Литературная страничка



Тропы тайги. Повесть 2 - Тропа
Книга 2. 18

    Ранее:
       Книга 1

       Книга 2. 13
       Книга 2. 14
       Книга 2. 15
       Книга 2. 16
       Книга 2. 17

    

    Андрей медленно прошёл по тропинке, что вела между многочисленных захоронений. Кладбище действительно оказалось достаточно внушительным. Потому что сразу вот так нельзя было и сказать, сколько было могилок. Они шли в хаотическом порядке. Как обычно говорят в таких случаях "квадратно-гнездовым способом". Было заметно, что жившие неподалеку в селе не особо заботились о порядке захоронений. Хотя на сельском кладюище вообще редко когда можно встретить некое подобие "улиц" или "переулков", что свойственны городским кладбищам мегаполисов или просто знаковым местах захоронений героев, выдающихся личностей или кого бы там ни было ещё.
    Сельское кладбище было устроено всегда намного проще. Всегда на окраине села имелась небольшая рощица. Но лучше всего было использовать небольшой бугор или холм. Если на холмике не было рощицы, то это была не беда. Со временем там она обязательно бы появилась. Православным христианам всегда было свойственно садить у могилки погребенного близкого человека то деревце, которое пользовалось наибольшей любовью у него ещё при жизни. Со временем такие саженцы разрастались и давали семена. Но самое главное, что делалось на погосте чуть ли не в первую очередь - это ограждение. Всегда делался небольшой, пусть невысокий и несуразный, забор. Почти всегда - из дерева. Потому что дерева в России всегда было в избытке. К этому заборчику делались небольшие ворота. Которые поначалу запирались, но со временем переставали закрываться из-за ветхости. Практически всегда забор, а точней - та его часть, что была с другой стороны от ворот, через десяток лет сгнивала. И сам забор рушился. Если по сторонам или с "лица" погоста сельчане нередко ремонтировали и латали дыры, особенно если сама сторона кладбищенского забора шла вдоль реки или дороги, то куски, обращённые к лесу, оставляли. И те приходили в полную непригодность. К тому же погост со временем разрастался. И места, изначально определённого, могло не хватать. Забор вытаскивали из земли, чтобы перенести дальше, но в суете и хлопотах забывали это сделать. И таким образом любой сельский погост со временем превращался в продолжение леса. Того леса, который буквально выпирал перед селом. И казалось, что от дальнейшего "захвата" территории его сдерживали только ворота и хлипкий заборчик. Лес заканчивался кладбищем, которое становилось ограждённым чисто символически.
    Погост, на котором оказались мужчины, был настолько стар и заброшен, что даже остатки деревянного забора с трудом просматривались. И в очень редких местах. Чаще всего то тут, то там трава, кустарники да мхи стелились буграми. Это означало, что там была металлическая оградка могилки. Этот металл постепенно уходил в землю, погружаясь под тяжестью. А сверху его атаковали листья да сами растения с лишайниками, увеличивая и увеличивая общий уровень земли. Наверняка, где-то в стороне можно было примерно в таком же наполовину погребённом состоянии найти и остатки деревянного забора. Который уже стал трухой. Если не частью самой почвы. Кладбище без должного ухода начинало процесс захоронения и всего того, что могло выдать признаки нахождения погоста.
    Большинство таких мелких деталей Стас и Андрей подметили сразу. Пока Алексей ходил от могилки к могилке и старался прочитать остатки надписей с указанием имён, город или даже дат жизни, мужчины бегло осмотрелись. Получилось осмотреться как раз только бегло - кладбище было явно не маленьким. Во всяком случае Стас насчитал около сотни крестов, надгробий и прочих атрибутов отдельной могилы. И это делал он без статистической тщательности, рассказывая о вышеизложенном по пути. Сам Стас долгое время прожил в деревне у бабушки с дедушкой. И немало был наслышан о деревенских погостах и атрибутах, ему соответствующих.
    - Стас, - отвлёк Андрей его от занятия. - Ты сам пару раз обмолвился словами, что по слухам бабка была не самой простой деревенщиной. И многие сельчане её побаивались из-за всяких малоизученных приблуд. Так ли это?
    - Это только по слухам!
    - А что бы сказала твоя бабка на то, что мы тут перед самым закатом разгуливаем по кладбищу? - с некоторым ехидством продолжал расспрашивать друга Андрей.
    - Она бы взяла вилы и погнала нас отсюда. - Стас подошел вплотную к Андрею. - Потому что после четырёх на кладбище вообще не место живым! Хоть на сельском, хоть на любом другом!...
    - Ну, вон в Москве сторожа же остаются. И не только в Москве. Во многих городах есть сторожа.
