Литературная страничка



Тропы тайги. Повесть 2 - Тропа
Книга 5. 47

    Ранее:
       Книга 1
       Книга 2
       Книга 3
       Книга 4

    

    Витька быстро собрал все свои вещи в рюкзак и закинул его за спину. Идти по его подсчётам оставалось не больше пяти десятков километров. В принципе, если поднапрячься, то можно было легко одолеть это расстояние до первого населённого пункта. Ко всему прочему ближе к деревне должно было идти посуше, да и просёлочные дороги появлялись. Сельчане частенько выбирались на охоту или рыбалку. А потому направление уже должно было быть определённей, не требовалось бы вычислять и решать, как и куда идти.
    Мужчина ещё раз осмотрел ту опушку, на которой столь безмятежно провёл ночь и утро. На земле, вроде бы, ничего не осталось из вещей. Все угли костра были тщательно затушены, а от разбросанных в разные стороны комочков головешек и пепла не шло даже дыма. Это означало, что вряд ли тут случится непредвиденный пожар. Впрочем, если бы он и произошёл, то наверняка задел бы только саму опушку, окружённую болотами. Скорей придёт пожар оттуда, когда высокая трава на кочкарнике пожелтеет, и ветру ничего не станет пройтись здесь буквально в считанные часы жаром.
    - Пошли, кобелярди! - Свистнул Витька уже бегавшему то ли просто из-за избытка энергии, то ли просто так рыжему псу. - И ты давай тоже поднимайся, старина! - Перевёл он взгляд на старую собаку, что предпочитала не следовать за человеком везде и всюду, а просто ожидать, когда не придёт окончание импровизированной палаточной стоянке. - Нас сегодня ждёт достаточно насыщенный день, но бьюсь об заклад, что точняк будем на месте! Чтоб не бросить мне курить никогда!
    Витька был в хорошем настроении. Солнце вставало на востоке, уже основательно оторвавшись от земли и нагрев землю; рядом шумела река с чистой водой. И если не принимать во внимание то, что чуть выше по течению добывал время от времени золото Димка, то вода действительно была чистой. Особенно утром - вряд ли мужчина настолько жаден, чтобы мыть золото даже по ночам. В это время и крупинок-то особо не заметишь. Впрочем, если бы это зависело только от освещённости, то все работали бы по ночам, когда на лоток попадают только большие слитки - чтобы их увидели и добыли.
    Мужчина спустился к реке и забрался на огромный поваленный ствол дерева. Наверняка пару лет назад во время очередного огромного паводка это дерево приплыло откуда-то из верховьев. И вода выбросила его на высокий берег в этом месте, постепенно занося илом, песком и всяким мусором. Постепенно вода отошла чуть подальше, а огромный кусок древесины так и остался лежать здесь, надёжно закопанный в земле. И сейчас он выглядел некоторого рода пирсом. По нему можно было пройти чуть ли не на треть всю реку. И при этом дерево не трещало и не рассыпалось под весом - настолько оно ещё оставалось надёжным.
    Именно по этому импровизированному пирсу и прошествовал Витька. Он намеревался набрать себе воды из реки. Вчера он проделывал то же самое, чтобы вскипятить для чая. И остатков из котелка хватило примерно лишь на треть объёма пластиковой бутылки. Этого было очень мало на целый день. Особенно если намечался какой-нибудь солнцепёк. А такое могло случиться даже в северных районах Приамурья. Однако сейчас вода в реке не показалась ему чистой и нормальной. Более того - при беглом взгляде река даже испугала мужчину.
    Вчера река несла свои нереально чистые воды вниз. Даже здесь, среди болот, вода была прозрачной. Словно и не было никаких притоков с кучей ила, словно не было никакого наводнения, которые всегда поднимают и выносят с прибрежных земель куч мусора и всякого хлама! Нет! Вода была очень чистой. И сквозь неё можно было легко разглядеть дно - во всяком случае с этого самого импровизированного пирса. А под ногами тут было не менее двух метров глубины.
    Наверняка и сегодня глубина была та же. Это можно было сказать по тому уровню воды, который плескался у подвешенного бревна. Однако сама вода уже не была прозрачной. Более того - она даже не текла теперь. В реке, которая ещё вчера вечером больше напоминала горную, сейчас просто стояла вода. Словно где-то ниже по течению была создана за одну ночь запруда, которая и прекратила полностью ток. Отчего мгновенно образовалось огромное количество самой разнообразной мути и грязи. Как обычно бывает в болотах или озёрах, когда на дно ступил человек.
    Витька смотрел в воду. Из-за того, что вода теперь не прозрачная, он мог отлично видеть своё собственное отражение. И при этом достаточно чётко и детально. Словно из воды на него смотрел точно такой же человек! Это несколько ошарашило мужчину. Он некоторое время не знал, что и делать. В детстве он регулярно слышал от отца, что воду в реках, где практически не ходит человек, можно пить. Но только при двух условиях: положив какую-либо тряпочку или марлю, используя её в стиле небольшого фильтра, а также проточную. В обязательном порядке проточную!
