Литературная страничка



Тропы тайги. Повесть 2 - Тропа
Книга 1. 12

    Ранее:
       Книга 1. 01
       Книга 1. 02
       Книга 1. 03
       Книга 1. 04
       Книга 1. 05
       Книга 1. 06
       Книга 1. 07
       Книга 1. 08
       Книга 1. 09
       Книга 1. 10
       Книга 1. 11

    

    А сейчас приходилось в довершение ко всему идти и по очень заболотистым местам. Они, конечно, были не чета вчерашним, когда вода доходила по пояс, иной раз - по грудь, а подчас - и выше, если неудачно ступала нога мимо кочки. Но всё равно приходилось быть крайне внимательным, чтобы в очередной раз не искупаться или просто намочиться. И иной раз приходилось заранее просчитывать, где именно идти - делая даже небольшой крюк, обходя далеко от берега самой реки, а иногда даже теряя её из виду за кустарниками и небольшими рощицами.
    Мужчины шли группой. Причём они не растягивались в какую-то колонну и не выстраивались в шеренгу. Местность была достаточно пересечённой: иногда встречались кочки и небольшие овражки, которые, очевидно, были вымыты самой рекой во время подъемов и спусков воды. Поэтому легче всего идти было в рассыпную. Потому примерно и сформировались коллективы по интересам.
    Впереди бодрым шагом топал Димка, время от времени попыхивая сигареткой. Они с шедшим сбоку Ромкой выглядели примерно как два сатиристических персонажа: один высокий и достаточно худой, а второй - на треть ниже и объёмный, словно ходячая бочка. При этом именно низкий Ромка тащил больше вещей. Он постоянно просил подкурить своего товарища, потому что из-за сумки и рюкзака с подвешенными к нему котелком и чайником мужчине самому это было сделать проблематично. Точней, он сам попробовал произвести эту операцию, но после трезвона металла и чуть не соскочившей с плеча сумки передумал. Димке же это было сподручней - он нёс всего один рюкзак, который удобно размещался за плечами так, что обе руки были свободны. Правда, при этом Димка время от времени подтягивал лямки рюкзака - сама поклажа была намного тяжелей Ромкиной: если у первого лежали консервы, крупы и иные плотные вещи, то второй нёс в сумках одежду, одеяла, одну палатку.
    - Ромашка! - окликнул Вовка шедшего Ромку.
    Тот нехотя обернулся. Для этого мужчине пришлось остановиться, потому что из-за низкого роста, широких плеч и сумок его могло просто-напросто занести. Сам Ромка никогда не был недобрым или не отзывчивым, но, не смотря на то, что никогда не показывал этого, нервничал, когда приходилось прерывать что-либо:
    - Чего тебе? - Ромка прищурился от шедшего с правой стороны лица табачного дыма от зажатой в зубах сигареты.
    - Вот это - Вовка протянул несколько ромашек, - тебе!
    - Ромашки для Ромашки! - хохотнул Саня. - Парни, я с вами больше в одну палатку не полезу!
    Сашка шёл достаточно быстро. Он был примером того самого былинного богатыря: фигура у него была явно не самой спортивной, но при этом обладал он недюжинной по сравнению с некоторыми остальными мужиками силой. Он легко мог поднять и тащить того же самого Ромку вместе с его поклажей. Но, как уже упомянул Сашка, только в том случае, если сам Ромка будет иметь несколько удобных ручек, а не решит из себя представлять тот самый мифический чемодан без ручки. Вот и сейчас Сашка нёс свою сумку, лямка которой была перекинута через плечо. В сумке были не только многочисленные вещи самого мужчины, но и так же часть консервов и крупы для всего отряда. Сумка была не столь удобной, как рюкзак: Сашке приходилось её время от времени крутить вокруг своего тела в зависимости от того, как устала одна или другая часть тела под нажимом лямки. И мужчина перекидывал сумку с плеча на плечо, забрасывал за спину или тащил на животе перед собой. Поначалу это казалось удобным, но через пять-десять минут шея с одной стороны начинала затекать, и, чтобы полностью не поранить то место, мужчина с шумом менял диспозицию.
    - Приходится за вас тут еду тащить! - жаловался он иной раз в сторону Андрея и Лёшки.
    Те шли позади и действительно не несли съестные припасы. Однако что у одного, что у другого были большие рюкзаки. В них был запихан спущенный и аккуратно уложенный кожух для катамарана. У одного - соответственно по одной части. Эта часть имела не только резиновые части, но и небольшие металлические трубки для придания жёсткости и формы конструкции. Плотно сложенная резина вместе с насосом и вещами самих мужчин весила порядком, а металл только добавлял к этому несколько килограмм. Поэтому и сам Сашка понимал, что его слова не имеют ничего такого серьёзного из обвинений. И говорил их больше просто для того, чтобы сказать. И завязать разговор, упрекнув в чём-то кого-либо по-дружески.
