Литературная страничка



Тропы тайги. Повесть 2 - Тропа
Книга 3. 33

    Ранее:
       Книга 1
       Книга 2

       Книга 3. 26
       Книга 3. 27
       Книга 3. 28
       Книга 3. 29
       Книга 3. 30
       Книга 3. 31
       Книга 3. 32

    

    Кусты действительно сильно зашевелились. Словно сквозь них пробивалось нечто огромное. Причём ходили ходуном они настолько сильно, что казалось, будто могут легко и просто оторваться от корней. Такое бывает, когда заросли кустарника очень густые, а потому большому животному или даже человеку очень сложно пробиться. И он подчас может просто запутаться, потерять ориентиры, после чего начинает прикладывать как можно больше сил, чтобы вообще просто выйти из западни и оказаться рядом на чистом воздухе.
    Виктор широко улыбнулся, посмотрев на своих товарищей. Те вновь замолчали. Вовка даже после такого обмена улыбками сжался весь в небольшой комок и зажмурился, надеясь пропустить все возможные ужасы и страхи. Сашка просто всматривался в кусты, где был кто-то. Витька подмигнул товарищу и с некоторой ухмылкой зашагал опять в прежнем направлении. Однако не успел он сделать и десятка шагов, как кусты шевелиться перестали. Это обыкновенное явление, которое наоборот должно было бы успокоить мужчину, заставило его остановиться и замереть на месте.
    Неожиданно кусты примерно на высоте человеческого роста раздвинулись. Причём - очень резко, словно это кто-то подошёл и дёрнул изо всех сил закусил, чтобы начинать театральное представление. И сами ветки с листьями разошлись в стороны, уступив место небольшому овалу. Как будто в этом месте возникло нечто, просто убирающее препятствия с помощью некой неведомой физической силы, не подвластной никому из прочих людей. Ещё секунда - и образовавшийся в густой зелени овал наполнило нечто ужасное, грязно-тёмное, сочетавшее в себе множество самых разных оттенков, но по большинству - стремящиеся к насыщенно-чёрному.
    На месте необычного пятна на зелёном фоне появилось что-то, напоминавшее обыкновенное человеческое лицо. Однако кожа была какого-то странного неестественного мёртвого оттенка. При этом нельзя было сказать, что лицо походило на утопленника. Нет! Виктор видел утопленников в детстве, когда купался на дальних от дома озёрах. И ничего похожего сейчас не наблюдал. При этом к серой коже в разных местах словно присосались некие пиявки или другие слизняки. Либо же из кожи торчали большие тёмные палки - как будто череп человека просто проткнули насквозь одним сильным и точным ударом. Больше всего даже на таком мрачном тёмном фоне выделялся рот. Он больше походил на шов, какой делают на коже после операции - с примерно такими же внахлёст стежками.
    Виктор замер на месте. Он понял, что страх постепенно начинает овладевать им. Не сразу, как бывает при сильном и неожиданном испуге. Нет! Совсем наоборот. Вначале мужчина почувствовал, как немеют его ноги. Затем почувствовал, а скорей даже - перестал их чувствовать, то же самое с руками. И так некая парализация всего тела двигалась медленно несколькими волнами. И вот-вот все эти волны страха должны были слиться в одну - примерно в районе сердца или солнечного сплетения. И уже разом добить человека.
    Между тем непонятное серо-грязное пятно в зеленой стене постепенно приобрело свою чёткую форму - как раз примерно как лицо. Это проходило постепенно, словно в замедленных кинокадрах. Или же так, словно проявляли фотографию, которая в результате действия химических реактивов становилась всё чётче до тех пор, пока не настал момент вытащить эту самую фотографию и не повесить её на нитке сушиться.
    Витька неловко зажмурился. В этот момент он почувствовал, что волна страха, которая так долго, словно во время пытки, двигалась по его телу, подошла к горлу. И в гортани мгновенно пересохло. Мужчина старался делать судорожные попытки проглотить сухой комок. Однако в районе кадыка словно кто-то неведомый с силой всунул огромную картофелину, которая не хотела двигаться. Ещё через мгновение эта самая картофелина уже была некоей затычкой, которая мешала и подходу воздуха. Насколько бы сильно не старался Витька вдохнуть воздуха, но грудь не хотела наполняться кислородом.
    Так долго продолжаться не могло. Витька предпринимал всё новые и новые попытки вдохнуть. Это вначале хотелось вдохнуть полной грудью. Потом уже захотелось просто вдохнуть. Хоть чуть-чуть! Хоть немного свежего воздуха. Уже даже просто кратковременный вдох казался самым настоящим спасением. Но, казалось, не получалось и этого. Мужчина тем временем предпринимал всё новые и новые попытки, всё чаще и чаще - потому что сердце начало биться с неимоверной скоростью, перегоняя литры крови, в которой практически не оставалось кислорода для продолжения жизни всего организма. Виктор чувствовал, как его голова начинает сильно болеть - словно кто-то рядом стоявший загнал чуть выше правого уха длинный металлический гвоздь. Он чувствовал, как с силой и всё большей амплитудой поднимается его грудь, предпринимая попытки сделать вдох.
    Он открыл глаза.
    Перед ним сейчас всё также была небольшая полянка, ограждённая непроницаемой зеленью кустов. И в этом естественном заборе всё также был лишь один небольшой серо-грязный дефект. Тот, который одним своим появлением заставил всё тело мужчины остолбенеть. Неожиданно это серое пятно стало изменяться. Если ещё секунду назад на нём можно было различить некое подобие рта-шва, и то - при очень большой фантазии. То сейчас на нём появились глаза! Или нечто, что можно было бы назвать глазами. Просто потому, что это самое нечто как раз и находилось на тех местах, где у нормального обыкновенного человека должны быть глаза.
    Виктор смотрел, не отрываясь и не отвлекаясь. И не потому, что ему было интересно знать, чем же именно это всё закончится. Нет! Просто сейчас ему даже стало казаться, что он просто не может вновь закрыть глаза. Страх сковал всё тело настолько, чтож даже просто моргнуть уже казалось невероятно сложным делом. Практически подвигом. А грудь между тем всё также продолжала подниматься в конвульсиях, всё ещё стараясь сделать полный вдох, чтобы уменьшить кислородное голодание организма.
    В это время из зелёной стены кустарника медленно появилась кривая чёрная палка. Она также была словно бы облеплена всякими болотными паразитами: насекомыми и какими-то кровососущими слизняками. Эта палка несколько выпрямилась, после чего на конце разделилась на несколько тонких, напоминавших простые пальцы, только чрезвычайно длинные и несуразные. Словно пальцы были много раз поломаны, а от того остались кривыми с кучей разнообразных шишек. Или же палки с неимоверным количеством сучков - от обломанных веток.
    - Вовка! - Вдруг услышал Витька голос Саши. - Вовка! Идиота кусок! Чего ты тут такого наговорил-то?!
    - Да я!... Да я... - Послышался словно издалека голос мужчины.
    - Ну, я же тебя просил не желать всякого дерьма увидеть! Тебе одного раза не хватило?! - Сашка явно взял в себя в руки по сравнению с Виктором. - Ещё раз захотел?! Ну, не поверил бы Витька. Что на том? Мир бы накрылся медным тазом?!
    - Па... па... па... - Витька хотел было сказать "парни", но его язык не слушался своего хозяина.
    - Желай, идиота кусок, чтобы мы не видели больше сегодня этих кикимор!... - Кричал всё громче Сашка. - Желай...

    

    Далее:
       Книга 3. 34
       Книга 3. 35
       Книга 3. 36

       Книга 4
       Книга 5
       Книга 6