Литературная страничка



Где спят кошки

    - Суок! - негромко произнес мальчик лет шестнадцати. - Суок! - повторил он через некоторое время.
    Постояв на полу около минуты и отчаянно прислушиваясь, он, так и не услышав в ответ голоса своей сестры, прошел через всю комнату, аккуратно огибая разбросанные на линолеуме футболки, рубашки да носки, и вплотную приблизился к батарее. Посмотрев на высоту отопительной батареи, казавшейся чуть ли не двадцатиэтажным небоскрёбом, мальчик вздохнул и стал озираться по сторонам.
    - Суок! - чуть громче крикнул он.
    Ответа опять не последовало. Мальчик плюнул с досады в сторону и, потерев руки, в одном прыжке, хоть и с трудом, допрыгнул до нижнего ребра батареи. С потрясающей ловкостью он затем стал постепенно подниматься по наклонным ребрам радиатора, будто бы идя по пожарной лестнице около высотки. Благо была поздняя весна, и отапливать в квартире уже перестали. Иначе долго бы небольшой человечек не выдержал бы, обжёгши ладони или все руки полностью.
    За пару минут вся высота отопительной батареи была преодолена, и немного испачкавшийся в пыли мальчик смог встать сверху, как царь горы. Облокотившись руками за подоконник, он слегка подтянулся:
    - А! Вот ты где! - пробормотал мальчик, увидев свою сестру в дальнем углу подоконника. - Ты что не отвечаешь, когда я тебя зову? - с обидой добавил он.
    Суок, сидя в это время лицом к окну и смотря на молодую зелень за ним, робко обернулась:
    - Это ты, Еняж? А я тебя и не слышала!
    - Опять смотришь в это окно? - пробухтел мальчик, маленькими шагами проходя длинный подоконник. - Сколько раз тебе говорили родители, что это опасно? Зайдут вдруг люди, а тут ты. И что тогда они будут делать? Примут тебя за птенца и посадят в клетку.
    - Я привязала веревку, чтобы быстрее спуститься домой. Там! - Суок слегка кивнула за спину брата.
    - Родители сказали, что ужин уже готов. Пошли, пока никого нет в доме.
    - Да, конечно! - неуверенно согласилась девочка. Она уже было стала подниматься на ноги, как вдруг схватила своего брата за руку; глаза у нее в один миг загорелись. - Смотри! Смотри, какое необычное животное!
    Юноша посмотрел вслед за рукой своей сестры за окно. Там по ветви огромного вяза медленной и мягкой походкой шла небольшая кошка, изредка повиливая от удовольствия и тепла заходящего солнца кончиком хвоста.
    - Отец говорил, что это кошка. - Хмуро произнес он. Они очень часто живут вместе с людьми.
    - А почему тогда у нас в квартире нет такой? Я б с ней играла! - хныкнула девочка.
    - Конечно бы поиграла, скажешь ещё. Они едят птиц и мышей. А, значит, и тебя бы съели запросто. Ты же чуть меньше домашней мыши!
    - Зато какое у нее доброе лицо! Не может она с такой красивой шерстью и улыбкой быть злой.
    - Ну, не может, так не может! - пожал плечами мальчик. - Но все равно старайся подальше держаться. А то еще не увидит и наступит. Пошли быстрей на ужин!

    Суок с братом быстро пустились по привязанной веревке, сплетенной из двух ниток с подоконника на пол. После этого мальчик ловкими движениями сдернул веревку с крючка, за который она держалась, и, смотав в моток, забросил на плечо. Пройдя за шторами около стены несколько десятков шагов, они друг за другом слегка ступили в сторону и сразу же оказались в небольшом тоннеле, в котором нужно было перебираться немного согнувшись. Тоннель не был ровным, он петлял через каждые три-четыре шага то вправо, то вверх, то влево, являясь на самом деле щелью в кирпичной кладке дома. Было темно, но брат с сестрой здесь шли уже не в первый раз, и в подсказках или свете факела не нуждались.
    Через двадцать-тридцать шагов Суок упёрлась в плотно прилегающую дверь, сделанную из куска плотного картона. Дверь не поддавалась усилиям рук, лязгая изнутри прочным засовом. Но почти сразу за дверью послышались легкие шаги, и через одно мгновение мать детей открыла своим чадам вход в каморку миниатюрных жителей.
