Литературная страничка



Тропы тайги. Повесть 2 - Тропа
Книга 2. 22

    Ранее:
       Книга 1

       Книга 2. 13
       Книга 2. 14
       Книга 2. 15
       Книга 2. 16
       Книга 2. 17
       Книга 2. 18
       Книга 2. 19
       Книга 2. 20
       Книга 2. 21

    

    Обстановка явно стала более расслабляющей. Все мужчины враз обрели себя, почувствовали, что сердце стало возвращаться из пяток на привычное всем место, а пульс стал нормализовываться. Пускай не сразу из-за невероятного количества адреналина, выплеснутого в кровь в последние минуты и даже секунды. Единственными, у кого продолжали быть бледные лица, были Роман и Андрей. Последний явно перенервничал из-за своего нырка за печь навстречу неизвестным звукам. Практичный мозг понимал, что ничего необычного и сверхъестественного там быть просто не может. Но всё равно необычность ситуации. Во всяком случае, именно так мужчина оправдал своё поведение, и даже некоторое дрожание рук после счастливого завершения всего перед друзьями. А вот на Рому мало кто обратил внимание: компания повеселела и вновь уселась в центре комнаты, продолжить почти и так завершённую трапезу да перейти к рассказыванию баек и всяческих походных историй.
    - Ты чего такой грустный? - попытался приободрить его Андрей.
    Мужчина, подсев к товарищу, держал в руках ту самую пустую рамку, которая ещё совсем недавно стояла на окне. Рома, заметив этот небольшой кусок дерева, слегка вздрогнул и отвёл немного в сторону глаза, что не стало незаметным для Андрея. Мужчина повертел в руках рамку, стараясь рассмотреть в ней хоть что-либо страшное и необычное. Однако это явно не бросалось в глаза. Отчего в голову сами собой закрадывались мысли о вменяемости и психологическом здоровье друга.
    - Значит, я был прав, когда решил, что ты смотрел на рамку после первого стука? - практически шепнул Андрей.
    - А чего мне на неё смотреть?! - неловко и неумело попытался оправдаться Рома, впрочем без особых достижений. - Я в окно смотрел! Вдруг там кто-то пройдёт или ещё чего!
    - А-а! - протяжно присвистнул Андрей, сделав картинное движение головой вверх и в сторону. - Тогда ясно! Тогда чего же ты каждый раз смотрел тогда в одно окно?!... Тогда... Тогда, а не сейчас!
    - Оно... оно... просто было как бы сказать... - Рома поднял голову и посмотрел на лицо товарища, тот склонился над мужчиной и ждал ответа - скорей не для выяснения всех подробностей как на допросе, а просто для поддержания друга морально. - Ты мне всё равно не поверишь!...
    - А ты попробуй!...
    - Ты что вот видишь тут!
    Рому указал на деревянную рамку. Он расположил её так, словно в рамке на данный момент была некая фотография, которую и требовалось рассмотреть Андрею. Тот в свою очередь немного недоумённо посмотрел на просвет между деревяшек, после перевёл взгляд на товарища. Рома уловил на его лице еле заметные растерянность и удивление. И даже решил, что всё на самом деле не так уж и плохо, потому что стал с небольшой улыбкой медленно кивать головой. Однако следующий жест друга его отчего-то сильно разозлил. Андрей потянулся к рамке указательным пальцем. Мужчина словно намеревался проверить, что есть такого между простыми деревяшками в рамке. И что же могло так расстроить и даже ужаснуть Рому. Рука медленно тянулась к небольшому просвету между сторонами рамки. Обычно так пробуют на реальность то, во что не верят. Или просто считают миражами.
    Рома резко одёрнул рамку и сунул себе между рукой и телом:
    - Ну, вот видишь! Ты надо мной издеваешься! Чего уж там!...
    - А ты мне толком объясни, чего ты там видишь? Паутину? Свет? Тоннель? Просто скажи!
    Голос Андрея прозвучал негромко, но при этом требовательно и достаточно жёстко. Роман, который и так доверял ему больше остальных решил, что в этих словах прозвучало кроме настойчивости и желание разобраться со всем вместо возможных насмешек и укоров.
    - Я там фотографию видел!...
    - Чего?
    - Кого! Той женщины с медальона! Я её видел уже три раза. Первый раз до еды, а во время еды ещё дважды - аккурат в те моменты, когда раздавался стук!
    - Стоять! - Андрей сел рядом с Ромой и силой вытащил у него рамку, чтобы покрутить её в руках и рассмотреть внимательней. - Во-первых, какого медальона?
    - Того, что Лёшка принёс, когда вы пришли...
    - Так он его...
    Андрей бросил достаточно злобный взгляд на Алексея. Он даже хотел встать и направиться к нему для выяснения отношений по поводу находки на кладбище, однако Рома остановил его:
    - Там та женщина... нарисованная... А тут на фото... она такая вся в заботах. У какого-то забора и с дровами. Я бы подумал, что просто показалось, если бы иллюзия тот рисунок напоминала... А то другой! - Рома сердитым и навязчивым шёпотом говорил, сжав кулаки со всей силы, словно не веря себе самому. - Другая фотка! Но баба - та же! И старше...
