Литературная страничка



Солдаты Кайзера
009

    Ранее:
    005
    006
    007
    008


    Несколько в стороне от основной площадки, которая специально была расчищена для удобства движения большегрузной техники, было огорожено пространство. Это была обычная сетка рабица - вся разломанная и рваная. Состояние сетки было такое, что её уже давно можно было бы использовать только в качестве вторсырья и сдать на чермет. Что, собственно, и было сделано. Разве что потом сами работники постарались более-менее привести её в надлежащее состояние по указанию руководства. И потому само ограждение вряд ли бы потянуло на какие-то особые премии по ландшафтному дизайну и проектированию.
    Сетка была просто в качестве небольшой визуализации границы. С тем же самым успехом можно было легко поставить колышки и натянуть между ними простые верёвки. Потому что сдержать какого-либо она вообще не могла. За этой границей находились наполовину вкопанные в землю рельсы. Никто даже не знал, действительно ли раньше это была железная дорога или же просто кто-то положил рельсы. Ведь, вес тепловозов тут не требовалось удерживать. Зато по самим рельсам было удобно катить рельсовые пары от вагонов и самих тепловозов. И именно они в огромном количестве были составлены за сеткой-рабицей.
    Некоторые колёсные пары уже основательно были потрёпаны ржавчиной. Отчасти - из-за того, что уже отработали своё на железных дорогах. Но в основном - потому что стояли под открытым небом на самой производственной площадке несколько месяцев, а то и лет. Хотя металл всё ещё сохранял свои свойства, ведь, изготовлены пары были на совесть. И на самих металлических колёсах на ободах весь металл был отшлифован месяцами и километрами пройденного пути.
    Время от времени кто-либо из рабочих подходил к хранившимся под открытым небом колёсным парам просто поиграться. Правда, двигать огромные тяжеленные металлические конструкции было достаточно проблематично. А потому - и забавно. Иной раз даже находилось место для спора. Ведь, в обязательном порядке находился время от времени тот, кто утверждал, что легко и без каких-либо стеснений протолкает пару несколько метров. Обычно на этом ловился кто-то из новичков или тот, кто пришёл к знакомому на работу просто посмотреть или поболтать.
    Ранним утром во вторник руководство производственной площадки решило кардинальным образом поменять отношение к простаивавшим фактически по доткрытым небом колёсным парам. Директор бодрым шагом вышел из своего кабинета и быстро спустился со второго этажа по приставной лестнице. В руках он держал какие-то бумаги и огромный лист ватмана, свёрнутый в трубочку. Этот лист был вероятно поначалу прижат подмышкой. Потому что практически в середине был пережат, отчего то и дело норовил упасть, согнувшись ровно пополам.
    Только спустившись на землю, директор свистнул сидевшим неподалёку на скамье для перекуров разнорабочим:
    - Вы Евдокима не видали? Где он?
    - В Сковородке! - Мужики переглянулись и слегка захихикали, поражаясь осведомлённости руководителя. - Он же со вчера там на две недели!
    - А! Вон оно как! А кто сейчас?
    - Вермахт!
    - Кто?
    - Саша! Говорун! - Подправил один из мужиков, чтобы было понятней для редко появлявшегося директора, которому не совсем были понятны позывные, принятые на базе.
    - Саша? Говорун? - Директор посмотрел по сторонам. - Это вы его Вермахтом называете? А почему? С чего? - Директор развёл руками, отчего чуть было не выронил лист ватмана, который и без того был грязный. - Стоп! - Вдруг опомнился он. - А вы его ещё и Говоруном называете?
    - Ну... - Замялись было мужики, однако тут в очередной раз вышел Губа, который и до этого часто отличался тем самым умением говорить всегда и везде:
    - Было дело. Он постоянно говорил да говорил. Мешал просто. Хорошо хоть теперь частенько у приёмщиц на кассе сидит да кофеи гоняет!
    - Кофеи!?
    Директор метнул грозный взгляд в сторону того же здания, откуда он сам вышел. Только его кабинет находился на втором этаже. Мужчина настолько резко развернулся, что всё-таки не смог удержать огромный кусок ватмана. Он упал на землю и развернулся примерно наполовину. Сидевшие вокруг смогли увидеть на листе огромный рисунок. Это была та самая колёсная пара, которую все прекрасно и неоднократно наблюдали на самой производственной базе. Правда, конечно, на рисунке она выглядела значительно хуже.
