Литературная страничка



Тропы тайги. Повесть 2 - Тропа
Книга 2. 24

    Ранее:
       Книга 1

       Книга 2. 13
       Книга 2. 14
       Книга 2. 15
       Книга 2. 16
       Книга 2. 17
       Книга 2. 18
       Книга 2. 19
       Книга 2. 20
       Книга 2. 21
       Книга 2. 22
       Книга 2. 23

    

    Изеръях была очень сильным шаманом. Якутские шаманы издревле делились на три вида: большие, великие и величайшие. Но даже самые сильные и могучие шаманы, обладавшие великими силами, считали себя не настолько сильными, чтобы соперничать с шаманами северных тунгусских племён. Изеръях была одной из тех, кто решила бросить вызов тунгусскому шаману.
    Рассказывали, что однажды Изеръях возвращалась из одной своей поездки. Она ехала из одной якутской семьи, в которой болел мальчик. На месте старуха не смогла исцелить маленького якута. Но обещала, что сможет это сделать у себя дома, где есть все необходимые для этого специальные снадобья, настои и отвары.
    И во время своего пути домой старуха-шаманка натолкнулась на очень богатое разными травами и кореньями место. Располагалось оно в глуши непролазной тайги, добраться до него было очень сложно. Да и сама Изеръях не смогла понять, каким образом она очутилась тут. Но не смогла она удержаться от того, чтобы не начать собирать для себя травки, цветы, коренья да ягоды. Собирала она медленно и тщательно, чтобы соблюсти все правила и нормы, чтобы ничего не было потеряно из тех полезнейших растений.
    Как вдруг она услышала, что ребёнок, который лежал всё это время на повозке, с кем-то разговаривает. Выпрямилась Изеръях во весь рост и заметила, что около её лошади трётся какой-то неказистый старичок. Был он во всём рванье, на ногах вместо нормальной обуви были некие стоптанные лапти из коры деревьев. А в руках он имел небольшой изогнутый посох к низу да странного вида рюкзак за спиной, который был больше похож не на сумку, а на горб под порванной и затасканной рубахой.
    Но Изеръях привлёк именно этот посох. Посох был прямым, но изгибался замысловатым узором ближе к земле. Опираться на такой посох было плохо. Он всё время подворачивался бы и норовил утянуть за собой на землю и самого человека. Легче держать этот посох было бы вверх изгибом. Тогда и опираться старик мог бы. Но он этого не делал, не смотря на то, что отчаянно хромал и еле передвигался по ровной местности. Небольшие ямы или холмики он просто предпочитал обходить стороной.
    Старуха Изеръях была опытной шаманкой. И она знала многие легенды и предания. И она прекрасно знала, что с такими странными посохами в этих дебрях могут ходить только очень могущественные шаманы. И служит им посох для выращивая полезных трав и корений для своих снадобий. В общем, какая там была ситуация. Вроде как стоило шаману докоснуться до земли, как появлялся росток лекарственного или ядовитого растения. Какого именно растения - там тоже было таинство и загадка.
    И тут старуху посетила гениальная в своей простоте мысль, что не могло просто так быть бесхозным такое богатое на такие редкие и полезные травы с корешками поле. И что старик этот тут совершенно не случайно. А вероятнее всего - очень даже преднамеренно!
    Старуха решила побыстрей покинуть место, пускай даже и ценою своей старой клячи и уже изрядно поломанной и потрёпанной повозки. Сейчас Изеръях ценила больше всего лишь свою жизнь. А потому она тут же отложила в сторону на землю всё то, что было ею собрано и выкопано за предшествующие несколько минут. Старуха-шаманка была готова не только сразиться со странным стариком, но и просто спасаться бегством.
    Однако старик-тунгус ходил вокруг телеги так, словно никого и не было рядом, равным ему по силе. Он совершенно не выказывал никакого беспокойства, а внимательно наблюдал за теми растениями и травами, которые были вырваны старухой. Странный тунгус просто шёл по той небольшой тропинке, которую протоптала собой Изеръях. Там, где она вырывала какое-то растение, земли касался тут же посох старика-тунгуса. И почти сразу же на этом месте появлялись новые травы и листья. Словно и не было несколько минут назад какого-либо нашествия шаманки.
