Литературная страничка



Тропы тайги. Повесть 2 - Тропа
Книга 5. 50

    Ранее:
       Книга 1
       Книга 2
       Книга 3
       Книга 4

       Книга 5. 47
       Книга 5. 48
       Книга 5. 49

    

    На бескрайних просторах Дальнего Востока многие пейзажи похожи друг на друга. Сопок слишком много, слишком много рек, огромное количество озёр. И человеческий глаз подчас с огромным трудом может определить индивидуальность всех этих природных композиций, вычленить непохожести между разными, подчас соседними сопками. А если человек прошёл с пяток километров, а от него скрылись небольшие овраги между песчаными сопками, то встретившиеся уже скоро новые легко напоминают предыдущие. Тем более, если человек всего лишь в первый раз в этих местах. И потому не слишком знаком с ориентирами и отметками, какие со временем находят опытные путешественники и охотники.
    Что касается открытых пространств, в которых подчас совершенно нет ориентиров, то путаница может случиться и с достаточно опытными людьми. В степи или просто безлесной зоне равнин подчас рощицы и даже отдельно стоящие деревья расположены очень далеко. И потому могут казаться одинаково далёкими с нескольких мест, которые на удалении друг от друга. И помимо всего этого ещё и походить формой - формой тёмного пятнышка на горизонте - драг на друга как две капли воды.
    Витька сейчас с самого утра шёл как раз примерно в таком месте. Он несколько раз в час ловил себя на дежа-вю. Местность то казалась ему невероятно знакомой, то чуть ли не той, где он был с утра: рощица, бугорок, небольшие спуски. Река текла мерно среди заболоченных местностей, неся свои воды вниз. Или хотя бы хотелось верить, что несли вниз. Потому что после утреннего представления и гнилой воды, в которой отчего-то тонули даже самые лёгкие и невесомые вещи, Витька уже не знал о чём и думать. Разве что верить лишь своим глазам.
    А они лгали. Причём лгали часто, безбожно и по многу. Самое гнусное было то, что Витька никак не мог отделаться от странной и навязчивой мысли о гнилой воде. Она выглядела мёртвой! Вода действительно была такой, словно застоялась уже несколько дней, если не недель или месяцев. Конечно, в такой ситуации обратное течение могло просто показаться - из-за ветра, к примеру. Всё же он мог быть разным на разной высоте. И мог быть над водой, хотя человек с высоты своего роста не мог ео ощущать!
    Но течение! Сейчас, когда он шёл по сухому болоту в пойме реки, мужчина отчётливо слышал течение воды!
    Правда, Витька не решился спускаться к самой реке. Не решился по той простой причине, что боялся увидеть то же самое. Что вместо бегущего потока чистой воды встретит опять те же самые грязные дурно пахнущие воды. В которые противно будет даже палец опустить. И хотя уши отчётливо слышали журчание воды, теперь одному органу чувств мужчина уже не доверял. Совсем как с глазами: он ничего не видел, но при этом что не пускало его пройти всего метр!
    А вокруг продолжали двигаться кустики, редкие деревья, которые с трудом выросли даже до двух метров и при этом были невероятно сильно искривлены и погнуты. Проплывали скопления трав, которые подчас вырастали такими, что скрывали в своей гуще эти самые деревца. Собственно, Витька по сторонам уже особо и не смотрел. Ему даже перестали быть интересны кривляния и прыжки в траве молодого пса, который продолжал настойчиво выискивать что-то съестное. Мужчина уже просто шёл, погружённый в себя и свои мысли.
    Неожиданно после очередного небольшого крутого поворота реки земля словно уходила вниз. Странно, что в этом месте не было слышно большого шума падающей воды - потому что как минимум должен был бы быть перекат или небольшой водопад. Слишком сильно вниз уходила земля - практически на десять или пятнадцать метров. И простая река, которая до этого была равнинной, в этом месте должна была начинать реветь и кружить, увеличивая скорость течения чуть ли не в несколько раз за считанные метры.
    Витька подошёл к краю обрыва и на мгновение застыл, осматривая окрестности. впереди внизу был небольшой густой лес - в основном из сосен и лиственниц. Среди этого леса бывали небольшие проплешины, которые были словно пятнами на теле земли. Слева вдаль, извиваясь и петляя, уходила голубая лента чистой речной воды. Примерно в паре километров впереди видна была поляна, которая обрывом упиралась в реку, образуя даже некоторое подобие пляжа. Если это не были отвалы после добычи золота простым кустарным способом. За несколько лет старатели легко могли вытащить из реки тонны пустого песка, заодно углубляя фарватер в этом месте. А сами старатели жили прямо неподалёку - среди деревьев видны были отдельные домики.
