Литературная страничка



Тропы тайги. Повесть 2 - Тропа
Книга 1. 04

    Ранее:
       Книга 1. 01
       Книга 1. 02
       Книга 1. 03

    

    Стас почти каждым ударом сносил хотя бы одну из берёз. При этом он не особо даже попадал острым металлическим наконечником по дереву. Частенько бывало так, что очередной ствол валило крепкое топорище.
    - Как старается! - улыбнулся Сашка. - Ему нужно было идти в лесники. Он одними руками смог бы вот так вот рощи прорубать!
    - А он правильно делает!
    Андрей как будто освободился от своих мыслей, оставив все их в разлившейся воде. Мужик в несколько больших шагов подошёл к палаточному лагерю и, схватив один из торчавших в старом трухлявом бревне топоров, подошёл вплотную к сосне среднего размера.
    - Вот смотрите! - обратился он ко всем, кроме Стаса, наблюдавшим за ним товарищам. - Мы рубим вот такие небольшие, среднего размера сосны. Они будут составлять основу плота. Большие рубить не имеет смысла. И силы лишние потеряем, и они потяжелее будут - слишком сильно тонуть будут. А вот скрепим их сверху небольшими берёзовыми стволами. Нам же не плыть на нём. А вещи только тащить за собой. Они столько не весят...
    - Вот опять что-то делать! - стал ворчать Димка. - Я ещё соглашался на то, чтобы идти весь путь пешком. И даже не брать какую-либо моторную лодку. Но вот валить лес...
    - Вот, кстати, моторная лодка пригодилась бы очень даже сейчас! - подхватил Лёшка общую направленность разговора.
    Он тоже взял в руки топор и выбрал под себя сосну среднего размера чуть поодаль от лагеря, чтобы, падая, она не слишком бы сильно поранила парней и не причина какого-либо ущерба имуществу путешественников. Лёшка тут же принялся наносить методичные удары топором по мягкой древесине. Собаки, которые ещё не отошли от игр со своим хозяином, скорее всего, решили, что это продолжается всё та же самая игра. Только хозяин в этот раз отчего-то решил не выбрасывать палку куда подальше, а только бьёт по дереву. Они стояли, высунув языки наружу и отчаянно дыша, и пристально наблюдали за каждым движением Лёшки. И всякий раз, стоило ему после сильного замаха начать движение для удара, собаки резко дёргались в сторону возможного полёта игрушки, но тут же останавливались и возвращались. И только и делали, что путались под ногами новоявленного лесоруба, мешая постоянно ему. Особое упорство в этом проявлял младший кобель - Арни. Он даже умудрился один раз так удариться о ноги парня, что тот с трудом удержал равновесие.
    - Как же вы рьяно принялись за работу! - улыбнулся, закуривая, Ромка. - Андрей, ты из дерева, может, тоже и мотор сделаешь? Ну, тогда мы точно поплывём быстрее. И выплывем с этого необитаемого...
    - Уже обитаемого! - прервал опять своё мычание Витька.
    - Уже обитаемого! - кивнул Ромка и, сплёвывая, случайно выронил изо рта свою сигарету.
    - А топоров у нас больше нет? - поинтересовался Вовка, удобно устроившись в лежачем положении за бревном.
    - Нету!
    - Во-о-от! - Поднял руку лежавший мужчина. - Это я и хотел отметить. У нас три топора, все их уже используют. Так что сидите и не гундите. Отвлекаете!
    - Поберегись! - раздался зычный голос Андрея.
    Сосна, которую он рубил последние две минуты, в этот момент затрещала и принялась медленно крениться в сторону от развёрнутого палаточного лагеря. При этом своей немаленькой кроной она с лёгкостью подминала под себя росшие поблизости более мелкие деревья, которые под тяжестью сосны ломались, словно зубочистки или простые спички.
    Андрей тут же достаточно ловко стал обрубать самые большие сучья. При этом он легко ломал самые мелкие из них, просто ударяя или наступая на них.
    - Мужики! - обернулся он к товарищам. - Давайте берите пилу и пилите! Вот здесь! - мужик двумя ударами поставил засечку на стволе. - Примерно два с половиной метра. - Андрей взглядом примерил расстояние от основания срубленного ствола до засечки.
    - Нормально так! - поддакнул Витька. - Два с половиной метра! Мы на таком даже сами время от времени сможем отдыхать. Сделать в ширину метра с полтора. Туда всё влезет! И кости где растянуть будет с бока!
    Витька на пару с Ромой стали активным образом распиливать ствол только что поваленного дерева в указанном месте. Ещё не успели они допилить до конца, как Андрей уже очистил следующие два с половиной метра ствола. Отмерив шагами приблизительное расстояние, мужчина сделал ещё одну зарубку. Потом ещё одну. И ещё.