    Замыкали шествие Стас с Витькой, которые нашли общую тему для разговора: охота и трофеи. И теперь постоянно обсуждали, как, где, когда и каким образом охотиться на кого-либо. Только для затравки кто-то кидал фразу, как охотиться на утку, как другой подхватывал. И уже после некоторых обсуждений мужчины, сами того не замечая, обсуждали совершенно другую птицу. После чего возвращались опять к утке или давно обсуждаемому глухарю. Разговор просто велся по методу "я кое-то вспомнил и сейчас расскажу, пока это не забыл". Сами мужчины также несли по рюкзаку, в которых находились по канистре воды, которая ещё очень нужна была в болотистом среднем течении реки, пока не встретятся родники, а также свои вещи, патроны, всяческие необходимые инструменты и немного продуктов. Также каждый нёс в руках по ружью, намереваясь при случае подстрелить что-либо по дороге. Правда, для осуществления этой цели им не нужно было плестись в конце группы, отставая подчас от ведущего на добрый десяток-полтора метров.
    Кстати, ружьё ещё было и у Вовки. Однако он с ним бегал, просто забросив на плечо. Мужчина нёс средних размеров рюкзак, где была пара его вещей и ещё что-то, о чём он не знал: это было просто впихнуто другими участниками экспедиции. Вовка сам по себе был больше кабинетным учёным и городским жителем. Поэтому для историка-этнолога просто выход на природу на свежий воздух уже казался настоящим приключением. И он не упускал ни единой возможности. То он отбегал в сторону, чтобы посмотреть, какой именно открывается с той точки вид. То мужчина просто отставал от всей группы, увидев между трав что-то интересное и достойное его внимания. То он наоборот ускорялся и обгонял всех, намереваясь быть в какой-либо точке самым первым, чтобы, словно разведчик, донести о последних новостях всем остальным.
    При этом Вовка иной раз размахивал ружьём так, что мужики, которые за ним наблюдали, время от времени приседали, чтобы, случись случайное нажатие на курок, никого не задело. Хотя... С учетом того, что ружьё было заряжено дробью, рассчитывать сильно на это не приходилось. Потому после нескольких нервных потрясений Сашка прикрикнул на своего товарища, чтобы тот отдал ружьё кому-либо из шедших позади: Андрею или Лёшке. Но Вовка никак не хотел расставаться со своим огнестрельным оружием, которое было дано ему на целый день по обещанию с предыдущего вечера:
    - Я с ним как Индиана Джонс! - отвечал он.
    - Скорей ты похож на Жака Паганеля! - процедил Сашка, перекидывая в очередной раз свою сумку. - Тот тоже был той ещё мартышкой с гранатой!
    После нескольких подобных препирательств Вовка согласился на то, что ствол ружья он будет держать исключительно вверх, чтобы действительно никого не задеть. И стал он теперь бегать с совершенно безумным взглядом и видом. Особенно дико и экстравагантно это смотрелось как раз в момент предложения Ромке букета ромашек. Вовка подбежал к нему, нагоняя гандикап в два десятка метров, держа в правой вытянутой руке цветы, а левая же была поднята вверх, сжимая ружьё примерно как флаг.
    - Куда мне их? - хотел сплюнуть Ромка, но вместе со слюнями выплюнул и сигарету.
    - Вместо сигарет тебе!
    - То есть хочешь, чтобы я с цветами во рту шел? - рассмеялся Рома. - Как козёл что ли?
    - Рома! - отозвался Витька. - Какой ещё может быть козёл? Самый настоящий грациозный горный тур!
    - Горный тур - это когда по горам идёшь. И там смотришь всякие достопримечательности! - неспешно начал говорить Дима. - Организовывают такие всякие туры. В разных странах. Где-то можно походить пешком, а где-то нужно ехать на автомобили. Если достопримечательности разбросаны по самым разным местам. например, чтобы посмотреть замки. А как может человек напоминать горный тур? Тогда он экскурсовод по этому горному туру!
    Все крайне внимательно слушали Диму. При этом, быть может, каждый думал о том, действительно ли мужчина не понял, что тур - это такое название дикого животного, который обитает в горах или в лесах. Или он просто издевается надо всеми, стараясь как можно убедительней изобразить силу и красоту русского языка, выискав просто слова с одинаковым произношением. На всякий случай Сашка сказал:
    - Нет! Ты не совсем прав! Тур - это когда несколько игр в каком-либо соревновании. А в Германии, например, есть специальных пара туров, которые проводят в горах Альпах. Горный воздух разряжен. Там сложней играть. Потому и интересней всем наблюдать, как команды проявят себя в необычных условиях. И вот тот тур и называют горным!
