Литературная страничка



Тропы тайги. Повесть 2 - Тропа
Книга 5. 49

    Ранее:
       Книга 1
       Книга 2
       Книга 3
       Книга 4

       Книга 5. 47
       Книга 5. 48

    

    Мужчина прекратил свои попытки подойти к ножу. Он стоял на месте и не двигался. Он предполагал, что без проблем сможет сделать один-два шага в том направлении, в каком и двигался. Но это тогда отдаляло бы его от заветного и привычного походного ножа, что стал уже своеобразным талисманом в путешествиях и скитаниях. Витька покрутился на месте, словно это должно было каким-то непостижимым образом помочь - вдруг тогда бы размотались некоторые нити или непонятные заклёпки?
    После некоторого времени мужчина размял свои руки, ноги и шею - так, словно сейчас предстоял какой-то решающий момент какого-либо соревнования. И от этой разминки очень и очень многое зависело. Однако затем Витька просто развернулся предположительно в том направлении, откуда шёл, спиной и стал падать назад. Как это иной раз делают артисты во время выступлений, падая на руки фанатов. Или же актёры с цирковыми артистами. Витька падал абсолютно расслабленным - если бы там была подстелена перина или бы точно и чётко знал, что его поймают.
    И он действительно не упал! Витька не долетел до земли по одной простой причине: он повис в воздухе! Он стоял, словно облокотился на какой-то невидимый столб. При этом не чувствовал какого-либо дискомфорта ни в одной из частей тела. Его ничто не кололо, его ничто не сжимало, его ничто не трясло и не пекло. Он просто словно лежал в перине: чувствовал себя легко. И в любой момент мог свободно пойти. Кроме, как он предполагал, только одного направления: туда, откуда совсем недавно пришёл.
    - Удобно себе так! - Постарался сохранить чувство юмора в такой ситуации путник, однако слова вышли чересчур грустными - настроение было непросто скрыть, особенно омрачённое такой неожиданной потерей веры в физические законы. - Вот только ты и машешь хвостом! - Подмигнул мужчина своему молодому рыжему псу, который мгновенно приободрился и вновь был готов начать ластиться изо всех сил.
    Мужчина подозвал собаку, продолжая висеть в воздухе. Он даже подогнул одну ногу, спокойно облокотившись на пустоту. И ничто больше не мешало ему. Витька театрально залез в свою куртку во внутренний карман и сложил правую ладонь щепоткой - словно что-то там держал. Это он показал рыжему псу, который в момент принял обман за настоящее угощение. А потому стал отчаянно вилять хвостом и клеиться, чтобы получить кусочек чего-то вкусного от человека. Даже пожилой кобель, наблюдавший за всем этим, тоже не остался в стороне и поднялся на лапы, ожидая, что перепадёт кусочек чего-либо и ему.
    - Чего, рыжий? - Подмигнул Витька, уводя несколько в сторону свою руку. - Хочешь вкусняшку? - Подмигнул он ему.
    Угощения кобель хотел. И нагло лез вперёд. Старый пёс тоже был бы не против еды, однако стоял в сторонке и ожидал, когда пригласят в случае чего именно его. Мужчина ещё несколько поигрался с псом. Он спокойно опускал руку вниз и проводил под своей спиной. И Арнольд пробегал там же, после чего несколько раз даже вокруг человека оббежал. И явно не встретил никакого сопротивления, которое держало вес тела Виктора.
    Пёс же чувствовал себя прекрасно. Он бесновался, словно решив, что это некая игра. И потому угощение следует ещё заслужить. Витька с грустью смотрел на четвероногого товарища и даже несколько раз улыбнулся. Наконец мужчина сделал взмах рукой и вроде как бросил вдаль на несколько метров это самое невидимое лакомство. Рыжий кобель повёлся на такую уловку и побежал изо все сил к предполагаемому месту. И при этом его не стесняло ничего. Совсем ничего.
    - Видимо... - Само по себе вырвалось у Витьки от оторопи. - Или невидимо? Скорее - это как-то не совсем видимо. Получается... - Он присел на том же самом месте, где и стоял. - Если парни были правы, то это какая-то дрянь не пускает по той причине, что... Они желания загадывали там или что-то в этом стиле. Но я не загадывал! И я ещё не ухожу. Наоборот - я преспокойно себе иду, когда ухожу. Но при этом не могу вернуться...
