Литературная страничка



Повесть "На кокосовой Скорлупке по Банановым озёрам"
Глава 13

     РАНЕЕ:
     На кокосовой Скорлупке по Банановым озёрам. Глава 12


     Мальчишки через пару мгновений были в трюме. После яркого солнечного света на палубе полутьма показалась сущим мраком. Мишка растерялся, даже остановился. Он словно боялся идти на ощупь, чтобы не налететь на какой-нибудь предмет. Отчего Максим спрыгнул и угодил на спину своего товарища.
     – Чего это ты тут?! – недовольно пробурчал Михаил, поднимаясь снова на ноги.
     – Надо быстрей идти и искать мотор! – строго огрызнулся капитан. – А то наша «Скорлупка» на рифах расколется на несколько частей.
     – Мне просто темно! Куриная болезнь, – пожаловался юнга.
     – А у меня как-то была морская болезнь. Но при этом я ни разу не был на море! – Максим стал медленно ощупывать всё вокруг, чтобы иметь представление, куда примерно идти. – Надо идти против хода! Там корма!.. И вот папа говорил, что это из-за того, что я мало ездил на машинах, – внезапно продолжил мальчик предыдущую тему. – И как только мы купили себе «Тойоту», то папа постоянно меня брал с собой. И вскоре меня перестало укачивать! Какой-то там аппарат привык ко всему!
     – Исполнительный?
     – Причём тут исполнительный?
     – Исполнительный аппарат! У меня папа там работает. Он сам говорил! – пожал плечами Мишка.
     – Не! Там с ухом связано! Он в ухе у нас! – Максим уверенно двигался вперёд. – И там того... Наверное, как со слепотой твоей! Мне кажется, чем чаще ты будешь в темноте, тем быстрее у тебя всё это пройдёт.
     – Наверное, ты прав! – согласился юнга. – Но можно я поначалу буду спускаться в темноту не один! Хотя бы до тех пор, пока не освоюсь! Ты же вон с папой на машине ездил!
     Он уже относительно смело следовал за капитаном. Максим, отчасти привыкнув к полумраку, намного увереннее двинулся между ящиками и мешками по направлению к корме. Мальчик время от времени останавливался, если вдруг ощущал перед собой какую-либо вещь в качестве препятствия. Михаил передвигался же так, как если бы капитан являлся его поводырём. Он положил руку на плечо и часто-часто перебирал ногами.
     – Чего вы там так долго? – изо всех сил сверху прокричал боцман. – Рифы скоро! Заводи мотор! Разгоняй эту шхуну! Пятнадцать человек на сундук мертвеца! Йо-хо-хо! И бутылка рома!..
     – Максим! – еле слышно говорил напуганный юнга. – А мы, ведь, не полезем в сундук?
     – А с чего бы мы там забыли?
     – Ну, вон боцман поёт!..
     – Да пусть себе поёт. Нас и пятнадцать человек не наберётся тут. Как нас пихать?
     – Здорово! – Михаил уже практически освоился и даже осмелился идти сам без поводыря. – А то я в сундук или на него никак не хочу. Да и ром я особенно не люблю.
     – Все пираты пьют ром, – Максим осматривал уже сам мотор, который выглядел абсолютно новеньким и даже блестел, когда на него падали редкие солнечные лучи среди щелей в палубе. – И мы тоже должны будем пить. Если корабль какой-либо захватим. Так положено.
     – А нам обязательно захватывать и грабить корабли?
     – Конечно. Если нам встретится какой-либо сопляк-купец, с чего мы будем его отпускать? Так мы можем захватить еду, деньги и женщин.
     – А если я не хочу женщин?
     – Любой пират, если он мужчина, и любой мужик, если он пират, должен хотеть женщин, – безаппеляционно заявил Максим. – Так тоже положено. Привыкай! Или ты не мужик?
     – Папа говорил, что мужчиной я стану после того, как отслужу в армии.
     – Да без проблем! – Максим несколько раз дёрнул за длинный тонкий шнур дросселя, однако двигатель брига никак не хотел заводиться. – Но представляешь, как будет круто, если ты пойдёшь в армию уже с опытом войны и штурма кораблей?!
     – А для чего это в армии?
     – Во флот пойдёшь. Там за полгода со своими знаниями мичманом станешь. А то и офицером!
     – А офицеры тоже должны захватывать женщин? – с осторожностью поинтересовался растерянный Михаил.
