Литературная страничка



Записи дневника
15 декабря 2013 года
Что есть поэт в свои года

    Я знаю (подчас - лучше бы и не знал) большое количество рифмопрётов и поэтов разной величины и возраста. Их в моей памяти скопилось столько, что я даже могу составить их классификацию. И описать их. Сразу должен сказать, что три пункта я уже сам прошёл. Поэтому и описание могу составить относительно объективное. Хоть и с субъективной точки зрения.
    Перво-наперво: шесть категорий. Молодые поэты, поэты-подростки, поэты-переростки, поэты среднего возраста, поэты-предпенсионники и поэты-пенсионеры.

    Первая категория. Молодые поэты. Вообще каждый человек пытался рифмовать. И половина даже писала стихи в тетрадки или соседу (дке). Но в этом ничего нет! Ну, пишет и пишет! Но вдруг это видит мама или папа. Ребёнок сам начинает хвастаться. Родители говорят своим знакомым. И понеслась!
    И взрослые начинают восхищаться: вундеркинд, ёпта! Начинают помогать. Указывают о написании. Учат да поучают. Мол, будет ученик.
    Кто в такие годы в песочнице не играл, девочек за косички дёргал, мальчишек дураками не обзывал?. И никогда большинство не слыло рифмовальными вундеркиндами. Поэтому "сверхталантливые" девочки и мальчики существуют только в воображении взрослых.
    Молодые поэты пишут про ангелов, птиц Рух, волшебство, красавиц и принцев. Пытаются писать про любовь. Что могут знать про любовь? Ответ - НИ-ЧЕ-ГО! Тут же и ответ: молодые поэты - вымысел. Это просто дети со своими тараканами в голове. И не нужно про Пушкина говорить. Тогда в 15 женились, в 25 становились полковниками, а в 40 дедами становились. А сейчас время другое.

    Вторая категория. Поэты-подростки. Они почти ничем не отличаются от молодых поэтов. Только они чуток повзрослели. Кто-то поцеловал девочку. А кто-то уже и в подъезде её зажимал. Они считают себя бунтарями. И противятся всякому влиянию. Они помнят, как их пестовали (ударение хоть куда можно ставить) взрослые. И думают, что сейчас умней уже их.
    Поэтому их мысли далеко от реальной жизни. Они пишут о чём-то неведомом. Пишут как угодно. И пишут так, что чёрт ногу сломит. И бесятся, когда их начинают править! Они считают себя самыми умными. И им на всех положительно. Метафоричность отсутствует, как класс. Поэтому в стихах подобных людей чаще всего встречаются рифмы типа «ахать-трахать».
    Многие поэты остаются в этом психологическом типе жить. И являют из себя убогое зрелище. Чаще среди таких людей те, кто издаст пару книжек. Не больше. Они обогатят отчасти мировой фонд графомании и издателя в типографии. Больше - ничего!
    Такие поэты пишут авангардную чепуху (которая даже глупей вольного стиха), а также велибровую ересь. Именно ересь. Сам стиль - хорош. Но они пишут ересь. Пишут про смерть, чертей, дьявола, розовые слёзы и любовь с шипами. Они вспоминают тех ангелов, но уже в качестве соседей по скамейке. Они восхищают своих родителей своими откровениями в области секса, выпивки и полного астрального бреда. К этому времени все обязательно написали хотя бы по одному стихотворению про времена года.
    Есть среди них и адекватные личности. Таких нужно умерщвлять и показывать в виде чучел в музеях. С учётом того, что в музеях таких чучел нет, можно понять, насколько редко встречаются адекватные поэты-подростки.

