Литературная страничка



Тропы тайги. Повесть 2 - Тропа
Книга 1. 03

    Ранее:
       Книга 1. 01
       Книга 1. 02

    

    - Проснулся? - вход в палатку расстегнулся, и в небольшом отверстии в брезенте показалось недовольное лицо Алексея. - Хватит дрыхнуть!
    - Сколько время? - Андрей медленно потянулся и присел, своей головой едва ли не доставая потолка палатки. - Что-то не заметно, чтобы было слишком поздно. Солнце не слепит.
    - Так мы в бору. Угораздило же нас тут остановиться! - пробурчал в ответ мужик.
    - Что случилось? Тебя собаки разбудили? Я тоже их слышал... минут десять назад... но потом ещё немного подремал.
    - Они в кустах рыбу нашли. И решили с ней поиграть. Так я их... - Лёшка замахнулся рукой, как будто хотел сейчас кого-то виртуального ударить. Показавшаяся было в проёме палатки голова огромной чёрной лайки от этого жестка слегка взвизгнула и снова скрылась на улице. - Актай! Ты чего! - крикнул Алексей, увидев свою собаку испуганной и свистнул, чтобы пёс подошёл обратно к хозяину.
    - Пять двадцать... - недовольно в это время пробурчал из угла из-под пары летних одеял и курток Стас. - Люди, имейте совесть! Мы все вчера поздно легли спать. А кое-кто ещё и дежурил потом по лагерю около часа или полутора.
    - Дежурил ты по своей воле! - поспешил сказать Лёшка. - Никто никого не заставлял. А ты, помнится, говорил, что вчерашний бросок по болотам и лугам словно семечки. И вроде как кое-кто не устал и всё равно не сможет уснуть в таком удивительном крае.
    - Кое-кто говорил, что собаки будут вести себя вместе с хозяином очень тихо, а они то и дело порывались в громогласный лай скатиться ночью. Как будто мы не в лесу, а каком-то селе, по которому друг за другом ходят хмыри.
    - Нет, мы не в селе! - весело хмыкнул Алексей.
    - Спасибо за подтверждение слов! - пробурчал ещё грубее Стас и перевернулся на правый бок лицом к стене палатки.
    - ... потому что мы на острове. - Добавил Алексей.
    - Давай ты потом расскажешь, как это мы по воде, аки по суху, смогли перейти глубокий водоём, чтобы разбить лагерь на необитаемом таёжном острове. А я намерен ещё немного поспать. Сон - это сила! - и Стас в ознаменование окончания диалога накрыл лицо курткой.
    А вчерашняя возвышенность, которая лишь казалась небольшим сосновым островком в море травы и неглубокого болота, на утро стала островом в самом прямом смысле. Имея в длину не более двух сотен метров и в ширину в самом большом месте не менее пятидесяти, сосновый бор стоял на возвышенности, нависающей над всей остальной округой на три-четыре метра. Ещё вчера всем восьмерым парням категорически не нравилась вода, хлюпавшая под ногами и доставлявшая огромные неудобства при передвижении. То и дело нога уходила в сторону, норовя вывернуть сочленения и причинить боль. За короткую же летнюю ночь уровень поднялся в разы.
    Палатки были поставлены не на самом краю соснового бора, а немного внутри на природной полянке под двумя упавшими во время бури стволами хвойных деревьев. Но и с этого места было видна водная гладь, накрывшая всё в округе. Если при вчерашнем путешествии подчас встречалась трава высокой по пояс не слишком низких парней, то сегодня все её стебли превратились в подобие водорослей, полностью находясь под поверхностью.
    - Ничего себе! - присвистнул Андрей, едва выйдя из палатки наружу. - Вот тебе бабушка и Юрьев день! - добавил он, вымещая отчего-то свою злость на росшем недалеко на месте сломанного дерева небольшого сосновом ростке.
    - И как мы вчера вот так сюда зашли?