    - Ну, сколько можно ждать! - всплеснула она руками. - Проходите быстрее! И так уже все остыло.
    Сегодня на ужин у семьи из четырех человек был вареный горох. Был обычный будний день, к тому же мужчины решили остаться у себя и не выходить на поиски чего-то съестного в квартире людей, занявшись делами по дому. Поэтому отчасти была опустошена кладовка, находившаяся в самом дальнем углу пространства в кирпичной стене, чуть выше остальных комнат, чтобы оставаться сухой.
    Двух горошин для четверых должно было вполне хватить. Мать немедленно достала их из кастрюли и выложила в две большие тарелки. Отец, чинивший до этого свои вторые сапоги, встал с пробки и вытер о фартук ножик из заостренной с одной стороны куска опасной бритвы и пластмассы в качестве ручки. Этим ножиком он ловко разрезал оболочку горошин и разломал их на половины. Каждому досталось по одной половинке, а мальчику и отцу еще и кожица бобов. Мать в это время поставила на стол в небольшом тазике остывший крепко заваренный чай, в котором до сих пор плавали две чаинки, от которых и был получен настой.
    - Приятного аппетита! - произнесла Суок и первой принялась за свой ужин. - Как вкусно! - воскликнула она через некоторое время. - Ты, мама, как всегда, умеешь готовить горох. Он нисколько не твердый.
    - Это точно! - произнес отец. - Твоя мать всегда была лучшей поварихой среди всех наших знакомых.
    - Сложно варить что-то разнообразное и вкусное из одних и тех же продуктов. - Пожаловалась в ответ мать. - В кладовке, конечно, еще много продуктов, но нужно что-то и новое добыть.
    - Конечно добудем. Завтра пойдем! - пробурчал набитым ртом отец. - Стену в спальне мы уже починили. Теперь она сыпаться не будет. Можно и на добычу выходить.
    В это время где-то снаружи глухо что-то ударилось настолько сильно, что даже немного забрезжила посуда, стоящая на полках. После этого послышались чьи-то шоркающие шаги, которые изредка также отдавались гулкими ударами.
    - Люди пришли! - пробурчал отец. - Всем быть осторожными. Стараться не показываться на глаза.
    - Да и вообще уже после ужина пора будет идти ложиться спать. Завтра с самого утра, пока все будут спать, необходимо будет поискать нужные вещи в квартире.
    - Конечно, мама! - еле произнёс полным ртом Еняж.
    - Вообще это в первую очередь относилось к твоей непослушной сестре!
    - Я уже спать! - воскликнула девочка и, не доев свою порцию, засеменила в спальню.

    Домашние обитатели выходили на поиски пропитания или каких-то необходимых вещей для своего хозяйства чаще всего ранним утром. В то время, когда люди - законные обитатели квартир - ещё спали и не могли увидеть странных животных. Каждый такой выход превращался в настоящее приключение. Приходилось преодолевать огромные открытые расстояния, залезать, как на отвесные горные кручи, на столы и стулья, проникать в приоткрытые шкафы или тумбочки. Занимались этим чаще мужчины, так как только они могли справиться с такой нагрузкой. Но мать Суок и Еняжа также сопровождала своего мужа и сына, служа как советчиком в выборе объектов исследования и передвижным списком необходимых в хозяйстве вещей, так и дополнительным грузовым местом.
    Обитатели выбирали каждый раз наиболее практичную, не скоропортящуюся еду, как крупы, сухие макаронины, небольшие высушенные ягода или фрукты. Правда, при этом могли прихватить и один или два овоща, в частности картофеля, кусок сахара или плохо лежащую недоеденную конфету. Из хозяйственных вещей бралось все, что вообще предоставляло возможность для применения. Большой радостью было нахождение куска лески или обломков металлических колец для ключей: они тут же находили свое применение в кладовках. Оборванные куски ткани или меха с большим воодушевлением встречались женской половиной Обитателей. Ну, а про куски проводов, мыла, спички (которые могли показаться чуть ли не брёвнами), иголки и говорить не приходится.