    Мужчина размял свои руки и ноги, готовясь после такого неожиданного и не совсем подготовленного, но от этого не менее приятного отдыха двигаться дальше. Загадок становилось всё больше. И жить становилось всё интересней и интересней. Во всяком случае Витька начинал приобретать интерес к этому путешествию. Поначалу он даже скучал, когда все двигались вперёд. Потому что всё казалось банальным и однообразным. После мужчина предполагал, что всё оборачивается некоей игрой в поддавки и приколы со стороны товарищей.
    Сейчас всё переворачивалось буквально с ног на голову. Сейчас мужчина отлично сам почувствовал на себе действие неких сил, а точнее - отсутствие нормального действия обычных физических законов. Конечно, было притяжение. И было ощущение тяжести. Но при этом воздух утратил некоторую свою лёгкость и проницаемость. Во всяком случае - в одном направлении! И только в одном!
    - Надо подумать! - Витька отошёл от места своей остановки на один шаг. - Надо немного подумать!
    Мужчина отступил всего ненамного - буквально на треть метра. Слишком далеко сразу он уходить не хотел. Сразу же после этого осторожного шага он развернулся и попытался опять вернуться. Но невидимая стена, в которую он упирался ранее, началась не через отступленное расстояние, а сразу же. Эта самая стена была буквально за спиной Витьки. И смещалась вперёд вместе с ним! Это совершенно не укладывалось в голову.
    Получалось, что Витька именно определяет ту границу, по которой идёт странная стена. Вполне возможно, что эта самая стена существует только для него. Ведь, на рыжего кобеля, который каким-то образом нашёл себе угощение в кустах, поймав некого грызуна, ничего не действовало! Тот преспокойно сейчас улёгся на траву между кочками и разрывал мелкое животное. Кроме того, и старый кобель подошёл поближе и успел ухватить примерно треть мяса, также подкрепившись. И на него ничего не действовало! Он не чувствовал эту стену!
    Конечно, было до ужаса обидно, что не было больше никого. Потому что нельзя было определить: так эта стена действовала только на Витьку или же на всех людей? Конечно, он видел, как буквально напролом старались идти в некоторые моменты его товарищи. Однако они всё-таки могли идти! А сейчас это была словно стена! Тут даже при невероятном количестве усилий и сантиметра никак нельзя было пройти! Вообще! Словно эта самая неведомая сила только укрепилась. И теперь представлялась неким монолитом.
    Но был и ещё другой момент, не до конца понятный мужчине. Когда семеро его товарищей попались в подобную ловушку, больше похожую на сказки про Волшебную страну, они уходили. Все старались уйти из странного и непонятного места, которое вдруг в один момент облюбовали непонятные существа, которые творили хорошие и не очень фокусы, снабжая дровами и даже намывным золотом. Вот только в исключительно избирательном порядке. И заодно нехило пугая всех и каждого, кто только пробовал переночевать или просто пожить некоторое время в деревне.
    Сейчас складывалась кардинально противоположная ситуация...
    Кардинально...
    Именно это больше всего и пугало Витьку. Как только пришло ему в голову подобное словечко, он даже вздрогнул. Вдруг он себе представил какого0либо кардинала в церкви. Который ходит и что-то там служит. Какие-то задания даёт или нечто в этом стиле. И мгновенно в голову пробрались совсем невероятные мысли о нечистой силе, о каких-то леших, о каких-то кикиморах и лесных тварях.
    Правда, душу при этом грела простая и до ужаса приятная мысль: эта стена не давала мужчине вернуться в странное и пугающее этой странностью место. То есть ему нельзя было идти обратно. Как знать: быть может, в нём заключена какая-то сила, которая и отпугивает эту нечисть. Которую эти лесные твари боятся и всячески не хотят видеть у себя в своём шабаше. Действительно, в этом случае могла встать только одна существенная проблема. Витька не мог бы вернуться в лагерь к друзьям как он обещал ещё вчера рано утром. Он, конечно, мог попытаться. Но что эти самые попытки могли принести? Просто упор в невидимую стену, которая двигается? Но тогда как он доведёт спасателей или тех, кто хотя бы откликнется на зов мужчины? Просто показать на карте? И как это будет выглядеть? "Вот тут они... Примерно! - Скажет Витька, а сам умоет руки. - Вы идите! Примерно там заброшенная деревенька, рядом с которой ещё было непонятное пугающее кладбище с неясными и нечёткими иллюзиями."