    - А не зашли - было бы ещё хуже. Это же воды с метр прибыло. Может, чуть меньше. Но не намного. И чего бы мы делали сейчас в палатках под таким прессом реки? Мирно побулькивали пузырьками кислорода и задорно шевелили жабрами?
    Лёшка со злости плюнул себе под ноги и энергичным шагом пошёл по еле видимой тропинке, на которой виднелись следы вчерашнего похода. Больше ничьих отметин не было в округе в принципе. Складывалось ощущение, что кроме птиц, гнёзда которых были видны во множестве на редких в этом месте деревьях, больше никаких животных здесь не было в принципе. Сухие сучья, упавшие с сосен, так и лежали совершенно не сломанными, а подчас даже с ещё зелёной хвоей.
    Алексей подошёл к самому краю соснового бора. Здесь земля резко уходила вниз, образуя сымпровизированный за прошедшую ночь берег реки. Вода находилась на достаточно высоком уровне. Во всяком случае не было видно нигде поблизости виднеющихся над поверхностью скоплений травы. Она только, повинуясь течению воды, наклонилась где-то внизу, образуя некое подобие речных водорослей. Из-за высокой прозрачности мужчина даже во всё ещё утреннем сумраке смог разглядеть сновавших туда и сюда мелких рыбёшек.
    Берег уходил резко под воду, исчезая мгновенно под прохладной поверхностью воды. Алексей сначала попробовал глубину ногой, которая мгновенно ушла по самое колено.
    - Ух ты! - крякнул от продирающего чуть ли не костей холода. - Вот это да!
    И мужик резко отпрыгнул обратно в сторону. Прыгая на одной левой ноге, он немного неуклюже снял с себя кирзовый сапог и стал выливать воду, которой, казалось, успело проникнуть в обувь чуть ли не ведро.
    - Промок? - усмехнулся позади Андрей. - Глубоко? - добавил он через мгновение, не ожидая ответа на первый свой вопрос.
    - Немало! - крякнул в ответ ему друг.
    - Можно будет попробовать сделать нечто похожее на лыжи. Гати или как их там называют? По болотам ходить.
    В ответ Лешка ничего не ответил. Вместо этого он выбрал не сильно большую, но при этом достаточно крепкую и длинную палку, и отломал её от росшей совсем неподалёку сосны. После того, как были оторваны от палки небольшие сучья, ощетинившиеся небольшой однолетней хвойной порослью, мужчина вновь подошёл к воде, на ходу пытаясь как можно лучше натянуть влажный кирзовый сапог. Непрерывно топая правой ногой Лёшка, шатаясь из стороны в сторону, засунул сосновую ветвь в воду. Бывшая длинной почти до плеча крепко сложенного высокого парня, ветка в мгновение ока ушла под воду, так и не нащупав дна.
    - Немало! - повторил ещё раз Алексей. Чтобы попытаться-таки достать до дна, он присел на корточки, и в конце концов ветка упёрлась во что-то твёрдое. - Есть! - присвистнул он, вытаскивая обратно палку. - Ничего себе! Больше, чем по пояс. Даже больше метра будет. И везде только вода.
    - Ила на конце ветки нет совершенно. Значит, дно из той самой твёрдой кочки, по которой вчера мы и шли. - Поддакнул Андрей, ощупав конец ветви рукой.
    - Ты всё ещё хочешь делать из веток лыжи для болот? - усмехнулся Лёшка, отбросив сосновый глубиномер в сторону.
    - А толку? Они только будут мешаться, если вдруг пойдём по воде.
    - Это же что получается такое? - послышался невдалеке голос. - Получается мы вчера топали часов восемь почти посуху эту поляну. А теперь нужно будет двигаться по воде? Да ещё и по самую грудь? А правильно понял?