    Кто-то, кто был не совсем отличным художником, сделал этот рисунок, за который в простой начальной художественной школе уже могли поставить удовлетворительную оценку. Эскиз демонстрировал колёса какими-то погнутыми, балку между ними - слишком толстую в одним местах и буквально с волосок в других. Это было следствием того, что колёсная пара была нарисована не целиком, а по частям. Как будто она уже была распилена. От каждой детали шли тонкие, насколько это вообще было возможно, линии для обозначения размеров. Ведь, основным средством рисования, видимо, была гуашь.
    Губа был первый, кто подлетел к листу ватмана. Мужчина без всяких слов взял его и мгновенно развернул. Директор к этому времени даже не успел и сообразить, что лист упал. После Губа мухой отошёл на пару метров и показал всем мужикам развёрнутый рисунок целиком. Было отлично видно, где на рисунке были тонкие карандашные линии, а где - уже непосредственно самой краской. Словно человек, который рисовал, поначалу действительно старался всё сделать максимально красиво и по науке. Но то ли ему не хватило терпения, то ли таланта и времени его отшлифовать, а потому человек просто всё дорисовал кисточкой без особого соблюдения линий и размеров.
    - Лепота! - Чуть не поперхнулся, выдыхая сигаретный дым, один из мужчин.
    - Отлично нарисовано! - Продолжил комментировать сидевший рядом. - Колесо практически круглое. Но катиться вряд ли будет!
    - А вот это труба... Это чего за труба?
    - Да это просто какой-то канализационный переходник. Зырь: вон толще, а тут и потоньше.
    Директор в это время стоял и смотрел просто на здание, где размещались небольшие кабинеты пункта металлоприёмки. Бухгалтерия, юристы и некоторые прочие структуры большой компании сидели отдельно. И располагались примерно в паре километров от самой площадки. Только у директора имелось два кабинета. Чтобы он, как сам часто говорил, мог контролировать процесс и там, и тут. И чтобы при этом никто не знал и не мог сказать наперёд, где именно сейчас руководство. Хотя это было проще простого. Все отлично знали, если вдруг директор приезжал на базу.
    Директор около минуты стоял и просто смотрел на дверь, которая вела к кассирам. Тужа же в комнату выходило и небольшое устройство, которое показывало вес автомобиля. Рядом, буквально в десяти метрах от здания, располагались огромные весы, позволявшие взвешивать до ста тонн с лишком. Причём с достаточно большим. И потому разница в весе засекалась между гружённым и полностью порожним грузовиком.
    Именно здесь зимой было чуть ли не единственное место, где можно было погреться. Потому что к директору, особенно когда были сильные ветра, по приставной лестнице подчас не рисковал забираться сам директор. Здание продувалось со всех сторон. И потому можно было просто быть сдутым при одном неверном шаге, не успев ухватиться при этом за поручень. Летом же здесь внутри часто мог ошиваться только один человек - сменщик Евдокима, второй начальник производственной базы.
    Директор на сводил глаз с двери, которая была слегка приоткрыта и сейчас медленно раскачивалась от слабых порывов ветра. Доводчик уже основательно разносился и не закрывал до конца, прижимая плотно. "Этой зимой придётся основательно поколдовать над входом, чтобы не слышать жалоб про холод от этих бездельниц на кассе!" - Пронеслось в голове у директора.
    - Гипнотизирует, что ли?! - Пара мужиков не смотрели на отвратительно сделанный рисунок, а наблюдали за всеми действиями руководителя.
    Словно в подтверждение этих слов внезапно дверь отворилась и оттуда появился невысокого вида мужчина. Вполне возможно, что ему подсказали вообще выйти посмотреть, всё ли в порядке на вверенной ему территории. Он с некоторой неохотой посмотрел по сторонам. Когда он пробежал взглядом по въездным воротам на базу, то вскоре увидел автомобиль директора. Мужчина сразу слегка присел и быстро повернул голову наверх - туда, где была лестница на второй этаж в кабинет руководства.
    - Здесь я! Здесь! - Громко крикнул директор и улыбнулся.
    Начальник производственной базы быстро повернулся к скамейке для курения. "И чего ж я туда сразу не глянул?! - Наверное, могло пронестись у него в голове в этот самый момент. - Ведь, эта блядская скамейка расположена как раз напротив под углом небольшим!" Именно "блядская". Вообще у Говоруна или Вермахта, как называли его то одни, то другие, очень много было блядского: скамейка, железяка, ворота, двери и даже столбы. Видимо, они ему тоже напоминали о чём-то сексуальном и развратном...
