Литературная страничка



Вид из окна водосточной трубы

    - Суок! - шёпотом говорил Еняж, озираясь вокруг.
    Мальчик явно боялся окружающей обстановки. Он шёл почти наугад в темноте в большой комнате той квартиры, где жили Обитатели. Нельзя было сказать, сколько точно было времени сейчас, но в окно проникал только свет луны. Причём настолько мимолётный и лёгкий, что оставлял почти невесомые тонкие полоски света на полу. Еняж боялся до дрожи в ногах попасть на эти самые полосы.
    В комнате где-то сидела или лежала кошка. Тот самый Пушистик, с которым дружила и играла Суок. Однако родители и брат девочки не разделяли этой любви к опасному огромному зверьку и побаивались его. Одним из доводов этой нелюбви был тот факт, что хозяин квартиры Обитателей называл котёнка совершенно другим именем. Кстати, этот самый хозяин сейчас зычно храпел, лёжа на кровати. И там, скорей всего, сейчас и лежал тот самый Пушистик.
    Еняж прекрасно был осведомлён о хорошем слухе кошек, какими бы маленькими они не были. И о хорошем зрении даже в темноте. И о прекрасном обонянии. И мальчик очень переживал, что только что вышел из дома, где мама приготовила прекрасный ужин. Просто потрясающий ужин! Вдруг кошка это сможет почувствовать? И для этого крался вдоль стенки, стараясь даже не шоркать о деревянный плинтус. А что уж говорить о том, чтобы попасть в луч лунного света?
    - Суок! - вновь шёпотом позвал девочку Еняж.
    Мальчик взмахнул рукой, показывая вроде бы самому себе то, насколько он сейчас находится в отчянии. Сестра-проказница опять убежала, причём за несколько минут до того, как должен был быть приготовлен ужин. Родителей всегда раздражала эта ненавязчивость и ветренность девочки-подростка. Но что отец, что мать никогда даже и не думали удти её искать. Отец считал это слишком глупым занятием для обитателя своего возраста.
    - Суо-о-ок!
    Еняж замер у стены прямо перед одним из лучей лунного света. Мальчик решил про себя ни за что не идти дальше. Сердце у него внутри чуть ли не выпрыгивало наружу. А ступать даже через тонкую полоску света казалось не самой хорошей идеей.
    Мальчик стал пристально всматриваться в темноту и редкий лунный свет комнаты. И это словно оправдало себя. В дальнем углу комнаты он увидел, как точно в такой же луч вошла Суок. При этом она даже не старалась от него спрятаться. Девочка стала медленно кружиться в этом свете, смотря на своё лёгкое платьице. Небольшие блёстки на нём вместе с мелким узором изящно переливались при нежно-голубом свете. И эти переливания были видны даже Еняжу.
    Мальчик мгновенно позабыл про все меры предосторожности и сразу же побежал навстречу своей сестре, которая, находясь в освещённом месте, больше не видела ничего и никого, кроме себя и своего платьица.
    - Суок! - схватил мальчик свою сестру за руку столь неожиданно, что она взвизгнула:
    - Еняж?! Ты что так пугаешь?
    - Сколько тебе раз говорить - никогда и никуда не выходить одной! Ни за что!
    - Но здесь так здорово! Смотри только, какое у меня замечательное платье!
    И девочка опять прокрутилась вокруг себя. Еняж даже замер от такого пируэта. Платье не только сияло в лунном свете. Редкие мелкие блёстки ещё и работали, словно маленькие зеркальца. А небольшие узоры - горошинки и маленькие лоскутки по бокам - просто разрывали нецельным полотном однообразную ночь.
    - Какое красивое платье мне пошила мама! И какую красивую ткань ты смог с папой добыть!
    - Нам пора на ужин! Мама ругается! она говорит, что тебе ни в коем случае не стоит уходить одной вечером.
