям и трухе.
    Стас в третий раз поднёс батарейку к нитям. Опять сверкнула искра. Правда, в этот раз очень слабая – слабее, чем в предыдущие оба раза. Но парень сейчас продержал батарейку подольше. Две-три искры выскочили вслед за предыдущими. Все вместе они смогли чуть-чуть поджечь труху.
    - Тлеет! – чуть ли не всхлипнул от радости Женька.
    - Аккуратнее!
    - Подкладывай… подкладывай…
    - Гори! Гори-гори-гори-гори!
    Угольки, хоть и медленно, стали разгораться во влажных опилках. Через минуту-другую стали появляться небольшие язычки огня. Парни аккуратно подкладывали в костёр всё крупнее и крупнее куски дерева. Вскоре на стыке двух брёвен был уже весёлый очаг. На середине плота – там, где можно было не опасаться брызг от краёв, уже к тому времени был сложен из больших обломков брёвен, пусть и влажных, очаг. Стас перенёс туда сначала небольшие угли, а затем и все остатки костра-первопроходца. Очаг плота медленно загорелся и вскоре уже весело потрескивал на радость парней.
    - Здорово. – Радостно потёр руки Стас. – Огонь у нас есть!
    - Огонь есть, будет и пища!
    - Предлагаешь есть, коли что, угли от костра? – похлопал по плечу Женьки Стас.
    - Сейчас что-нибудь поймаем! – Улыбался Артур. Он уже почти скрутил всю леску из угла плота и старался как можно быстрее распутать многочисленные узлы на ней. – Около шести метров и крючок. Стоп… - он посмотрел по сторонам.
    - Два крючка! – протянул Женька тот крючок, с помощью которого только что был разведён огонь.
    - Два крючка. Попробуем половить. Уверен, что тут что-либо есть! Для начала поблесним деревом. – Артур ловко привязал оба крючка крепко-накрепко к леске и насадил куски дерева. – Может, какая-либо мелюзга клюнет?
    - Не густо.
    - Что поделаешь? – развёл руками Артур. – Не всегда у нас море выбора. Но если поймаем вдруг живца… А ещё можно будет попробовать на язычки от собачек половить. Как на блесну.
    - Извращенец.
    - Что не сделаешь ради полного желудка?
    Артур забросил донку, которая не представляла из себя ничего, кроме куска лески и крючков, в воду. До дна она, конечно, в месте нахождения плота сейчас она точно не смогла бы достать. Что могло быть и выгодно рыболову – в глубине слоя воды ложная приманка могла вполне сойти за съедобную. Предварительно парень намотал кусок ветровки на ладонь, чтобы не поранить леской руку. Саму леску для пущей надёжности тоже пришлось на три раза накрутить на ладонь. Начав рыбачить, Артур сразу стал серьёзным лицом и замолчал, всматриваясь вдаль.
    Стас методично разламывал самое крайнее бревно угла плота на куски, складывая про запас топливо неподалёку от костра. Второй раз развести огонь уже испробованным способом может не получиться, а костёр даже на плоту мог быть очень полезным в сложившейся ситуации. Женька присел на корточки возле очага и стал смотреть на горящие языки пламени.
    - Ну, и что будем делать? – философским тоном начал было он.
    - Желательно бы поесть. Или хотя бы поймать до захода солнца рыбы. В темноте не очень-то удобно будет с рыбалкой справиться.
    - А как мы будем…
    - Попалась, дорогая! – радостно крикнул Артур.
    Он вытянул из воды удочку. На одном из крючков болталась небольшая рыбёшка:
    - Синявка! – немного огорчённо сказал парень, но тут же поспешил добавить. – Ничего! Зато вот и живец есть! Сейчас мы его на две-три части разорвём и по кусочкам наживим.
    - Рыболов! – улыбнулся Стас.
    - А как мы будем рыбу жарить? У нас даже ножа нет, чтобы почистить! Как есть-то будем?
    - Кишки вытащим. А потом и зажарим! Просто в процессе поедания, - Стас наклонился к Женьке и ироничным голосом продиктовал, - когда ты употребляешь мясо рыбы, совсем не обязательно есть кости или кожу с чешуёй.
    - Ты всегда отличался замечательным чувством юмора, уважаемый друг. А также непоколебимым упорством. Но я всё-таки хотел бы знать наши дальнейшие движения помимо рыбы. Раз уж вы не намерены обсуждать всерьёз наш ужин, то хотя бы на обсуждения судьбы согласитесь?
    - Вопрос действительно насущный! – кивнул Артур. – Нам действительно стоило бы подумать над тем, как бы к берегу подойти.
    - А что ты сам думаешь? Наверняка уже созрела какая-то идея?
    - Только не плыть самим… - резко вставил Стас.
    - Сейчас что-либо предпринимать не стоит. Тем более – плыть! – прыснул Артур. – Скоро ночь. – парень глянул на солнце. - За пару часов мы ничего не добьёмся в принципе. Только силы растратим. Необходимо подумать, куда нам стремиться плыть.
    - Может, так и плыть? – поднял плечи и тут же резко их опустил с растерянным видом Женька. – Мы точно знаем одно: там – он махнул рукой на юго-запад, - плотина и город. Там люди!
    - Течение пока может быть. А потом – неизвестно. Уже сейчас мы отчётливо качку ощущаем. А пока вроде бы только в начальной горловине водохранилища. Дальше будет совсем море. И сколько мы будем плыть на этом плоту – одному морю известно. Хоть до осени. Или пока лёд не встанет!
    - До этого времени не хотелось бы растягивать удовольствие. Мы, ведь, точно замёрзнем! – улыбнулся Артур. – Я бы вообще сказал, что лучше всего было бы подогнать плот к берегу в течение недели. Нам нужно постоянно жечь огонь. А дерева хоть и много, но ограниченное количество! Иначе мы просто потеряем плавучесть!
    - Думаешь, неделю? – Стас замер и внимательно смотрел на Артура.
    - Ну, хотелось бы быстрее! Глядя на берег, скажу, что до него пускай двадцать пять километров. Пускай мы будем двигаться не точно к нему, а лишь по чуть-чуть. По половине километра в час. Так что за пару суток дойдём.
    - А как? – Женька даже привстал от интереса.
    - Нужно выяснить, куда нас несёт. Если мы попробуем без вёсел и мотора идти в другую сторону, то почти ничего не выйдет. Силы у нас точно не равны по сравнению с водой в данный момент. А если нужно будет плыть по касательной, то потоку воды нужно лишь помочь скорректировать наш курс.
    - А как? – повторял одно и то же, словно заклинание, Женька.
    - Взять немного в сторону пару брёвен выбить. Получится грубое подобие… - начал было пояснять Стас, решив помочь сбившемуся другу.
    - Пошла, родная! – вдруг вскрикнул Артур. – Иди ко мне! – парень стал наматывать на руку леску.
    - Что? Что там? – засуетился Женька.
    Он хотел чем-нибудь помочь рыболову, но никак не мог понять, чем именно. К тому же рыбачить он особо не умел с детства, в отличие от того же Стаса, поэтому и не знал. От этого парень носился по плоту из стороны в сторону, только излишне раскачивая его.
    - Что-то большое. Во всяком случае, больше предыдущей!
    Артур активно работал руками, поднимая улов из глубины. Вскоре вода рядом с плотом стала пузыриться из-за сильных ударов хвоста, рыбы, попавшей на крючок и по неволе вытаскиваемой из глубины родных вод.
    Парень почти профессионально работал с леской, которая даже с рубашкой резала руки. Он так активно жестикулировал, что даже Стас решился не подходить, хотя изначально намеревался помочь. А вот Женька получил смачную оплеуху по затылку и обиженно отошёл в сторону, потирая ушибленную голову.
    Уже через пару десятков секунд рыба появилась над водой. Ещё мгновение – и улов оказался на деревянных брёвнах.
    - Щучка! – воскликнул Артур. – Килограмма на полтора или повыше. Что это она так далеко от берега?
    - Какая разница! Давай её сюда! – потёр от предвкушения готовки свои руки Стас.
    - Её нужно будет убить? – вдруг с растерянным видом спросил Женька, наклоняясь над брошенной поближе к центру щукой.
    - Нет! Мы её просто положим рядом с нами и станем оживлённо беседовать! – Стас с невозмутимым видом подобрал улов Артура и перевернул животом вверх. – Но я бы порекомендовал сделать вот так! – и парень с силой большим пальцем распорол брюхо на половину его длины. – Забыл сказать, что сентиментальных просят выйти из помещения.
    - Ей, наверное, было больно! – отметил меланхолично Женя.
    - Очень сочувствую ей! Но без этого нельзя обойтись. Ну, никак! – Стас принялся очень тщательно вычищать внутренности рыбы. – Артур, мне кажется, что не стоит рыбу жарить. Может, лучше попробовать стушить?
    - Да, идея неплоха!
    - А я люблю больше жаренную! – закапризничал было Женька.
    - Лучше потушить… Она будет сочнее. С учётом того, что питьевой воды у нас нет, кроме огромного грязного пресного водохранилища, сам понимаешь…
    Артур ещё не насадил остатки приманки от первой пойманной синявки. Он стоял в полный рост рядом с медленно горящим костром в самом центре плота. На левой его руке была аккуратно намотана леска. Словно не было той спешки при вылове щуки. И леска аккуратно и точно наматывалась на рулетку спиннинга, а не на ладонь. Рядом на корточках Стас разделывал рыбу, орудуя своими ногтями на больших пальцах, словно небольшими ножиками. Женька как сидел на краю плота десять минут назад, так и остался на том же месте, просто переводя взгляд и следя за всеми действиями своих друзей.
    Артур пристально посмотрел на южный, самый близкий к ним, берег водохранилища. Он даже привстал на носки, будто это помогало ему лучше высматривать берег. Но тело всё ещё немного ныло. Поэтому парень слегка поморщился и присел в наименее болезненную позу.
    - Вон там! – Артур указал на юго-юго-запад. – Вон там очень интересная гора. Она повыше остальных. Да и форма у вершины оригинальная. Берег вроде бы не уходит на юг, а идёт примерно параллельно нам. Или мы ему… Стоит запомнить хотя бы примерно, как эта гора расположена.
    Артур встал, обошёл Стаса и подошёл к другому борту плота. После он несколько раз смотрел то нас странную гору вдалеке, то на плот. Затем он крючком от удочки тщательно начертил линию на бревне.
    - Вот черта. Если брать примерную прямую линию от костра к горе, то эта пересекает край плота именно тут!
    - Здорово! – ободрительно кивнул Стас. – Тогда утром мы сможем определить, как мы сдвинулись относительно горы! Вот только как бы определить, удаляемся мы или приближаемся к берегу?
    - Есть идея!
    Артур опять прошёл на другой борт плота и в месте примерной середины длины поставил плюсик всё тем же крючком.
    - Это, чтобы не сбиться, вдруг нас развернёт! Стас! Ложись так, чтобы твой глаз был около крестика. И смотри на гору. У нас нет рулеток, поэтому будем измерять на глаз! – Артур вернулся на прежнее место и поставил ладонь вертикально так, что пальцы были горизонтальны плоту. – С твоей стороны насколько высокой кажется гора?
    - Понял! – Стас прислонился головой вплотную к бревну. – Гора ниже… Подожми указательный палец… Вот! Вот! Нормально. Гора кажется высотой с твои три пальца: мизинец, безымянный и средний. Плюс-минус пару миллиметров.
    - Это неважно! – подытожил Артур. – Если не будет разницы в полпальца или треть, то приближённо можно будет сказать, что движемся параллельно берегу. Если гора станет больше, значит, приближаемся…
    - Главное, чтобы не уменьшилась сильно! – отметил Женя.
    - Главное, чтобы просто не уменьшилась! – кивнул Артур. Он вернулся на облюбованное для рыбалки место на корме плота. – Ну, а я пока попробую ещё кого-либо поймать. – Он мастерски наживил остатки синявки на крючки. – Стас! Не выбрасывай кишки или плавники, если оторвёшь. На них тоже можно будет попробовать поймать!
    - Будет сделано! – козырнул тот.
    Он уже почистил достаточно основательную щуку. Теперь оставалось найти подходящее место вблизи очага для медленной готовки. Что было незамедлительно сделано. Огонь был не очень сильным. На плоту было хоть и свежо, но достаточно тепло. Пока что палить дрова было без толку. Это создавало почти идеальные условия для тушения по мнению Стаса.
    - Интересно… - как бы невзначай пробормотал Женька. – А тут много ли плавает катеров или просто лодок. Тогда будет смысл пристальнее всматриваться вдаль.
    - Где-то здесь село Бомнак. Собственно, мы как раз оттуда же и пошли на сплав. Но с этой точки обзора я не могу сказать, где это село!
    - В принципе, если оно недалеко и никакой обрыв или склон не загораживает, - произнёс со своей позиции Артур, - после заката мы можем попробовать увидеть его!
    - Главное со звёздами не спутать…
    - Главное, чтобы звёзды были видны! Огни Бомнака нам будут бесполезны. А вот пасмурность или того хуже – дождь – нам не покажутся сказкой и хорошей идеей.
    - А если разжечь огонь побольше? Они могут нас заметить! – продолжал настаивать на Бомнаке Женька.
    - А могут и не заметить…
    - Попытка не пытка!
    - Давай дождёмся утра…
    - Ох ты! – опять сдавленно воскликнул Артур. – Давай!
    - Ещё кто-то?
    - Угу! – кивнул рыболов, опять работая леской.- Но, вроде, кто-то поменьше… Может, карась?

    Утром следующего дня первым проснулся Артур. Он лежал на спине в метре от края плота и на таком же расстоянии от очага. Парень открыл глаза и взглянул на огромное ночное небо с потрясающим количеством звёзд. С восточной стороны – примерно в том направлении были ноги парня – заметно светлело. – С той части даже меньшее количество звёзд.
     Парень поёжился от утренней прохлады и тут же вспомнил про костёр. Он повернул голову на бок и с большим для себя удовольствием заметил большое количество тлеющих углей. Артур подбросил в очаг пару дровишек из всё ещё большой кучи заготовленного с вечера топлива. Он присел на корточки и большим удовольствием потянулся.
    С южной части плота в тумане высилась гора-ориентир, за которой все трое вечером ушедшего дня то и дело следили. Сейчас она сдвинулась, причём довольно ощутимо. Но сказать точно куда и насколько пока было невозможно.
    - Не спится? – вдруг послышался голос Стаса.
    - Скорее – выспался! – ответил Артур.
    - Я тоже уже выспался. Может, минут пятнадцать как проснулся. Думал, опять засну. Но сон обратно не идёт!
    - Бери пример с Женьки! Он вон храпит так, что даже плот раскачивается.
    - Ну, так он-то у нас молодец. Мне бы его нервы! – усмехнулся Стас.