    Из одной сосны вышло четыре достаточно крепких бревна. Конечно же они были разного размера. Ведь, каждые следующие два с половиной метра обязательно были чуть меньше предыдущих. Но зато сосна была прямая и почти ровная, не отклонявшаяся от одной направляющей.
    Мужики только допилили второй распил, как на землю упало второе дерево - то, что было срублено Лёшкой. К тому моменту ребята стали перетаскивать распиленные грубые брёвна поближе к воде. Их складывали вразброс, но старались так, чтобы более толстый спил последующего бревна ложился к более тонкому спилу предыдущего. Добиться этим ровной поверхности плота было почти нереально. Но зато самодельное плавсредство не получилось бы таким, что с одной стороны ниже и тоньше, а с другой - толще, массивнее и тяжелее.
    Через четверть часа достаточно напряжённой работы всей группы молодых путешественников около кромки воды уже лежали добрых четыре десятка брёвен. Из них можно было вполне легко соорудить плот в два слоя. Рядом валялись порубленные в палки среднего размера стволы берёз для поперечного скрепления.
    Мужики, не теряя ни минуты, начали попарно переставлять и класть брёвна так, чтобы они как можно более точно и плотно упирались друг в друга. Особенно сложно было с несколько искривлёнными некоторыми стволами, которые, казалось, по своей природе не хотели быть уложены в плот. И именно поэтому с самого своего рождения из семени или веточки устремлялись в рост не вертикально вверх, а чуть вправо, чуть влево, а то и вовсе поначалу стелились по земле или заплетались в причудливые узлы сучками и ветками. Эта работа, хоть и требовала не меньше сил, пришлась всем по душе. Всё-таки отговорки от недостатка топоров и пил здесь уже вряд ли принимались. А филонить и строить из себя меланхолика всё-таки особо никто не желал.
    Разве что Стас - первый дровосек на временно обитаемом острове - сейчас уже сидел около костра и активно строгал на доске в мелкие куски лук и морковь. Это послужило даже поводом для некоторых едких, хоть и дружеских замечаний:
    - Стасу лишь бы что-либо порубить! - отплёвываясь от капелек пота начинал Андрей. - Что дерево, что морковь.
    - Дайте ему металлический лом! - улыбался с другой стороны Сашка. - Пускай себе строгает.
    - Точно! И нам никакого вреда, и он сам при деле...
    - А то того и гляди - изрубит весь лес, порежет все овощи, да за нас примется.
    - Ночью... в темноте...
    Чтобы было удобнее связывать срубленные брёвна в один единый плот, Андрей изначально постарался расчистить небольшую полянку, резко поднимавшуюся в холм внутрь рощи буквально в метре от воды. Наклон был такой, что позволял ставить брёвна под углом. А после уже с помощью крепких рук ничего не стоило затащить всю конструкцию, какой бы она ни была тяжёлой, в воду. При этом работать с плотом можно было и под ним. Позволял эдакое подобие обрыва. Из-за длины брёвен под ними образовывался достаточно большой карман. Там впоследствии смогли поместиться двое. И принять участие не только в сооружении плота, но и в спуске его на воду. И вот как раз, чтобы нельзя было бы зацепиться за что-либо острое и крайне неприятное в достаточно ощутимой тесноте, и чтобы не напороться на осколки случайных стёкол или острых камней, Андрей и осмотрел внимательно место будущей верфи.
    После предварительно осмотра местности, туда оттащили первые три заготовленных бревна. Ромка уже держал в руках большой моток каната. Его он и бросил с возвышения Андрею вниз. Тот схватил лишь конец, быстрыми движениями отмерил четыре длины левой руки до плеча правой и, натянув, указал Витьке то место, где необходимо было отрезать. Первый кусок связал по центру два бревна, а остатком зацепил третье. После рядом были таким же образом скреплены ещё три бревна. Ещё три... Через десять минут общих трудов в ряд стояли пятнадцать брёвен, разбитых на пять скрепленных кусков. Теперь уже настала очередь соединять их. Чтобы зря не резать лишний раз хорошую верёвку, мужики резали её на приблизительно двухметровые куски, и скрепляли ими лишь крайние брёвна троек сверху, снизу, а также по центру - недалеко от уже навязанного соединения. Да и то лишь там, где имелись отверстия и зазоры между брёвнами из-за кривизны, сучков и неровностей.