    Обитатели не всегда ходили в самом центре комнат. В большинстве своём они любили те места, где можно было бы при случае практически мгновенно скрыться: уставленные различной мебелью стены и углы комнат и коридоров. В большинстве плинтусов или стен, за приклеенными плитками также в огромном количестве имели различные проходы, в которых маленькие человечки чувствовали себя просто идеально.
    Семья Суок жила в стене, которая граничила с кухней и спальней квартиры. Поэтому из жилища можно было практически без затруднений попасть как к хранящимся продуктам питания, так и в жилые помещения людей.
    Рано утром Суок разбудил лёгкий толчок в плечо брата:
    - Вставай! Пора идти! Скоро начнёт светать.
    Девочка быстро оделась и, даже не умываясь, вышла в главный зал. Там уже стояли отец и брат, увешанные веревками из свитых ниток и чехлами, которые были вместо рюкзаков и сумок. Мать была одета на этот раз не в платье, а в руке она держала помимо своего чехла ещё и огарок небольшой свечи: идти поначалу необходимо было в полной темноте.
    - Мы пошли, Суок, - вымолвил отец, - а ты позавтракай и выходи из жилища наружу. Возьмёшь свечу: вдруг таракан прибежит. Будешь нам встречать.
    - Хорошо, папа! - ответила девочка, потирая один за другим свои глаза.
    Уже через пять минут она сидела у входа в жилище Обитателей, присев на деревянный плинтус. В одной руке у нее был остаток вчерашней горошины, в другой она держала небольшой комок хлеба, который вчера испекла мать. Перед ногами девочки стояла свеча, которая светила достаточно тускло, всё же освещая тёмный угол комнаты. Где-то вдалеке мерцал одинокий совершенно такой же огонёк: ни родителей, ни брата Суок уже видеть не могла - разве что только предполагать их место нахождения. На востоке солнце уже встало и теперь ярко-красные его лучи косо проникали в спальню, выкрашивая дальний верхний угол в кровавый оттенок.
    Стоявшая там кровать была расстелена, и по буграм одеяла можно было понять, что в ней своим сладким сном спит человек. Рядом с кроватью стояли тапочки, у которых мирным звериным сном спал...
    Суок закрыла глаза и, повертев головой из стороны в сторону, открыла их снова. Но это не оказалось сном: у кровати спала кошка. Правда, она была значительно меньше тех, которые бродили по деревьям за окном, но при этом гораздо более пушистая, в багряных тонах утренней комнаты казавшись серой.
    Девочка вскочила на ноги, вспоминая наказы старшего брата и отца по поводу возможных нехороших последствий встречи с кошками. Свеча, которая служила хорошей защитой от бродячих тараканов и замечательным ориентиром, сейчас именно ввиду этого и становилась очень опасной. Суок схватила её за металлическую подставку и быстро понесла внутрь жилища. При этом она споткнулась от спешки за порог и наделала много шума.
    Поднявшись на ноги, она с ужасом для себя увидела, что котёнок не только проснулся, но и даже поднялся на все свои лапы, внимательно смотря в сторону угла. Суок встала на колени и одним глазом из-за стены смотрела в свою очередь на него. Во время падения с её ноги слетел башмак, который теперь лежал недалеко от плинтуса на полу. Выждав некоторое время, девочка быстро добежала до него и, схватив, юркнула обратно в трещину в стене.
    Котёнок будто этого и ждал. Он медленно зашагал в сторону угла, то поднимая голову вверх, то опуская её вниз, нюхая поочерёдно то воздух, то линолеум. Суок напряжённо следила за ним из своего убежища. Она страшно боялась, что привлекла внимание зверька, но при этом понимала, что сможет в любой момент скрыться от него в жилище. К тому же любопытство играло не последнюю роль.
    - Привет! - прошептала она, когда котёнок подошёл на расстояние пяти-шести вытянутых рук. - Я Суок! А ты кто?
    Котёнок никак не отвечал, а только внимательно, не двигаясь, смотрел на девочку. Девочка, сидевшая на коленях, встала, чтобы на всякий случай иметь возможность быстро скрыться.