    - Что-то случилось?! - Мужчина направился к руководителю пешком, демонстративно показывая, что особо не торопится, однако то и дело сбиваясь на бег.
    - Случилось! - Кивнул директор. - Ты где обитаешь в рабочее время? Кофеи распиваешь? - Мужчина особо не злился, а говорил словно больше в издёвку.
    - Да зашёл посмотреть, чего там с этими... - Начальник базы кивнул в сторону здания. - Этим... - Замешкался он.
    - Ну-ну! - Терпеливо ждал его директор. - Давай! С чем? Выдумывай - время есть! Никуда не торопимся! - Тактично добавил он под всеобщие ухмылки и даже смешки в голос.
    Мужчина несколько засмущался и замолчал. Он любил поговорить, но только тогда, когда ощущал, что говорить стоит. А когда любое следующее его слово могло больше вызвать улыбку или смех, он сразу замыкался. Если бы не директор, который стоял рядом, то начальник базы уже ушёл бы куда-нибудь. После чего появился бы лишь спустя треть часа или около того. Когда по его предположениям уже всё было бы нормально, неловкую ситуацию, в которые он попадал регулярно, многие бы забыли. Да и вообще другие темы появились бы в жизни и работе подчинённых.
    - Весы... - Наконец пожал плечами мужчина и несколько неуверенно хмыкнул.
    - Понятно! - Директор покачал головой. - Весы у нас очень важны! Что с ними? Что-то испортились? Взвешивать стали неправильно? - Он переключился на достаточно серьёзную головную боль, отчего начальник базы почувствовал себя намного легче, оседлав нужную тему. - Ты, если что, там позвони настройщикам! Пусть они приедут! Посмотрят! А то чего мы? Ещё в убыток из-за весов начнём работать.
    - Понятное дело!
    - И ещё вот!... - Директор принялся искать свой лист ватмана, от чего даже стал похлопывать себя по телу, словно потерялась всего-навсего какая-то пачка сигарет или коробок спичек. - Ватман у меня был...
    - Вот он! - Протянул ватман Губа. - Я подобрал его, а то он бы ещё испачкался.
    - Не сворачивай! - Руководитель властным жестом приказал развернуть лист ватмана, после чего развернул того, что держал этот самый лист. - Вот! Видал!
    - И чего это? Две баранки с канализационной трубой?! - То ли отшутился, то ли на полном серьёзе поинтересовался начальник базы.
    - Чурка! - Под общие уже никем практически не скрываемые смешки бросил громогласно директор. - Какие баранки? Какая труба?! Вон мужики почти сразу догадались, что это такое. Да?!
    Директор, наверное, ожидал многочисленных кивков и всеобщее гудение. Однако ничего подобного не было. Все продолжали сидеть на скамейке или рядом с ней и курить. С самой базы даже подошли ещё люди, которые было отправились работать, но никак не желали пропустить какое-то представление, которое разыгрывалось на площадке.
    - Может, колёса от тепловозов? - Послышался робкий голос Губы, который одной своей фразой тут же заслужил уважение директора, но мгновенно его потерял, стоило ему опустить несколько лист ватмана и добавить ко всему прочему. - Ну, те, что прокололись и которые нужно разделывать.
    Грохот, который последовал вслед за этим утверждением, наверное, мог побить если не все, то очень многие рекорды современности. Разнорабочие засмеялись чуть ли не по взмаху руки. Директор тоже выронил какие-то бумаги и принялся тут же вытирать слезы обеими руками, в момент выступившие на глазах. На смех появились даже Ульяна, Татьяна и сторож, которые располагались относительно далеко и за закрытыми дверями.
    - Да, именно такие колёса! - Наконец просмеялся и смог сказать хоть что-либо директор. - Практически это я и имел в виду! - Он подошёл неуверенной походкой к скамейке и присел, при этом потеснив уже находившихся там разнорабочих. - Так вот в чём дело! - Покачал он головой, никак не изыскивая сил, чтобы продолжить говорить. - Не, ну, вы слышали... - Он повернулся к сидевшим рядом мужикам, которые продолжали смеяться, как и прежде. - Так вот что, Вермахт!..