    Он присел рядом с костром, расщепил несколько кусков дров на мелкие щепки и кучей бросил на тлевшие угли. После парень принялся тренировать свои лёгкие, раздувая костёр. Щепки одна за одной стали обугливаться, а затем чуть ли не все разом радостно вспыхнули, будто на них плеснули какой-то горючей жидкости. Вроде бензина или спирта. Стас даже еле успел отбросить свою голову назад, дабы не обжечься и не опалить свои кудри на голове.
    - Да правильно он поступает! – отметил Артур. – Чего волноваться раньше времени? Вчера вон поймали пять карасей, щуку да сома. Сегодня что-либо обязательно выловлю. От голода сегодня уже точно страдать не будем. Еда есть. Огонь есть.
    - Только земли под ногами нет! – огрызнулся Стас.
    - Зато есть надежда… - Артур прошёл на другой борт, за спину Стаса; от этого плот стал раскачиваться из-за изменения центра тяжести. – Давай-ка посмотрим, сколько мы прошли за ночь.
    Парень прочертил пальцем полосу на влажном бревне. Оно было покрыто слоем водорослей от накатывавших небольших волн, а также некоей слизью. После этого необходимо было измерить расстояние новой полосы, указывавшей на ориентирную гору, от оставленной с вечера черты. Артур стал отмерять его фалангами большого пальца. Оказалось, что было пройдено относительной расстояние за всю ночь около пятнадцати с половиной фаланг.
    Теперь оставалось выяснить ещё одно ребро треугольника, чтобы хотя бы примерно вычислить скорость плота и сносимого его течения. Если с вечера гора необычной формы располагалась где-то на юго-юго-западе, то сейчас её расположение можно было квалифицировать как «юго-юго-юго-восток». Или что-то около этого. В любом случае гипотетический прямоугольный треугольник выстроить не получилось бы. А именно с ним было бы легче всего определить стороны.
    Оставалось разве что использовать сторону в пятнадцать с половиной фаланг, как основание. А вершину треугольника, недостающую для окончания геометрической фигуры искать в костре. Не зря же костёр тоже принимался, как одна из основных точек ещё вечером.
    Артур провёл линии от засечек. Конечно, они не были идеально прямыми. И на вычисления тоже нельзя было полагаться без вопросов. Но с учётом того, что расстояние до берега вообще бралось на глазок, погрешность можно было опустить. Затем парень с той же тщательностью от мерил своим большим пальцем расстояние вдоль линии от сегодняшней отметки до костра. Получилось сорок две фаланги.
    - Отлично! – резюмировал парень. – Теперь посчитаем. – Артур стал считать вслух, чтобы не сбиться самому и чтобы слышал Стас – тот мог, если что, и подправить. – Я знаю, что эта моя фаланга длиной три с половиной сантиметра. Значит, мы прошли за ночь… прошли… это… пятьдесят четыре сантиметра. До костра у нас сорок два умножить на три с половиной… сто… сто сорок семь. – Артур писал потухшим углем на бревне около костра. – Давай прикинем, что расстояние до берега двадцать километров…
    - Минимум двадцать! Может быть и в тридцать, и в тридцать пять! – вставил Стас.
    - И это учтём! – Артур на минуту задумался. – Возьмём за веру, что треугольники подобны. Пусть и углы у них из-за масштаба расстояний различаться будут. Пятьдесят четыре поделим на сто сорок семь… Ноль целых тридцать шес… семь тысячных. И аналогично эту цифру помножим на двадцать тысяч метров. Пусть и грубо, но это семь тысяч четыреста.
    - А если тридцать пять километров расстояние? – Стас взял Артура за руку. – Возьмём такой разброс.
    - Тогда этот же коэффициент помножим на тридцать пять тысяч метров. Пятьдесят четыре сантиметра относятся к ста сорока семи, как к тридцати пяти тысячам относятся… так… тридцать пять на тридцать семь… две запятые сюда… один ноль остаётся…
    - Сколько? – напряжённо всматривался в цифры на бревне Стас, не могший усидеть на месте.
    - Двенадцать тысяч девятьсот пятьдесят метров!
    - Тринадцать километров!
    - Да! – кивнул Артур. – За ночь мы прошли от семи с половиной до тринадцати километров.
    - Вчера мы мерили в половину восьмого! – посмотрел Стас на механические часы Артура – их вчера удалось завести простым заводом, и они вновь пошли; правда, при этом время было поставлено наугад, но промежутки между событиями они отсчитывали точно – Сейчас четыре. Прошло восемь с половиной часов.
    - Наша скорость от девятисот метров до тысячи пятисот! Но это грубо! – Артур отложил уголёк в сторону.
    - Грубо… Но походит на правду. Мы действительно не сильно плывём. На глаз не заметить, если вглядываться!
    - Счетоводы! – усмехнулся в этот момент Женька. Он приоткрыл один глаз и внимательно наблюдал за друзьями. – Да это просто фантастическая скорость!
    - Проснулся? – подмигнул Стас. – А храпел знатно.
    - Проснулся! – поёжился Женька. – И сразу отметил, что прохладно! Это вы правильно сделали, что дрова в огонь подкинули! И рыба тут вчерашняя лежит… - Парень пододвинул поближе к огню оставшиеся со вчера остатки пищи: два карася и половину сома. – Как раз подогреется.
    - Стас! – скомандовал Артур. – Давай сразу и по высоте гору посмотрим. – Парень присел в месте сегодняшней черты. Так, ставлю ладонь. Три пальца.
    - Ты не поверишь… - медленно говорил Стас, прильнув правой стороной головы к плоту на вчерашний манер. – Но гора выше.
    - Намного?
    - Отогни указательный палец!
    - И…
    - И прибавь ещё половину указательного пальца… Толщины пальца, в смысле!
    - Я понял! – кивнул Артур. – Давай, измерим расстояние от твоего глаза до моей ладони.
    Это расстояние, бывшее ненамного меньше ширины плота, составило девяносто три фаланги. Тут же легко получилась цифра в триста двадцать пять сантиметров. Сложнее пришлось с шириной ладони Артура. Парень долго прикладывал свою условную единицу измерения в одну фалангу, но так и не мог вычислить точное значение. А между тем именно оно играло большую роль. Погрешность в измерении всего в миллиметр могла дать погрешность в определении расстояния до берега в двести пятьдесят – четыреста метров. В конце концов после длительных мучений с отпечатками ладони на влажном бревне Артур смог сказать искомые данные.
    - Вчера высота горы была пять с половиной сантиметров. Сегодня – на два сантиметра больше! – сказал он после десятиминутного напряжённого молчания.
    Женька в этот момент во всю занимался костром и подогревом завтрака. Стас же решил попытать удачу в добыче пропитания и только что забросил крючки с насаженными кусочками плавников уже пойманных рыб. Удочка была сделана в пример того, как вчера рыбачил Артур.
    - Как тут будешь считать? – поинтересовался Стас.
    - Смотри. Высота горы постоянна. Это будет «Икс». Икс относится к расстоянию от берега, как пять с половиной сантиметров к трёмстам двадцати пяти сантиметрам. Мы приблизились. Расстояние стало, следовательно, «Игрек». Икс относится к игреку, как семь с половиной к тем самым трёмстам двадцати пяти. Вычислим «Икс», то есть высоту горы. Это двадцать километров умножить на пять с половиной и делить на три с хвостиком. – Парень на минуту задумался. – Триста тридцать восемь метров! – прояснил он свои мысли. – Если мы берём максимальное в тридцать пять километров, то… - опять установилось молчание. – пятьсот девяносто два!
    - Гора от трёхсот восьми до почти шестисот метров высотой! – покачал головой Женька. – Это не гора даже.
    - Это сейчас не важно! Считай дальше, Артур!
    Артур погрузился в очередное вычисление пропорций. На этот раз он вычислял пресловутый игрек – расстояние до берега, которое было сейчас. Без калькулятора было достаточно проблематично считать с дробями. Артур даже на несколько раз пересчитывал. От этого кусок бревна всё гуще и гуще покрывался множеством цифр и формул.
    - Расстояние от четырнадцати тысяч шестисот шестидесяти шести до двадцати пят тысяч шестисот шестидесяти шести. Мы приблизились на расстояние от пяти до девяти километров!
    - Значительно! – кивнул Стас. – Чуть меньше того, что мы прошли вдоль берега.
    - Если мы приближались к берегу всё время, то тогда мои вычисления в длину не верные. Они меньше. Где-то на треть. Я бы сказал, что нас несёт по диагонали к берегу. С одинаковой скоростью, что вдоль, так и поперёк. И она составляет от шестисот до тысячи с небольшим метров в час.
    - Мне нравится это чёртово течение! – воскликнул Женька и ударил кулаком по плоту. – Оно несёт нас к берегу. Артур, блесни ещё раз: сколько времени понадобится нам ещё?
    - При такой скорость – от двадцати до двадцати пяти часов. И при этом нас ещё отнесёт на пятнадцать-двадцать пять километров.
    - Сутки! – улыбнулся Женька.
    - Такого не будет! – с унынием сказал Стас. – Течение будет ослабевать. Иначе бы берег размыло.
    - Доброе утро, товарищ оптимист! – огрызнулся Женька.
    - Он прав. Вряд ли течение останется прежним.
    - И что? Подумаешь: на пару дней дольше будем плыть! – как-то немного растерянно усмехнулся Женька.
    - Течение может измениться! – Артур молнией от своей куртки прочертил в сделанной временной линии мокрого мягкого бревна глубокую черту. – Поэтому я буду время от времени пересчитывать. На всякий случай. Жаль, нет листка. Так бы было лучше. Все данные на виду. – Артур подошёл к западному краю плота, где ещё оставались целые чистые брёвна. – Придётся здесь писать! Угольками.
    - Надо что-то сделать, чтобы повернуть плот к берегу поближе! – подскочил Женька. – Что вы там хотели делать?
    - А вот это бревно! – Стас побил по бревну, на котором сидел. – Вот это бревно нужно выбить с моего края и бросить в воду. Можно ещё и второе бревно. Но оно нормальное. Его будет посложнее выбить. Бревно будет, как руль. С одной стороны немного больше упираться в воду. И плот будет чуть-чуть поворачивать к берегу.
    - Не будем терять времени! – бодро крикнул Артур и подошёл к месту намеченной работы.
    Стас незамедлительно вытащил удочку из воды, смотал её и отложил подальше. Затем все трое подошли к бревну в месте его крепления. Плот был сделан из самых крепких в лесу брёвен. Его делали сами ребята. С двух краёв были положены поперёк по два бревна сосны. К ним сверху и снизу прибивались длинными скобами брёвна. Чтобы сорвать бревно с креплений, необходимы были либо инструменты, которые потерялись при крушении на пороге, либо недюжинная сила.
    Благо бревно, которое нужно было выбить со своего места, сильно пострадало при ударе о берег реки. Именно это бревно и использовали парни для добычи дров для костра. Большой кусок бревна уже был выбран. И одна из двух скоб почти свободно болталась.
    - Раз-два… - начал было считать Стас.
    - Что?
    - Бьём вместе ногами по бревну на счёт три! – скомандовал Стас.
    - Тогда лучше не стоя! – задумчиво ответил Артур. – Сядем, упрёмся в брёвна и ударим.
    - Отличная идея! – подбодрил Женька, садясь рядом с Артуром. – Кстати, ты как? Как спина?
    - Нормально! Лучше, чем вчера, но хуже, чем три дня назад! – немного ухмыльнулся Артур. – Но думаю, справлюсь…
    - Отлично! – как бы между делом отметил Женька. – Вдвоём посложнее будет с бревном управиться…
    - На три! – Опять скомандовал Стас. – Раз… два… три!
    Парни дружно ударили ногами по бревну. Раздался сильный треск. Вот только бревно даже не шелохнулось. Одна из скоб просто вылетела от удара по инерции. Но вторая надёжно удерживала бревно на месте. После удара Женька даже автоматически осмотрел свои ноги – может, именно от их суставов исходит этот самый треск
    - Ещё раз! – не переводя дыхания, крикнул Артур.
    - Раз-два-три!
    Раздался опять страшный треск. В этот раз вторая скоба не выдержала. Она вылетела из поперечного бревна. Один конец дерева теперь был свободен. Но второй конец был также надёжно прибит. Теперь необходимо было выбросить за борт край бревна. Оно бы не вылетело далеко, словно приделанный руль, а с силой упиралось бы сбоку. Но большего и не требовалось. Даже такой небольшой выступ давал бы необходимый поворот в сторону желанной земли. Если течение будет толкать его в требуемую сторону, естественно.
    - Давайте поближе подсядем. Упираемся согнутыми коленями, а потом пытаемся их выпрямить! Готовы, ребята?
    В этот раз бревно заметно поддалось. Оно медленно, с большим скрипом и треском отодвигалось от основного тела плота. Парни втроём в едином порыве изо всех сил давили ногами по дереву. От сильнейшего напряжения мышцы ног даже подрагивали. Отчего сами ноги непрестанно дрожали в навязчивой мелкой дрожи.
    Артур при этом настолько сильно напрягся всем своим телом, что, казалось, зубами может перегрызть любую металлическую проволоку. За неимением же оной парень сейчас усиленно скрипел клыками, до крови то и дело кусая губы. Стас изначально руками упёрся в кусок бревна, где было большое количество сучьев. При этом сама древесина была мокрой. Сейчас руки парня скользили по бревну и сильно царапались, отрывая даже небольшие кусочки кожи, загоняя вместо неё мелкие противные занозы, которые в дальнейшем сложно было достать из-за сильно размокшей древесины.
    Но бревно благодаря таким титаническим усилиям всё-таки двигалось. Очевидно, после первого сильного нажима древесина в районе крепления повредилась. И затем толкать бревно стало хоть чуточку, но легче. Дрожащими руками парни всё-таки вытолкнули конец бревна за край плота. После этого пришлось двигать ещё и вниз, чтобы край дерева в соответствии с задумкой погрузился в воду.
    Наконец раздался сильнейший треск с левой стороны – там, где крепилось бревно, - и кусок огромного дерева плюхнулся в воду, намочив брызгами всё вокруг. Само бревно не поломалось полностью. А просто вывернулось наружу. Длинный металлический стержень с одного конца крепил бревно к плоту. И при этом давал возможность двигать самим бревном, как боковым рулём.
    - Спина! – тут же зашипел Артур, только дело было сделано. – Моя спина! Как же больно!
    - Руки! – вскипел Стас в один тон с Артуром.
    - Я отойду полежать! – только и смог сказать Женька и медленно, небольшими толчками пяток стал пододвигаться к самому центру плота.
    - Самое замечательное, что мы даже не просто бревно выбросили, а сделали почти руль. А отчасти и весло! – улыбнулся Артур, поглаживая свою поясницу.
    Он с большой осторожностью встал на ноги и полуползком добрался до другого края плота. Там под небольшим углом вверх торчал кусок бревна. Парень ухватился за край двумя руками. После он попытался им подвигать.