    - Странно! - Только и смог произнести мужчина после некоторого напряжённого молчания. - Очень странно! - Добавил он после очередной паузы, которая затянулась по ощущениям чуть ли не на вечность. - И где у нас течение!
    Он сошёл с бревна обратно на берег и осмотрелся по сторонам. Река начиналась где-то на горизонте, её же узкая лента тянулась где-то до горизонта. Хотя... Понять это можно было только по одиноким деревьям подчас или по скоплениям кустарников. В этом месте была степная или даже болотная растительность за исключением прибрежных мест.
    Впрочем, особо полагаться на зрение никак нельзя было. Солнце уже взошло, и солнечные лучи отражались столь же ярко от обычной воды, как и от грязной стоячей. Витька пожал плечами, просто пожалев о том, что не позаботился набрать чистой питьевой воды в дорогу ещё с вечера. Он уже намеревался двинуться дальше в путь с имеющимся количеством. Однако любопытство всё-таки возобладало. Мужчина взял несколько веточек и вновь прошёл по поваленному бревну до центра реки.
    Присев на бревно и перевесив ноги с другого края для равновесия, Витька бросил одну веточку. Потом - разломал на несколько кусков две другие и тоже отпраил вниз в воду. Куски дерева упали просто на воду, вызвав небольшую рябь по поверхности. Они медленно покачивались и двигались в сторону, что была противоположная течению реки. Точней - обычному течению реки. Тому, какое и должно было быть. И которое было вчера. Сейчас же веточки с небольшой скоростью уносило в верховья реки. Туда, где застряли все остальные мужчины. И откуда вышел вчера сам Витька.
    Мужчина смотрел на это и отчасти не верил своим глазам. Всё-таки у него чуть ли не до последнего теплилась надежда, что всё увиденное - лишь простой результат иллюзии. Иллюзия. Конечно, тогда многое объяснялось. Ведь, человеческий глаз устроен так, что подчас просто не может отличить какое-либо движение. Особенно в том случае, когда и без того чересчур много всяких посторонних предметов. В частности - тех самых, из-за которых и образовывалась эта странная непонятная муть.
    Мужчина тяжело вздохнул и поднял голову. Он осмотрелся по сторонам, словно старался разглядеть причины странностей вокруг. Однако ничего такого не было. И даже не было каких-либо предрасположенностей к подобному. Нет. Даже собаки вели себя вполне себе обыкновенно. Хотя Витька часто слышал, да и сам наблюдал, что собакам вообще свойственны самые странные и подчас совершенно невероятные способности определять те ситуации, которые удивляют, подчас за достаточно продолжительное время перед ними. Когда еще человек даже и не подумает о мерах предосторожности.
    Витька осматривался буквально с минуту, не больше. И стоило ему вновь посмотреть на поверхность воды, как произошло совершенно невообразимое. Буквально на его глазах в месте, где только что плыли небольшие куски веточек, обрзовался небольшой водоворот, и дерево ушло под воду. Словно оно было невероятно тяжелым и, намокнув, больше не могли оставаться на поверхности. Стоило веткам уйти под воду, как они совсем потерялись из виду в мути и грязи, а поверхность реки опять стала чистой и практически ровной, если не считать ряби.
    К горлу подошёл комок. Он был настолько огромный, что Виткьа принялся стараться проглотить его, но ничего не получалось. И его кадык ходил вверх-вниз, словно сошедший с катушек механизм. Мужчина стал ловить ртом воздух, словно в один момент ему перестало его хватать. Совсем как недавно во время сна, когда ему приснился непонятный зелёный занавес, из которого то и дело выглядывали страшные непонятные лица, руки и всякое прочее. Витька явно стал нервничать, по коже прошли мурашки, ка предвестник страха и выброса адреналина в кровь.
    Мужчина подождал некоторое время, словно надеялся увидеть ещё эти самые кусочки. Но они словно растворились в мути. Примерно как кусочек самородного золота, который настолько дорог, растворяется в смеси кислот. И ничего после себя не оставляет. Хотя на него возлагались большие надежды. Витька обернулся назад, к основанию бревна. Нет! Подъёма воды не наблюдалось совсем: никакого. Ни на миллиметр. Хотя, если бы действительно движению воды что-то препятствовало, уровень должен был существенно увеличиться!
    Взгляд непроизвольно упал на отслаивавшуюся кору на стволе дерева. Её было точно очень много, и при этом кора была наверняка легче воды. Она просто должна была плавать. Даже если бы начала впитывать в себя влагу. Но и то не смогла бы просто впитать столько, чтобы потонуть. Руки мужчины лихорадочно стали срывать куски коры и бросать их в воду. Настолько быстро и поспешно, что со стороны могло показаться, словно Витька сошёл с ума и старается одними голыми руками разобрать и разорвать всё дерево.