    Последнее слово, произнесённое директором, вызвало новый взрыв хохота. Некоторые разнорабочие то ли в шутку, кривляясь перед остальными, то ли на полном серьёзе сползли со своих мест. Кто-то уселся на землю, другие просто уже присели, прижавшись к сетке-рабице.
    - Вон! - Кивнул в их сторону директор, не сводя глаз с начальника базы. - Как они развеселились! А ты не в курсе, что тебя тут Вермахтом кличут!
    - Меня?! - С удивлением выкатил глаза из орбит мужчина.
    - Тебя! Тебя! А ещё Говоруном!...
    Начальник производственной базы тихо стоял, понурив голову. Он никак не ожидал таких заявлений. И Был серьёзно ошарашен. Примерно как школьник, которого вдруг родители стали отчитывать за какую-либо двойку в школе или неосторожное посередние. Сейчас мужчина точно не походил на того самого говоруна. Скорей - на его полную противоположность.
    - Говоришь, видимо, много! - Добил его директор. - И не думаешь, что!.. - Мужчина обернулся. - Показываю первый и последний раз!
    Он вытащил из кармана складную ручку, которая могла развернуться и стать указкой. И уже этой указкой стал водить по листу ватмана, показывая, где и какие детали нарисованы на листе. Некоторые из разнорабочих подошли к Вермахту-Говоруну, который внимательнейшим образом слушал все слова руководства. А тот объяснял и показывал простые истины, словно мужчины первый раз видели огромную литую колёсную пару.
    - Делать нужно вот тут разрез. - Монотонно и нравоучительно говорил директор. - И вот тут! Получаем два отдельных колеса и одну ось между ними.
    - А потом чего с ними?
    - Потом их сдают на металл! - Директор поднял с земли свою папку и достал оттуда несколько документов. - Вот я вот тут уже посовещался и узнал на заводе, что колёса не нужно распиливать дальше!
    - Да мы их задолбаемся распиливать! Они вон какие огромные. Да ещё и... - Начал было возмущаться Губа, но директор его остановил:
    - Ты ничего разделывать не будешь. Ты лучше вон плакат держи! Чего я? Зря его рисовал почти полчаса что ли?
    - И мне его постоянно держать?! - Губа выглянул из-за ватмана.
    - Можешь вон повесить его на забор! - Указал рукой на сетку рабицу Говорун. - Чисто в качестве учебного наглядного пособия.
    - Только возьмёшь и заламинируешь его! - Вдруг опомнился директор. - А то он же размокнет под дождём! - Мужчина оценил своё далеко не самое гениальное произведение чертёжно-красильного искусства. - Скотч возьмёшь у приёмщиц широкий. И просто аккуратно всё обклеишь! - Он повернулся к начальнику базы. - Так вот! А весь этот металл нужно будет сдавать и принимать точно также, как и обычно!..
    - Принимать?! - Кивнул Говорун. - Понятно. А по сколько?
    - Чего по сколько?
    - Металл по сколько принимать?! Как жестянка или Три А?
    - Какая жестянка? Какая А? Ты совсем с дуба рухнул? Мы уже приняли эти колёса! Мы же вагоны на разделку поставили!.. Мы и заплатили за них. А это - просто кидать в вагон! Только ось ещё пополам разрезать. А это уже норм будет! Я с заводом говорил и с инженерами!..
    Говорун немного потоптался на месте, переводя взгляд то на директора, то на сидевших и притихших мужиков, то на скопление колёсных пар, которых было уже столько, что резать их можно было чуть ли не месяцы наперёд. И то - если новые не будут при этом поступать. Начальник базы уже примерно прикидывал, кто может вообще этим всем заняться, однако не решался сказать своих предложений, надеясь в глубине души подождать пару недель, чтобы этот вопрос решал уже Евдоким.
    - И чего мне с этой горой металла делать? - Наконец возмутился начальник базы, чувствуя, что без его возмущений просто так отложить вопрос не удастся слишком надолго, а придётся реально тогда возиться с новыми задачами ещё до того, как их сможет организовать сменщик. - Вот напилят они...
    - Нарежут...
    - Да хоть накуют! - Разошёлся Говорун, отлично демонстрируя причины появления такого позывного. - Сколько одна колесница такая весит? Тонну? Две?
    - Тысяча триста девяносто кило! - Хладнокровно поправил его директор. - Лично специально узнавал на железке. Так что можно будет контролировать: пять пар - семь тонн. Ну, сотню килограмм ещё куда ни шло можно затырить... - Примерно прикинул он погрешности и сразу сделал некоторый упор на очень даже возможной вороватости подчинённых.