    Следующим звеном в быстром судостроительстве стало использование берёзовых перемычек. Стволы берёз были достаточно тонкими. И укладывать их необходимо было поперёк. Поэтому приматывать их было бы крайне и крайне проблематично. Их решили прибить - примерно по три штуки в толщину в три ряда, стараясь их делать на одинаковых расстояниях. Эти небольшие переборки должны были служить дополнительным креплением между параллельно уложенных брёвен. Столярными работами занимались Ромка с Лёшкой. Дело шло споро - даже самые верхние рядки были уложены на такой высоте от земли, что до них легко можно было дотянуться.
    Рядом Андрей, Витька, Вовка, Сашка и Дима, уже набравшиеся кое-какого опыта в сооружении, хоть и с видимым усилием, но всё-таки значительно быстрее, нежели в первый раз, изготовили аналогичную конструкцию из пятнадцати брёвен. К моменту окончания работ были завершены и столярные работы с берёзовыми прослойками. Общими усилиями цельную конструкцию аккуратно подтащили ко второму готовому куску. После чего двумя большими кусками верёвки почти намертво скрутили их - слой к слою - сверху и снизу.
    Теперь уже плот был достаточно объёмным в размерах - чуть более двух с половиной метров в длину, чуть меньше в ширину и где-то около трети метра в высоту.
    - Мужики! - задыхаясь, сказал Андрей. - Теперь бы нам сразу взять этот плот и того его... Опустить!
    - Идея хороша! - кивнул Ромка, присаживаясь на холм около стоявшего плота. - Вот только сил уже почти нет.
    - Надо сейчас! - отрезал Лёшка. - Поставим его на воду, потом привяжем к берегу, чтобы совсем не уплыл от нас. И вот потом уже можно будет идти позавтракать. А то потом совсем не будет желания работать.
    - Поднажмём, мужики? - раздался голос Стаса из-под плота.
    - Ты только погляди - он уже туда залез! Из-под плота будет стараться, значит. Может, Димыч, на подмогу к нему?
    - Нет проблем!
    - Давай, взяли!
    Четырнадцать крепких рук схватили плот и стали изо всех сил поднимать его с целью оторвать его от земли. Кто-то ухватился за верёвки, с помощью которых и держался плот. При этом мужики присаживались и поднимали тяжесть не силой рук или поясниц, а ногами и прямой спиной. Кто-то присел у краешка плота и теперь старался привстать, также используя силу ног. Димка с Витькой старались выпрямиться под самой конструкцией. При этом стараясь больше поднимать носовую часть, которая больше упиралась в землю.
    Плот как будто бы слегка скрипнул, чиркнул по земле, поднимая своими концами брёвен дёрн, что удерживал почву от размывов разливающейся реки. Вдруг плот полностью поднялся над землёй - буквально на пару сантиметров. Но этого хватило, чтобы он под тяжестью своего веса устремился обратно к земле. При этом соскальзывая по достаточно сильно наклоненной поверхности обрыва.
    - Держим зад плота! - процедил сквозь зубы Андрей. - А то парней под ним можем похоронить.
    - Держи... тащи... - кричал из-под плота Витя.
    Он передвигался гуськом, спиною держа поверхность плота. И при этом маленькими шажками старался двигаться вперёд, пододвигая его к воде. Его примеру следовал Димка. Но если Витька делал это больше интуитивно, понимая, что снова после поднять плот будет ещё более проблематично, то Димка лишь следовал его движениям.
    Плот пронесли на десять сантиметров... тридцать... Вот уже метр. И везде плот то и дело норовил упасть на землю, не желая опускаться на воду. Постоянно от земли край плота отделяли лишь пару сантиметров. Брёвна так и хотели упасть на землю, врыться в грунт да так и остаться в нём до той поры, пока под действием влаги, воздуха, солнца и червей не превратятся в труху.
    Но вот до воды осталось полметра, ещё меньше... Вскоре передний край плота уже оказался в воде. Пускай и ещё не было большой глубины, и конструкция бы так и осталась не мели. Шедшим впереди Ромке и Сашке даже пришлось заходить в воду, чтобы не опускать плот на мелководье.
    Через минуту поистине изнурительной работы плот был уже полностью над водой. Передний край, сказать, так вообще был в неё погружён. Шедшие под плотом Витька с Димкой уже шли в воде почти полностью - только голова торчала над её поверхностью, да и то лишь из-за продолжавшего оставаться наклона плота. Почувствовав, что он так может легко задохнуться, Дима набрал воздуха полную грудь и скользнул вниз, утекая в прямом смысле этого слова по мелководью из опасного места. Витька последовал его примеру. Только он просто нырнул под воду лицом вниз и уцепился за торчавшие под водой кочки. Тем самым давая дорогу друзьям и ожидая, когда они пронесут над ним плот.