    - Здорово! – воскликнул он! – Бревно легко поддаётся! Мне даже нет необходимости прилагать силу. Вот смотрите.
    И Артур несколько раз подвигал бревном из стороны в сторону. Вода от движений забурлила и запенилась. Образовались небольшие водовороты. Парень с большим удовлетворением и широчайшей улыбкой на лице раз за разом вот так грёб массивным веслом.
    - Ты знаешь! – отметил Стас. – Мне кажется, что от твоих движений нас немного повернуло! Во всяком случае эта наша старая знакомая гора теперь по курсу переднего левого угла!
    - Это не проблема! – воскликнул Артур. – Стоит мне повернуть бревно в другую сторону… - парень развернулся на самом краю плота почти на девяносто градусов и стал грести своим новым веслом с северо-северо-запада. – Вот смотри… Примерно возвращаемся в прежнее положение.
    - Точно… - буркнул Стас, медленно стирая влажным куском рубашки кровь то с одной, то с другой ладони. – Вот только как это скажется на нашем курсе?
    - А я сейчас опущу и попытаюсь при этом зафиксировать бревно в одном положении с небольшим отклонением в сторону. И после, через час-другой, заново вычислим примерные расстояния. Загребать оно должно! Посмотрим, насколько сильно.
    - Резонно! – продолжал бурчать Стас. – Но можно ещё попытаться погрести. Найдя такую точку, чтобы нас не поворачивало, а именно что толкало в бок. По очереди. Например, по пять-семь минут каждый. Нас трое… Будем как раз успевать отдыхать. Что на это скажете?
    - Нормально так будет.
    - А ты что скажешь, отдыхающий в центре?
    - Я не против! – еле слышно сказал Женька, даже не двигаясь. – Если это поможет нам побыстрее доплыть до берега.
    - Только не сейчас! – Артур вытянулся на плоту после того, как зафиксировал бревно в качестве руля. – Моя спина против. Надо подождать хотя бы час.
    - Это само собой… - Стас встал, вытерев наконец-то всю кровь с рук. – Блин, даже куски кожи сошли. Больно.
    - А ты куски чешуи приложи к ранам. – Рассмеялся Женька. – Вдруг прирастут. И начнёшь тогда по чуть-чуть становиться рыбой. С милыми плавниками и хвостиком.
    - Потом жабры вырастут! – подхватил Артур. – Сможешь под водой дышать. Станешь уникумом.
    - Точно. Нужно, чтобы эти мутации только побыстрее происходили. Проснёмся завтра, а Стас превратился в пресноводного Русалка! Мы тогда его за борт выкинем, а он нас начнёт толкать к берегу.
    - Осталось только определиться: Стас, выбирай! Ты хочешь быть полущукой или полукарасём?
    - Тогда уж полукарасиком! – рассмеялся Женька и не мог остановиться в течение нескольких минут.
    - Я вам покажу Русалков тут ваших! – бурчал в ответ Стас. – У меня действительно очень болят ладони.
    - Ладно, извини, если что не так! – развёл руками Артур и попытался получше устроиться на неудобных брёвнах. – Русалком ты не станешь. Судя по количеству твоих заноз в ладонях, единственное, что светит – это звание повелителя лесного.
    - Конечно, не буду! – кивнул Стас. – А вот от рыбки я бы сейчас не отказался действительно. – Жалобно отметил парень, присаживаясь около очага. – Она как раз немного подогрелась! Присоединяйся!
    - Нет, спасибо. Моя спина сейчас требует гораздо большего внимания, чем желудок. И она мне говорит просто полежать, а не удовлетворять свой аппетит. А тебе я бы посоветовал быть осторожнее…
    - Почему? – взбрыкнул Стас.
    - А у тебя руки, коли чего могут загореться! Заноз вон сколько. Сразу и жареное мясо будет тогда.
    - Не загорятся! – пробурчал Женька с закрытыми глазами. – Они влажные. Их сначала долго над костром держать нужно, чтобы просохли. А вот уж затем…
    Артур мирно устроился на краю плота и в наполовину лежачем положении стал смотреть на близлежащие горы. Как будто он гипнотизировал их, заставляя приближаться всё быстрее и быстрее. У парня было хорошее зрение. И он решил скоротать время тем, что разглядывал эти самые долгожданные возвышенности. Там можно было бы наконец-таки ощутить твёрдую почву под ногами. Конечно, сама эта земля не давала ничего хорошего. Скорее всего, на южном берегу водохранилища в районе примерной высадки не было никаких поселений. Кроме того, сама тайга не очень приветливо относится к любому человеку. Но зато там можно было напиться вволю. К тому же ребята были неплохо подготовлены к длительному нахождению в северном лесу. Даже в свои семнадцать-восемнадцать лет что Стас, что Артур жили в лесу не менее, чем по полгода. Разве что Женька мог развести руками в своих стремлениях быть в тайге, как в родной стихии.
    - Я думаю, что Бомнака тут поблизости нет! – вдруг произнёс Артур.
    - Почему?
    - Да просто слишком широкая водная гладь. Не походит это на верхнюю часть. Это уже ближе к центру. Наверняка мы даже железнодорожный мост проплыли.
    - А ты с чего так решил? Был уже тут?
    - Я карту вспоминаю. Там не было в масштабе такой ширины. Точно не было!
    - Здорово! – бросил Стас, дожевывая кусок рыбы. – То есть, мы настолько сильно отплыли?
    - Скорее всего да.
    - И мы тогда были без сознания не одну ночь? – икнул Женька. – Это нам тогда повезло, что мы прошли мост. Там же легко можно было в водовороты попасть.
    - Но это не самое страшное. Я вот как раз и думал, что, может, не стоит к берегу приставать и рулить. Мост же должен быть… И мы там можем к берегу пристать. А тут понял, что прошли же его. И там, где мы сейчас, течение воды должно плавно меняться. С восточного на северное. Вода на юг должна течь. И тут такой поворот! Во-первых мы можем просто пропустить берег. Он закончится. А нас на юг просто понесёт. Прощай, берег. Во-вторых же может по-иному случиться. Нас вынесет к западному берегу.
    - А до него значительно дальше… - Резюмировал Стас. – А на восточный мы не сможем добраться из-за течения. Как ты думаешь, что там с расстояниями?
    - Дня на три больше. Но это не самое главное. Там течение не будет замедляться, и скорее всего, вода будет нести вдоль берега, а не к нему. Допустим, мы догребём. А там вообще ничего нет. Придётся топать на север до БАМа.
    - А на юг?
    - Только до Зеи идти! До города. А там Гилюй нас от цели отделяет… Мостов нет. Мы его не пройдём. Там же его устье тоже в самом водохранилище лежит.
    - Так! – Женька встал на ноги. – Совсем как в сказке: дальше-дальше, а страшнее. У меня к вам только один вопрос: мы что-либо поделать можем ещё вообще?
    - М-м-м… - протянул Стас. – Если так, то вряд ли.
    - Только если будем отчаянно грести. Как решили раньше. – Поправил Артур, высказав свою версию.
    - Так если ничего нельзя поделать, что мы тогда думаем? – заворчал Женька. – Нужно просто замолчать и не думать о плохом. Мысли могут материализоваться. И ещё хочу сказать одно – мой писатель, который пишет книгу про жизнь, ещё не решил свернуть историю. Поэтому я уверен, что мы живыми приплывём к берегу. Пусть и с приключениями…
    - Поменьше бы этих самых приключений! – буркнул Стас. – Во всяком случае: на мою долю. А тебе – сколь угодно пожалуйста. Любой каприз!
    - А мы сами на берег сойдём. А его дальше подтолкнём! – улыбнулся Артур. – Пить хочу… - тихо добавил он.
    - Так вокруг вода. Милости просим! – повеселел вдруг в одночасье Стас, похлопывая друга по плечу.
    - Ага… Вокруг вода… Вокруг рыбы… Вокруг гнилые брёвна с куча ерунды. – С трагедией в голосе сказал Артур.
    Артур открыл глаза и внимательно всматривался на солнце, на голую поверхность воды, на берег. Женька и Стас в это время упорно поедали остатки вчерашней удачной рыбалки, скорее заботясь о нынешнем насыщении, нежели о будущих возможных голодных минутах. Даже мельчайшие кости рыб тщательно обсасывались, а хрящи уверенно поедались. Особенно радовался Стас голове – и без того своему любимейшему лакомству. Отчасти их можно было понять – голодовка в течение нескольких часов или даже дней без сознания существенно уменьшила их силы. Ещё и постоянное нахождение вдали от твёрдой почвы существенно влияло на их упадок.
    Так продолжалось несколько десятков минут.
    После Артур решил всё-таки проверить вновь расстояние до берега. Он решил, что вполне возможно, что за время непринуждённых беседа и молчания прошло около пары часов. А может, просто от нечего делать на плоту. К измерениям вновь присоединился Стас. Правда, на этот раз с видимой неохотой. С самими вычислениями Артур справился гораздо живее и быстрее, чем раньше.
    - Вы можете верить, а можете – и нет… - немного ошарашено сказал Артур, исписав значительный кусок бревна и сравнив тщательнейшим образов цифры с соседними. – Но мы стали почти прямо приближаться к берегу! Почти не сдвинулись вдоль, а вот берег стал ближе почти на километр.
    - Разве такое может стать благодаря нашему рулевому бревну?
    - Вот и я не понимаю ничего, Женёк!
    - А чего тут понимать-то! – в своём прежнем духе буркнул Стас. – В течение мы попали!
    - И нас несёт прямо к берегу! Здорово! – Улыбнулся как-то неловко и неуверенно Артур. – Я не думаю, что на это сильно повлияло наше бревно-весло. Но, кто знает, может, и писатель Женькиной книги судьбы наградил нас за старания? И решил подсунуть в помощь вот такое прибрежное течение. Оно однозначно ослабеет
    - А меня это не смущает! – перебил Стас. – Смотри!
    Парень указал на полусгнившее бревно, которое в этот миг проплывало буквально в десятке метров от ребят. Оно достаточно быстро даже относительно плота двигалось по водной глади. Буквально за минуту этот кусок дерева почти пролетел и легко обогнал самодельный водный транспорт парней.
    - А как так может быть? – сухо спросил, отложив в сторону рыбу. – Как это оно нас так обогнало?
    - Ну, странно, вообще! – фыркнул Артур. – Может, это из-за неповоротливости плота? Или ещё чего. Кто знает – вдруг мы в разные течения попали, которые вот так вот разнятся!
    - Ещё одно дерево! – вдруг схватил за руку Артура Стас. – И ещё вон одно! Ещё…
    - Вот парой плывут! – крикнул Женька. – И там…
    - И все плывут к берегу… куда и мы!
    - Может, у них там какое-то сборище. Вече. И вопросы решаются всего водохранилища касающиеся… - неловко и не в то время пошутил Артур, осматриваясь вокруг.
    Ребята на некоторое время замолчали. Они сейчас почувствовали себя крайне неуверенно. Ещё бы! Всего каких-то несколько минут назад не было видно ничего в округе, кроме самих берегов водоёма. Ни мусора, ни каких-то больших или малых деревьев. И вдруг они появились. Как будто какой-либо огромный океанский лайнер плыл в чистых водах океана и на своём пути встретил огромный мусорный остров, скопившийся в экваториальных водах Тихого океана. Или угодила утлая посудина в Бермудский треугольник, разом перебросившим её к месту скоплений водорослей и прочей растительности в Саргассовом море.
    - Парни! – Женька сел и упёрся руками в плот, словно его укачало. – Мне не очень легко стоять. По-моему, мы стали быстрее плыть. Даже с ускорением.
    - Да! Ощутимо стали двигаться! – кивнул Артур. – Раньше как будто стояли. А тут прямо чувствуется.
    - Без паники! – немного паническим голосом приказал Стас. – Откуда в водохранилище могут быть такие течения?
    - У меня есть одно предположение…
    - Лучше не говори! – бросил Стас.
    - Нет, скажи! – настойчиво попросил Женя.
    - Плотина?
    - Не-е-ет! – резко отмахнулся Артур.
    - Почему нет-то?
    - Ну, не могли же мы столько проплыть? Сколько мы тогда были без сознания? Неделю что ли? Или месяц?
    - Вряд ли…
    - И что тогда? – продолжал сыпать вопросами Женька.
    - Ну, мало ли.
    - Блин… - Стас лёг на живот и стал всматриваться в берег, куда по идее их несло. – Мне очень неприятно на сердце… Что-то мы уж слишком идём к этим заветным скалам!
    - Я, если так подумать, могу даже разглядеть, как мы приближаемся! – немного задумчиво произнёс Женька.
    - Что-то впереди по курсу! – махнул стоявший на носу Артур. К тому времен плот уже развернула на девяносто градусов, даже не смотря на всякие рулевые и разломанные брёвна. Плот плыл своим носом к берегу. – Походит издалека толи на небольшой остров, толи на скопление брёвен и веток! Которые здесь, видимо, в изобилии.
    - Думаю, что мы это скоро узнаем! Очень скоро! – резюмировал Стас.
    Плот действительно стал двигаться значительно быстрее. Причём скорость постоянно вырастала. Иногда плот как будто садился на мель, притормаживая. Но при этом не раздавалось никаких звуков: скрипов или стуков. И лишь через несколько секунд плот вновь бросался в своё прежнее движение. И при этом, казалось, с увеличенной по сравнению с прежней скоростью.
    Артур знаком попросил всех замолчать и стал напрягать свой слух. Если бы, как при самых плохих предположениях парнё, плот находился уже почти у самой плотины, то обязательно раздавался напряжённый низкий гул падающей с умопомрачительной высоты воды. И при этом обязательно бы виднелась на горизонте сама плотина. Хотя бы какой-то край, который в любом случае возвышается над водой на несколько метров.
    Ничего подобного не наблюдалось. На горизонте были всё те же силуэты гор и холмов, которые становились всё чётче и чётче. Подчас можно было уже при внимательном рассмотрении различить и деревья с большими кустарниками. Было как-то неловко предположить, что после плотины река резко поворачивала бы своё русло в сторону.
    Ко всему прочему Артур напрягал все свои познания в географии местности и никак не мог вспомнить, чтобы вблизи плотины водохранилище было широким. Наоборот – Зея прорезает буквально в районе плотины хребет Турухана. Ведь, отчасти именно потому эвенки и дали такое название реке, как «лезвие». Даже после постройки гидроэлектростанции ширина в месте хребта Турухана была увеличена не намного. Во всяком случае, берега – скалистые и крутые, без мелководий и песчаных пляжей – обязательно были бы видны плывущим будто на расстоянии вытянутой руки. По сравнению с теми километрами, которые были до берега сейчас, конечно же.
    - Будто в водоворот тянет! – немного ошарашил всех, в том числе и себя, своими словами Артур. – Звука нет, причин нет для такого течения на первый взгляд посреди водохранилища.
    - Какой ещё водоворот? Ну, не под землю же вода уходит!
