Литературная страничка



Тропы тайги. Повесть 2 - Тропа
Книга 5. 53

    Ранее:
       Книга 1
       Книга 2
       Книга 3
       Книга 4

       Книга 5. 47
       Книга 5. 48
       Книга 5. 49
       Книга 5. 50
       Книга 5. 51
       Книга 5. 52

    

    53
    Андрею показалось, что в этот раз дверь в сарай закрывалась несколько медленней. Словно это было некое замедленное кино. Когда камера снимает всё на такой бешеной скорости, что получалось неимоверное количество кадров. И потом при просмотре всё смотрится как будто режиссёр был ленив, а снимать быстро он не желал. Мужчина прямо перед собой видел этот просвет, который изначально зовётся дверью.
    Сначала это был большой прямоугольный кусок. Казалось бы, что он должен казаться самым настоящим разноцветным - красочным и ярким. Местом, в котором сосредоточены самые яркие и красивые мазки лета: зелень, синева неба и далёкой реки, солнце, какие-либо прочие цвета, врывавшиеся с переливами цветов и просто от расслоения в водяных капельках солнечного света. Но Андрею сейчас этот проём запомнился просто одним огромным светлым пятном. Словно глаза в один момент привыкли к темноте сарая и сейчас невыносимо болели от одного этого пятна.
    Затем это пятно словно начало становиться меньше и меньше. Причём не с одной стороны, как можно было бы подумать - ведь, дверь начиналась закрываться именно справа. Но этот прямоугольник становился всё более размытым. Его было видно всё хуже и хуже. Светлое пятно уменьшалось отовсюду - сверху, снизу, слева и с права. Хотя Андрей прекрасно помнил, что дверь в сарай открывается влево. Сейчас он был внутри сарая и стоял лицом к выходу. Значит, пятно должно сужаться только справа. Но оно постепенно превращалось в небольшую точку, которая вот-вот должна была уже пропасть примерно в середине всего проёма - когда он ещё был большим.
    Андрей даже постарался себя ущипнуть. Поначалу была мысль ущипнуть себя за щеку или руку. Но достаточно быстро мужчина сообразил, что времени на это может просто-напросто не хватить. Рука - правая или левая - не смогла бы так быстро подняться. Это мысли отчего-то мелькали с такой скоростью, что можно было диву даться. А вот тело как будто подтормаживало. Существенно подтормаживало. Или же это мозг решил проявить себя в такой обстановке и вдруг ни с того, ни с сего стал выдавать кучу информации. От того и такое непонятное видение замедленной картинки.
    Мужчина быстро пробежал глазами из стороны в сторону. Ничего. Совсем ничего. И справа, и слева была простая сплошная темень. Словно стены сарая сами по себе начали поглощать свет. Хотя минут десять или около того назад можно было чётко различить отдельные доски на стенах - света, что проходил сквозь дверной проём вполне себе хватало на всё это. Сейчас же словно весь сарай разделился на две части: невероятно тёмную и обворожительно-яркую и освещённую.
    Андрею вдруг пришла в голову замечательнейшая идея. Свои догадки по части сна или какого-то наполовину сонного состояния он решил проверить всё тем же чувством боли. Вот только не на щеке. Он изо всех сил постарался ущипнуть бедро. Однако кожа там была толстая, обхватить и ущипнуть мышцу тоже не представлялось возможным. Потому пальцы просто скользнули по коже, не нащупав более-менее нормального участка с подкожным жирком, за который можно было бы ухватиться. При этом неожиданно достаточно сильно обломался ноготь на безымянном пальце.
    И вот эту боль Андрей почувствовал. Почувствовал очень сильно и уверенно. Да! Эта боль действительно была у него. Причём, если судить по силе и характеру, на пальце сейчас могло сорвать чуть ли не половину ногтя. И при том по правой ладони медленно начинало ощущаться тепло - сама рука была чуть поднята. И потому кровь из-под ногтя пошла именно вниз, в саму ладонь. Правда, боль при этом не была какой-то пронизывающей! Нет! В этот момент даже боль словно бы уснула.
    То ли время действительно сильно замедлилось, то ли все органы чувств стали работать буквально на порядок быстрее. Словно организм сам по себе ощущал, что попал в какие-то невероятно стеснённые условия. И выжить сейчас, пройти всё испытание без каких-либо фатальных потерь можно только одним - полной и максимально быстрой мобилизацией всех ресурсов мужского крепкого тела на борьбу с внешними обстоятельствами. Андрей чувствовал, как боль медленно, миллиметр за миллиметром охватывает безымянный палец. Она шла так, словно какие-то огромные и безудержные армии с величайшей осторожностью захватывают новые земли. Они уверенны в своих силах, но при этом стараются тем не менее осторожничать.
    - Ты там как? - Послышалось снаружи.
    "Даже голос какой-то расплывчатый! - Пронеслось в голове Андрея. - Кто это вообще крикнул? Стас? Вовка? Ромка?"
    Собственно, совершенно не было какой-либо разницы, кто именно это кричал. Ну, крикнули! Что с того? Да и что тут могло произойти за столь короткий промежуток времени, чтобы дела стали существенно хуже? Разве что вот время замедлилось! Но как это объяснить? И с какой стороны начать это делать так, чтобы и времени хватило, и поверили, и за сумасшедшего не приняли? А тут ещё дверь при этом постоянно закрывалась, оставляя небольшую светящуюся точку как на старых кинескопах во время их выключения.
    - Если что - кричи! - Послышался ещё один посыл со стороны оставшихся снаружи товарищей.