    Андрей обернулся - в паре метров в глубине бора стоял всё-таки так и не сумевший заснуть Стас. Видимо, услышал разговоры двух ребят, которые в утреннем воздухе особенно слышны вдоль речных и озёрных гладей. Стас стоял, опёршись об огромное дерево, время от времени затягиваясь сигаретой.
    - Чепуха это всё! - выдавил из себя Лёшка, присаживаясь на небольшой холмик у обрыва, чтобы до конца выжать воду из своей одежды. - Ну, как мы пойдём тут по воде? По грудь в этой реке да ещё и по дну с кочками. Одно из двух - либо мы где-нибудь по пути утонем, либо замёрзнем в воде. Хоть и лето, но не будет же вода под стать температуре тела. А идти далековато. И это ещё без учёта кучи наших вещей.
    Лёшка говорил медленно, с напряжением практически на каждом слове, тщательно выжимая каждый лоскут спортивных брюк и носок. После того, как мужик договорил, все замолчали на несколько минут. Каждый куда-то смотрел. Стас уставился на Лёшку, который скрупулёзно, как и чуть ранее, теперь уже заправлял всю одежду в сапоги. Андрей смотрел куда-то в воду, как будто стараясь высмотреть всю живность и органику, которая только могла скрываться в толще поднявшейся воды. Лёшка же глядел на восток, где только-только над лесистым зелёно-сизым горизонтом поднимался диск солнца, отражая свои первые лучи в сильно расширявшегося Депа.
    - Можно все вещи уложить на связку стволов деревьев. Тогда и нам самим будет легче идти. - Вставил Стас.
    - Залило? - вдруг вышел из-за дерева Вовка. Он, оказывается, уже давненько вышел из палатки и отправился чуть поодаль в лес, чтобы справить утренний моцион, к которому он был привычен. - А я вот тут вышел в лес. Посидел. Подумал. Встал, прошёл пару шагов, а уже вода... Прямо сразу утреннюю ванну можно принять. С пиявками - сразу с лечебными процедурами.
    - А вот ночью вполне возможен был бы и душ. - Хихикнул Лёшка.
    - Вот то-то мне ночью сны какие-то снились. Что я иду по какой-то стройке. А рядом со мной строители какую-то плёнку постоянно разворачивают. И шумят, шумят, шумят... А это, видно, дождь был. Шёл...
    - Это лес шумел над твоей головой... - Стас подошёл к Вовке и похлопал его по плечу. - А вот ты не привык к этому. Вот тебе и чудились стройки да рабочие с кусками полиэтилена.
    - А мне всегда в детстве стройка к болезням снилась. Вот обычно бывало очень даже интересно. Всегда просыпался с ощущением того, что сон был очень яркий и продолжительный. Но при этом помнилось всегда одно. Что я стою в коробе, а в него бетон начинают заливать для фундамента. И я ногами не могу пошевелить. И при этом ещё заранее знаю, что стоять ногами в бетоне, когда его льют - не самое приятное занятие. Но всё равно не ухожу и стою. - Андрей поёжился, и мужики могли даже увидеть, как по оголённым участкам его тела прошли мурашки. - Как вспоминаю - всегда холодок пробегает. И на следующий же день я мог заболеть. Причём, почти всегда очень сильно. То горло простынет настолько, что говорить не сможешь. То ангина такая нагрянет...
    - Это у тебя организм чувствовал опасность, первые признаки болезни и сразу требовал внимания, чтобы лечить начал.
    - Такие предупреждения, говорят, были у итальянских мафиозей, когда их собирались в глубокой американской речке топить с тазиком забетонированным. - Угрюмо буркнул Андрей.
    - Что такие угрюмые? - Вылез Витька из палатки, стоявшей чуть поодаль от парней. - Чего плачем? Какие мафиози?
    - Тут больше намёк на речку, я бы сказал... - немного философским тоном произнёс Вовка. - Стройка снилась с полиэтиленом. А потом вот речка из берегов выходит. Настолько, что можно разве что на борту тазика с бетоном переплыть...