    Что в таком случае вообще могут подумать простые адекватные люди? Что есть некий человек, который не может пройти где-то какую-то стену? Которую никто не видит и никто больше и не ощущает! Никто, кроме него самого! И при этом сгинули где-то в непонятных краях и деревне семеро его товарищей. Обыкновенных и сильных мужчин. Остались только две собаки и сам вышедший Виктор! А почему остальные не смогли? Да всё очень просто и прозаично: их не пустила невидимая стена! Та, которая не пускает Виктора обратно...
    Да его вообще могут при одном упоминании о подобном сразу упрячут куда-либо с глаз долой! На долгое и интенсивное лечение...
    А что будет, если это не сказать?
    Витька стал мысленно себе представлять, как он рассказывает историю о том, что его товарищи оказались в беде. При этом, понятное дело, отпустит подробности о причинах и характере этой самой беды. Но постарается придумать качественную легенду - в конце концов, в лесу бывает действительно всякое. Но вот они плывут на лодке вверх по течению реки. Или даже привлекли более серьёзные структуры, которые выделили даже авиацию: вертолёт или даже самолёт! Нет! Скорей тогда действительно вертолёт! Самолёту делать нечего: где он сядет на неподготовленные участки? Только парашютистов сбросить?
    И вот будут они идти на полном ходу по воде. А это никак не может быть меньше тридцати километров или около того. И тут доедут до этой стены! И как упрутся в ней! И остальные, наверное, проедут! А вот Витька... Витька он ощутит эту самую стену в полном её наборе твёрдости и цельности, пусть и прозрачной цельности. А на тридцати километрах в час врезаться в кирпич - это совсем не то же самое, как бухнуться с высоты человеческого роста на диван с мягкой периной...
    А что, если вот эта самая стена будет преследовать Витьку?
    Тогда он вообще не сможет вернуться назад. Хотя... Может, это отчасти и хорошо. Всегда нужно двигаться вперед. И это будет своеобразным осуществлением призывов. Вот только Если он выедет из дома, то после вернуться с работы ночевать можно будет только обогнув весь земной шар. И на обед никуда не сходишь. Да вообще тогда может случиться, что он пройдет по своей квартире до стены посмотреть в окно, а обратно вернуться не получится. А на окнах металлические решетки. И ничего с ними особо не поделаешь. Когда тем более прижат невидимой стеной.
    - Бред какой-то! - Наконец опомнился мужчина.
    Он поднялся на ноги и ещё на всякий случай покрутился на месте. Оба пса за последние десять или около того минут уже успокоились, слопав небольшого грызуна. И сейчас просто лежали на траве, ожидая команды к движению. Рыжий молодой валялся на спине, словно готовился к ласке, подогнув все свои четыре лапы. Он, казалось, бы зажмурил все глаза. Но аккуратно то и дело подглядывал. Морда его была развёрнута в сторону большой сороки, которая была буквально в паре метров рядом, с интересом разглядывая пса.
    - Пора топать дальше! - Вяло бросил Виктор и слегка улыбнулся, словно нехотя. - Всё равно нам пути обратного нет! Сколько бы мы не долбились и не думали. А там со временем... - Актай, - на этот призыв рыжий совершенно не отреагировал, продолжая надеяться, что поймает сороку, - будь другом, подай мне вон тот ножик! А то я не дотянусь! - Собака, словно прекрасно понимая все слова, подтолкнула инструмент так, что человек смог его забрать и бросить в карман. - Пошли! - Кивнул Витька старому кобелю. - А этот рыжий пусть здесь сорок и ворон ловит!

    

    Далее:
       Книга 5. 50
       Книга 5. 51
       Книга 5. 52
       Книга 5. 53
       Книга 5. 54
       Книга 5. 55

       Книга 6