Литературная страничка



Солдаты Кайзера
004

    Ранее:
    001
    002
    003


    - Вот так вот! - громко сказал директор, выходя из своего кабинета и спускаясь по узкой пристенной лестницы с внешней стороны здания. - Работа не сложная, как сам понимаешь. Не сложная. Но крайне ответственная!
    - Извините... - Вмешался в разговор Евдоким. - Антон Антонович же? Да?
    - Да! - Кивнул головой директор. - Несложно запомнить? Не правда ли?
    - У меня вопрос.
    - Задавай!
    - А какие у меня обязанности? И что и как нужно делать? - Евдоким остановился примерно на середине лестницы и посмотрел на шедшего за ним директора. - Просто поймите: я работал раньше в автомастерской. И там оно всё почти ясно без объяснений - ремонтируй, и как можно быстрей! А тут же всякие вагоны есть. Их же грузить как-то надо. И ещё эти резки...
    - Я понял. - Улыбнулся Антон Антонович. - Я очень рад, что ты работал в автомастерской. Если у мужика руки растут из правильного места, то он легко освоится там, где нужно работать, а не просиживать штаны. А тут как раз и требуется работать! - Директор жестом указал Евдокиму спускаться дальше. - Первое время у тебя будет испытательный срок. Во время его ты будешь не один на базе. - Мужчина присмотрелся вдаль, а для этого сильно прищурил глаза. - Видишь вон того товарища? Маленького такого?
    - Что около второй кучи? Вижу.
    - Вот это твой сменщик. Он тоже работает начальником смены. Вы будете чередоваться по командировкам на Север. Но первые две недели ты проведёшь с ним. И потом две недели сам тут будешь. Месяца освоиться тебе хватит. И не бойся спрашивать. Тут люди, конечно, не самые дружелюбные, но подскажут и помогут. Если не вести себя, как урод.
    - Это из-за кайзеровцев? - Евдоким уже спустился до самой земли. - Я тут поговорил с... с...
    - Ульяной. Той молодой бухгалтершой. Угу. И что?
    - Она про каких-то кайзеровцев говорила. Вроде как это же немцы с первой мировой? А она сказала, что это какие-то сектанты. Или что-то там эдакое...
    - Это не сектанты. - Антон пригласил присесть на скамейку неподалёку от входа в здание, где находилась бухгалтерия. - Это... Как бы получше выразиться... Хотя, чего выбирать! - на лице мужчины видны были муки борьбы жаргона и совести. - Это простые уголовники. Бывшие уголовники. После тюрьмы не всех легко и просто удаётся устроиться на работу. Особенно если человек отсидел лет двадцать или около того. К тому же квартиры или простого угла под крышей нет. Не бомжевать им по улицам? Всё лучше идти и работать. Пускай и на самых сложных работах.
    - Они вместе здесь живут? - кивнул Евдоким в сторону открытых ворот подсобного помещения, которое выглядело как не слишком удобное и обставленное чьё-то жилище.
    - Нет. Тут в нашем городе есть одно место. Там нечто вроде организованной общины. Сами члены общины зовут это монастырём. Я не видел, чтобы там особо усердно молились. Но вроде как искупают свои грехи прошлого молитвами и трудом. За главного у них там Кайзер. Он ничего не обещает им сразу. Просто даёт кров и нехитрую пищу. Но при этом все должны работать. Трудятся там, где придётся. Сейчас некоторые разнюхали про кайзеровцев. И вроде как заключён договор у нас с ним: утром приезжает микроавтобус, оттуда выгружаются вот они. День работают, на обеде едят. Им на том же микроне привозят еду. Вечером их увозят. Или они сами уходят. Главное, что им обязательно нужно быть в своём монастыре к семи. А то вышвырнут!
    - Так это же ра...
    - А тебе оно надо? Где ты найдёшь таких вот крепких ребят за пятнадцать "тон"? - шикнул на непонимающего и оттого начавшего говорить громко Евдокима директор. - Они работают. Я за них деньги отдаю Кайзеру. Всё путём. Что-то им перепадает, что-то на еду тратится, что-то за аренду монастырской койки снимается. Так сейчас многие живут. Просто кто-то с посредниками, а кто-то - нет!
    Директор похлопал по плечу своего нового работника и встал. На производственной базе стояла тишина. До конца обеденного перерыва ещё оставалось около трети час. И все чернорабочие после достаточно сытного обеда из трёх блюд отдыхали в подсобке почти у самого входа, нежась от приятной сытости и никогда не лишнего отдыха. Напротив в окне офисного помещения виднелись два лица женской части коллектива. Ульяна и Таня с нескрываемым любопытством рассматривали новенького начальника смены. Но стоило директору посмотреть в их сторону, как женщины словно по команде присели, и только их удаляющиеся спины стали видны за стеклом.
    Антон Антонович вдохнул воздух широкими ноздрями, после чего немного захрипел, стал шевелить кадыком, а в довершение всего с нескрываемым удовольствием сплюнул коричнево-жёлтую слюну аккурат в мусорный бак, стоявший примерно в трёх метрах от него:
    - В общем, люди тут достаточно суровые. Жизнь потрепала почти всех. Так что мой совет тебе перед испытательным сроком - не суй свой нос в чужие дела слишком глубоко, не ругайся матерными и просто обидными словами на кого-то и следи за своими обещаниями. Ребята нормальные. Но, кто их знает, что может в какой-нибудь миг всплыть нехорошего!
    Директор развернулся, чтобы пойти обратно в свой кабинет, но сразу остановился и повернул голову к Евдокиму в полоборота:
    - Да! Дисциплина должна быть! Если кто-то будет буянить или левака гнать, говори мне. Я по цепочке передам, куда следует: пулей вылетит! - директор махнул в воздухе кулаком. - Понял?
    - Понял! - Евдоким отчасти от нахлынувшей информации немного притих и ответил на последний вопрос не совсем уверенно, сопровождая слова таким же невыразительным кивком, но директор не обратил на это внимание:
    - До завтра!
    - До завтра!...
    
    
    Далее:
    005
    006
    007
    008

    2012-2018