    - Вот это да! - присвистнул Витька, подойдя к краю опушки, которая в данный момент была берегом реки.
    - Вот и мы таким же образом отреагировали!
    - А чего тогда такие грустные? - изумился Витька, оборачиваясь к друзьям. - Это же лепота! Практически на необитаемом острове! Нас окружает вон какой слой воды. У нас есть тушёнка, крупы, большое количество дров в приютившей нас роще. А ещё большое количество рабочих крепких мужских рук. Шестнадцать... - Витька посмотрел на Вовку, затем перевёл взгляд на Стаса. - Хотя... У вас руки за две не считаются. Так что у нас пятнадцать крепких мужских рук.
    - И река...
    - А как же верховья реки? Как же идея?
    - Если идею сложно реализовать, то стоит придумать новую идею, которая в сложившихся обстоятельствах значительно легче реализуема и при этом не даст сгнить от тоски.
    Произнося эти слова, Витька медленно доставал из своих вещей небольшие тряпки, которые выбрасывал рядом в одну большую кучу. Лишь через некоторое время он достал свёрнутый во много слоёв так, что стал прочным, как камень, скрученный коврик. Затем мужчина под пристальными взглядами друзей продефилировал обратно к самому берегу разлившейся реки, разматывая старый потрёпанный коврик. В развёрнутом состоянии коврик занял своё место на земле. После чего на нём в позе лотоса устроился сам Витька.
    - Сейчас завоет... - только и успел сказать Андрей.
    И Витька действительно в ту же секунду стал методично гудеть, произнося всего лишь одну букву "м". Мычал он очень и очень долго. С учётом того, что произносить её можно было только при выдохе, то с большой точностью можно было сказать, что лёгкие у парня были достаточно большие. По полминуты не вдыхая воздух мычать - это нужно было умудриться быть спортсменом.
    - Треть часа не кантовать! - махнул стоявший рядом Алёшка. Он стоял всё это время, слегка наклонившись к Витьке, но теперь выпрямился и развёл руками. - Кто бы мог ожидать от нашего буддиста, что он сейчас запаникует и будет бегать от берега к берегу и кричать, что нас затопило.
    - Ну, вообще он правильно говорит. - Андрей улёгся на траву. - Зачем что-то совершать героическое, когда время терпит... Когда приключения не нужно искать, так как они нас уже нашли.
    В этот момент в центре лагеря, разложенного уже глубокой ночью, отчего был отчасти странного вида со стороны, зашевелился ещё один член туристической экспедиции. Сашка был достаточно крупным парнем - в нём было не менее двух метров и восьми пудов живого веса, заключённого примерно на половину в мясе и подкожном жире. Поэтому стоило зашевелиться парню в палатке, как он в обязательном порядке задел ещё двух товарищей - Димку и Ромку. Оба стали достаточно сильно ругаться. Димка даже тут же полусонным голосом обещал покусать всех своих "будителей".
    Но с учётом того, что сон уже был нарушен, каждый из них стал медленно вылизать из палатки. При этом каждый, выходя оттуда, широко потягивался, руками подчас с трудом не задевая густых кустов в районе расставленных палаток.
    Лёшка к этому времени уже устал играть с энергичными, как всегда, собаками. Что Актай, что Арни бегали, словно внутри у них стояли десятки самых ёмких батареек, что рекламируют со всех каналов радио и телевидения. Мужик лениво бросал большущую палку вдаль. И оба кобеля с места бросались в сторону за ней. При этом обе собаки обязательно хватались за палку, разве что с разных концов. И потом старались тянуть в свою сторону каждый. Чтобы первым донести деревянную добычу до хозяина и тем самым заслужить награду в виде ласкового слова или дружелюбного похлопывания. Время от времени Лёшка специально бросал палку подальше в воду. И тогда обе собаки с шумом врезались в воду разлившейся реки. Зато когда выходили на берег островка оба кобеля тут же энергично отряхивались, своими брызгами освежая окружающее пространство.