    Сашка говорил ещё более серьёзно, чем Дима. Он умел такое делать. Уже не один из его друзей не раз попадался на подобные подколки и разнообразные словесные ловушки. Создание и разоблачение которых постоянно хорошо всем запоминалось, а по прошествии лет - регулярно вспоминалось на шумных вечеринках или просто встречах. Сашка этим славился. И постоянно любил себя показать. Вообще иной раз даже его мама не могла сказать точно, шутит ли он или говорит правду. Хотя у мамы был по этому поводу огромнейший опыт.
    Вот и сейчас пара мужчин однозначно принялись гадать: пошутил ли мужчина или нет. Хотя тот же Ромка и Андрей сразу же не поверили этому. Но Алексей украдкой поинтересовался у последнего:
    - Да ладно! Он же опять пошутил?
    - В смысле?
    - Всем известно, что в Германии нет Альп!
    - Конечно! Конечно! Он опять постебался. - Поспешил добавить Андрей.
    А Вовка на свою беду решил поинтересоваться про это у самого Александра. В результате чего получил ещё более пространственную и убедительную речь. И засомневался ещё больше. Но Вовка уже вскорости об этом забыл, принявшись и дальше, как раньше, бегать вокруг шедшего небольшого отряда. Так продолжалось полчаса, час, второй...
    - Вова! - в конце концов между немногочисленными фразами, которые каждый бросал по очереди только в качестве поддержания разговора, в повелительно-указательном тоне отметил Андрей. - Вообще мы сейчас входим в такие места, где не особо принято сильно шуметь и кричать.
    Если бы это прозвучало от Саши, который после горных туров уже успел отличиться в подобных моментах не один раз, все бы могли принять это опять просто как очередную небольшую байку. Которую придумывают на ходу и только исключительно в том случае, когда поведение человека не просто надоедает, а начинает искренне раздражать. И ставится попытка вернуть его на место. Тем более, что многим известно было, насколько тот же Андрей не любит шум, гам и всё, что идёт не по его мнению и нраву за пределами города. Но также он часто отличался и взвешенным подходом, отличавшимся, в частности, логичным объяснением всего и вся.
    - Я понял! - вроде как утихомирился Вова, но так, как бывало и ранее - на минуту-другую. - Это для того, чтоб зверей диких не спугнуть?! Или наоборот - привлечь!
    - Не совсем!
    - Но ты же сам говорил, что большинство диких зверей избегает встреч с людьми!
    - Говорил. Но тут дело не совсем в животных. Мы просто сейчас в древние леса кореных эвенков и дауров входим. Они здесь охотились, жили и кочевали огромное количество лет. И у них есть свои поверья. В том числе и по поводу того, как вести себя в лесах. И вообще на природе.
    - Языческие обряды?! - чуть ли не шёпотом, как шпион, выдавил из себя Алексей.
    - Расскажешь? - толкнул в плечо Сашку Дима. - Ты, наверняка, знаешь кучу подобных историй. А если не знаешь, то лихо и браво выдумаешь!
    - Ну, вообще я читал! - как-то немного неуверенно начал говорить Саша. - Но не совсем эвенкийские. Я про якутов и их поверья читал.
    - Якутия недалеко! - махнул в неопределённую сторону Рома, видимо, подразумевая, что Якутия настолько большая, что куда не махни приблизительно на север - там будет она. - Так что было бы очень интересно послушать! Тем более, что пока ещё день. Бояться нам нечего. Особливо, коли истории правдивые! - И Рома подмигнул всем шедшим, намекая на то, что сейчас пойдут очередные байки.
    - Вообще они достаточно ссыкотные! - продолжал говорить намного более неуверенным, нежели раньше, голосом Александр.
    - А нам не привыкать! - парировали чуть ли не хором пара-тройка мужиков.
    - Вообще у якутов есть такой дух, как Баянай. Он не то, чтобы леший... Он скорей повелитель леших. Как бы в каждом лесе есть свой небольшой князёк, а Баянай - над ними королевич эдакий. Вот в реке есть свой дух, в поле - свой. Где-то ещё - свой. А Баянай может появиться везде, где угодно.
    - Крутой парень! - шепотом отметил Алексею Андрей. - Вездесущ!...
    - Этот самый Баянай у якутов, - Сашка упорно делал ударение на букве "о", - он повелитель охотников. И считается, что он знает любого и каждого в лицо и за прошлые подвиги и истории. И может насолить или наоборот - подогнать дичи, коли чего. А вот эти самые духи - они не всегда приветливыми могут быть. Они могут сильно избить или поранить самого путника. Иногда могут просто так - потому что они крайне злые и просто одичали вдали ото всех. Но чаще - если человек сам ведёт себя крайне плохо. К примеру, слишком громко говорит. Или произносит названия местностей, по которым он идёт. Реально у якутов не принято так делать. Едешь на машине вдоль трассы - не читай названий городов и деревень в поворотах. За это местные тебе могут навешать по шее некисло! А ещё эти духи...