    Директор последние пару минут копался в своих бумагах. Их было не так, чтобы очень много. Но, по всей видимости, он никак не мог найти ту, что столь сильно требовалась именно сейчас. Может, этому была причиной в том числе и явная неаккуратность в использовании пространства. Подчас мужчина писал отдельные цифры и колонки на любом свободном месте, словно экономил, чтобы меньше тратиться на бумагу. Вот и теперь ему приходилось внимательно просматривать все листы с обоих сторон, потому что на некоторых их бумаг были кучи рукописных правок - и сделаны они были чуть ли не по десятку разных тем.
    - Вот! Я нашёл!
    Реплика привлекла внимание разнорабочих. Они уже собирались медленно отправляться по рабочим местам - но только после того, как на это будет непосредственное указание. Но тут обсуждение могло продолжиться ещё достаточно долго. А потому начало работы существенно откладывалось. Что, несомненно, не могло не радовать.
    Говорун аккуратно взял протянутый директором листок. На нём было множество самых разнообразных цифр и слов. Какие-то были написаны отличным от остальных цветом, многое было зачёркнуто или обведено в рамочку. Какая-то часть слов была вообще под наклоном написана. И на каком-то странном языке. Либо же директор просто куда-то торопился и потому вместо букв получилась скоропись и даже клинопись.
    - И что именно мне тут нужно знать?
    - В рамочке вон там обведено!.. - Указал директор пальцем, вытирая со лба пот. - А утро уже жаркое. Что же будет днём?
    - Узнать, сколько стоит поменять стойки и оси...
    - Не то! - Гаркнул директор. - Там в рамочке обведено!
    - Тут много в рамочке обведено!
    - Так вот!... - Директор встал и указал прямо на лист ватмана. - Неужели не видно и ничего не понятно?! Это же просто обведено, а тут вот так... - Он поводил рукой в воздухе, словно виртуально собирался что-то зачёркивать. - Вот это рамочка вот такая. Она вот так вот и сделана.
    - Понял!
    - Читай тогда!...
    - Тонны... - Говорун уже после первого слова запнулся, никак не прочитав с ходу следующее слово. - Тонну намазанного... то есть - нарезанного металла сдавать как по общей схеме и сразу в вагон. Принимать... Принимать общим режимом... - Мужчина отвлёкся. - Тут подчёркнуто что-то. И пара вопросов.
    - Не имело значение! - Директор постарался сделать как можно более умное и одухотворённое лицо. - Я просто думал.
    - Резчикам платить по шестьсот... По шестьсот? - Удивился Говорун.
    - По шестьсот! - Кивнул директор.
    - По шесть соточек за что? - Губа уже начал обклеивать лист ватмана, но оторвался от процесса.
    - За разделанную тонну! - Окончил Говорун. - Наверное, имело в виду это! Тут написано за "разд.тон."
    - Вот! За разделанную тонную платим по шестьсот рублей. Резчику. - Поднял указательный палец вверх в качестве наставления. - Это чтобы работа шла! А то, чую, пойдут всякие разговоры в стиле "А как я буду резать!" или "Да там сколько сидеть с мамалыгой нужно, чтобы перерезать эту ось!"
    На некоторое время установилась тишина. Мужики примерно оценивали ситуацию. В принципе, деньги платились не маленькие. Даже с учётом того, что требовалось сделать как минимум три разреза, получить за одну ось с учётом вес примерно восемьсот рублей - это доставляло удовольствия каждому. Вот только для этого пришлось бы некоторое время вполне серьёзно работать. И иметь некую квалификацию со сноровкой и опытом. Скелет, который частенько подменял сварщиков и резчиков, подошёл к забору и довольно проворно оказался за ним. Мужик стал рассматривать ось, проверяя примерный диаметр оси - сколько придётся резать её.
    - Чего оцениваем? - Директор достаточно долго следил за этими действиями. - Сможешь ли ты рукой разрубить этот металл?
    Этот вопрос был встречен новыми смешками. Мужики по очереди закуривали новые сигареты. Беседа обещала затянуться на неопределённый срок. И сейчас предполагались чуть ли не выборы тех, кто будет работать на новых местах - достаточно хлебных. Как минимум, по словам директора.
    
    
    Далее:
    011
    012
    013
    014

    2012-2018