    Стас внимательно посмотрел на своего товарища. Он смотрел ровным задумчивым взглядом, не двигая зрачков. Словно на лице Андрея он должен был прочитать тот ответ, что и был единственно правильным.
    - Ты же не сторож! - наконец вымолвил он. - Смотри, что я нашёл!
    Стас сделал несколько шагов в сторону и встал на тропинку, которая, скорее всего, была главной на погосте. Понять это можно было по той причине, что это место было относительно ровным. И шло оно узкой полосой мимо бугорков, деревьев и крестов. Люди делали захоронения по обе стороны от тропинки. А так как они регулярно приходили поминуть усопших или просто поухаживать за последним пристанищем родственников, то земля утрамбовалась. И деревья или трава, что даже и пытались начать расти, безжалостно вытаптывались. И даже спустя столько лет тропинка осталась плоской - будто была заасфальтирована. А вот та, по которой медленно передвигался Андрей, была явно вторичной - она отходила в сторону и шла небольшими буграми. Хотя тоже была относительно неплохо различима.
    - По этой тропинке можно выйти за пределы кладбища! - радостно поведал Стас. - Четыре шага и - налево чуть поворот! Пять шагов - и правей. Десять шагов - и левей. Восемь - и снова чуть левей поворот! Тринадцать - и правей. И ещё пять. Вуаля!
    Каждый раз, произнося это, Стас удалялся как раз на то самое количество шагов, что он и говорил. При этом ступал по земле мучжина аккуратно, стараясь идти в самом центре тропинки, чтобы никак не угодить за оградку какой-либо из могилок и больно ушибиться, как это случилось совсем ещё недавно с Андреем. После того, как Стас прошёл те самые пять шагов и закончил своё движение столь многозначным "вуаля", он встал между высоких и толстых елей.
    - Вполне возможно, что это были ворота. Вот смотри!
    Стас поднял лежавшую неподалёку большую палку - остаток от высохшего и сломанного молодого деревца. Её мужчина поднял над головой, как перекладину ворот, где ели играли роль столбов. И действительно, Андрей тут же понял, насколько правдивы были эти слова. Справа и слева от елей в разные стороны расходился тот самый бугорок, покрытый мхом, листьями и мелкими ветками. Вполне возможно, что под ним как раз и скрывались палки и брёвна, некогда составлявшие основу кладбищенского заборчика.
    - Окей, - кивнул головой Андрей, - скорей всего ты прав. А что нам с этих твоих шагов?
    Стас вернулся по той же тропинке обратно. Когда он подошёл к Андрею, в то же самое место подтянулся и Алексей. Он дал в руки посмотреть своему другу небольшой медальон с могилки, что совсем недавно разглядывал. Изображение красивой женщины странного образа не сразу пленило Стаса. Он продолжал ещё разговор с Андреем:
    - Да ничего! Просто говорю, что нашёл главный ход кладбища. - Стас вертел медальон в руках, не смотря на него. - Четыре шага и - налево чуть поворот! Пять шагов - и правей. Десять шагов - и левей. Восемь - и снова чуть левей поворот! Тринадцать - и правей. И ещё пять. Вот бы всегда так находить обратный путь! А то в лесу подчас и я начинал плутать! - Наконец мужчина посмотрел на медальон и нарисованную на нём женщину. - Ух ты! Красивая!
    - Это я ...
    - Это там надыбал, где вы крутились у креста в дереве? - Стас строго посмотрел на Алексея и резко вернул ему медальон. - Верни его на место!
    - А что такое? - Алексей покрутил в руках изображение на металле. - Чего вас? Я же и не собирался!...
    - Верни-верни! - поддержал Стаса Андрей. - Просто, если судить по бугоркам вот этим, - мужчина указал на расходившиеся подъёмы, - то эта могилка находится за оградой кладбища!
    - И!? - пожал плечами Алексей. - Какая разница?! Жаль мне просто эту женщину! Если бы у меня была такая, я бы с ней был до самой своей смерти! И старался во всём ей угодить!
    - За оградой кладбища всегда хоронили либо самоубийц, либо, что не лучше, - ведьм. - Андрей взял в руки медальон, однако Алексей, словно не желал отдавать его, также продолжая удерживать. - Он всё равно должен вернуться на место - под кору того дерева!
    - Лады!... Утащу я его обратно!
    - Ты же не хочешь связываться ни с самоубийцами, ни с ведьмами?! - Рассмеялся Стас.
    - Как будто ты хочешь! Я вообще не хочу с покойниками подолгу...
    - Тогда пошли обратно в домик! - Стас бодро зашагал, подгоняя тем самым за собой своих друзей. - Тут никого нет. Просто скопление деревьев на старом кладбище!
    - Медальон оставь на могилке у дерева! - Андрей дал это указание Алексею уже во время ходьбы, не оглядываясь и не смотря, что тот делает.
    - Лады! Айн минутен! Я догоню!...

    

    Далее:
       Книга 2. 19
       Книга 2. 20
       Книга 2. 21
       Книга 2. 22
       Книга 2. 23
       Книга 2. 24
       Книга 2. 25

       Книга 3
       Книга 4
       Книга 5
       Книга 6