    - А как их, кстати, - поинтересовался Андрей. - У эвенков я слышал, что они некие Тыатаги!
    - Да-да-да! Примерно так они и есть! Так вот у некоторых мест бывают специальные тотемные деревья. Там вешают всякие украшения, подношения местным духам.
    - Как в Бурятии. Я там такое видел, когда мимо ехал на поезде!
    - Да, но там буддистское. Там ленты что-то символизируют. По цвету. А у якутов могут и деньги лежать, и всякие украшения. Всё это даётся духу за то, чтобы он симпатизировал людям. И не причинял им всяких неудобств. И рекомендуется всегда поступать также. И при этом - не осквернять сами деревья, не забирать оттуда деньги. даже если очень сильно нуждаешься!
    На слове "очень" Алекснадр сделал настолько сильный акцент, что протянул слово в течение секунд пяти или шести. И тут же, как только он закончил фразу полностью, раздалось небольшое эхо. Причём повторило оно не окончание фразы или хотя бы слова "очень", что могло показаться странным, но всё-таки терпимо-странным. Эхо повторило в течение нескольких секунд именно "О-о-о-е". Вся колонна немедленно остановилась и замерла. Каждый вслушивался в воздух, стараясь не пропустить ещё нечто подобное. Каждый крутил головой в разные стороны, но разглядеть источник эха на болотистом березу с редкими деревцами и невысоким, хоть и крутым, подъёмом, что являлся границей речной долины в паре километрах слева, было крайне проблематично.
    - Все слышали? - тихо поинтересовался Саша. - Или только я?
    - Судя по весёлым и смеющимся лицам - все! - постарался пошутить Рома, но эта шутка только вызвала у мужчин дополнительную волну мурашек по телу, потому что юмором и не пахло в мимике.
    - И что это может... быть... - проглотил комок между словами Саша.
    - Болото!
    - Болото?
    - Болото! - высказал идею Дима. - Как говорил кто-то, болота могут издавать странные звуки. Иногда они напоминают и вой собаки!
    - Собаку Баскервиллей я бы тут тоже не хотел бы встретить! - вспомнил, откуда у друга была взята ассоциация, Рома.
    В таком ожидании мужчины провели примерно с минуту. Каждый при этом не говорил и даже старался не шевелиться. Даже собаки, словно почуяли что-то странное, поначалу настороженно смотрели в разные стороны, словно стремясь узреть то же самое, что и люди. И это как раз и вызвало больше всего подозрений - собаки, как предполагается, более чувствительны ко всякой чертовщине. Но подобное предположение всё же оказалось не совсем верным. Молодой Арни, постояв не больше десятка секунд и успев не только посмотреть во все стороны, но и обнхать воздух и ветер, почти сразу принялся шнярыть по траве. Что создавало лёгкий шорох травы - единственный более менее различимый звук в установившейся тишине. Время от времени молодой кобель останавливался и высовывал из высокой травы свою морду - дабы посмотреть, всё ли нормально с хозяином, и готовы ли люди двигаться дальше. Старший же Актай и вовсе привык везде и всегда следовать за хозяином. И он прекрасно знал и умел поднимать и приносить добычу. Однако добычей здесь и не пахло. Поэтому собака просто, словно уставший в пути старик, присела на первом же попавшемся удобном сухом клочке земли.
    Молчание и неловкое положение прервал резкий крик совы. Все, как по команде, вздрогнули и посмотрели друг на друга.
    - Сова! - отметил Лёшка.
    - В такое время? - немного неуверенно спросил Вовка. - Разве они не ночные птицы?
    - Ночные... А до вечера ещё часа три-четыре...
    - Господи, мужики! - Димка поставил свою поклажу на землю, чтобы на некоторое время расслабиться и сделать перекур. - Вот только не нужно нагонять всяких мистических страхов! Нам только их тут для полного куля приключений не хватает!
    - Действительно! - Словно опомнился от оцепенения Лёшка. - Нам же ещё топать и топать можно! На ночлег здесь не остановишься.
    - А долго-то нам топать? - буквально взмолился Сашка. - Я, поймите, могу ещё. Но я просто интересуюсь...
    - Я так думаю, что можно пройти ещё с часок и сделать временный привал. Места тут ещё достаточно близки к обжитым. До нормальных заводей и звериных троп пару дней ходу.
    - И то радует!...

    

    Далее:
       Книга 2
       Книга 3