Литературная страничка



Повесть "На кокосовой Скорлупке по Банановым озёрам"
Глава 11

     РАНЕЕ:
     На кокосовой Скорлупке по Банановым озёрам. Глава 10


     – Кто-то есть внизу?
     Голос был Мишкин. Максим сразу его узнал. Не смотря на недавнее знакомство. Голос этого странного мальчика был слишком заметным и даже необычным. Сам Максим с большим удивлением для себя самого обнаружил, что лежит на каком-то мягком тюке. Вокруг было очень темно. И только сверху светились щели. Однако света не хватало. Особенно в первые минуты, когда Максим после яркого и солнечного двора не сразу смог адаптироваться.
     – Кто там в трюме? – ещё раз задал вопрос Миша, сильно нервничая.
     – Да это я здесь! – услышал Максим Сашкин слегка приглушённый голос сбоку. – Тут. Чего ты так раскричался?!..
     – Я просто оказался тут в море. – Миша даже стал заикаться от волнения. – Один... И был тут та-ак долго! Я испугался!
     – А я обо что-то ударился, – бурчал Сашка. – Вчера просто был на каком-то ящике. А сегодня в металлический угол вмазался... Синяк будет! И ещё тут какие-то штыри! Трубы!...
     – Это, наверное, двигатель! – закричал Максим. – У меня же на «Скорлупке» папа двигатель поставил.
     – Ты чего орёшь? – послышались шаги и недовольное пыхтение Сашки, после чего появился прямо над Максимом силуэт его лица. – Ты чего так орёшь? Думаешь, что я глухой?
     – Так ты тут?
     – Вы оба там? – наконец расслабился Миша.
     Мальчик прошёл по палубе. Это было заметно по затемнениям то одних, то других щелей между досок. Затем сверху послышалось сопение. И лишь где-то секунд через десять в нескольких метрах от оказавшихся в трюме мальчишек открылся большой квадратный люк.
     В то же мгновение весь трюм наполнился ярким солнечным светом. И это даже ослепило и Сашку, и Максима. Зато потом они смогли осмотреться. В трюме действительно свалили огромное количество всего и вся: ящики, составленные один на другом или просто рядом вдоль борта; какие-то мешки, сваленные в кучу или на тех же ящиках; просто огромные куски ткани самой разной окраски и оттенков. А в углу действительно находился небольшой мотор. Именно в углу. Потому что, несмотря на то, что сам корабль был немного овальной формы, в трюме в кормовой части были ещё поставлены некие кабинки, из-за чего и образовывались углы.
     – А-а-а! Вон обо что я ударился! – покачал головой Сашка. – И кто додумался там сделать комнаты?
     – Каюты! Там, наверное, каюты! – Миша заглянул в трюм, оставаясь наверху.
     – Тут и так можно нормально валяться! – Сашка пошёл к выходу из трюма. – Вон, как этот... Чего лежишь? Пошли!
     – А ты тут решил капитана строить? – огрызнулся Максим в ответ.
     – Лично я – не против! Хотя могу уступить тебе эту роль! – на удивление Максима ответил Сашка, так быстро согласившись на вторые роли. – А сам буду боцманом и лоцманом!
     – Да? – Максим даже потерял на мгновение дар речи. – Лично я – тоже не против!
     – Ну, а ты, лохматый! – Сашка уже высунулся в люк и сейчас в трюме были только его ноги. – Ты кем хочешь быть на корабле?
     – Я? – Миша до сих пор не мог прийти в себя от потрясения, что оказался совершенно непонятным образом посреди моря. – А что? А кем можно?
     – Можно юнгой!
     Сашка вылез наружу. И действительно – сейчас они втроём находились на корабле. И этот самый корабль очень сильно походил на тот, что Максим полчаса назад держал в руках. Хотя бы формой и странными, слегка закруглёнными к верху бортами. Сверху с шумом ветер трепал паруса. Огромные полотнища ловили ветер и, такое ощущение, тут же теряли. Хотя на плавности хода «Скорлупки» это не сказывалось никоим образом. Судя по штурвалу, именно такое название присвоили кораблю при постройке.