    - Как знать! – небрежно бросил Стас, ещё сильнее цепляясь в брёвна плота. – Порой посмотришь телевизор с их разными передачами про неизвестности и сразу поймёшь, что многое в этом мире ещё не до конца понятно и объяснимо. Куда уж нам смертным до этих загадок?
    - Вот сейчас нагадаешь что себе, что нам кусочек неприятности. – Попытался рассмеяться Артур. – Мы и узнаем, что же в этом мире непонятно. И кусочек неизвестности раскроет свои тайны.
    - Как бы не получилось так, что это только для нас! – Женька вжался буквально в расщелину между двух брёвен. Если бы расстояния между ними было чуть больше, то парень полностью бы туда залез. – Что там, Артура, впереди видать? Скоро на месте будем?
    - На месте чего? – обернулся тот.
    - Водоворота!
    - Какого водоворота? – рассмеялся парень. – Стас, ты только посмотри на него – он прямо дубликатом бревна стал! Оборотень Евгений превращается в бревно в стрессовых ситуациях! Ты чего так распереживался? А как же твой писатель книги судьбы? Он же должен выручить из любой ситуации!
    - Выручить-то выручит! Но иногда не мешает заботиться о себе и самому в том числе.
    - А это действительно какой-то остров! – выпрямившись, посмотрел вдаль Артур. – Вот только странный.
    В этот момент разогнавшийся плот с лёту наскочил на какое-то подводное препятствие. По инерции лежавшие на брёвнах Женька со Стасом даже проехали несколько метров по влажной поверхности. Угли и сам костёр тоже заскользили вперёд. Инерция была настолько большой, что этот костёр с центра плота переехал за одну-две секунды почти на самый передний край.
    Артур же, стоявший на самом носу плота практически в качестве вперёдсмотрящего, с глухим звуком плюхнулся в воду. При этом он не успел вдохнуть в лёгкие воздуха, да и к тому же оборвал свою речь на половине фразы. Поэтому парень тут же набрал в рот огромное количество воды и чуть не вдохнул в лёгкие.
    В лёгкой панике Артур стал то появляться на поверхности воды, то в беспорядочном махании всех конечностей уходил под воду. Правда, парень достаточно часто оказывался в нестандартных ситуациях, чтобы долго быть в состоянии страха. Артур постарался взять себя в руки. Отчасти этому помогло то, что в один из подъёмов к воздуху рука зацепилась за край плота.
    - Уф! – выплюнул полный рот воды, гнилых щепок и водорослей Артур. – Ужас! Вы бы хоть… - парень взглянул на товарищей, которые так и продолжали лежать в своей «исходной позиции». – Орлы! – рассмеялся Артур, задыхаясь при этом кашлем. – Вы что застыли так?
    - Я, кажется, лицо поцарапал! – раздался сдавленный голос Стаса словно из глубины преисподней.
    - А ты как? – также не поднимая головы поинтересовался Женька.
    - Вроде нормально. Живой. И целый. – Немного автоматически сказал Артур. – У меня тут открытие неожиданное. Мы же натолкнулись на что-то. Но это явно не мель. У меня под ногами постоянно меняется это самое дно.
    - Крокодила, значит, плавают! – улыбнулся в дерево Стас. – Выходи из воды поскорее. А то ещё ноги отцапают.
    - Это брёвна! – отнекнулся Артур. – Тут просто уйма брёвен. Они тут непонятно из-за чего скопились вместе с другим хламом. Конечно, неизвестно, от чего идёт такое сильное течение. Но оно вот так вот сносит в мусорный остров все отходы жизнедеятельности водохранилища. В паре километров… - Артур обернулся в сторону бревна. – Да, в паре километров от берега. Кажется мне, что сейчас на этом небольшом промежутке просто ужасающее по скорости своей течение.
    - Отсюда тогда точно хрен переберёшься на берег? – приподнял-таки голову Стас. – Близок локоток, да не укусишь!
    - Держись за брёвна! – скомандовал в этот момент Артур, всматриваясь в место водной глади позади плота.
    Оттуда на большой скорости к скопившемуся мусорному острову приближались и приближались брёвна. Одно из них – по виду достаточно массивное – буквально летело прямиком на плот. Скорее всего, оно было даже в связке с другими. Во всяком случае, на нём были накинуты ещё какие-то старые и крайне ржавые цепи.
    Артур попытался выпрыгнуть из воды, чтобы залезть обратно на плот. Но при поиске опоры рука натолкнулась на раскалённые угли. Потеряв опору, парень вновь полетел в воду, при этом сильно ударившись подбородком о край бревна. И в этот же момент плот получил новое ускорение. Он в одном мгновении устремился с отмели дальше в свой полет по водной поверхности. Парень оказался – опять неожиданно для себя – уже не только под водой, но и под самим плотом.
    Плот летел вперёд. От постоянного холодного душа Артур в принципе бы не смог потерять сознание. Большие сцепленные брёвна, на которых последние пару дней парни провели всё своё время, проскользнули тенью в момент. Парень выпрыгнул на поверхность, чтобы набрать в лёгкие воздуха для очередного нырка. Исключительно на инстинктах рука уцепилась за цепь бревна – того самого, которое влетело мгновением ранее в плот. Само это бревно плыло с такой силой, что после удара раскололо плот почти по самому центру и даже вошло между звеньев его, образовав буквально единое целое.
    - Э-эй! – задыхаясь от брызг, крикнул Артур. – Прямо как на водных лыжах! – Наконец отплевался он и приподнял голову над водой. – Только с меньшей скоростью, но с куда большим по сравнению со всеми этими детскими шалостями размахом!
    - Ты там как? – балансируя на двигающемся плоту, обернулся Стас. – Живой?
    - Ну, всё ли живо… - Артур ушёл под воду и вынырнул уже через пару секунд. – сказать не могу. Потом… - парень вновь погрузился под воду.
    Вполне возможно, что он бы уже давно отстал бы от плота. Если бы не цепи, за которые Артур изначально пытался закрепиться как можно лучше. При этом он намотал цепь в два слоя на свою кисть. После чего от регулярных погружений под воду цепь замоталась ещё больше, в крайне невообразимый узел, запутавшись окончательно на руке.
    Стас, передвигаясь очень аккуратно, на корточках подполз к краю плота и попытался перелезть на бревно, за которое держался Артур. Но это бревно, хоть и держалось на вид крепко, вблизи ходило буквально ходуном. В центре мощного течения плот и бревно двигались совершенно произвольно друг от друга, больше напоминая плохо скрепленные между собой вагоны на переездах. Дополнительного груза в лице Стаса сочленение могло и не выдержать.
    - Помоги! – крикнул Стас. – Женька! Подержи! Я Артура попробую достать.
    Женька же в этот момент сидел на противоположном борту плоту, жадно вцепившись во все более или менее выдающиеся куски. При этом он осматривался по сторонам ошеломлённым взглядом.
    - Ну, ты что там? Прикрикнул Стас. – Чего как нашкодивший кот боишься?
    - Там… там… - Женька издавал нечленораздельные звуки, но при этом никоим образом не показывал руками, что же есть где-то там, а только глазами быстро двигал из стороны в сторону.
    - Что у тебя там? Давай Артура помоги вытащить! – Стас лёг на бревно, ногами постаравшись зацепиться за развороченный край плота. – Подержи меня! – оглянувшись, крикнул он Женьке. – Артур, хватайся за мою руку.
    - Не могу! – отплёвываясь, возразил тот.
    - Подтянись чуток на своей руки и дай другую!
    - Не смогу! – парень вновь погрузился под воду. – Я её не чувствую! – опять на пару мгновении наступила тишина. – Толи вывихнул, толи сломал!
    - Там… там… - вновь послышался голос Женьки.
    - Да что у тебя там? – взорвался Стас.
    - Там скала! – раздался новый глас парня со вставкой нового оригинального слова.
    Стас посмотрел в сторону, куда всё последнее время с такой боязнью смотрел Женя. По небольшой дуге течение выносило плот с тремя друзьями к небольшой скале. Она являлась окончанием длинного – в километр или около того – мыса, который, скорее всего, до затопления водохранилища являлся длинной гористой сопкой из твёрдого камня. Над водой этот мыс возвышался не очень сильно – всего на метр с небольшим. А скала был на пару метров больше, но при этом выглядела значительно массивнее окружающих объектов. Цвет у камней был светло-серый. При этом трава и слой почвы за время существования водохранилища смыты были водой полностью, обнажив именно саму скалистость.
    У скалы течение, которое нагнетало дугой огромное количество плавучего мусора, разбивало брёвно, словно спички или щепки, как будто стараясь свести на «нет» все скалистости на своём пути. И сам мыс с ней заодно. Вода сильно пенилась у подножия скалы вперемешку с щепками, ветками и какими-то редкими пластиковыми бутылками.
    - Бли-и-ин! – протяжно взвыл Стас. – Чтоб этот твой писатель, - громко кричал он на Женьку, выбираясь обратно на плот, - как мы, попал в такую ситуацию!
    - Мы разобьёмся? – выдавил из себя Женька.
    - Артура надо вытащить! – скомандовал Стас.
    - А нам что? Нам прыгать?
    - Прыгайте в воду! – закричал Артур. – Или на брёвна! Стас. – Плевался водой парень. – Бревно от плота попробуй сбить!
    Стас, который только-только с большим усилием встал, принялся выполнять просьбу товарища. Плот во время своего полёта по поверхности воды к скале то и дело натыкался на разнообразные по форме и размеру куски деревьев. От этого самодельное судно раскачивалось с ужасающей силой. Кренился то один борт, то другой. Поэтому стоять на плоту, просто сохраняя равновесие, уже было крайне сложной задачей.
    Стас пытался как можно сильнее ударить по бревну, которое буквально вросло в корму плота. Но при этом сам парень раскачивался настолько сильно, что с трудом вообще мог стоять на ногах. Всякий раз, стоило было только сделать более или менее замах, тут же плот как будто назло натыкался на очередное скопление стволов деревьев. Плот буквально поднимался вверх, возвышаясь над деревьями, подминая их под себя. Край плота то уходил вверх, то снова опускался вглубь воды.
    Стас сумел лишь дважды слегка ударить по прицепившейся к плоту связке брёвен. От этого эти самые брёвна не получили достаточной силы, чтобы пустится в дальнейшее плавание уже по собственной воле. Но при этом после третьей попытки парень поскользнулся на мокрой поверхности дерева и с грохотом упал на сам плот.
    - Чтоб тебя! – со злостью процедил он.
    - Прыгай! – крикнул Артур. – Оставь бревно! Прыгай!
    - Успокойся! Сейчас!
    - Да прыгай ты! – заорал почти над ухом Женька. – Сейчас на плоту о скалы точно разобьёмся.
    - А Артур? Его на…
    - Прыгай, дурак…
    В этот момент плот на скорости налетел со всей своей силой и массой на подводную скалу, которая являлась частью надводной. Она находилась в десятке метров от самого мыса и скрывалась от взглядов друзей не более, чем метровым, слоем воды. Плот был достаточно сильно погружён в воду под собственным весом, а также под тяжестью трёх парней. Поэтому он с треском ломающихся брёвен налетел на эдакий пресноводный риф.
    Передняя часть плота раскололась, будто скорлупа ореха, от подводной скалы. Обломки брёвен поднырнули под сам плот. И тот в свою очередь с размахом налетел на скопление мусора, утрамбованное над скалой под водой.
    Женька успел буквально за пару секунд до столкновения прыгнуть в воду. При этом он толи интуитивно, толи исключительно осознанно выбрал место, где не было слишком большого скопления надоедливого мусора, и находилась лишь почти чистая вода. Парень плюхнулся в воду и ушёл на достаточно большую глубину, так и не достав при этом до дна. Хотя в паре метров от этого места была та самая подводная скала. Плавать Женька умел, но не мог считаться отличным пловцом. Тем не менее, он без проблем выплыл на поверхность. Скала была в десятке метров от него. При этом особо быстрого течения уже не наблюдалось. Скорее всего, плот налетел на скалу по инерции, потеряв при резком повороте направления само течение.
    Плот, точнее уже его остатки, к этому времени лежал на самой скале. Уцепившись передним своим краем за подводный риф, он каким-то неизвестным образом, словно шест у прыгунов, взметнулся вверх вертикально и опрокинулся на скалу, с треском ломая брёвна и вырывая металлические цепы, которые эти брёвна и скрепляли. При этом Стас, который находился на том борту, что как раз взмыл вверх, вместе с брёвнами сильно приложился о скалистость. Сейчас он со стоном пытался вылезть из-под тяжеленных обломков плотокрушения, которые дополнительно прибавили в весе от трёхдневного присутствия в воде.
    То бревно в цепной связке с ещё парочкой, что поймали в свои металлические объятия Артура, сразу после подъёма плота вверх отцепились и пустились в свободное плавание. Которое поначалу было полётом. С высоты двух метров связка брёвен вместе с парнем, который в сложившейся ситуации был не тяжелее соломинки для всей этой конструкции, ушло под воду, натолкнувшись опять-таки на один из подводных рифов. После брёвна по инерции ударились о самый край скалы, сделав напоследок очередной переворот. Артур был прицеплен к бревну как раз с того края, который и ударился сверху о скалу. От удара у парня вмиг свело дыхание, а в грудной клетке образовалась непонятная пустота: толи от отсутствия боли в принципе, а толи от слишком большой её силы, из-за чего мозг просто перестал реагировать на неё.
    Грохот при всём при этом стоял просто невообразимый. Хруст поломанных досок в островах мусора, треск ломавшихся на части брёвен, которые могли бы выдержать огромные нагрузки, падения их на камни вкупе с трескавшимися под давлением камнями. Всё смешалось в едином звуке. И почти нельзя было разобрать кто это крикнул: Женька, только появившись над водой, Стас, мычавший что-то совершенно несуразное, или Артур, который молчал от того, что не мог просто открыть от перегрузок рот. Или, быть может, это был даже не окрик, а просто всплеск падавших брёвен. Или Птица…
    После на пару минут установилась тишина. Только изредка из-под воды доносился глухой звук натыкавшихся друг на друга брёвен или всплески маленьких волн, находивших на мыс.
    - Охренеть! – с трудом выдавил Артур.
    - Что-то тебе везёт ныне в поездке! – усмехнулся Женька, медленно подплывая к берегу.
    - Да уж! – поддакнула появившаяся из-под щепок голова Стаса. – Больше всех достаётся. Ты вообще как?
    - В прошлое утро было лучше! – сдавленно ответил Артур. – Что-то вообще дышать никак! – парень своей работоспособной рукой, не поднимая головы, нащупал кисть левой руки и попытался освободить её из хватки металлический цепей. Рука ещё чего-то!
    - Сломал?
    - Нет, вроде бы! – Артур от кисти до плеча потрогал свою левую руку, со всей силы сжимая пальцами кожу с мышцами и выискивая кости. – Кости целые. И боли сумасшедшей нет.