     – Офицерам достаются самые лучшие женщины. И денег достаётся больше всего. Я это в книгах читал!.. Одно с другим связано. Потому что на самых хороших женщин требуется больше всего денег. Или ты думаешь, что офицеры – не мужики?
     – А что будет, если на нас нападут? Подумают, к примеру, что это мы – сопляки-купцы?
     – С чего это на нас должны нападать? – недовольно буркнул Максим и пнул не желавший начинать работать двигатель. – Нас-то за что грабить?!
     – Ну, ведь, бывают всякие армейские экспедиции. Они за пиратами по идее должны охотиться. Королева их отправляет. Чтобы они больше не грабили торговцев.
     – Ну, я тоже о таком читал, – Максим уступил место у двигателя и указал юнге рукой. – Ну-ка ты попробуй!.. Но вообще нас никто не имеет права грабить. Потому что у нас сейчас нет ни еды, ни денег, ни женщин... Ты же не женщина? – словно на всякий случай уточнил капитан.
     – Нет! – отнекнулся сразу юнга. – И даже не девчонка.
     – Вот и я о том же!
     Михаил подошёл поближе к мотору и стал осматривать его. Двигатель заводился с помощью металлического дросселя длиной примерно в полтора метра. Однако Максим всё это время дёргал лишь третью его часть. Вся остальная была запутана и связана в узлы. И сам двигатель не крутил изначально полных оборотов. Юнга в первую очередь стал работать, чтобы полностью распутать металлический трос.
     – А если у нас что-то появится? – подумав, переспросил Мишка. – Тогда на нас будут нападать? Так?
     – Нет! На нас нельзя! – настойчиво отрицал даже самую малейшую возможность Максим. – Нас-то не положено грабить!
     – Мы же будем пиратами...
     – В крайнем случае мы всех обманем, – тут же предложил другой вариант капитан брига. – Так все пираты делали! Я лично читал в книгах. Мы посмотрим, какой флаг развевается у военного фрегата, и поднимем точно такой же. И тогда нас никто не тронет!
     – Почему?
     – Не имеют права! – мгновенно отверг и эту возможность Максим. – Мы же в таком случае будем представлять ту же страну! И по морскому праву любое нападение будет приравнено к пиратству. А военные знаешь, насколько боятся стать пиратами?
     – Насколько?
     – Они тогда начинают заводить трибуналы. По морским правам все военные обязаны перед ним представать. И начинают судить всех подряд на этих трибуналах.
     – Друг друга?!
     – А то как же! У них же у всех офицеров есть честь! И начинает у них есть всю душу она изнутри. Все, понимаешь ли, начинают сразу в момент терзаться. А если их никто не засудит после такого пиратства, то он пойдёт и своим офицерским пистолетом застрелится или кортиком себе в сердце!
     – Да ладно?! – пыхтел с двигателем Мишка.
     – А зачем ещё им кортик?! Каждый офицер получает кортик после обучения. Этот самый кортик и идёт как живое напоминание своей офицерской чести. А кортик – он такой, что как раз до сердца и достает, никуда больше.
     – Врёшь?! – Мишка оглянулся, и потому тросик, который почти был намотан, размотался полностью, пришлось работу делать заново.
     – Да ни в жизнь! – Максим приоткрыл рот, после чего поднёс большой палец к верхним резцам и с щелчком дёрнул за них изнутри наружу. – Вот так! Сволочь буду! Просто я такое читал. И вообще если офицер сам застрелится или пырнёт себя кортиком, то это позор и навет на судей. Потому что самоубийство – тяжкий грех. Это ещё у офицеров из церкви пошло. И от грехов. Про грехи-то слышал? Во-от! А ты говоришь, что выдумываю! И вот судьи тогда сами испытывают угрызения совести. И сами могут наложить на себя руки, что не спасли товарища-офицера от греха. И тогда по ним уже срочно надо трибунал устраивать. Вообще я всей системы точно не знаю. Но примерно так может хоть десять лет идти! Пока не узнает император или главнокомандующий и своим указом не запретит вообще друг друга судить и убивать себя почем зря. Тогда офицеры немного могут утихомириться. Если не начинают устраивать это всё на дуэлях и тайных трибуналах.
     – А откуда у нас столько флагов будет, чтобы для любого корабля? – вновь напрягался с тросом Михаил, одновременно начиная приставать с другим вопросом.