    - Но тут так красиво!
    - Ночью опасно! Папа ещё может смириться с тем, что я иногда теряю тебя из вида днём! Но ночью! Тебя скоро будут привязывать и запирать все двери на все засовы, чтобы не убежала!
    - Ты становишься таким же, как папа! - обидчиво отметила девочка.
    Еняж взял за руку свою сестру и потянул её в темноту - поближе к стене, где в сумраке комнаты очень сложно было бы их найти. Что человеку, что кошке. Хотя Еняж уже в душе чувстовал холодок, а по коже бегали мурашки и какие-то полоски жара. А мальчик уже уяснил, что такое чувствует интуитивно, когда на него уставился тот самый Пушистик.
    - Мне больно руке! - заплакала очень громко девочка.
    - Нам нужно успеть! Пока... - Еняж обернулся, чтобы посмотреть на свою сестру и попытаться утешить, чтобы она прекратила шуметь на всю ночную комнату, но взгляд его мгновенно был прикован к другому объекту - явно пукающему. - Кошка! - только и бросил мальчик.
    - Но это же Пу... - начала было девочка, но она была вынуждена повиноваться сильному брату и побежать за ним.
    Еняж побежал изо всех сил к плинтусу. Отец давно его научил всей хитроумной сети ходов, которыми пользовались обитатели, а также потаённым комнатам, в которых можно было схорониться. Мальчик уже помнил всё это настолько хорошо, что мог сразу определить даже в темноте, куда и как бежать. Вот и сейчас хватило одной или двух секунд, чтобы Еняж со спешащей за ним Суок оказались около еле держащегося на одном маленьком гвозде плинтусе.
    Еняж ещё раз обернулся, чтобы посмотреть, насколько далеко сейчас от них кошка. Она не прыгала, а, пригнувшись, подкрадывалась. И это было хорошо заметно - тело кошки было слишком длинным и поэтому отлично пересекала даже несколько линий лунного света.
    Мальчик быстро поднял сухую деревяшку. После чего он буквально всунул сопротивлявшуюся Суок, которая всё пыталась рассказать, что это - её любимый Пушистик, который ни за что не причинит ей вреда. Затем Еняж сам залез в узкий проход в стене, успев обратно опустить кусок плинтуса перед лицом подежавшего котёнка, который увидел, что добыча ускользает, и даже вроде как прищемить ему кончик уса.
    - Ты чего? - захныкала Суок.
    Голос девочки эхом прошёлся по длинному коридору.
    - Не надо тут плакать! Я скоро сам без родителей начну тебя привязывать. Для начала - к себе. Чтобы ты от меня далеко не ушла!
    Девочка немного с обидой - во всяком случае ей именно так показалось в темноте - посмотрела на брата.
    - Смотри, как там красиво!
    Суок указала на дальний край узкого прохода. Там проход в стене упирался в водосточную трубу. Еняж это отлично знал. Он неоднократно ходил туда из дома, чтобы выбросить накопленный мусор. Водосточная труба также служила прекрасной вытяжкой. Ведь, незря же ещё дед сделал там небольшие отверстия.
    Именно через эти отверстия сейчас Суок и увидела всё тот же свет. Вот только кроме лунного там ещё были с небольшие красненькие точки. И небольшие белые. И даже зелёные...
    - А что там? - спросила она.
    - Там - улица. Там - высота! - грубо заговорил Еняж. - Давно уже было пора не заступаться за тебя перед отцом. Чтобы он наказал тебя. А ты всё бегаешь и бегаешь.
    - Я хочу туда! - строгим голосом отметила Суок. - Я хочу туда! Почему я никогда здесь ни разу не была?
    - Это ход, по которому мы мусор выбрасываем! Тебе никогда не позволяли по нему идти!
    - А как его найти потом?
    - Никак! Тебе сюда точно нельзя!
    - Никак? Нельзя? - Суок надулась и замолчала, чтобы лучше запомнить проход и путь до него...

          2014.04.22