    - Значит, вывихнул! – Стас выбрался из-под обломков плота и сел на самой кромке воды, потирая ушибленную голову и растирая сильно оцарапанные руки и туловище. – Эка тебя тащило за нами! Наверное, с километр почти!
    - На воде другие измерения! – улыбнулся Женька, пытаясь из воды вылезть по очень крутым скалам, при этом почти не нащупывая в некоторых местах прибрежной линии дна или нащупывая его на глубине больше своего роста. – Тут мили идут. Морские! Километр восемьсот с гаком!
    - Артур, сейчас тебе помогу! – мотнул головой в его сторону Стас. – Дай отдышаться мгновение.
    - Понимаю! Мне бы тоже отдышаться. Или продышаться…
    - Не самое лучшее приземление! – бросил Женька, в очередной раз срываясь с мокрой скалы.
    - Бывает и лучше.
    Стас неловко встал на всё ещё ватных ногах и, не отряхнувшись от пыли и мусора, по крайне неловкой траектории направился к Артуру. При этом не было ни одного шага, чтобы парень не поскользнулся бы или не споткнулся о какие-нибудь обломки. Зато из цепного плена своего товарища освободил достаточно лихо и умело.
    - Дай руку! – бесцеремонно Стас ощупывать пострадавшую конечность Артура. – Сейчас посмотрим. Ты вообще как? – в который раз задал он один и тот же вопрос.
    - Хреново! Я же сказал! – в шестой или седьмой раз повторил свой ответ Артур.
    - Ну, это тоже хорошо.
    - Хорошо? Чего хорошего-то?
    - Значит, чувствуешь.
    - Вот те и хорошие вещи. Спасибо, что просветил. Теперь буду знать, что такое хорошо…
    - И живой… - Стас одним рывком вставил плечо в нащупанный пальцами сустав. – Вот мы…
    - Ну, ты и сволочь! – взревел от боли Артур.
    - Как теперь чувствуешь? – ехидно улыбнулся Стас.
    - Теперь ты мне совершенно не нравишься! Лучше бы я и дальше лежал тут на солнышке с брёвнами. Они мне уже как родные стали… Не то, что ты! – по лицу Артура от боли даже потекли слёзинки.
    - А в общем и целом?
    - Ещё хуже! Хотя… – Артур замолчал. – Не поверишь, пальцами уже могу шевелить…
    - Правой руки или левой?
    - Обеими! – прыснул Артур, вытирая мокрой рубашкой слёзы.
    - Э! Парни! – окликнул товарищей всё ещё находящийся в воде Женька. – Может, теперь моя очередь принимать помощь? Я не совсем справляюсь с выходом из воды. Вход отработан – было почти без брызг. Десять баллов и первое место. А вот обратно… Скалы уж больно крутые. Выбрали же вы место для причала.
    Артур с помощью Стаса поднялся на ноги и прошёл несколько шагов к самой высокой части мыса. Как уже говорилось ранее, она была не более двух метров над уровнем воды. Мыс, на окончании которого сейчас оказались парни, вдавался в водохранилище на восемьсот – девятьсот метров. При этом он не был слишком широким. Если поначалу он был тонкой полоской земли, шириной метров семь-десять и поднимался над водой, то на полметра, то на четыре-шесть. Затем мыс расширялся вплоть до ширины в сто и более метро и был уже более разнообразным по высотам. В том числе и по растительности. Вода не смогла смыть почву вместе с травой. И там далее уже виднелись кустарники и даже редкие невысокие деревья.
    - А ты вон туда дальше пройди! – махнул рукой Артур. – Там почва без скалистостей. Там авось и песочек будет. Выбраться легко!
    - Что-то мне хочется побыстрее из воды выбраться! – отнекивался Женька.
    - Ну, как знаешь! – Стас направился вслед за Артуром к лесу в дальнем конце мыса. – Пробуй здесь вылезть! А мы туда! Там лес… Может, что и раздобудем.
    - Злыдни! – плюнул Женька и, оттолкнувшись от берега, поплыл вдоль него параллельно шедшим парням.
    - А дыхание всё ещё еле дышится! – задумчиво сказал Артур, выбирая каждый раз место для шага, от того говоря очень медленно, выдавливая по слову в две или даже три секунды.
    - Сказал! – глухо рассмеялся Стас, кашляя при этом через раз. – Что думаешь теперь?
    - Теперь мы на земле. Это плюс. Хоть и плюс с приключениями в хвостике. По произведениям этого… - Артур мотнул головой в сторону плывшего с улыбкой на лице Женьки.
    - Интересно, жизни тут нет? – задыхаясь, бросил тот, едва поспевая по воде за друзьями.
    - Ага! Есть! – включил привычный свой режим недовольства всем и всеми Стас. – Вон за тем лесом город. На сто тысяч жителей. И там есть альтруистичные гостиницы.
    - Да нам бы хотя бы село! Вот только нету тут, наверное, ничего!
    - Как нет? Артур! – возразил Женька, который всё-таки смог найти удобное место на берегу. – Вон дома! – парень указал рукой на юго-юго-запад в распадок между двух горбатых сопок.
    - Нет там ничего! – буркнул в ответ Стас, вглядываясь в густые заросли из берёзы и сосны.
    - Да вон они! – обиделся Женька. – Вон! – Он опять указал рукой в то же самое место, что и минутой ранее.
    - У нашего друга либо переохлаждение, либо перехлёб воды. И на этой почве миражи! – Прошептал на ухо Артуру Стас. – Я слышал, что они от недостатка воды бывают. Вот теперь экспериментально доказано, что и от переизбытка тоже.
    - Ну, и слово у тебя – «перехлёб». – Усмехнулся Артур, бодро, не смотря на свои ушибы, спускаясь к тому месту, где присел на берегу Женька. – А на миражи это не очень походит. Слишком серьёзный вид у говорящего. Где дома? – Артур похлопал по плечу Женьку.
    - Вон! – Женька выжимал свою одежду, поэтому в этот раз просто повернул головой. – Смотри туда вон: раз, два три… пять… семь штук всего!
    - Ты погляди-ка! И точно семь! – присвистнул Артур.
    В распадке между двух сопок действительно с того места на берегу, где вышел Женька из воды, видны были деревянные дома. С вершины мыса их закрывали густые лесные заросли. Да и с берега их, в общем-то, не сильно хорошо было видать. На более или менее ровной площадке распадка стояли семь деревянных ветхих строений. Три из них более всего походили на жилые дома. У них были заколочены крест-накрест окна толстыми досками. Рядом с ними ютились парой сараи с покосившимися стенами.
    В стоявшем поодаль ото всех находился, очевидно, какой-то склад. Во всяком случае, строение на него было похоже больше всего. Окон у здания не было. Само оно было высотой чуть больше всех домов и при этом имело большие ворота, обращённые как раз в сторону смотревших парней.
    Седьмое строение походило на небольшую церквушку. Сама основа была размером с обычный жилой дом. Вот только над ней возвышалась большая - высотой в два дома - колокольня с открытой площадкой наверху.
    Всё пространство между строениями, казалось, было полностью заросшее травой мелким кустарником.
    - Странные какие-то на вид дома! - еле слышно произнёс неожиданные для всех слова.
    - Да ничего странного! Обычные старые заколоченные дома! - усмехнулся Женька, выливая воду из своих кедов.
    - Ну, вот! - развёл руками Стас, только подошедший к друзьям ради проверки на розыгрыш. - Быть может, в таких вот старых домах и не будет удобных перин с красивыми кроватями, но зато сегодня ночью будет крыша над головой.
    - И всё-таки дома странные!
    - Да что ты заладил? - обиделся даже немного Женька. - Странные или не странные, но ночлег будет. Лично мне обсохнуть нужно будет! А там печь вон, судя по трубе, есть.
    - И всё же давай поосторожнее идти туда! - настаивал Артур.
    - Хорошо! Будем осторожнее. И идти аккуратно и медленно. Тем более, быстро сейчас и не сможем. Женька, ты обсох?
    - Ну, не обсох полностью. Но, как мог, одежду выжал!
    - Тогда похромали по чуть-чуть?
    - Похромали! - кивнул Женька и шпионским шёпотом добавил, - но только осторожнее... а то вид у домов уж больно странный!
    Парни медленно направились к обнаруженным Женькой домам. При этом по настоянию Артура шли они вдоль берега, не поднимаясь на оголённую и свободную от большой растительности сопку. Женька со Стасом постоянно отпускали по поводу осторожности и настороженности друга шуточки, веселя как себя самих, так и друг друга.
    Женька шёл впереди всех, весело хлюпая по некрупной гальке своими промокшими кедами. Порывы ветра время от времени обдували его не до конца высохшую одежду. Отчего парень постоянно ёжился и покрывался мурашками да гусиной кожей.
    Вторым брёл Артур. Он всё ещё не отошёл от сильного удара о камни. Парень пытался глубоко дышать, но каждый выдох был прерывистым. Будто человек только что длительное время плакал. И сейчас были вот такие выдохи. При этом Артур почти не говорил и лишь время от времени покачивал головой с иронической улыбкой на лице.
    Замыкал строй Стас. Он сильно прихрамывал на правую ногу и постоянно тёр своё правое колено. Это в промежутках между постоянными жалобами на ушибы по всему телу, рукам, ногам, голове и даже на ушах. И, что было совсем странным, сохранял весёлое расположение духа и постоянно шутил.
    Мыс оказался не таким уж и маленьким. Во всяком случае, чтобы дойти до основной земли, парням потребовалось не менее получаса. Хотя идти пришлось намеренно медленно и при этом по мелкой и сыпучей гальке, перемешанной с многочисленными обломками деревьев и веток, что существенно замедляло шаг.
    Течения в обоих бухточках, образуемых выдающимся мысом, не наблюдалось. Видимо, волнения воды происходили как раз у самого края мыса. Там же и скапливались тучи мусора. А само течение могло быть образованно сильными перепадами глубин вкупе со множеством впадающих рек и ручейков в этом месте водохранилища. Именно такие версии то и дело обсуждали парни, направляясь к обнаруженным в лесу домам.
    У самого основания мыса в водохранилище впадал небольшой ручеёк. Он стекал из распадка, где находились старые дома, и был достаточно бурным и с почти кристально чистой водой.
    - Нормальная вода! - резюмировал Артур, отхлебнув стоя на корточках пару глотков. - Чистая и вполне сносная.
    - Ой, как хорошо! - заворчал и заурчал Стас, жадно хлебая горстями воду из ручья. - Как я хотел пить! Прямо пил бы и пил сейчас, пока весь ручей не выпил!
    - Не выпьешь! - рассмеялся Артур. - А коли попробуешь, то скорее горло простудишь. Женька, а ты чего не пьёшь?
    - Да, спасибо! Мне хватит воды, что я уже наглотался и увидел за прошедшее время. - Женька по большим булыжникам перешёл ручей и присел на повалившееся дерево. - А ручей-то сверху идёт!
    - Да, от тех самых домов. Значит, не зря там построили дома. Ключ там, скорее всего, выходит из сопки. А избыток вот сюда стекает. Сначала в реку, а теперь в водохранилище.
    - А разве ключи в горах бьют на вершинах? - зевнул Женька. - Я думал, что чаще в долинах.
    - А почему нет? - причмокивал от удовольствия пития воды Стас. - К тому же там распадок. - Парень посмотрел вверх. - Странно, а отсюда домов не видно.
    - Ничего странного! - отчеканил как-то наигранно уверенно Артур. Он уже напился вволю и теперь пристроился лёжа на траве рядом с Женькой. - Эта деревушка вообще удачно построена. Это сейчас она в двух сотнях метров от воды. А до заполнения водохранилища она стояла достаточно далеко от реки... В лесу... - Артур посмотрел вверх. - А мы почти дошли...
    - А ты думаешь, что деревня старая?
    - Угу! - кивнул парень, при этом ударившись лбом о кусок бревна, а затылком о рыхлую почву. - Часовня... или церквушка... Я уж не разбираюсь... Так вот она выглядит очень ветхой. Колокола опять же нет. А место под него есть. Дома опять же старые. Правда, вот склад но... Точно!
    - Что такое? - оторвался от родника Стас.
    - Я всё думал, что же меня смущало в домах! Я понял. Дома старые, окна заколоченные. А трубы печей светлые. Без большого нагара длительных зим. И доски на окнах как будто новыми кажутся отсюда - издали. А склад - тот точно из свежего дерева! Он не серый от гнили и тления, а коричневый. Будто доски свежие. И, что самое главное, нет проводов или столбов.
    - Так провода давно в пунктах металлоприёма!
    - А столбы?
    - Столбы в печах сгорели.
    - А всё остальное?
    - Не знаю! - сдался Женька.
    - Да всё ты знаешь! И даже подтверждаешь мои предположения, что там живут время от времени какие-то люди.
    - Это разве плохо? - Стас присел рядом с товарищами, вытирая футболкой мокрое лицо.
    - Не знаю ещё. Но вот если так подумать - зачем простым людям маскировать или делать вид старого ветхого жилья, которое на самом деле представлены нам. И представлены, словно постановочный кадр из кинофильма.
    - Чтобы новое получить в городе! - рассмеялся Женька. - По государственной программе!
    - А если серьёзно, - добавил Стас, - по-моему ты, Артур, слишком усложняешь ситуацию. Почему именно маскируют? Живут да живут! Зачем именно скрываться? Да просто живут и не бедствуют. Наводнения не страшны. Нехватка воды тоже. Почему ты сразу решил, что маскируются? С чего?
    - Не знаю. Просто нехорошее предчувствие...
    - А чем они тут могут заниматься?
    - Только не лесом. - Сразу отрезал Артур. - Слишком много перевозить нужно. Лично я бы стал малогабаритным чем-либо промышлять. Летом - золотом. Наверняка поблизости есть прииск небольшой. А, судя по свежим печным трубам, зимой тоже без дела не остался бы. Пушнинкой какой.
    - Вот давай так и сделаем! - усмехнулся Стас. - Только сначала домой вернёмся и вещички соберём!
    - Слушай, Артур. Ты чем ближе к цивилизации, тем всё больше и больше становишься подозрительным. На плоту ты был простым, как пять копеек.
    - Предлагаю прежде всего подняться! - вскочил Стас. - А вот там уже разберёмся, что да как!
    - Какой он неугомонный! - сердито пробурчал Женька. - Надо его в лесу как бы невзначай дубиной по спине ещё разочек садануть!
    Артур поднялся на ноги только с помощью своих товарищей. Но зато потом достаточно бодро двинулся вверх, легко опередив друзей. Спина у парня болела только при очень резких движениях или сильных нагрузках при изменении состояния тела. Дыхание уже восстановилось. Хотя, конечно, при подъёме по крутому склону и оно стало сбиваться от нелёгких физических упражнений. А в них Артур был достаточно подкован и натренирован. Друзья же его почти сразу отстали на несколько шагов и шли по пятам – почти след в след по тропинке, проложенной Артуром в густой траве. Не смотря на значительно меньшее количество синяков, ушибов и ссадин в виду меньшего количества приключений по свою душу, ребята дышали значительно тяжелее. Конечно, сказывались при этом все пережитые волнения и нагрузки за прошедшие дни.