    Андрей словно не знал, как именно реагировать на это заявление. Он поворачивал голову к Роме, слушая его, то отводил в сторону, сжимая губы, то смотрел на Алексея, будто порываясь встать и направиться к нему за дальнейшими разъяснениями. Сам мужчина не был тем человеком, который верит во всякое разное сверхъестественное. Быть может, он и был единственным подобным в этой компании. Однако он точно знал, что не стоит осквернять могилы тем, чтобы забирать оттуда часть вещей, которые принадлежали самим умершим. Это не то, что бы сходилось с его религиозными убеждениями, однако точно не противоречило моральным принципам. Как-то давно в разговоре в одном из злачных заведений Андрей коснулся этой темы просто так. Однако и Роман, и Стас, и Витька его поддержали в подобном. И сейчас мужчина даже отчасти пожалел, что с ним пошёл именно Лёшка. В конце концов, если человек имеет убеждения, их нарушения со стороны прочих может повлечь нервоное расстройство, которо ебудет сопровождаться самыми разными галлюцинациями или видениями. Психика она на то и такая непознанная наука, чтобы выдавать нечто подобные результаты.
    - Интересно!... - после подобных долгих размышлений только и бросил Андрей.
    Это словно только подстегнуло Романа. Он в миг лишился своих страхов, опасок и самых разных мистических предположений. Мужчина глянул на сидевшео рядом товариша взглядом крайне заинтересованного пациента психолога, который сейчас поможет во всём и всеми силами:
    - Чего? Это... тоже... или того?
    - А ты только меня спрашиваешь или ещё одновременно и себя?
    - С чего бы?
    - Ты говоришь, что три раза видел?
    - Три..
    - Всего три?
    - Всего!...
    - Я сейчас больше всего склоняюсь... - Андрей взял руку Романа. - Ты только пойми меня правильно и не считай в моём лице врага или неверующего. Мне кажется, что сейчас... Мне просто кажется, что сейчас тебе легче пойти спать. Сегодня, да и до этого были достаточно утомительные часы и дни. И каждый из нас мог устать. И всякое малопонятное в таких краях.... ну, ты понимаешь?!
    - Понимаю...
    - Нас тут много... Подумаешь, фотография! Один хрен мы всегда стараемся сделать так, чтобы всегда был наблюдатель, что не спит. В таком месте это вообще куда важней! Кто знает, что за сволочь вылезет!...
    - А что мне? Спать?!...
    - Я как-то бежал лыжню на край!... - Андрей в кои-то веки улыбнулся, предаваясь хорошим воспоминаниям. - Там тридцать километров было. По юношам... На двадцать пятом или шестом я тоже увидал всякости! - Мужчина даже не ухмыльнулся, а крякнул. - А потом оказалось просто блёстки в глазах от давления!... Давай мы сейчас просто умолчим. А завтра ты расскажешь, видал эту бабу или не видал! Оттуда и попляшем!...
    - Ты мне...
    - Верю... - С широкой и явно искренней улыбкой перебил Андрей. - Но утра вечера мудреней. Сказки помнишь?!
    Мужчина пожал покрепче руку Романа, который явно приободренный встал и направился к остальным мужчинам. Некоторые уже готовились ко сну, не смотря на то, что часы показывали не полные девять часов вечера. Андрей проводил товарища взглядом. После чего он направился бодрым шагом к двери в эту огромную избу.
    - Ты куда?! - остановил его, положив на плечо руку Сашка. - За дровами?
    - Ага! За ними! - благодаря вопросу нашёлся, что именно ответить Андрей. - Чтобы ночью не выходить.
    - Тогда вот сразу направо!... - Объяснил Сашка. - Потом опять направо вдоль стены. После опять направо. И сразу сарай и будет! В лесочке!... Там дров полным полно!
    Андрей медленно вышел за дверь. Уже не то, чтобы смеркалось. Уже полностью опустилась тьма на небольшую деревеньку. При этом не было ни привычных огней, ни привычной более или менее Луны. Горизонт ещё не был тёмно-синим, а отдавал больше голубым светом. Но и его достаточно было, чтобы дойти до угла дома, после чего свернуть направо и двигаться вдоль большой и длинной стены. Вдоль той стены, у которой и размещались окна с видом на лес и кладбище.
    Андрей прошёл мимо всех окон, ловя слабые отблески огней фонарей и языков пламени от горевшей печи. Мужчина быстро нашёл этот самый сарай, о котором говорил Сашка. Сарай полностью примыкал к тыльной стороне дома, в котором разместились на ночлег восемь мужчин. Следовательно, ни о каком ветре и всяких стуках древесным стволом о брёвна в стене не было и речи. Стена, из которой и сам Андрей издавал звук стуком о бревно, и вообще исходили стуки, была не внешней, а стеной в сарай. Где находился склад дров.
    Поняв это, Андрей почувствовал, что по его коже в районе позвоночника прошёл холодок. А гусиная кожа наверняка появилась по всему телу. Однако ещё больший холодок и даже сухость во рту мужчина почувствовал, когда открыл дверь сарая. Сарай был полностью пуст. В нём не было ни единого полена. Да и сама конструкция выглядела так, будто к ней лет сорок не прикладывалась рука хозяина. Какие уж там дрова ещё?

    

    Далее:
       Книга 2. 23
       Книга 2. 24
       Книга 2. 25

       Книга 3