     Бриг легко скользил по поверхности воды. Настолько легко, что даже не слышался шум волн. «Скорлупка» поднималась над водой, чтобы потом немного присесть и опять пойти на подъём. В трюме качка ещё немного ощущалась. Однако на палубе мальчишки могли поймать себя на том, что корабль только поднимается. Подъём следовал один за другим. Как если бы пришлось кораблю подниматься по ступеням – после каждого подъёма немного опустив и поклевав носом.
     – Будешь? – Сашка торжественно прошёл до носа брига, где резко развернулся.
     – Буду! – с готовностью отозвался Миша. – А что нужно делать? По парусам забираться и лазать? Я этого не умею!..
     – По парусам лазать не обязательно! – сурово сказал Саша, теперь уже направляясь на корму к штурвалу корабля. – Даже не стоит! Так их только порвёшь!
     – Значит, лохматый? – Максим в этот момент тоже вылез из трюма и сейчас сидел на палубе, свесив ноги вниз и прищурив правый глаз. – Да уж! Ты на лохматого очень похож!..
     – А юнга как должен обращаться? – спросил Миша. – К капитану: «да, капитан» и «так точно, капитан»? А как к боцману или лоцману?
     – Сэр! – ответил Сашка, хотя вопрос был адресован Максиму. – Нужно всегда добавлять это слово в конце! Потому что боцман и лоцман – это всегда офицер с большими знаниями и опытом. Такие в Англии принимались в сэры или в лорды!
     – А почему именно в Англии? Мы не русские что ли? – возмутился было Миша, но затем с некоторым пиететом добавил. – Сэр!..
     – Да потому что Англия три века была владычицей морей. И английские пираты были самыми многочисленными и известными. В России тоже были и есть хорошие корабли и флотоводцы. Но у нас тогда говорили «Ваша светлость» или «Ваше превосходительство».
     – Ну, это было бы действительно перебор! – Миша стоял на носу брига, примерно в десятке метров от боцмана Сашки. – Сэр.
     – И я так думаю, юнга! – со всем превосходительством и гордостью, на какие только был способен, ответил тот.
     – Что касается меня, – Максим подошёл к новоиспечённому юнге и похлопал того по плечу, – то я не привередливый. Можешь называть меня просто Максимом. Я не против. Только тс-с-с… – мальчик глазами указал в направлении стоявшего за их спинами боцмана.
     – Слушаюсь, капитан!
     Миша театрально сделал стойку смирно: голова чуть кверху, правая рука в приветствии, как у пионеров в советское время. Постояв некоторое время в такой позе и покривлявшись в своей манере, юнга громко рассмеялся.
     – Слушай, – улыбался искренне в ответ Максим, – а ты мне скажи. А чего у тебя голова лысая?
     – А у меня волосы выпали недавно!
     – Как выпали? Ты же ещё молодой! У меня у деда ещё не все волосы выпали. А ты же намного его... Вся голова уже гладкая!
     – Я знаю! – вздохнул Миша. – Просто я лечился долго. И вот все волосы и выпали. Когда я был ещё в больнице.
     – Чем же нужно болеть, чтобы у тебя волосы все выпали? – насмешливо спросил Сашка, который, оказывается, подслушивал весь разговор. – Не слышал я о таких болезнях, юнга! – боцман явно не верил своему новому знакомому. – А на цингу это не походит! От цинги в первую очередь зубы выпадают. А уж потом всё остальное. Кроме рук и ног, всё отваливается. Но ты бы скорее был улыбающимся и шепелявым юнгой, нежели таким лохматым, что дашь любой собаке фору!
     – Это крабы все волосы вырезали.
     – Крабы?! – прыснул Сашка и даже нагнулся вниз, изображая колики в животе и смех.
     – Точнее – краб! Один!
     Сашка от столь неожиданного и одновременно странного заявления застыл в изумлении. Он и до этого практически ничего не делал. Мальчик просто находился у штурвала и изображал, будто управляет кораблём. На самом деле бриг шёл сам по себе. Получалось это преотличнейшим образом. Но не подвергалось сомнению, что в случае надобности «Скорлупка» слушалась бы руля без малейших промедлений и неисправностей.