    Поднимаясь вверх, Артур постоянно хватался за крупные ветви деревьев, легко с помощью сильных рук передвигаясь в нужном направлении. Парень, постоянно приостанавливаясь, дабы подождать своих друзей. При этом он всё время в местах остановок обязательно приглядывался наверх, прислушивался, заставляя на мгновение всех помолчать и не двигаться, раздвигал ногами траву и кустарники в поисках чего-либо интересного либо полезного. Уже ближе к вершине сопки Артур с кряхтением присел и стал что-то собирать:
    - Костяника! – с улыбкой сказал он товарищам. – Витамины!
    - Витаминов оставь! – возмутился Женька. – Ух, ты! Да тут целые заросли!
    - Мужики! 0 задыхаясь, отозвался из-за дерева Стас. – Там кто-то сидит!
    - Где? – чуть ли не вскрикнул Женька, но вовремя подавил это желание.
    - Тихо ты! Вон в окне! Дом второй слева.
    - Да там окно забито досками!
    - Причем – новыми досками! – отметил заговорщицким тоном Артур. – Понимаете, про что я? Старое здание, почти трухлявый дом, а доски новые. Значит, тут кто-то есть… но делает старательно вид, что нету!
    - Да что ты заладил со своими досками? Где человек?
    - Вижу я его! – прошипел Артур, медленно продвигаясь в сторону Стаса. – Сидит, зараза! Хотя… - парень громко рассмеялся. – Ну, ты, Стас, у нас герой слежки и шпионажа!
    - Что случилось ещё?
    - Да ты у нас, дорогой, самого Иосифа Виссарионовича смог выследить!
    Артур встал и медленно, озираясь на уже довольно открытой местности и слегка пригибаясь к земле, пошёл по направлению к домам. Стоявший за деревом Стас никуда так и не двинулся с места, но Женька, с боязнью, подхваченной у товарища, посмотрев то на одного, то на другого, решил пойти за Артуром к домам, до которых было уже рукой подать:
    - Какого ещё Иосифа Виссарионовича?
    - Сталина! – коротко отрезал Артур.
    - Сталина? Откуда он…
    - Точнее – его бюст. А за ним ещё герб Советского Союза. Видимо, ещё с послевоенного времени в каком-нибудь доме культуры в закромах лежали. А кто-либо из любителей истории или редкостей забрал к себе. Вот и стоит.
    - Точно? – крикнул Стас, выходя из-за дерева, чтобы, в том числе, и лучше слышать удалявшиеся понемногу голоса.
    - Тебе уже пора очки покупать! – Артур подошёл вплотную к дому и стал смотреть в забитое окно с на удивление целыми стёклами. – А то уже с тридцати метров не можешь отличить живого обычного человека от белого бюста такого человечища!
    - Что скажешь? – присел на завалинку рядом Женька. – Но только помимо новых досок и гвоздей! Теория заговора! – злобно процедил парень сквозь зубы.
    - Кроме, говоришь? А вот как ты объяснишь целые стёкла на окнах? Долго стёкла останутся целыми в тайге? Хотя чаще натягивают полиэтилен. Чтобы, коли порвали звери, не сильно жалко было. И новая легко ставится на прежнее место.
    - А ещё китайский чайник! – пристроился в этот момент к соседнему окну Стас.
    - Ну, и что? Какая разница? Дом в тайге… стёкла… бюст Сталина… вполне нормальный набор!
    Установилась тишина. Разве что только летающие мухи, комары да мошка нарушали идиллию. Артур медленно шёл вокруг дома, будто изучая всё вокруг. Проходя мимо двери, парень даже не попробовал её за ручку подёргать или просто потрогать. Два огромных амбарных замка и ещё одна щель под ключ для замка внутреннего разом отбросили все вопросы. Сюда разве что с каменобойным средневековым тараном можно было попробовать войти. Да и то не всякий таран смог бы взять крепкий и почти свежий дуб.
    Дом был самым обыкновенным – сруб пять на семь метров с тремя окнами с южной и двумя с северной стороны; дверь с восточной. Каких-либо заборов, сараев или что-либо в стиле клумб да грядок не наблюдалось в непосредственной близости. Рядом не росли даже деревья или кустарники. А трава при этом казалась будто скошенной.
    Стас продолжал стоять около окна, рассматривая всё внутри. Будто от содержимого внутреннего убранства что-то могло зависеть.
    - Ну, и что там, парни? – радостно затараторил Женька, как только Артур опять подошёл к ним – уже с другой стороны.
    - Да ничего особенного! На вид старый – престарый дом. Ему как будто лет сто, если не больше.
    - Да какой он старый? – рассмеялся Женька, став качаться на завалинке. – Смотри, Артур, какой он крепкий! Не знаю, сколько он простоял, но лет сто ещё…
    Женька не успел договорить. В этот миг раздался сильный треск. Старые доски, из которых была сделана завалинка, не выдержали веса парня и проломились. Оказавшаяся под досками земля, высыпалась наружу. От этого пара крайних брёвен в углу дома сильно просели и от ветхости хрустнули, вывалившись наружу.
    Женька после очередного своего прыжка приземлился не на высокий помост завалинки, а на землю, распластавшись как совершенно не собранное существо. Его тут же по голове ударили куски досок и выпавшие брёвна. А в довершение ко всему из-за брёвен вывалились какие-то почти сгнившие тряпки, набитые чем-то тяжёлым и твёрдым.
    - Женька, ты цел? – тут же подскочил к нему Стас.
    - Что с ним?
    - По голове какие-то тряпки ударили. Он от этого столько впечатлений получил, - Стас нащупал пульс на шее у товарища. – Теперь он догнал отчасти нас по приключениям и вне себя от такой радости.
    - Живой?
    - Живой! Скоро очухается.
    Стас с некоторой посильной помощью Артура посадил пострадавшего друга и прислонил его к стенке дома. После чего решил осмотреть, что же такое крепко ударило по голове. Ткань была рваная и крайне ветхой. При малейшем прикосновении она то и норовила рассыпаться в труху. Внутри находились небольшие тяжёлые мешки из некоей ткани, похожей на кожу или тонкую кирзу. Каждый мешок весил не менее полутора-двух килограммов, хотя легко умещался в ладонь. Завязаны они были тонкой упругой проволокой.
    - Восемь штук! – Между тем, пока Артур пытался развязать один из мешочков, сказал Стас, выставив все в ряд. – И ещё один у тебя в руках.
    - Всего девять! Получается почти пуд! Вот Женьку этот пуд и долбанул! Чтобы не балдел на досках.
    - А что в мешках-то?
    - По весу и по твёрдости… хм… мне кажется, что какой-то металл. Серебро… или золото. – Артур изо всех сил пытался распутать неподатливую и почти без ржавчины проволоку. – Не думаю, что есть смысл прятать что-либо другой в такой схрон за брёвна.
    - Хотя бы золото! – замечтался Стас.
    - Хотя бы не золото! – огрызнулся Артур. – Меньше всего оно…
    Холщовый мешочек не выдержал манипуляции с проволокой. Ткань под весом груза, времени и напряжения разошлась, будто по шву. И сразу на землю высыпалась груда монет. Их было не меньше сотни. Цвет был ярко-жёлтый с блёстками на лучах солнца.
    - Это… Золото… монеты! – затараторил Стас одиночными словами. – Да, Артур?
    - Монеты! – тяжело вздохнул парень, рассматривая одну из них. – Интересные такие. Тяжёлые…
    - А какие они? В смысле – наши или…
    - Думаю, наши. Я не уверен до конца, но вот Николай Второй. Профиль его. Скорее всего это империал… - Артур поднял ещё пару монет с земли. – И вот это тоже… это всё империалы. Наши золотые монеты до гражданской войны.
    - Уверен?
    - Не до конца, но что иначе? Вес империала – чуть меньше тринадцати граммов золота. Каждый менялся на десять серебряных рублей. В основном, судя по книгам, в них хранили свои накопления богатые граждане. И приданное давали чаще ими же. Кстати, та самая золотая казна Императора была на треть ими заполнена. И то самое золото Колчака тоже.
    - Думаешь, это?
    - Нет. Это никак не может быть золотом Колчака. Там в вагоне была куча ящиков. А тут всего девять мешочков. Если предположить по сто монет… - Артур принялся собирать монеты и ставить их рядом с собой столбиками по десять штук. – Сто двадцать. Десять дюжин. Мешки однотипные. И набиты одинаково на первый взгляд. Тысяча восемьдесят всего. Четырнадцать килограмм. Плюс-минус треть. Это по стоимости будет миллионов двадцать пять. А у Колчака на сотни миллиар…
    - Двадцать пять миллионов? – вскочил ошарашенный Женька.
    - Вот и очнулся! – Улыбнулся Артур. – Вот самое хорошее лекарство для приведения в чувство. Просто сказать вовремя «двадцать пять миллионов» и всё!
    - Да ладно тебе! Это меня по голове двадцать пять миллионов ударило? Обалдеть! – расплылся в улыбке Женька. – Это же по восемь каждому.
    - По закону нашедшему четверть…
    - Так что тебе четверть, а нам оставшиеся три четверти на двоих… - улыбнулся Стас, пробуя грязные монеты на зуб одну за одной.
    - Ну, по два… Артур, тебе два миллиона мало? Каждому по два миллиона! Давай собирать!
    - Тряпку надо.
    - Сейчас. - Стас отошёл к ближайшему камню и извлёк из-за него какую-то рубашку. - Заметил вот тут, когда подходил.
    - Надо сложить всё... - начал было Артур.
    - И переночевать... - Женька уже активно сбрасывал монеты на рубашку. - Дом какой-то открыть. А то устал я просто жуть! И голова болит, будто долбил ею каменную стену.
    - Голова у него болит... А чего тогда бегаешь, как угорелый? Орёшь тут...
    - Тихо! - прервал всех Артур.
    Он закрыл рукой рот Стаса, а Женьку даже попытался прижать к земле. После парень приподнял голову повыше. И стал будто б принюхиваться к воздуху да активно прислушиваться.
    - Что случилось? - хрипло спросил Женька, пытаясь освободиться от руки на своей голове.
    - Кто-то едет...
    - Кто едет? Ты чего опять тут? Тут тайга, Артур!
    - Да не орите вы... - шикнул Артур. - Точно кто-то едет. На вездеходе... Дизель работает...
    - Может, это ты ещё и мощность дизеля скажешь? - усмехнулся Женька. - Сколько лошадиных сил у него?
    - Не язви! - насторожился Стас. Он уже даже связал в узелок рубашку с теми монетами, которые успели собрать. - У Артура слух неплохой. Он получше нашего может сказать, что же так такое едет!
    - Хорошо... Положим... Что делать?
    - По мешочку возьмите... А эти... из рубашки вытряхни. Один из мешков наверняка привлечёт их внимание. Кто бы там не ехал. Он порван, а монеты мы не все могли собрать. Подозрительно очень даже будет.
    - Давай всё забер...
    В этот момент раздался громкий звук работающего дизеля из-за дома. Будто бы кто-то выехал из-за холма или из-за поворота в лесу и направился по короткой прямой непосредственно к домам. Артур вырвал из рук Стаса рубашку и рассыпал монеты, случайно порвав её. После парень всунул каждому по мешочку в руки и чуть ли не на пинках отправил друзей в ближайшую рощицу. Сам же он раскидал оставшиеся мешочки поближе к земле, рассыпанной из завалинки да подкидал монеты под один из кусков бревна. Обернувшись, Артур увидел, что парни уже скрылись в лесу. После он ногами попытался ещё обломать с края брёвна.
    - Давай, мужики! - послышался из-за дома уже чей-то голос. - Выходи! Глуши мотор!
    Артур услышал шаги уже в нескольких метрах от себя. Раскидав землю так, чтобы не осталось следов лежащего Женьки или обуви, он поспешно сделал несколько больших шагов и в прыжке залетел в высокую траву, словно какой-то профессиональный прыгун или выдающийся вратарь, который летел на мяч, как последний раз в жизни.
    Это было сделано как раз вовремя. Буквально через секунду, лишь более или менее перестала колыхаться трава, из-за угла вышел пожилой - лет пятидесяти пяти-шестидесяти - невысокий мужчина. Одет он был в грязную одежду - куртку лёгкую защитного цвета, тёмные штаны да кирзовые сапоги. В правой руке он нёс небольшой шланг, очевидно, собираясь бросить в тёкший ручей для забора воды для своих нужд.
    Артур лежал на спине, ногами ближе как раз к дому и вышедшему из-за него мужчине. Для того, чтобы видеть, что делает незнакомец, ему пришлось приподнять голову, оперев её на два своих кулака. Трава была достаточно густа, чтобы парня не было в ней видно, если смотрящий не приглядывался.
    Но, собственно, такая маскировка особо и не нужна была. Взор незнакомого мужчины тут же привлёк лишь развороченный угол избы и рассыпанные монеты, земля и дерево. И ничего больше. Мужик смотрел ошарашено себе под ноги и даже не двигался.
    - Мужики! - вдруг раздался его истошный голос.
    - Что такое? - послышался крайне низкий мужской голос из-за дома. - Давай бросай шланг в воду. Мы генератор за раз подключим мигом.
    - Да ты... это... посмотри...
    Мужик бросил шланг и мигом забежал за избу. Этим в момент воспользовался Артур. Парень, как ошпаренный, подскочил и на корточках пробежал двадцать метров до леса, где прятались его друзья. Они устроились за поваленным большим деревом. Стас лежал на спине полусидя и пересчитывал монеты из мешочка, который ему десять минут назад буквально всунул Артур. Женька свернулся калачиком, чтобы занимать как можно меньше места, хотя полностью незаметным ему точно не получалось быть. Скорее даже наоборот.
    Артур тут же прилёг рядом со Стасом и похлопал по животу, рассыпав часть монет:
    - Ну, что, счетовод?
    - Блин, ну, вот что ты тут делаешь?
    - Видел, Артур, мужик грязный, будто в земле копался? - не отрываясь от своего наблюдательного пункта в виде щели между двумя крупными ветвями поваленного дерева, сказал Женька
    - Видел. Я примерно про это и говорил...
    - Старатели? - как бы между делом буркнул Стас.
    - Скорее всего...
    В этот момент на месте рассыпанного сокровища вновь показался тот самый счастливый искатель. Вместе с ним забежали за угол и ещё пятеро человек. Они были примерно одного возраста - около пятидесяти - и одеты почти из одного и того же магазина. Постояв буквально миг, они все бросились на колени, лихорадочно собирая монеты.
