Литературная страничка



Тропы тайги. Повесть 2 - Тропа
Книга 1. 11

    Ранее:
       Книга 1. 01
       Книга 1. 02
       Книга 1. 03
       Книга 1. 04
       Книга 1. 05
       Книга 1. 06
       Книга 1. 07
       Книга 1. 08
       Книга 1. 09
       Книга 1. 10

    

    Считается, что реки на равнинах скучны и однообразны. Теоретически это утверждение имеет право на существование. Всё-таки, что не говори, но на равнине река приобретает черт такого лентяя. Словно какой-то человек. Который при своём рождении ещё мал и неопытен, потом постепенно набирает вес, растёт, становится опытней и сильней. Вскоре у реки проявляется свой характер. Когда воды приобретают какой-либо совершенно неповторимый цвет, вкус и даже, быть может, запах. И вот уже вода несётся не просто горными ручейками, а настоящим потоком, которому по силу столкнуть даже небольшие камни, постоянно поднимать со дна песчинки, переносить их на другое место, создавая и уничтожая острова, островки, меняя рядом с собой берега.
    Это словно один в один походит на первые годы человека, лет до семи или около того. Когда он ещё только учится жить, когда он только присматривается к окружающему миру. Для того, чтобы со временем начать жить полной жизнью, дышать полной грудью. И весь этот опыт приходит через пробы и ошибки, шалости в своём поведении.
    Также и река в своей середине верхнего течения. Она уже представляет из себя мощный поток, который гудит, бурлит. Шум водопадов и водопадиков - как раз шалостей - слышен подчас издалека. И окружающие на это либо ругаются, либо просто приходят посмотреть и оценить.
    "Ах, какой красивый водопад!" и "Ах, он такой прелестный маленький хулиган!". В этих двух фразах как раз и можно почувствовать то объективное, что объединяет реки и человека. А что если человек становится каким-то необычным в среднем возрасте? Он решает что-либо делать необычное, приносить удовольствие людям, дарить им радость и смех. Как это походит на огромные и потрясающие водопады в среднем течении тех или иных рек. Словно река в этом месте решила подарить всему окружающему миру как можно больше красоты, радости и веселья, раскрывая почти всю свою душу нараспашку.
    И примерно в то время, когда река переходит из верхней части своего течения в среднее, она как бы становится подростком, взрослеет. Можно сказать даже, что она уже прошла всю школу, всё своё образование. Река уже пробует (и у неё часто получается) двигать камни, подмывать деревья - основы основ всего окружающего - и нести их на своих волнах вниз. Совсем как человек, когда он подхватывает какую-то идею и несёт, несёт, несёт её по своей дальнейшей жизни. Иногда река доносит уже наполовину сгнившее бревно до своего устья. И при этом дерево застревает, где-то садится на мель. И получается его сдвинуть водам даже ещё бурной горной реки только в периоды паводка. Или когда животное какое, человек ли случайно ступит на дерево да поломает его на пару частей. И эти части легче будет тащить на водах. Ведь, так бывает и у человека: когда он не может продвинуться в каком-то своём деле без чьей-то подсказки, помощи. И нередко он просто оставляет свою какую-то идею, выбросив её куда-то в сторону, словно на берег своей реки. Но частенько тащит, таащит, тащит по всей жизни. Или только по части её, пока идея в виде дерева на реке окончательно не потеряет своей ценности или просто сгниёт под действием времени и решения.
    Но реки в среднем течении редко бывают быстрыми, бойкими, горными. Они чаще всего успокаиваются, постепенно переходя на всё более медленное и медленное течение. Как будто человек, который уже определился со своим жизненным руслом, опрделился со своей идеей. И больше ему почти не требуется большой помощи или помощи от большого количества лиц. И, ведь, и реки в основном имеют максимальное количество притоков в верхнем течении. В своём детстве и юности. А потом уже редкие притоки: совсем как супруг, который будет с тобой всю оставшуюся жизнь, или дети, которые вливают в тебя жизнь. Как на это походит, что Зея со своими дочками Селемджой и Томью выходит замуж за грозного красавца Амура, и позже у них появляются ещё дети: Бурея, Сунгари, Уссури да Амгунь.