    Мужчина широко улыбнулся и потянулся, чтобы размять уже несколько нывшие мышцы спину и шеи. Он словно почувствовал какую-то сонливую усталость, из-за которой практически сразу перехотел куда-то долго и далеко идти. Хотя цель, к которой он шагал уже полтора дня, была сейчас совсем-совсем рядом. Витьке даже спать захотелось, глаза стали закрываться. Он ещё раз улыбнулся и несколько раз подмигнул обоим своим четвероногим сопровожатым, что вряд ли понимали, что такое стряслось, отчего хозяин столь сильно переменился в своём настроении.
    - Дошли, получается! - Кивнул Витька сам себе, подбодрив совсем немного себя самого. - Стало быть, дошёл! Сейчас вот ещё чуток - и вот будем уже!
    Мужчина ещё несколько раз кивнул и двинулся вперёд. С первого же своего шага он чуть было не упал - слишком крутым был спуск. Однако, отчаянно размахивая руками, Витька всё-таки смог удержаться, правда при этом присел на корточки, чтобы уменьшить высоту центра тяжести. Он покрутил шеей - как сейчас показалось, среди деревьев вдалеке он видел некое движение. Кто-то там ходил. Кто-то из людей.
    Через секунду Витька уже медленно продвигался вниз. На этот раз он выбрал менее рискованный способ - двигаться на четвереньках вперёд ногами головой и животом вверх. Конечно, в этом случае шорты достаточно быстро окрасились в грязно-коричневый цвет - от глины, которой на этом подъёме оказалось очень много. Однако зато не следовало сильно бояться, что полетишь вниз, не успевая перебирать на скорости ногами и вляпавшись в какое-либо скопление кустов лицом.
    Его внимание отчасти привлёк молодой кобель. Если пожилой Актай медленно и осторожно спускался вниз вслед за человеком, тщательно выбирая место, куда следует встать в следующий раз. То молодой рыжий пёс остановился практически у самой вершины, подняв голову. Он принялся тщательно нюхать ветер, который сейчас как раз дул со стороны этой деревни. Арнольд некоторое время принюхивался. Затем вдруг выпрямился и посмотрел вниз. Потом он опять поднял голову, закрыл глаза и вновь начал нюхать воздух, с шумом вдыхая его через ноздри. Хвост собаки при этом медленно и уверенно набирал скорость, раскачиваясь в дружелюбном приветствии всё сильней и сильней.
    - Ты чего, дурень?! - Остановился передохнуть на большом торчавшем из-под земли камне Витька. - Совсем сдурел? Или сучку какую унюхал?!
    Пёс почти никак не отреагировал на слова человека. Он продолжал внюхиваться в воздух, отчаянно уже размахивая своим хвостом словно огромным мохнатым пропеллером. Наконец кобель поджал уши, несколько раз с перерывами заскулил и помчался пулей вниз по склону. Уже через пару-тройку секунд четвероное скрылось в лесу, только его и видели.
    - Действительно, наверное, какую суку учуял! - Ухмыльнулся Витька, стараясь набраться сил и продышаться перед тем, как продолжить свой спуск, который оказался на редкость достаточно сложным и энергозатратным. - Это мне вон надо было бы где поположе спускаться, а этому рыжему турбоснаряду хоть хер по деревне! Понюхал, повилял хвостом. А потом координаты вычислил, самонавёлся - и давай туда в село по собакам сучьей породы прямой наводкой!
    Витька поднялся, чтобы разглядеть то место, куда умчался молодой кобель. Однако мужчина сейчас спустился намного ниже уже. И потому с этой точки лес закрывал практически всё - даже те небольшие и едва уловимые моменты и места, что столь нравились с самой вершины. На всякий случай Витька тоже поднял голову и понюхал воздух. Однако, понятное дело, ничего знакомого или понятного он не уловил - вообще ни единого запаха кроме чистого воздуха с некоторой примесью леса и травы.
    - А ты чего тут со мной?! - Подмигнул мужчина Актаю, который и ухом не повёл, когда к нему обращались. - Тоже ничего не чуешь? Ну, я-то ладно! А ты чего? Совсем постарел, кобелёк?!
    Витька махнул рукой на собаку, которая уже была больше сопровождающим лицом. Годы у кобеля были уже не малые, сказывались и на зоркости, и на нюхе, и вообще на скорости движения. Впрочем, пёс был верным, добрым и по-настоящему сильным и хватким другом. И неоднократно выручал своего хозяина, а также его товарищей в самых трудных ситуациях. И словно оживал на природе, стоило его вытащить из тесных стен городской квартиры. Вполне возможно, что Актай сейчас просто экономил силы, не тратя их по пустякам. Сопровождая человека в пути и всегда находясь на стороже, стоило бы появиться в поле доступности дичи.
    Вот и сейчас собака спускалась медленно, провожая сперва взглядом своего сопровожатого. Акта внимательно смотрел на человека, словно анализировал, насколько правильно он спускался с достаточно сильной кручи. И только после делал аккуратные шаги вниз - на треть метра, не больше. Правда, пёс старался не отставать, а потому регулярно спускался по песку, огибая песчаные куски или огромные камни. Но время от времени ему приходилось задерживаться. В один из таких моментов Актай остановился, присмотрелся в лес вдаль, пригнул уши и отчаянно завилял хвостом.

    

    Далее:
       Книга 5. 51
       Книга 5. 52
       Книга 5. 53
       Книга 5. 54
       Книга 5. 55

       Книга 6