    Так продолжалось минуты три. Изеръях внимательно следила за тем, что и как делает тунгус с изогнутым к низу посохом. Он прошёл до самой шаманки, а потом стал кружить и крутиться на небольшом пятачке - как раз там, где Изеръях больше всего вырвала растений и выкопала корней. И при этом старик даже не видел или старался не замечать замершую от испуга и ужаса якутку-шаманку. Точно также, как немногим раньше не замечал и не обращал внимания на лежавшего в телеге больного мальчика. А тот тоже заинтересовался странным путником. И, не смотря на всю свою слабость и болезни, поднялся и также внимательно наблюдал за тем, что происходило на лесной поляне вокруг.
    После столь долгой и странной проделанной работы старик вдруг посмотрел наверх - на небо. Но стоило туда же посмотреть Изеръях и ничего не увидеть, как старик просто пропал. Он и на небо специально посмотрел, чтобы отвлечь внимание и запутать следы, как именно он ушёл или исчез. Словно сквозь землю провалился! Или растворился в воздухе да и улетел вместе с ветром. И лишь травинки, которые были таким необычайным способом посажены, остались в качестве следов присутствия странного путника. А сорванное так и продолжало лежать на земле совсем неподалёку от Изеръях.
    Вот тут полностью перехватило дух у шаманки. Она думала, что своими силами и умениями может сделать многое, если не всё. А тут оказалось, что какой-то хрен с горы, у которого даже и нормальной одежды нет, может внезапно появиться невесть откуда и точно так же внезапно пропасть невесть куда. Вполне возможно, что волосы на теле у шаманки зашевелились, а кожа покрылась мурашками. Долго ли она так куковала на открытой местности - неизвестно. Никто не шпионил за Изеръях. Разве что тот больной мальчик. Но он, как понятно уже, был больным.
    Точно можно сказать, что зассала шаманка и через некоторое время припустила, что есть духу, куда-то в сторону - то ли к роще, то ли просто туда, куда глаза глядят. Бежала она по поляне, забыв про всякие свои пожитки. После того, как Изеръях выбилась из сил, что произошло достаточно быстро в силу возраста и явно не спортивного образа жизни, она остановилась. И тут же заметила, что практически не убежала от своей телеги с запряжённым конём. А на той телеге всё также безучастно сидел больной мальчик. И смотрел на странную старуху.
    Тут ноги у шаманки подкосились и она рванула пуще прежнего. Только теперь уже стало ясно, что просто так с этой поляны не уйти. Обиделся на неё старик тот с посохом и старается заточить шаманку в ловушку. Изеръях была не из того теста, чтобы сдаваться просто так и без боя. Потому она тут же перешла к использованию своих шаманских заклинаний и заморочек.
    Наколдовала в первую очередь себе шаманка деревню. Простую пустую деревню с несколькими домами и сараями. В них можно было спокойно упрятаться от странного старика с посохом. А заодно отдохнуть, набраться сил и обдумать свои дальнейшие действия в войне с шаманом. И действительно - тут же появилась на поляне деревня. Старуха забежала в первый попавшийся дом и закрылась в нём, прячась от своего возможного убийцы - тунгусского шамана.
    Но странности и необычности продолжались и в доме. После того, как старуха отдышалась, она огляделась по сторонам и заметила, что двери в доме нет. Хотя она была. Каким-то же образом она попала в этот самый дом? А окна в доме были очень и очень маленькими. Скорей это были даже не окна и уже не небольшие просветы, какие делают в хлеву, а просто огромные щели между брёвен дома.

    

    Далее:
       Книга 2. 25

       Книга 3
       Книга 4
       Книга 5
       Книга 6