    - Ты почему не отвечаешь? Ты умеешь говорить? - обиженно произнесла девочка. - Ты такой высокий! - она подняла вверх вытянутую руку. - Во-от такой! Даже выше.
    Котёнок внимательнейшим образом наблюдал за девочкой. Он даже прилёг на пол, положив мордочку на передние лапы и вытянув свой пушистый хвост вдоль всего тела.
    - Я поняла! - сказала Суок и тут же скрылась в трещине.
    Через минуту она вновь появилась, уже держа в руках напёрсток, который служил в хозяйстве Обитателей кастрюлей и ведром. Котёнок за это время даже не шелохнулся, продолжая смотреть на трещину над плинтусом.
    - Вот! Я принесла тебе молоко. - Воскликнула девочка. - Ты любишь молоко? - она некоторое время смотрела на своего пушистого собеседника, но, так ничего и, не поняв, продолжила. - Давай я тебе поставлю напёрсток на пол, но только ты обещай, что не тронешь меня при этом. Я очень боюсь, что ты меня съешь! - укоризненным тоном заметила Суок.
    Она, словно по ступенькам, спустилась по плинтусу и аккуратно поставила напёрсток, наполовину заполненный молоком, на пол. После чего как можно быстрее поспешила обратно в своё убежище. Котёнок, увидев новую вещь, тут же встал и подошёл вплотную. Это было настолько неожиданно, что девочка взвизгнула и скрылась подальше в трещине. Отдышавшись и вернувшись обратно, Суок заметила, что котёнок испугался её визга и тоже поспешил удалиться на некоторое расстояние, уронив при этом своим хвостом напёрсток и вылив всё содержимое на пол.
    Вновь же заприметив девочку в трещине, котёнок лёг на пол и медленно начал подползать к ней, поочерёдно передвигая каждую лапу. Теперь он находился опять почти рядом и принюхался. Суок даже слышала, как котёнок втягивает в себя воздух, вертя мордочкой около неё, а также рядом с пролитым молоком.
    - Пей! - вымолвила девочка, еле проглотив сухой комок, образовавшийся в горле.
    Котёнок как будто ждал этого призыва. Он пару раз лизнул пол, полностью убирая молочное пятно.
    - Какой у тебя красивый язык! - всхлипнула Суок. - Такой розовый и нежный.
    - Суо-ок! - в это время послышалось изнутри жилища Обитателей. - Ты тут?
    - Ой, - робко произнесла девочка. - Это мои родители пришли с другой стороны. Мне нужно бежать. Ты же не будешь против? Я буду по тебе скучать! Надеюсь, ещё встретимся! - и девочка, помахав не двигавшемуся котёнку, скрылась в своём убежище.

    Каждая минута жизни Обитателей была наполнена опасностями и испытаниями. Выход за пределы своего жилища хотя бы на некоторое время мог таить в себе опасность быть съеденным крысами. Простых мышей боялись не только маленькие девочки и ветреные дамы, но и взрослые мужчины имели при себе небольшой ножик из обломка опасной бритвы, чтобы хотя бы на мгновение задержать животное, сопоставимое по размерам с ними самими, а то и больше. Также опасались и тараканов. Хотя они в большинстве своем только беспощадно поедали запасы из кладовок, если могли туда добраться, чем и приносили непоправимый урон. Правда, они могли и укусить, защищаясь от Обитателей, но в большинстве случаев всё же зажжённая свеча или спичка практически мгновенно прогоняли усатых чудовищ.
    Суок боялась тараканов больше всего. Они казались ей какими-то сказочными существами. «Действительно, – рассуждала она, - даже у мышей и то есть голова и четыре лапки. У кошек есть четыре лапки. Совсем как у меня, если я буду ползать по полу. И шерсть у них такая же, как у меня одежда. Только я могу своё платье снять, а они нет. А тараканы же совершенно лишены всего этого. Совсем как неживые. Ещё и усищи у них есть!»
    Девочка очень любила гулять вечерами, когда обычно людей ещё не было в квартире, по подоконникам: сквозь стекло первого этажа были видны деревья, трава, другие дома, спешащие куда-то люди, казавшиеся издалека крошечными – такими, как сама Суок. Она знала, что, скорее всего никогда не попадёт туда – за стекло. Просто она и её родители всегда прожили в той квартире. Им всё знакомо здесь.… И здесь сытно и тепло. По соседству жили другие Обитатели, которые тоже редко жаловались на своё существование. И, казалось, так было всегда. Но после яркого окна и солнечного света Суок очень не любила спускаться на пол, где было гораздо темнее… и где как раз и могли встретиться тараканы.