    Кусочки коры отлично плавали. Они действительно уверенно держались на воде, сохраняя равновесие. И при этом были настолько лёгкие, что даже не вызывали каких-либо волн. Вода оставалась всё такой же чистой и гладкой. Если к столь мутной жидкости можно было относить слово "чистой". И при этом все кусочки и не собирались тут же подхватываться течением и увлекаться вдоль по реке вниз. Нет! Они практически стояли на месте. А движение, если оно и было, разве что лишь ветром и организовывалось.
    Мужчина всё смотрел и смотрел вниз. Он словно ожидал, что эти самые кусочки дерева являются чуть ли не последним его шансом понять, что тут происходит. Чуть ли не той ниточкой, которая всё ещё держит его именно на этом свете. А потому стоило разобраться как можно тщательно с этим всем. Витька выпучил глаза, чтобы не моргать как можно дольше. Потому что неожиданно стал опасаться, что даже за эту секунду, это мгновение может произойти всё что угодно. Вот только-только он моргнёт - и прозевает нечто важное, дающее ключ к расшифровке всего этого.
    Наконец глаза стали болеть. Всё началось с того, что появилась небольшая резь. Затем стали появляться слёзы. Сами по себе они не вызывали никакого неудобства. Витька не боялся касаться руками до глаз, как это бывает у некоторых. Потому и стекавшие слёзы разве что слегка ухудшали видимость. Но полностью избавиться от них нельзя было. Пока не задул небольшой ветер. Который по идее должен был высушить слёзы. Но от порывов влага стала скапливаться только быстрей и в больших объёмах. В конце концов терпеть дуновения стало просто невозможно - словно кто-то изо всех сил дул в лицо, метив в глаза.
    Витька не выдержал и всё-таки моргнул. При этом слёзы, скопившиеся на глазах, пролились и покатились по щеками в изобилии. К тому же они попали на ресницы и отчасти склеили их. От этого хотелось открыть глаза, но при этом теперь уже ощущалась достаточно приятная резь. Мужчина стал моргать довольно часто и словно не мог никак наморгаться - это ему доставляло ни с чем несравнимое удовлетворение.
    - Чёрт возьми! - После почти полуминутного такого состояния выругался Витька. - Да что же это такое? Что-то в глаз попало, видимо!
    Он решил было протереть глаз. И для этого окунул руки в воду - чтобы сухой кожей не слишком травмировать его. Однако стоило ему окунуть пальцы, как мужчина понял, что вода тут несколько странная. А потому не стоит лишний раз испытывать судьбу и заносить инфекцию в столь чувствительные органы тела.
    При этом Витька почувствовал нечто странное. Вода была невероятно горячей. Во всяком случае - так просто казалось. И она обволакивала все пальцы как-то странно, словно это был некий расплавленные металл - густой и при этом жидкий. Как будто мужчина медленно окунал руку в какой-то кипящий тигль. И пальцы всё больше и больше засасывало внутрь. Ему не хотелось вытаскивать руку на поверхность. Потому что верхняя часть ладони ощущала холод воздуха - она покрылась мурашками. А кончики пальцев погружались и погружались в незнакомое и приятное тепло, стараясь дотянуться до глубины - до его источника.
    Витька постарался одним резким движением вырваться из этого всего. Мужчина никак не хотел погрузиться на самое дно. Пусть и вот такой достаточно приятной и мягкой тёплой воды, которая обволакивала и ласкала каждый участок тела. Его никак не покидало ощущение, что всё это просто происходит в некотором замедлении - как при съёмке высокоскоростной камерой. И от того все ощущения и восприятия кардинально изменены.
    Мужчина огляделся по сторонам. Он всё-таки смог открыть свои глаза. Теперь они словно были промыты водой - теми самыми слезами, что только что стекали по щекам и падали в реку. В странную реку, в которой остановилось всё течение. Эти самые слёзы даже можно было вполне отлично различить в общем потоке. Они выделялись каким-то белым оттенком, почти матовым. Словно Витька только что плакал каким-то молоком - настолько концентрированными и ярко выделяющимися были эти слёзы.
    И эти небольшие молочные пятнышки сейчас были разбросаны достаточно сильно на большом расстоянии. Хотя за последние тридцать секунд мужчина и не думал двигаться - ему было вовсе не до того. И ко всему прочему он пропустил тот момент, когда кусочки коры пошли опять ко дну - глаза его всё же подвели. Но не слёзы. Слёзы и не думали тонуть. Как будто они были много легче простой остальной воды. Как капли бензина или керосина, которые разливаются по поверхности луж и образовывают интересную тонкую разноцветную плёнку.

    

    Далее:
       Книга 5. 48
       Книга 5. 49
       Книга 5. 50
       Книга 5. 51
       Книга 5. 52
       Книга 5. 53
       Книга 5. 54
       Книга 5. 55

       Книга 6