    - Лёшка! - немного угрюмо стал возмущаться только что вышедший Сашка. - Ну, чего ты тут делаешь со своими собаками? Мы и сами покупаться сможем. Без них.
    - Кстати, откуда столько воды? - поддержал своего товарища Димка. - Что за непорядок? кого покусать за такое положение?
    - Что делаем? - появилось последним довольное лицо Ромки. - Чем занимаемся?
    - Сидим скучаем... - резюмировал Стас.
    - Глубина небольшая... - Как-то лениво протянул Лёшка, постоянно наблюдая за купаниями собак. - Немногим не больше, чем по пояс. Не думаю, что где-то может быть больше.
    - Да и поменьше будет иной раз. - Споткнулся Андрей на самом берегу реки.
    Он только что подошёл к кромке воды и стал пристально вглядываться вдаль. Вообще вода была разлита настолько, что хватало глаз. Но в огромном количестве мест были видны даже не отдельные вершины кустов или деревьев, а целые их заросли. Они торчали зелёными островками, медленно покачиваясь на маленьких волнах вяло текущего течения реки.
    Андрей даже снял свою обувь и, закатив штаны до колена, шагнул в воду. Река была достаточно тёплой. Хотя для летнего дня она могла быть и чуть повыше температурой. При этом нельзя было, конечно, говорить о каком-то обжигающем холоде ключевой воды.
    - Ну, и что? - крикнул Сашка.
    - Стоять можно и терпимо... - Андрей обернулся к товарищам, всё также не выходя из воды. - У меня есть небольшая идейка. Вообще нам же не совсем желательно все вещи мочить. Поэтому их не стоит нести в руках, если будем идти пешком в этой воде.
    - Лучше сделать какой-то плот! - прервал буквально на пару секунд своё грустное завывание Витька, чтобы сказать всего одну фразу, после чего опять принялся за свою медитацию.
    - Вот! - кивнул Ромка. - Плот нужно!
    - Сделаем плот, на него бросим все вещи, закрепим, чтобы они не могли упасть. И пойдём. Кто-то впереди пойдёт, кто-то сбоку, кто-то позади. Чтобы не перевернулся плот... - Андрей, пока говорил, внимательно смотрел, подняв вверх голову, на окружающий лес. - Конечно, если будем рубить деревья, времени уйдёт очень и очень много. Но всё лучше будет, если иначе мы потащим рюкзаки на плечах.
    - Лучше поменьше деревья выбирать. Нам же не самим на плоту плыть вверх по течению. Значит, и весь будет поменьше. - Стас, не особо рассуждая и дожидаясь общего решения, уже взял в руки лежавший около палатки один из топоров и направился к росшим посреди зарослей кустарников худосочным берёзам.
    - И что ты сделаешь с этими берёзами? - стоял уже рядом Сашка. - Сколько их нужно будет спилить? Просто охапка хвороста мокрого выйдет - и всё!
    - Ничего! - лаконично ответил Стас.
    И тут же принялся мощными ударами со всего размаху сильного правого плеча буквально валить небольшие берёзы. Деревья были действительно не особо мощными. Диаметр каждого ствола был не больше толщины бедра любого взрослого мужчины. а некоторые росли и ещё менее мощные. Вполне возможно, что это случилось по причине их необычайно сильного сгущения в одном месте. Как уже упоминалось выше, роща, где остановилась небольшая группа путешественников, была почти сплошь из больших сосен. И лишь в одном месте стоял молодой березняк. При этом деревьев было столько, что могло показаться, будто исключительно в этом месте появился новый вид берёз - берёза кустарниковая.

    

    Далее:
       Книга 1. 04
       Книга 1. 05
       Книга 1. 06
       Книга 1. 07
       Книга 1. 08
       Книга 1. 09
       Книга 1. 10
       Книга 1. 11
       Книга 1. 12

       Книга 2
       Книга 3