    Третья категория. Поэты-переростки.
    Это люди, которые отчасти отбесились. Они уже начали работать. Что-то даже имеют за своей душой. Жизнь отчасти их поимела. Иногда - хорошо, иногда - слабо. Но опыта добавило. Поэтому черти и всякая муть идёт в жопу.
    Переростки пишут про любовь. Им часто более взрослые рифмопрёты говорят, что нужно писать про то, как букашки летают. Про то, как берёзки растут. Про то, как нужно родину любить.
    Но им всё равно. В это время мужчины готовы сношаться с любым движимым объектом. А женщины могут поднять (в сексуальном плане) даже недвижимое. Поэтому и пишут про любовь.
    И это нормально. Человек рождён любить, творить и жить. Когда, коли не сейчас? Любовь и точка. Если поэт в сие время не пишет про любовь, он либо с психическими отклонениями, либо урод. Также к этому времени любой поэт определяется с тем, какое время года у него самое любимое. И чаще пишет как раз про это время года. Обычно это сводится к тому, как хорошо с любимой (-ым) заниматься зимой (весной/летом/осенью) любовью в странном и неприспособленном для этого месте. Готовы астрально иметь всех и вся.
    Иногда переростков начинает "вставлять" темы космоса и религии. Они напишут про луну, волков и мёртвых музыкантов (или актёров). Это является самой распространённой формой мастурбации, когда нет любви и любовных стихов. Начинается вновь период метафоричности. Поэтому ангелы начинают летать по небу или сидеть на скамейках, но уже с чёткой и понятной целью.
    Стоит сказать, что часто поэтами становятся именно в этом возрасте. Чисто постебаться. Если человек адекватен к критике, он растёт. Если нет (или если принципиально издевается) - тогда это будет веселящий бард. Аки шут гороховый. И это нормально. Нередко такие шуты являются чуть ли не самыми адекватными людьми среди всех поэтов. Их нужно беречь. Берегите шутов!
    Иногда в таком поэто-типе люди остаются надолго. Тогда это со временем воспринимается как ностальгия по любви, пожилой романтик или "вечный любовник". Если подобные люди агрессивны - их нужно принудительно в те же самые музеи. Если просто живут - беречь их. С ними можно легко накатить и поржать.

    Четвёртое. Поэты-середники.
    Это поэты (да и люди) в самом соку. Они имеют опыт, молоды и вполне адекватны. В большинстве своём они хотят славы, денег и женщин (или славы, детей и мужчин).
    Писать они могут про всё, что угодно. Нередко это любовь (они ещё могут, а не "помнят"). Часто это городская или событийная лирика. Нередко именно подобные люди создают шедевры. Или просто культовые произведения. Нередко могут трагически переживать средний возраст и его кризис. И могут даже покинуть своё бренное тело. Странные и смертельные случаи с такими в истории наиболее часты. И это хорошо отчасти - уйти на пике своём. И не превратиться в Фигляра. Для творческого человека это хорошо. Для просто человека - конечно, трагедия.
    Людям этого поэто-типа насрать на всех. Они помнят себя молодыми и поэтому не учат молодежь. Просто потому, что понимают, что с этого мало что выйдет - те всё равно будут гнуть свою линию. А ещё они могут далеко и уверенно послать предпенсионников и пенсионеров. Чтобы те не выстёбывались.
    Данные люди максимально адекватно воспринимают реальность. И понимают своё место в жизни. Они понимают - выше крыши им не прыгнуть. Иконой их не сделают (а если и сделают, то перед этим на крест посадят). Поэтому они живут по себе.
    Редкий случай, когда в течении всей жизни человек в поэзии остаётся всегда середником. Таких нужно любить и ценить. А ещё восхищаться. Всем поэтам нужно стремиться быть такими. Сделать это реально непросто.
    Подавляющее большинство поэтов себя отнесёт к этому типу. Но на самом деле таких не более сорока-пятидесяти из ста… тысяч поэтов. Удержаться в срединниках мешает большое количество лестных од, ласкающих дифирамб и увеличение чувства собственной важности. Нередко большинство даже не замечают, как минуют данную категорию. Очень часто случается так, что поэто-тип начивается написанием одного - двух стихотворений. И ими же почти сразу и заканчивается.