    - Нам стоит подальше уйти. Но так, чтобы недалеко от этих поисковиков. - Шепнул Артур и потянул за собой Женьку.
    - Что такое? Куда?
    - Я пока лежал, дерево хорошее увидел. Вон там! Собирай свои богатства. Стасян! - Артур направился ползком к огромной ели. - Давайте за мной! - парень начал залазить на дерево, которое в основании было толщиной с полметра, если не больше. - Там и от зверей переночевать можно подальше. Да и не так заметно от посторонних глаз.
    - Переночевали мы в уютных постелях! - забурчал Женька, залезая на ель вслед.
    Ель была высокой - не менее сорок метров. При этом на такой большой высоте ствол раздваивался на пару стволов и огромное количество ветвей. Будто лет пятьдесят или чуть меньше назад в неё попала молния. Дерево от этого отошло и пошло в рост и дальше. Но зато на этом месте образовалось крайне удобное место для ночлега. Во многих выемках и впадинах накопилось большое количество опавшей хвои, образовав мягкую подушку.
    Артур, что понятно, первым залез на площадку и обнаружил её довольно просторной. С земли она казалась лишь куче веток. На месте же выяснились реальные размеры - почти пара метров на полтора. Настолько сильно расходились ветви многолетней ели. Ноги буквально утопали в хвое по щиколотку. А ветки, толщиной с человека, расходились под углом вверх. Таким образом, на них можно было облокачиваться и при этом наблюдать, словно с вышки, оставаясь незамеченным.
    - Вот тебе и мягкая кровать с периной! - расплылся в улыбке Артур, посмотрев на залезающего Женьку. - Давай мешок, подсоблю!
    - Да тут райские пенаты! - осмотрелся Женя, чуть только оказавшись на площадке. - Словно на мачте на корабле.
    - Ты там будто был. - Забурчал Стас, показываясь наверху. - Артур, мне кажется, ты знаешь больше, чем сказал. Давай поделись с друзьями по поводу нашей ситуации.
    - А что объяснять? Смотри они как там топчут! Наших следов уже точно не найдут. Наверняка это чёрные старатели. Где-то недалеко здесь есть их прииск. А тут они вроде как отдыхают. И золотую грязь промывают. На прииске саму породу моют. Обогащают... а тут уже чистят золото. И шланг мужик для этого припёр. Думаю, они здесь дня на три приехали. Вон генератор стоит! - Артур стал показывать пальцем на расставленные по деревушке вещи. - Вон рядом с вездеходом ящики... скорее всего, с продуктами. На самом вездеходе я два ружья вижу. Ещё пара около крыльца валяются. Что-то мне подсказывает, что с нами бы они не церемонились. Свидетели им точно не нужны. А золото... Вот взяли мы два мешка. Вряд ли мы смогли бы все девять сюда затащить без шума. К тому же они точно могли бы заподозрить неладное. А так - пришёл медведь, ломился в дом. Вот и выломал. Случайность!
    - Логично! - кивнул Стас. - Вряд ли товарищи с чёрного прииска ожидают здесь увидеть людей. Собственно, откуда бы? А зверей тут точно много может быть. Но нам-то и здесь теперь нужно быть осторожными. Что мы сделаем, коли они нас заметят? Шишками бросаться? Они и дерево спилить могут!
    - А золото? Можешь объяснить про него? чуть ли не заглядывал в рот Артуру Женька.

    - Представляете, мужики! - сел на завалинку рядом с рассыпанным золотом самый пожилой из старателей и закурил. - Мне мой дед, царствие ему, всю свою жизнь прожил здесь в деревушке. И мне, мальцу, когда я гостил, одну историю сказал. За десять ле до революции по Зейскому уезду бродила одна шайка. Главарём была Натюха Юдина. Её муж золотостарателем был. Прииски имел. А сама она была сильнющей до ужаса. Даже с мужиками дралась один на один, и черепа легко разбивала. Сибирячка! - мужичок сплюнул. - Она там какой-то героиней была... в Благовещенске. А потом... муж её бросил. Вроде била его. И уехал. В Зейскую пристань. С новой женой.
    - Да-да... - подтвердил ещё один, отрываясь от собирания монет. - Я тоже слышал. Эта Юдиха сколотила банду. И была первейшей разбойницей в уезде Зейском. Сокровищ награбила уйму. Хотя и пропили бандюки немало. Устраивали запои на всю Зейскую пристань. Много крови на них...
    - Во-во! - первый заговоривший выпустил большой клуб дыма. - Много крови. Да потом ушла она. Кто говорит, что на тот свет. Кто говорит, что в Китай, а оттуда уже по первому пути. Но суть не в этом. Дедуля нашептал, что по молодости прислуживал Юдихе. Она в этой деревне схрон сделала. А дедуля к ней и в постель лазил... В общем, жила она тут много. А дому симу сто тридцать лет. Мне дед говорил: "в год прихода Николашки второго его строили".
    - А тут пришёл мишка и разворотил его. - Хмыкнул один из старателей. - На медведя походит. Жрать захотел, бедняга. Раскурочил тут половину дома.
    - И думаете, мужики, её золото? Этой Юдихи...
    - Наверняка. Сколько тут?
    - Десять кило.. Монеты с Николашкой вторым... Может, и больше. Чистое золото!
    - А точно медведь-то?
    - Наверняка! Та сволота, что нам в прошлый раз генератор погнул и склад оприходовал. А вот сейчас в избу полез. Склад-то заколочен. Не залезешь. Но наверняка пробовал...
    - Удачно он угол выбрал, зверина...
    - Золото плавить надо. Мы столько за три года не намыли бы на своём прииске. Свезло.
    - В этот дом на ночлег уже не стоит идти... Покоцанный дом. А то вдруг кто захочет идти по нашу душу.
    - Да кому мы тут нужны? Тут и людей-то толком нет. Дикие края... Дикий лес.

    - А Юдина ушла отсюда... - говорил Артур. - Но с ней связана одна легенда. Те, кто верят в паранормальные события, считают, что души людей не могут после смерти найти покой, коли богатство их в этом мире тяготит. Как якорь. И вот Юдиха охраняет свой клад и ныне.
    - А как это проявляется?
    - Говорят, будто колокол может звонить по ночам. И это в тайге-то... Мне об этом даже отец говорил. А колокола звонят, когда человек слишком близок к сокровищам Юдихи. И расправляется она с ворами легко и жестоко, как и при жизни.
    - Воры? - прыснул Стас.
    - Для неё, если она действительно есть, мы точно воры... Она же считает золото своим. Неважно, каким образом добыты сокровища, но это золото Анастасии Юдиной. Этой леди Магбет Приамурья.
    - А может, не её?
    - А чьи ещё? Чьи эти монеты? Тут их... - Артур посмотрел на считавшего Женьку:
    - Двести восемьдесят семь.
    - Вот! Почти три с половиной кило. Столько сто лет назад не каждый прииск за год намывал.
    - Вечереет... - немного отвлечённо отметил Стас.
    - А я сегодня толком ничего и не ел! - пожаловался как бы между делом Женька.
    - Вот тут вот... - Артур подтянулся на одной из веток. - Я орешки нашёл. Видимо, белочки... ещё с прошлого года.
    Артур горсть за горстью стал извлекать орешки хвойных и лощины на свет, раздавая всем поровну. Свою долю он складывал в глубокий карман в штанах. После опустошения немаленького беличьего склада парень присел на хвоистый пол.
    - Это не ужин, а просто лёгкая закуска! - фыркнул Женька.
    - В орехах заключается большое количество полезных веществ. Если питаться одними орехами... только разными.. то будешь сильным и здоровым.
    - Знаешь, Стасик, - хихикнул Женька, - я не против орехов, но отдал бы пару часов своего сна взамен того, что у этих хмырей в ящиках. У них точно что-то вкусное.
    - А мне нравится моя диета! - хрустел орехами Артур. - Рыба, орехи... Воды минимум, что заставляет организм расщеплять жир. Свежий воздух ещё...
    - Домой после такой диеты приедешь - будешь выглядеть, словно узник Освенцима!

    Темнеть стало уже очень скоро. При этом солнце будто нырнуло за высокую плоскую сопку. Было-было и тут в момент скрылось. Последние солнечные лучи ещё достаточно долго озаряли небо многоцветной гаммой - от жёлтого до ярко-бурого.
    Парни, перекусив скудным запасом белки, устроились в наполовину сидячем положении по углам площадки. Они каждый соорудили себе некие подобия подушек из маленьких веток и хвои. Вечер и ночь обещали быть тёплыми. Это было как нельзя кстати - всё-таки костра развести нельзя было, да и нечем. А на каждом из ребят были лишь короткие футболки и шорты.
    Старатели не стали располагать всё своё оборудование для промывки золота. Всё было сброшено в склад, вездеход поставлен на прикол около церквушки. Сами они устроились в одном из домов. Сейчас там горел свет благодаря генератору, из печи валила тонкая струйка дыма - готовилась пища. Да и старатели были знатоками местных лесов. На севере могло похолодать ночью буквально за час. И старателям не хотелось лишний раз мёрзнуть. Ведь, на своём тайном прииске, где они жили по неделям, на тепло рассчитывать не приходилось - лишь небо, звёзды да ночлег в машине или в палатке.
    Тайга сразу после заката мгновенно стихла. Перестали идти какие-либо дикие звуки. Лишь в крайне редкие мгновения можно было различить далёкие завывания волков. Ну, и конечно, комары с мошкой мешались около каждого из парней. Женька и Стас после напряжённого дня легко и быстро задремали. Артур ещё крепился, борясь со сном. Он щипал себя за разные части тела и время от времени вставал, чтобы сделать зарядку или развеяться. Сам он следил за избой. Хотя для чего - не смог бы ответить. Старатели уже наверняка заснули. И что-то новое вряд ли можно было заметить. Тем более в сгущающихся сумерках.
    Уже совсем стемнело, и на небе не было никаких других источников света, кроме звёзд и луны, когда Стаса разбудил настойчивый Женькин голос:
    - Колокол!
    - Какой колокол? - нахмуренно буркнул Стас.
    - колокол звонит!
    - Да брось ты этой ерундой заниматься... ерундовой... Тебя Артур развёл со своей историей как...
    Стас замолчал. Потому что в этот момент из глубины леса раздался глухой удар. Он отдалённо походил на сдавленный удар колокола., звонившего где-то вдалеке. Женька от этого удара даже присел, будто слышавшего звук человека должна была настигнуть неведомая кара. А у Стаса вообще даже дыхание перехватило.
    - Что это? Где? Как? - проглотил он сухой комок в горле.
    - Я же говорю - колокол!
    - А? Что? - засуетился Стас. - А Артур где? - парень, лишь только попытался встать, задел ногой друга.
    - Ну, что такое? - возмутился сонный Артур. - У меня итак всё болит. А ты ещё пинаешься!
    - Артур, тут колокола... - сообщил новость Женька.
    - Блин... - опять поудобнее стал устраиваться для сна Артур. - Ребята, я вам про эти колокола сказал только потому, что ходят вот такие глупые слухи. Лично я не верю в...
    В этот момент раздался новый удар колокола. Или во всяком случае звук некий, похожий на этот самый колокол. Сон у парня, как и у его друзей чуть ранее, улетучился мгновенно. Парень, словно ошпаренный, даже подскочил на своём месте, раскидав во все стороны хвою и ветки.
    - Похоже на звук, когда вдалеке молотком бьют по подвешенной на ветке рельсе! - сказал он.
    - Как т думаешь, что сложнее найти в этой тайге, - ехидно начал Женька, - колокол увидеть и услышать или найти идиота, который в час ночи будет по рельсе дубасить?
    - А откуда вообще звук?
    - Мне кажется, что у этой самой деревушки! - Стас встал и стал смотреть на еле видимый свод часовенки с колокольней. - Мужики! Смотри! Там свет!
    Парни все быстро скопились у одной из веток, от которой было лучше всего видно место звонницы. На десятиметровой высоте на том месте, где лет семьдесят назад висел колокол небольшой сельской церквушки, сейчас маячил небольшой огонёк. С поста наблюдения на вершине ели он оказался не больше макового зёрнышка. Цвет огонька был тускло-оранжевым. И при этом не отбрасывал в стороны такого света, чтобы могли образовываться тени.
    В принципе, огонёк мог являться факелом. Но только огонь факела обязательно отбрасывал бы яркий ореол вокруг себя. К тому же поджечь факел или занести на колокольню обязан был кто-то. А с учётом того, что видели парни ещё при солнечном свете, это было крайне проблематично. Деревянная конструкция была крайне старой и в очень ветхом состоянии. Рискнуть подняться туда мог разве что сумасшедший. И рядом с зажжённым факелом точно в этом случае должны были видна либо тень, либо сам этот самый сумасшедший человек.
    - Странный огонь! - еле слышно произнёс Стас.
    - А эти тоже услышали! - Артур указал на только-только включившийся свет в избе ночевавших старателей. - Свет вон включили. Засуетились парни!
    Из избы, как будто в подтверждение этих слов, в этот же момент выбежали двое мужиков. Они были наспех одеты, даже скорее - полуодеты. В темноте звуки по странному стечению обстоятельств звуки всегда распространяются лучше. Поэтому парням с их наблюдательного поста были слышны подчас не только слова, а целые обрывки фраз:
    - Мать твою... - слышался один голос. - Часовня горит!
    - Да какая... молния... Это призрак.
    - Вы что? Охренели?- вышел из избы тот самый старик, что рассказывал про Юдину и своего деда. - Кто тут в колокола звонит? Не медведь же!
    - Да откуда здесь колокол?
    - На складе лежал! - высунулся из окна через порванный полиэтилен ещё один мужик. - Там в углу какой-то колокол был! О! - все замолчали и на миг перестали гомонить. - Ещё раз! Это точно на складе!
    - Да на каком складе!
    - Это на колокольне. Кто это прикалывается?
    - Наши... двое в избе... - ещё один вышел мужик и совершенно спокойно закурил. - Вас тут трое да ещё жопа Петровича в окне.
    - Это с какой стороны жопа?
    - С той, которая говорит! - пошутил кто-то из толпы.
    - Значит, наши все... А кто тогда там?
    - Да какая разница? Какая разница кто? Жахни по нему из двух стволов. А там разберёмся.
    Один из мужиков вскинул своё охотничье ружьё и стал прицеливаться. Но выстрелить он не успел. В этот момент вновь раздался удар колокола, который не смолк, а перешёл в сильный высокий звук. Он был настолько громким, что просто так стоять было невозможно.
    Все мужики, стоявшие у избы, старались закрыть свои уши упали на землю, словно груши поздней осенью. Звук также не оставил без внимания и парней на ели. У них он был потише, хотя тоже резал уши. Все трое повалились на мягкую хвою, как подкошенные мужики. Лишь через минуту Артур освободил свои уши и поднялся на ноги. Все старатели уже забрались в свою избу и закрылись изнутри.