    Отчасти именно поэтому так много людей, которые увлекаются сплавами. В том числе и по самым опасным горным речкам с самым непредсказуемым и невероятно изменчивым течением. Людям свойственно стремление кого-то укрощать. Особенно это касается мужчин. Мужчинам время от времени хочется укротить, завоевать красивую девушку. А привлекают их чаще всего именно самые капризные, самые оригинальные, самые непредсказуемые. Мужчинам кажется, что они смогут это сделать, укротив самую-самую неукротимую, чтобы в дальнейшем её отчасти перевоспитать. То же самое свойственнено и женщинам, которым время от времени кажется, что они своими любовью, лаской и заботой смогут перевоспитать и заставить жить по-новому даже самого отъявленного хулигана.
    И вот эта капризность горных рек в своём верхнем течении напоминает это самое укрощение буйного характера подруги или друга. Со стекающим вместе с каплями пота, с растворённым во многочисленных брызгах воды адреналином, которым человеческий организм во время активных горных сплавов насыщается до предела. Настолько сильно, что и уже в последующем нижнем течении рек человека подёргивает, старается куда-то увести. И называается это "впечатлением". Но это - остаточное действие адреналина, который всё ещё остаётся. А потом его начинает не хватать. И организм уже страдает от недостатка того самого адреналина, который был ещё совсем недавно. Совсем как та самая река, по которой происходит сплав: вода ещё каждой своей капелькой помнит тот буйный свой нрав, ещё старается вновь забурлить, ещё крутится в водоворотах. Потому что не хватает ей той шалости, того запала, того задора. Но уже не может: она вырвалась из своих тесных детских рамок во взрослую, более спокойную жизнь. В которой, конечно, больше открытий и каких-либо достижений, в которой больше простора для реализации, в которой впереди ещё столько всего, в том числе и самого хорошего: достижений и побед, поворотов и омутов. Но всё это уже не обладает той яркой и светлой энергетикой, настолько же сильной, что и в детстве, когда даже прыжок в виде водопада казался дстижением, когда хотелось пошуметь и побурлить.
    Да и это опять же возможность для самого человека вспомнить себя таким, каким он был. Ведь, человек, который любит экстримальные увлечения и виды спорта чаще всего был совершенно неуёмным в детстве. Он уже рождается таким. И преодоление порогов - это испытать тот же миг из детства, преодолеть некий свой детский страх или закомплексованность.
    Но совершенно иное дело - направляться не вниз по реке, а вверх. Ты как будто раскрываешь альбом человека с теми фотографиями, которые отсортированны по убыванию. В самом начале: самые современные, которые сделаны совсем недавно. А потом идут следующие: которые сделаны за месяц, год, пятилетку, десятилетие до того момента. Ты постепенно наблюдаешь, как человек молодеет, как он становится сильней, но при этом старомодней. Ты словно смотришь историю челвовека наоборот. Но так, ведь, не бывает. К тому же в нынешний, отдельно взятый момент, ты вдруг и внезапно узнаёшь о человеке почти сазу всё. А потом... Потом неужели человек тебе будет рассказывать нечто в стиле: "А вот на этой фотографии я ещё не умел того... А вот в тот момент я не делал этого... А вот тут у меня ещё не было того-то..." И человеческий разум словно отказывается это принимать, отторгая.
    Но именно снизу вверх по течению обычно идут исследователи. В основе их задач - нанести на карту всё течение реки, желательно, конечно, с притоками. Но как определить изначально, какой именно ручей является началом той или иной реки? Ведь, даже самые могучие реки начинаются с небольшого ручья, с озерца, с нескольких предов или ключей, которые иногда могут и пересыхать, автоматически уменьшая длину реки на километр-другой. А, если двигаться из устья реки или реушки, то это делается проще простого: нужно всего-навсего двигаться по берегу вдоль самой крупной реки. Особенно это касается мест слияния двух водных потоков. А вот движение наоборот может иногда повлечь за собой давно и всем известные географические казусы, которые и сейчас позволяют некоторым говорить нечто в стиле "Не Кама приток Волги, а Волга впадает в Каму" и примерно те же самые слова, но уже с дальневосточной изюминкой: про Зею и Амур.
    Но то исследователи!
    А простым людям, которые решили отправиться вверх по реке с целью отдыха, рыбалки, охоты, ягод с грибами да последующего сплава вниз по той же самой реке, идти вверх по течению - ещё более нудное занятие. Потому что сил и энергии - хоть отбавляй. Но при этом девать это изначально совершенно некуда. Потому что сама река ничего из себя необычного не представляет. Она выглядит совершенно также, как и в сотне километров от нынешнего места - примерно там, где они ехали на машине ещё несколько дней или даже часов назад.

    

    Далее:
       Книга 1. 12

       Книга 2
       Книга 3