Литературная страничка



Сборник юмористической прозы
Вино на розлив

    Часы показывали двенадцать минут десятого утра. Мужчина с не самым красивым и свежим лицом неуверенной походкой двигался по тротуару. Его взгляд был далёк от ясного. Как, впрочем, наверняка и мысли. Это наверняка было следствием вчерашнего злоупотребления алкогольными напитками. Вполне возможно, что и не только вчера. А запой продолжался уже очень и очень долго. Одежда мужчины представляла из себя нечто среднее между тем, что обычные люди бросают в стиральную машинку на две-три стирки подряд, чтоб отстирать, и тем, что выбрасывают сразу - просто потому, что отстирать невозможно.
    Мужчина шёл достаточно уверенно в одном направлении. Ноги частенько подводили его. И потому он то и дело спотыкался. Но вовремя ловил равновесие, чтобы не упасть - в том числе и благодаря кустам и столбикам вдоль тротуара. При этом мужчина берёг как зеницу ока только одну вещь - стеклянную банку, которую сжимал в правой руке. В ней от шагов позвякивала мелочь.
    - Не подскажете, сколько времени?! - Поинтересовался мужчина уже практически перед продуктовым магазином у выходившей пожилой женщины.
    - Тринадцать минут десятого! - Ответила та, презрительно посмотрев в сторону мужчины. - Ты б не пил столько! - Бросила она совет.
    - Я не пью! - Дыхнул в ответ мужчина так, что даже цветы могли пожухнуть от перегара. - Вот! - Указал он на банку, поднятую в правой руке.
    - За молочком, стало быть? - Тут же подобрела старушка. - Или сметанкой?
    - Угу! - Бросил мужчина, который набирался сил, чтобы преодолеть последнее препятствие - десять ступенек лестницы, ведущей в магазин.
    Поднявшись на едином дыхании на четыре из них, мужчина на мгновение остановился. Его взгляд случайно отвлёкся - справа во дворе, нежась в лучах восходящего солнца, сидели трое мужчин. Один из них разливал из двухлитровой банки красный сок. Двое тщательно смотрели на гранённые стаканы, ожидая завершения процедуры.
    Мужчина облизнулся, глотную слюну и сделал ещё один рывок.
    Вскоре он уже был в магазине.
    - Сёма! - Тут же узнала продавщица постоянного клиента. - Привет.
    - Угу! - Кивнул мужчина, который из-за своего состояния вряд ли мог быть более многословен.
    - Так ты рано! - Усмехнулась продавщица. - Ещё только четырнадцать минут десятого. А мы с одиннадцати водку продаём! Указ губернатора!
    - Да что ж вы все... Не люди что ли?! - Проревел Семён.
    - Не мог! Нам же тут ЕГАИС поставили! - Продавщица указала на монитор. - Там всё фиксируется: и время, и бутылка! Не могу отдать тебе её! Мне же потом её пробить нужно будет!
    - О! - Подошёл к прилавку Семён. - Развели тут эгоистов. Как... нам своих... не хватать! - Мужчина поднял банку. - Во!
    - А! Ты теперь у нас подготовленный! - Ухмыльнулась продавщица. - Чего тебе? Три семёрки нось семьдесят пять?!
    - Ага! Их! Три шестёрки! Портвейнчика!
    - Сто пятьдесят! Сто рублей пятьдесят копеек! - Продавщица открутила крышку и высыпала мелочь из банки и стала пересчитывать. - Сто пять у тебя. - Она начала отсчитывать сдачу.
    - Себе это... это... за обслужку... оставь!... - Промычал Семён.
    Продавщица присела на табуретку, взяв с собой литровую банку из-под майонеза. Через некоторое время она поднялась и протянула практически полную её. За стеклом плескалась кроваво-красная жидкость. Продавщица поставила банку и хотела её закрутить.
    - Неее... Ээээ. - Промычал Семён.
    Он взял аккуратно банку. Дрожь, словно по команде, в один момент пропала у него. Мужчина аккуратно поднёс банку ко рту и сделал несколько больших жадных глотков. Опустив банку на прилавок, он широко улыбнулся и сам уже уверенным жестом закрутил крышку как можно плотнее.

    Из магазина выходил через пару минут уже совершенно иной человек. Он улыбался, шёл уверенной походкой. Он снова получил стимул жить.
    Часы показывали девять девятнадцать утра.
    Продавщица с улыбкой проводила взглядом старого знакомого и по совместительству постоянного покупателя. Когда дверь закрылась, женщина отставила в сторону под компьютером пустую бутылку из-под Портвейна. Её следовало пробить в новой системе оборота алкоголя. Которая внедрялась, чтобы не было незаконных продаж раньше положенных одиннадцати ноль-ноль.

          2016.09.05