     – У всех пиратов есть флаги почти всех стран. Это делают для того, чтобы обманывать всех корабелов. И торговцев тоже. Вот будет идти какой-либо купец, у него будет флаг. И мы такой же поднимем. Тогда купец не будет нас пугаться. И вот тогда мы сможем подойти поближе. И тогда взять на абордаж!
     – А что, если это – пираты?
     – А почему купеческое судно будет пиратским? – чуть было не закричал от нетерпения Максим.
     – Ну, вдруг это такие же пираты, которые тоже имеют кучу флагов. И сами подманивают нас, чтобы также ограбить?
     – А зачем нас грабить? – Максим уже явно нервничал от настойчивой глупости юнги. – Ты же пойми: у нас нет ничего, что требуется пиратам! Ни рома, ни еды, ни женщин, ни денег! Ты же сам сказал, что ты не женщина и даже не девчонка! А я себя тоже таким не считаю! Потому пираты нас поначалу будут обходить стороной. А потом узнают, насколько мы кровожадные и оголтелые. И просто перестанут на нас обращать внимание. Чтобы не вызвать наш гнев.
     Михаил наконец накрутил весь металлический тросик на стартер мотора. После он со всей силы рванул на себя. Трос не был окончательно закреплен. А потому он быстро размотался. И мальчик полетел по инерции назад. Хорошо, что там были навалены не только ящики, но и мягкие мешки, потому никаких ударов или сильных ушибов юнга не получил.
     Зато мотор затарахтел. Из него повалил дым. Выхлопная труба уходила далеко наверх. Наверняка дым должен был выходить где-то высоко на уровне мачт или парусов. Однако в месте, где выхлопная труба только касалась работающего мотора, в металле отчётливо стали видны дыры. Казалось, начал дымиться сам пол.
     Трюм стал медленно и уверенно заполняться едким дымом. Наверняка через час-другой сюда и зайти уже было бы нельзя. Мальчишки стали постоянно кашлять и чихать.
     – Соляра! – кашлял и никак не мог откашляться Мишка. – Дизель!..
     – Ещё бы! – Максим вдруг схватил лежавший рядом мешок и бросил рядом с трубой. – Давай тоже забрасывай, – кивнул он другу. – Мешки у нас с крупами и тканями, я так думаю. Они должны закрыть щель в трубе!
     – Классная идея, кэп! – присоединился к работе Миша. – Юнга готов к работе!..
     – После того, как ты мотор починил, я назначаю тебя в должность моториста. Если мы сможем закрыть выхлоп, будешь смотреть за мотором и управлять им!
     – Окей! – с готовностью отозвался радостный Михаил, довольным тем, что так быстро и легко получил повышение и перестал быть простым юнгой.
     – Дизель едкий какой попался! – Максим оценивал со всех сторон завал и с удовлетворением отметил, что дыма действительно стало просачиваться намного меньше. – Хотя, с другой стороны, у нас только дизель и мог стоять!
     – А почему?
     – Да просто на быстроходных судах ставят либо дизели, либо ядерные реакторы. Да только куда нам ядерный реактор здесь совать? Он же тяжеленный, наверное, и неповоротливый: его не пододвинуть ни в сторону, ни отодвинуть, чтобы под ним полы протереть. Хуже только на угле, что были в прошлом веке!
     – Зато ядерный реактор, наверное, не требует много топлива. Я такое про атомные электростанции слышал.
     – И где нам это топливо доставать? Пиратствовать? На атомные станции и нападать? Но мы же не сухопутные пираты. А так мы будем грабить суда и корабли торговцев, а с них забирать дизельное топливо. И тогда нас точно никто не сможет поймать!
     – Почему? У нас будет какое-то особенное дизельное топливо? – Михаил сел на мешки рядом с мотором и стал его рассматривать, чтобы хоть как-то с ним ознакомиться.
     – Нет! – Максим уже направился к выходу на главную палубу брига. – Просто у всех остальных соляры вообще не будет: мы же будем сливать себе!..
     – А! Здорово! – Мишка кивнул в сторону. – У нас вон и канистры есть, штук семь точно! Интересно, а сколько соляры наш мотор жрёт?
     – Судя по дыму – целую бочку! – Максим задержался на лестнице. – Только не знаю: в минуту или в день! Ты, кстати, тут особо не задерживайся. Тоже поднимайся.


     ДАЛЕЕ:

          

   

   Произведение публиковалось в:
   NEOнлайн. Альманах-газета #МАЛО_БЛГ. - №9, декабрь 2021