    От уменьшения силовой опоры оставшиеся пятеро мужиков с большим трудом сдерживали тяжёлую нагрузку. Они прошли ещё не более пары шагов и словно по команде отпустили верёвки и брёвна. Плот ухнул в воду, разбрасывая вокруг себя тучи брызг.
    - Держи его! - бросился к одному из концов верёвки Лёшка. - А то уплывёт ещё!
    - Вяжи швартовые к берегу! Вот так он хотел сказать! - отплёвываясь от воды, вынырнул Витька.
    - Ты там как?
    - Задело немного по спине. Чтобы не расслаблялся. Но до свадьбы заживёт!
    - Так ты же уже женат!
    - Значит, до развода! До развода - точняк!
    Мужики, шутя и дружески подталкивая друг друга, помогли сначала Витьке выбраться из воды на ноги. А затем и Андрею, который в общей сутолоке тоже умудрился полностью покупаться в прохладной утренней воде. Алексей в это время уже успел вбить торцом топора достаточно глубоко в рыхлую землю металлический колышек. Его обычно используют для фиксации палатки при очень сильном ветре или же для обустройства очага в лагере. Колышек длинной не менее метра легко вошёл в землю на две трети этого размера. В принципе, этого должно было хватить для того, чтобы плот не вырвал под своей тяжестью при волнениях воды свой земной якорь. Колышек сверху раздваивался в рогатину, концы которой загибались вниз. Таким образом через верх не могла соскользнуть никакая верёвка даже при очень сильном ветре или большом волнении и течении.
    - Я привяжу! - отбросил только-только раскуренную сигарету Ромка. - Сейчас попробуем морские узлы. Мне дядька показывал его. Как он называл "кошачий глаз".
    - Может не стоит экспериментов? И просто привязать покрепче? - вышел в этот момент на край холма Стас.
    Вид у него был поистине эпический. Иной раз люди, которые опасаются прохладных ветров или сквозняков во время отдыха или работы на природе подвязывают на поясницу кофту. Так, что основная её часть составляет небольшой фартук, укрывающий ягодицы. Такие кофты у Стаса сейчас были подвязаны как спереди, так и сзади, образуя своеобразную "поварскую юбку". При этом мужчина снял с себя всю одежду выше пояса, обнажив отличный загар но лишь вне силуэта майки. Это давало дополнительное ощущение, что на нём было одето что-то светлое. Довершали всю картину одетая кепка вместо поварского колпака и просто громаднейшая поварёшка. Эту поварёшку он притащил с собой, обещав изначально при сборах, что обязанность по доставке этого инструмента он берёт на себя.
    - Ты где такую поварёшку взял-то? - чуть не поперхнулся только что отобранной у Ромки сигаретой Дима. - Это же просто какой-то монстр!
    - Военная! С полевой кухни. Одна такая стоит пары кастрюль для готовки на твоей кухне!
    - И что она нам даст? В ней готовить что ли? - возмутился мокрый от речной воды Андрей. - Рукоятка в метр. Можно будет с дерева сидеть и подогревать еду.
    - Что она даст... Что она даст... - передразнил Андрея в его же интонации новоявленный повар. - Еду она вам даст!
    - А сейчас даст?
    - Даст! - устремился вверх Сашка, забираясь на холм почти на четвереньках. - Я лично отсюда чувствую изумительный запах тушёнки! Да ещё и с овощами...
    - Наверняка макароны по-флотски! - последовал за ним Вова. - На большее у нашего повара фантазии и времени просто не хватило бы!
    - Неправда! - обиделся Стас и слегка ударил по голове его. - Гречка. Гречка с тушёнкой. Настоящая походная каша...
    - Закрепил! - в это время поднялся Ромка, постоянно вытираясь платком толи от пота, толи от водяных брызг, разбивавшихся об углы плюхавшегося на волнах рядом находившегося плота. - Всё! Теперь не уплывёт!
    Лешка и Андрей подошли к месту крепления плота к земле. На металлическом колышке были намотаны огромные узлы. При этом верёвка была скручена и вдвое, и втрое. В этом месте морской узел "кошачий глаз" больше напоминал кулак боксёра-тяжеловеса.
    - Оригинальный способ завязывать узлы! - подбодрил старания друга Андрей.
    - Главное, чтобы потом легко было развязать...
    - Да развяжется! - задыхался Ромка. - Но только тогда, когда нужно. А до этого - крепче сварки!
    - Крепче или не крепче, но точно верёвки намотано пара километров...
    - Есть идёте? - появился на вершине холма с металлической тарелкой в руках Вовка. - Еда стынет! И поход ждёт!

    

    Далее:
       Книга 1. 05
       Книга 1. 06
       Книга 1. 07
       Книга 1. 08
       Книга 1. 09
       Книга 1. 10
       Книга 1. 11
       Книга 1. 12

       Книга 2
       Книга 3