    Через два дня после первой встречи с котёнком девочка привычно ловко спустилась по верёвке из двух ниток с подоконника и быстро пошла к входу в жилище. Совсем скоро уже могли вернуться люди, да и родители стали бы ругаться, если бы заметили отсутствие своей дочки в комнате. Суок шла по чисто вымытому линолеуму, весело подпрыгивая через каждый шаг и задевая рукой батарею.
    Но ближе к окончанию батареи она случайно задела сидевшего внутри на рёбрах таракана. Существо, которое было на вид даже длиннее девочки, с шумом и клубами пыли полетело вниз, прямо на неё. Упав на пол и увидев видевшего на ней таракана, девочка завизжала и попыталась столкнуть с себя насекомое. Но оно было слишком тяжело. Лежа на спине, таракан беспорядочно шевелил лапами, стараясь уцепиться за что-либо и встать на свои лапы. От невозможности что-то сделать Суок закричала ещё громче, зовя брата или родителей на помощь и вертя в разные стороны головой, стараясь не упираться в противный панцирь насекомого.
    Неожиданно для себя девочка заметила, как к ней подошли какие-то пушистые тапочки. Походив вокруг, они остановились. Суок краем глаза выглянула из-под таракана и заметила своего недавнего знакомого котёнка. Он проснулся, услышав тоненький писк девочки, и теперь подошёл поинтересоваться, что вызвало этот звук.
    Подождав некоторое время, котёнок наклонился вниз, принюхиваясь. При этом таракан, нащупав наконец-то своими лапами влажный его нос, ухватился, как мог и стал влезать на пушистую мордочку. Теперь уже котёнок взвизгнул и мотнул головой, от чего таракан пулей полетел в другой конец комнаты, упав на спину и опять начав беспорядочно вилять в воздухе лапами.
    Суок к этому времени уже, не помня себя, добежала до входа в жилище и притаилась за выступом штукатурки. Оттуда она видела, как котёнок подошёл к насекомому, и, стоило только таракану изловчиться и всё-таки перевернуться, придавил его лапой, как бы играя. В следующую секунду девочка уже бежала в свою квартиру.

    - Ужин! – громко произнесла мама. – Идите ужинать!
    - Сегодня опять, наверное, горох? – удручённо спросил Еняж. – Как он надоел уже.
    - А что поделаешь! – пробормотал отец, откладывая в сторону правый сапог, который он шил уже второй час. – Не каждый день у нас праздники, чтобы опустошать кладовку. Иногда нужно и меру знать. –
    Он подошёл к столу. – Кстати, никто не видел Суок?
    - Она у входа сидит. Третий день не выходит к окну.
    - И хорошо, что не выходит! А то эта кошка, которая постоянно лежит у нашего парадного входа, уже начинает нервировать. И что она нашла в нём? Как будто кого-то ждёт! – пробурчала мама. –
    Приходится лезть через верх сразу в соседнюю комнату. А там того и гляди ноги все расшибёшь.
    - Позвать сестру? – встрепенулся Еняж.
    - Конечно. Скажи, чтобы живо шла сюда. А то попадёт в пасти этому животному!
    Мальчик встал из-за стола и быстрым шагом спустился вниз, к входу в скромное жилище Обитателей. На ходу он насвистывал весёлую мелодию, которую услышал вчера во время похода по квартире из приёмника.
    - Суок! – позвал он сестру у самого входа. – Ты где?
    - Я здесь, Еняж! – послышался звонкий весёлый голос девочки. – Рядом с кошкой.
    Высунувшись, мальчик увидел свою сестру сидящей на полу возле котёнка. Он же, развалившись во всю свою длину, казалось, спал, лёжа на полу и от наслаждения подняв вверх одну лапу, разрешая девочке неловко почёсывать куском небольшой расчёски грудь.

          Июнь – октябрь 2010 г.