    Огонёк же так и продолжал маячить на часовенке, совершенно не изменившись ни по виду, ни по размерам. Стас, тоже поднявший голову, глубоко зевнул и, сильно потянувшись, обернулся:
    - Слушайте, парни, а этот огонёк не движется! Может, это что-то в стиле огней Святого Эльма на море?
    - А вот это! - Женька дождался очередного удара колокола. - Вот это тогда что?
    - Не знаю... - буркнул Стас, который уже основательно привык к непонятным звукам и даже успокоился, вновь собираясь заснуть. - Но вот это стало чаще!
    - Да ладно! - Махнул рукой Артур. - Спать будем. Вот подлетит к нам - тогда и будем волноваться...
    - Накаркал... - сухо бросил Стас.
    - Что?
    - Накаркал, говорю!
    Огонёк действительно пришёл в движение. Он стал достаточно быстро опускаться на землю. Как будто человек, державший в руках факел, решил спуститься с колокольни. Но при этом выбрал этот самый человек наиболее экстравагантный и сложный способ - по внешней стороне старой бревенчатой стене. Опустившись почти к самой земле, огонёк медленно заскользил над поверхностью.
    Парни, раскрыв рты, наблюдали за этим самым пляшущим огоньком.
    - К нам идёт! - со страхом прошептал Артур.
    - А колокол? - потолкал его в плечо Стас. - Бить-то перестал!
    - Огонёк бил на трухлявой колокольне в старый колокол. Призрак бил в призрачное...
    - Да это человек! - прыснул Женька. - Во всём белом. Но человек! Точно!
    Артур как можно плотнее закрыл глаза. Будто собираясь избавиться от иллюзий. Он ещё потёр закрытые глаза руками и снова их открыл. По земле, уже метрах в тридцати от дерева, шёл человек. Он был весь в сером. Точнее, это даже не одежда был. Скорее этот самый человек сам серый был. Что интересно, от шедшего человека не откланялась трава. Этот самый призрачный незнакомец будто проходил сквозь всё. А огонёк двигался рядом с ним - чуть выше левого плеча и чуть левее непонятного вида скопление на месте головы, наполовину прикрытое капюшоном.
    Пройдя ещё пять-семь метров с небольшой скоростью, странный незнакомец взмыл в воздух. И до этого нельзя было сказать, что обладатель огонька шёл по земле. Эти самые ноги того же серого цвета постоянно не были видны. Тем более с достаточно большой высоты наблюдателей. А при полёте, при котором призрак поднимался со скоростью пешехода, но вверх, ноги вообще в теории не требуются.
    - Это к нам движется? - икнул Женька.
    - К нам... - резюмировал Стас.
    - Я бы сказал, что если это призрак... - Артур кашлянул. - Если это действительно призрак... - продолжил парень. - То тогда этот самый призрак больше всего похож на женщину.
    - Если... - передразнил Стас, то и дело поглядывая вниз на всё приближающееся нечто. - Как будто не понятно уже, что иных мыслей и быть не может!
    - А мне на плоту так удобно было... - замечтался в этот момент Женька. - Покупаться можно было... Еда была. Огонь...
    - И золота не было! - вставил Артур.
    - Золото! - вскрикнул Стас. - Точно! Ты думаешь, за золотом припёрся этот огонёк?
    - Я золото не отдам! - бросил Женька. - Оно моё!
    В это время призрак уже поравнялся с площадкой на вершине ели, где укрывались от зверей и посторонних глаз парни. То, как этот самый призрак нашёл друзей, было крайне страшно и душещипательно.
    Артур перебирал в голове все истории про встречи с призраками, которые читал либо в книгах, либо в Интернете. Ни одного случая, где бы призрак вот так активно шёл бы на контакт. И ни разу не было где-либо упоминания про хорошие намерения этих самых призраков вообще.
    Между тем взлетевший призрак с огоньком немного подождал невдалеке, будто озираясь и осматриваясь. Артур стоял в нескольких сантиметрах от призрака и чувствовал своё тело весьма слабо. Как будто парализовало его на миг. Тем не менее, он взял себя в руки или, во всяком случае, для себя решил, что взял. И поднял руку, попытавшись потрогать стоявший рядом призрак.
    Стас стоял вместе с Женькой с дальнего края ёлочной площадки. Женька стоял на коленях, пряча за спиной в руках мешочек с монетами, найденный в кладе. Стас нагнулся и попытался взять второй. Толи намереваясь его подать призраку, толи спрятать.
    Но призрачная женщина опередила его. Она, как бешеная, в один момент оказалась рядом с парнем. Совершенно непостижимым образом этот мешочек оказался у неё в руке. Второй рукой она взмахнула в сторону Стаса. От этого парень отлетел, словно после сильнейшего удара. Если бы не пара больших веток, за которые он зацепился ногами, то парень наверняка полетел бы вниз. Артур бросился на помощь другу и довольно быстро помог подняться обратно.
    Призрак не обращал теперь уже на них никакого внимания. Весь интерес аморфно левитирующего существа сейчас был сконцентрирован лишь на Женьке.
    - Отдай ей мешок с монетами! - процедил Стас, вытирая кровь, которая струилась ручейками из ноздрей, с переносицы и уголков рта.
    - Не отдам! - бросил Женька. - Моё! - парень вытащил монеты из-за спины и прижал к груди. - Это моё!
    Как будто заметив мешочек, призрак тут же вцепился в него и начал тянуть в свою сторону. Женька не отпускал свою ношу в свою очередь. Парень изо всех сил тянул холщовую ткань, не желая выпускать из своих же рук нахлынувшее богатство.
    Противостоявший ему призрак тоже не собирался оставлять своих намерений. Он не стоял на месте, а медленно повернулся на полкруга, оказавшись уже через секунду на том месте, где стоял Женька. Парень также поменялся на то самое место, где ещё недавно стоял призрак.
    Артур со Стасом наблюдали за этой странной и мистической картиной, совершенно остолбенев от ситуации. Призрак медленно стал двигаться с площадки. Посредством мешочка с золотом он тянул и Женьку за край площадки на макушке дерева.
    - Парни, - запыхавшись, крикнул Женька. - Эта сволочь сильная! Сил прямо-таки нет.
    - Отпусти золото!
    - Помогите лучше мне!
    - Отпусти! Зачем оно тебе?
    Женька уже находился на самом краю площадки. Парень крутил головой, собираясь для устойчивости зацепиться рукой хоть за какую-либо ветку. Но их, как назло, не было видно. Призрак уже висел рядом с деревом, но всё равно продолжал тянуть с той же силой.
    Артур неожиданно вскочил на ноги, подошёл к Женьке и сильно ударил его по правой руке. От этого парень потерял всё-таки равновесие. И легко бы полетел с дерева, если бы Артур не повалился назад на спину, зацепив при этом самого Женьку. Левая рука парня не могла крепко держать достаточно тяжёлый мешочек. Она скользнула по холщовой ткани, автоматически на интуиции цепляясь за всё подряд. Всем подряд оказалась нитка шва. Старая ткань не выдержала напряжения, и шов разошёлся.
    - Ты что сделал? - взвыл Женька.
    - Тебя спас!
    - А золото?!
    - Тихо! - Артур закрыл рот другу ладошкой. - Слушай.
    В это время снизу послышались тихие звонкие падения монет. Они падали почти одновременно, создав потрясающий звук. Затем до земли долетели одиночные монеты, застрявшие, очевидно, во время полёта в ветках или хвое.
    - Завтра там соберёшь! – бросил Артур.
    Парень скинул с себя Женьку и стал подниматься на ноги, одновременно отряхиваясь. Взгляд неожиданно зацепился за всё ещё висевшего рядом с деревом на том же месте призрака. Тот ещё держал в руках второй мешочек, отнятый у Стаса. Хотя… Это можно было сказать, что держал. На самом деле этот мешочек как-то беспомощно и странно висел в воздухе рядом с той белой массой, что не оставляла в покое парней.
    - Дружище, ты ещё тут? – усмехнулся Артур. – Извини, золота больше нет! Убира…
    Он не закончил фразу, так как получил сильный удар по голове от подлетевшего к нему призрака и потерял сознание.

    -Интересно, - сказал Артур и сам удивился тому, насколько глухо прозвучал его собственный голос в его голове, - если я уже в городе пойду в больницу со своими отбитыми боками и помятыми рёбрами, то как рассказать об том? Что упало на меня дерево? Что бросило с плотом о скалы? Что призрак по голове настучал из-за золота?
    - Ты поглянь только, как заливает! – рассмеялся Стас.
    - Хорошо, хоть живой! – подтвердил Женька.
    - А я живой? Или, может быть, вы не живые? А только призраки? Как эта дура с колокольни? – продолжал как будто бессвязно болтать Артур.
    - А ты глаза открой, страдалец, и увидешь!
    - Уже утро? – последовал Артур совету.
    - Да. Утро. Мы всю ночь тут не спали. Тебя как это облако огрело, так и ушло. А мы сидим за тебя переживаем…
    - И за себя боимся… - поддакнул Женька. – Жаль, тут ещё и туалета нет. А так – все удобства!
    - У тебя кровь была на голове. Мы протёрли всё футболкой…
    - Спасибо, дружище…
    - Твоей футболкой… - уточнил Женька. – Так что не переживай, что у тебя там кровь. Никто тебя больше не резал.
    - И тебе тоже спасибо! – не так уже жизнерадостней сказал на этот раз Артур. – А ты там что, Женька, смотришь?
    - Золото… Монеты же вчера упали… Но я их не вижу отсюда…
    - Ну, ты даёшь! – прыснул Артур, неловко поднимаясь на ноги. – Ты что ли сокол или ястреб? Думаешь, что такое зрение, что со столько метров монеты рассмотришь?
    - Я вот спуститься думаю…
    - Не стоит! – отозвался Артур. – Сначала нужно посмотреть, что с теми старателями: где и как они.
    - Мертвы они, скорее всего… - как-то отчасти даже буднично зевнул Стас, поглядывая на друзей.
    - С чего взял? – Артур наконец встал в полный рост и сейчас делал маленькую утреннюю зарядку.
    - Вон у избы валяется один старик. С головой проломленной или… в общем, не целой. А чуть подальше, на вездеходе, другой, перемазав кровью половину машины. И оба не двигаются… И никто рядом с ними не бегает с криками: «О, Боже! Они мертвы!» Значит, тоже скопытились. Ведь, ночью подобных криков тоже не было. Лишь пара выстрелов. И колокол под конец. И вездеход на месте – то есть не уехали.
    - Как ты спокойно о трупах говоришь? – удивился Артур. – У тебя с головой всё в порядке?
    - Не могу говорить что всё! Но пока в адеквате. А трупы? Мы с Женькой к ним уже привыкли и подружились. Два часа, как расцвело, за ними смотрим.
    - Вон тот на вездеходе Михалыч, а второй – Ярополк! – подошёл Женька.
    - Святослав…
    - Ярополк, говорю…
    - Надо спуститься и осмотреться… к вашим Святославам…
    - Валить, Артур, надо! Золотые монеты все собрать и валить! – Женька начал слезать с дерева. – Я пошёл.
    - Ты-то сможешь слезть? Как ты? Осилишь?
    - Смогу. Я уже привык в этой поездке, что тело словно ватное! Приучился… Да и к тому же я, вроде бы, единственный выспавшийся из нас.
    - А уходить надо на вездеходе! – кричал Женька, медленно, но уверенно спускаясь с дерева.
    - Да какой вездеход! Там кровищи на полкорпуса! – передразнил в Женькиной интонации Стас.
    - Ерунды! – пыхтел последним Артур. – Скажем в случае чего, что это комарик врезался в полёте. Небольшой такой комарик с тремя литрами насосанной крови.
    - А где монеты? – послышался Женькин крик.
    Он уже спустился с дерева и сейчас бегал вокруг основания ели, размахивая руками и громко причитая.
    - Нету золота? – переспросил Стас.
    Парень тоже уже спустился на землю и теперь старался поймать находившегося в панике друга.
    - Забрали золото! – буркнул Артур и, даже не останавливаясь около дерева, направился к избам старателей. – Разве ещё не понятно? Эта мёртвая дама, что по голове меня долбанула, всё золото обратно и забрала…
    Артур медленно ходил между трупами, которые в беспорядке были развалены у избы. Четыре оставшихся человека, которые не были видны с ели, были убиты за избой. Парень переживал от вида мертвецов столь сильно, что смотреть на него было просто нельзя.
    - Что тут? – подбежал к нему Женька, завидев покачивающегося друга.
    - Видимо, эти вот люди решили оказать сопротивление ночной даме… А она не потерпела отказов…
    - Вон лодка стоит! – крикнул Женька, который имел прекрасную особенность – терять быстро полнейший интерес к вещам и предметам, которые не были ему особо нужны. – Бросайте вы эти трупы. Давайте, коли начнём мародёрствовать, то по-крупному. Вот мотор, вот лодка, вот пара ружей. Не будем по карманам шарить!
    - Меня тоже мутит от всех этих людей. Артур! Помоги нам побыстрее свалить! Не будешь же ты настаивать на погребении нашими силами?
    - Только давайте тушёнки возьмём! – остановился Женька у запертого склада и стал ломать дверь огромным топором. – Я видел – они вчера со склада её носили! И воды. Пить хочу – не могу!

    Жаль, что золота нет! – сказал Женька, уже сидя в лодке и уплетая тушёнку.
    Лодка только-только отошла от берега и, увлекаемая мотором, течением и водителем Артуром, направилась на юго-запад водохранилища, в обитаемые и знакомые места.
    - Всё тебе золото! – огрызнулся Стас.
    -Вы в сумке с правого боку гляньте! – крикнул Артур.
    - Она! – улыбнулся Стас. – Это что?
    - Вроде золото! – перекрикивал мотор Артур. – Я на столе у старателей его нашёл. Граммов двести… Сдадим, налоги заплатим. А там и на новые вещи с телефонами взамен уплывших хватит.
    - А эти старатели за своим золотом не придут? – замялся Стас, рассматривая золотой песок в стеклянной баночке.
    - Поживём – увидим!
    - А мне понравилось наше путешествие! – отозвался повеселевший в момент Женька. – А, может, в следующем году опять?
    - Ага, по знакомым местам!
    - Давайте сначала до дома доберёмся. А потом уже и видно будет… А то ещё двигатель заглохнет!
    - Э-э-э! – заорал Стас, когда вдруг, будто ожидая слов Артура, забухыкал мотор – Что с ним?
    - Горючка, поди, закончилась! – бросил Женька, рассматривая взятую из рук Стаса драгоценную баночку.
    - Так ты же заправить должен был.
    - Там канистра есть! – не отвлекался от золота парень.
    - Где?
    - Я около лодки на берегу ставил…
    - А в лодку? – немного подождав, спросил Артур.
    - Ммм…
    - Не взяли горючее, значит? – взревел Стас. – Ну, чтоб вас всех…

          22.01.2013 – 17.02.2013