     Странный новый товарищ и ранее словно представлялся некоторым сумасшедшим. Мальчики видели подобных. Правда, среди взрослых мужиков, что часто и открыто злоупотребляли алкоголем. И потому на их кривляния мало кто обращал внимания. Думали, что они в очередной раз находятся после приёма алкоголя в состоянии опьянения.
     Сейчас же Сашка стал смотреть на юнгу как на идиота. Мальчик впервые слышал о том, что внутри человека может поселиться краб. И уж тем невероятней и сумасбродней казалось, чтобы этот самый краб послужил причиной выпадения волос на голове.
     – Один краб? – с нескрываемой насмешкой переспросил Сашка, который даже подошёл поближе, но оставаясь на капитанском мостике, чтобы участвовать в разговоре несколько свысока. – То есть внутри тебя есть краб?!
     – Ну, да! – совершенно без эмоций на лице отвечал Миша на вопросы своих новых друзей по очереди, не видя ни в вопросах, ни в ответах ничего странного и глупого. – Он уже около года!
     – Внутри тебя? И тебе не больно? Он шевелится? Кусается или чего ещё?
     – Мне не то, чтобы больно. Сил просто мало. И ещё в больнице часто был. Там всякие лекарства лили и давали пить.
     – Понятно! Разводили краба на то, чтобы вылез или издох! – резко диагностировал Сашка. – Мы также глистов собакам выводили.
     – Саня, ты чего? Как из него краб будет вылазить? – недоумевал Максим, совершенно ошарашенный всем этим разговором. – Краб он же такой... Огромный... Да ещё и с клешнями!
     – Вот именно, что с клешнями! Видел фильмы про Чужих? Почти крабы!
     – Так ничего себе! Там же умирали люди! – возмутился Миша. – Я так не хочу и не собираюсь. Хотя мне кажется, что некоторые мальчики, которые лежали вместе со мной... – Но мальчик мгновенно осекся и прекратил говорить, стоило ему додуматься до какой-то не самой приятной мысли.
     – Вот потому тебе и давали лекарства. Чтобы краб издох. И его можно было бы достать легко и без забот! Операцией там или ещё чего! – Сашка говорил уверенно и без запинок, словно он отлично разбирался в теме и даже сам делал подобное не один раз. – Мы одного глиста собаке так всё-таки достали!
     – Бр-р-р… – поёжился Максим, которому подобная тема казалось малоприятной. – А как он вообще внутрь попал-то?
     – Не знаю! Может, заполз внутрь?
     – Как можно было не заметить, как внутрь тебя заползает краб?
     – Мы с мамой и папой в прошлом году летом ездили на море. Наверное, тогда краб был ещё маленький. И смог залезть, пока я спал или лежал на песке.
     – И ты с тех пор с крабом и ходишь?
     – Примерно! Но, как все говорили, я должен уже был выздороветь!..
     – А если этот краб мог икру отложить? – вдруг осенила идея Максима. – Кстати, икра такая мелкая-мелкая...
     – Балда! В желудке? – рассмеялся Сашка. – Да там же всё переварится!
     – Нет! У меня краб не в желудке. А в кишечнике. Он там был. А, может, и есть!
     – Вот! – развёл руками Сашка. – Слыхал? В кишечнике. Как раз там и глисты всякие обитают!
     – Но я всё-таки не верю, чтобы краб мог заползти, а потом... – Максим прервался, так как он почувствовал, что у него были рвотные рефлексы, но не от морской болезни, а из-за затронутой темы. – А ещё волосы. Вот если бы у тебя краб был бы в голове... Тогда бы я понял: он изнутри все волосы почикал своими клешнями. А потом ты их вычесал. Потому что они уже узелками к голове бы не крепились.
     – Я думаю, что Мишка мог просто проглотить с водой икринки. – Сашка специально запнулся, чтобы оставить некое подобие недосказанности.
     – А я так тоже вчера за борт окунулся! – Максим подошёл к краю брига. – Но я надеюсь, что никакого краба у меня внутри не окажется! – капитан брига внимательно смотрел вдаль. – Боцман! Юнга! У нас на горизонте неизвестный остров!


     ДАЛЕЕ:
     На кокосовой Скорлупке по Банановым озёрам. Глава 12

          

   

   Произведение публиковалось в:
   NEOнлайн. Альманах-газета #МАЛО_БЛГ. - №9, декабрь 2021