    И опять Андрей вряд ли смог бы столь быстро разобрать, кто же это именно был! Нет! Это явно был голос кого-то из друзей. Но он звучал столь медленно, растянуто. Словно виниловую пластинку стали прослушивать на явно не той скорости, на которую запись звуковой дорожки была рассчитана. И потому голос звучал так, словно во рту было какое-то вещество, которое связывало и не давало говорить. Причём вяжущее вещество словно усиливало свои свойства с каждым последующим мгновением!
    Как будто кто-то случайно хлебнул слишком уж много непонятной еды, которая по факту оказалась клеем. И при каждом следующем движении ртом этот самый клей связывал всё больше и больше зубы, рот, язык, не давая свободы для движения челюстей. Даже при всём желании вряд ли в таком случае можно было бы крикнуть очень-очень громко. Нет. Рот словно заволакивало, отчего все звуки становились медленней и медленней.
    "Интересно, как будет звучать голос, когда время вообще практически будет останавливается тогда? - Пронеслось в голове у Андрея. - Или будет близко к такой вот точке остановки?"
    - Кричу! - Вдруг само по себе вырвалось изо рта у мужчины.
    Этот крик больше походил на нечто совершенно непонятное и невообразимое. Нет! Он точно что-то крикнул. Но режущий звук второй буквы в этом слове стал слышен только тогда, когда сам Андрей уже не только всё сказал, что хотел, но и успел подумать "Почему я крикнул, но ничего не слышно?" Слова вылетали слишком медленно. Звуки словно замирали в воздухе, вклеиваясь в плотную пелену, которая наподобие киселя тормозило всё и вся.
    Неожиданно в этот момент помимо всего прочего мужчина почувствовал, словно его что-то с разных сторон начинает сжимать. При этом этот нажим возник внезапно. И реально походил на какое-то подобие пресса. Андрей решил было осмотреться по сторонам. Но головой он крутил медленно. Очень медленно. Намного медленней, нежели размышлял. И при этом никак не мог отделаться от мысли, что этот и без того малый, но всё уменьшающийся клочок света настолько ярок, что совершенно ничего не даёт рассмотреть как справа, так и слева. Даже боковым зрением! Ничего! Совершенно ничего!
    Это отчасти было похоже на то самое ощущение, которое появилось на полянке. Когда все восемь мужчин собирались уйти с этого странного места. Но эта непонятная стена не давала вообще ни единого шанса совершить подобное. В конце концов она становилась на пути каждого, кроме Витьки. А до этого словно некие путы сковывали всякое движение.
    Может, и сейчас действия Андрея столь скованы именно по этой же причине? Но нет! Он же смог сделать попытку ущипнуть себя за бедро. И сбил при этом ноготь. И теплота которую давала кровь, выливаясь из раны в ладонь, говорила как раз в подтверждение этого.
    Между тем эта стена только поначалу стискивала тело мужчины. Затем она повела себя не иначе, как некий живой организм. Стена вдруг стала несколько изменяться. Теперь она не просто сдвигалась с разных сторон. Нет! Она просто стала обволакивать всё тело. Словно кто-то стал помещать Андрея в огромный сосуд со странным содержимым, которое больше напоминало по консистенции кисель или похожее на него.
    Вскоре уже практически нельзя было и помышлять о движениях. Тело скорее всего просто бы отказалось делать хоть что-то. Ни один мускул не смог бы преодолеть эту странную гелеподобную материю, что нагнеталась вокруг Андрея. С другой стороны, это могло быть лишь продолжением того, что отчего-то время постоянно замедлялось, уступая место скорости работы мозга. И мысли летали с невероятной скоростью. сменяя одну на другую. А вот тело не могло повторить подобные фокусы. И потому мозг отключал непонятные и ненужные части организма, чтобы сконцентрироваться на единственно важных в данный момент.
    "Может, так и выглядит замедление времени?! - Промелькнула мысль в голове Андрея. - Просто так ощущается! Да и почему вообще сейчас это время?! Именно сейчас!.."
    А тем временем ощущения становились ещё более странными. Словно всё менялось с тем лишь расчётом, чтобы поразить самого мужчину. Чтобы он не знал, что думать дальше, что ощущать. А потому - и что вообще предпринимать. Сейчас он всем телом чувствовал, что этот самый кисель, который столь тщательно обволакивал всё тело, сейчас закаменел. И стал просто твёрже гранита.
    При этом Андрей уже перестал чувствовать ту теплоту в ладони. Кровь, которая вытекала из раны на безымянном пальце, перестала греть. Она сейчас практически не ощущалась вовсе. И вряд ли от того, что рана в один момент зажила, покрылась коркой и прекратила ток крови. Нет! В основной массе своей - потому, что это окружающее пространство, которое стало твёрже гранита, сейчас поглощало всё тепло. Абсолютно всё! Ещё пара минут - и этот прозрачный камень в воздухе выдавит всё тепло без остатка и из самого тела.
    И всё так же перед Андреем висело яркое пятно. Оно словно усиливало свою яркость по мере того, как становилось меньше. Будто света пробивалось столько же. Однако концентрация солнечных лучей из-за уменьшения площади проёма увеличивалась и увеличивалась. До тех пор, пока не стала слепить мужчину. Он попытался закрыть глаза. Но и веки не повиновались ему в полной мере. Они стали закрываться всё с той же неторопливостью, что и остальные части тела делали какие-либо действия.
    Так продолжалось до тех пор, пока проём перед Андреем не стал с пятирублёвую монету. А сам он в этот момент получил тяжелейший удар по голове.

    

    Далее:
       Книга 5. 54
       Книга 5. 55

       Книга 6