    Пятое. Поэты-предпенсионники.
    В это время почти все имеют семьи. Мужья и жёны уже осточертели (но не всегда), дети радуют и балуют. И соответствующие стихи - с юморком или слегка наставительные.
    Те, кто прошёл легко кризис среднего возраста, адекватны. Они начинают писать про родину, про берёзки, про сумасшедшие случаи. Пишут редко.
    Но таких в предпенсионниках очень мало (как с подростками таких по музеям бы растаскать). Чаще всего в этой категории психо-антисексуальные личности.
    Такие пишут неведомому любовнику. Они якобы ветренные. Они любят берёзки. Они пишут маме, папе и детям. Всякого подобия рифмо-письма. Такие люди пишут про любовь в поучительном тоне. Они чуть ли не свечку держат рядом с кроватью. Они умудрённые опытом и думают о себе возвышенно. Почему-то опять начинают стесняться писать прямым текстом про любовь. Поэтому появляются птички в небе, рыбки в воде или зайчики в лесочке, которые парами прыгают, плавают или летают и скрываются в кустах с совершенно неведомой и непонятной целью.
    Подобные личности и придумали лозунг "поэт в России больше, чем поэт". Просто оттого, что они чувствуют костлявые пальцы смерти, а ничего нормального не создали. Вот они и начинают в агрессивной форме нести слог и ритм в рифмопрётство. Как миссионеры христианство индейцам. Они считают себя великими. И принципиально не приемлют критику.
    Чаще всего учиться не хотят. И уже не могут. Поэтому и соответствующий взгляд на мир. Они пишут (как думают) юмористические стишки про политику, коррупцию и олимпиады. Они же всё знают! Лучше следственных органов. И руководителей. А на самом деле - лучше бы за детьми следили. Чтобы не пили и не курили в пятнадцать лет. Но это слишком сложно. Гораздо проще - стихи писать. Которые никогда никто не прочтёт.
    Такие люди имеют пару книг лохматых годов. Сейчас им не хватает терпения насобирать ещё на один сборник. Поэтому проще читать стихи в своих тесных кругах. Там чаще всего не будет слышно фиглярства и чепухи.
    Подобные личности самые агрессивные в плане поучительства и вовлечения в дело молодых поэтов. Они их поучают и читают свои стихи (из прошлого). В виду своего возраста являются прекрасным логотипом для молодёжи. Она видит в предпенсионниках великих поэтов. Чем и пользуется данный поэто-тип. И тешит своё эго.
    Хотя лучше бы (как уже говорил) просто бы жили и не жужжали.
    В прицнипе, лучше всего к данному времени из "Пушкина" превращаться в обыкновенного человека. Следа в виде тысячи стихов в прошлом вполне хватает. Надо жить да наслаждаться жизнью! Но нет - многих людей (и всех поэтов того возраста) тянет в риторику и политику. Активная гражданская позиция проявляется в эти годы ярче всего. Это и есть весь диагноз.

    Шестой. Поэты-пенсионеры.
    Пенсионеры - хорошие люди. Они умные и часто интересные. Они помогают детям и внукам советом и делом. У них можно учиться.
    Поэты-пенсионеры - редкостные маразматики. Их не нужно воспринимать серьезно. Или воспринимать, но не всегда.
    Они пишут про любовь к родине, берёзкам и травкам. Если попадают в рифму и слог - можно почитать пару листов. Если нет - редкостный бред. Даже к ознакомлению не принимать. Ни в коем случае!
    К этой категории автоматически начинают относиться все современные бывшие военные. Во-первых из-за наличия пенсии. Во-вторых из-за своего узкого вышколенного уставного кругозора.
    Подобный поэто-тип учит всех и вся! Он считает себя гениальным. И умудрённым опытом. К сожалению, обладают активной гражданской позицией. И несут искусство в массы. Или пытаются нести. Категорически не приемлют возможность того, что массы сами могут выбрать себе искусство по вкусу. В силу того, что массы адекватнее сами по себе.
    Стоит заметить, что поэты могут закончить прохождение по ступеням в любой момент. При этом минуют одну стадию за другой. Перескочить можно только в одном случае - из молодых поэтов в поэтов-пенсионеров. И это самый клинический вариант.

    Подобная классификация субъективна. И видится со стороны собственного мнения. Кто-то может согласиться. Кто-то обязательно будет против. В том числе - и в виду описанных выше признаков разных поэто-типов.

          2013.12.15