Литературная страничка



Старая и одинокая

    - Суок! Меня зовут Суок, мэм!
    И девочка слегка присела, сделав небольшой реверанс, подогнув правую ногу и слегка раздвинув платьице в стороны.
    Суок только что прошла аккуратно по воздушной вытяжке. И, стараясь посмотреть сквозь решетку, выпала наружу. Решетка вентиляции держалась на старых и почти полностью проржавевших болтах. И даже совсем крохотного веса девочки никак не могла выдержать. Суок буквально кубарем вылетела из вытяжки. И оказалась на столе. Благо, лететь было совсем немного - иначе девочка могла бы что-либо сломать.
    А так Суок быстро стала и начала отряхиваться. Она и так подняла большой клуб пыли. А тут ещё пару раз чихнула, вдохнув кучу пыли. И тут уже обнаружила прямо перед собой женское лицо.
    Это было морщинистое старческое лицо. Седые длинные волосы свисали неопрятными клоками по сторонам и даже спереди. Отчего женщина казалась совершенно неухоженной и неопрятной. На носу у женщины был огромный красный нарыв. А глаза бегали из стороны в сторону - женщина пристально рассматривала странную девочку, которая появилась из облака пыли. Она даже слегка наклонилась пониже к столу - чтобы было лучше видно.
    Суок испугалась встречи с пожилой женщиной не меньше, чем она сама. Хотя бы потому что было меньше во много-много раз. И просто так убежать у обитательницы просто не получилось бы. Ведь, окно вытяжки находилось на высоте в три роста девочки. И немного в стороне.
    Именно поэтому девочка быстро взяла себя в руки и представилась. Но пожилая женщина продолжала молча смотреть. Они прищуривалась и поворачивала голову, смотря то одним глазом, то другим. Но молчала. Тогда Суок сделала пару шагов в сторону, чтобы выбраться из пыльного облака. И вновь сделала реверанс:
    - Суок, мэм!... Меня зовут Суок!
    Однако и в этот раз старушка молчала и смотрела на свою странную и необычную гостью. Суок, которая и без этого немало переживала и волновалась, стала нервничать. Руки у неё стали дрожать. А сама девочка просто также молча замерла.
    Вдруг старушка слегка подула на девочку. Вполне возможно, что она просто хотела сдуть со стола ту пыль, что попала из вытяжки. Но Суок буквально буран или штормовой ветер почувствовала. Волосы тут же стали сдуваться, платье норовило задраться, если бы девочка не схватила бы его. Суок упёрлась ногами и слегка наклонилась вперёд, дабы её не сдуло со стола.
    - Мэм, так воспитанные люди не делают! - наставительным тоном высказала упрёк Суок, лишь старушка перестала дуть и начала набирать воздуха для очередного выдоха.
    Старушка поморщилась и вновь принялась пристально смотреть на девочку. Пока Суок поправляла после такого ветра своё платье, молчаливая женщина потянулась худым и длинным костлявым указательным пальцем.
    - Мэм! - отпрыгнула в сторону Суок, чтобы быть подальше от этого пальца, который был едва ли не меньше самой девочки. - Что это всё значит? Так порядочные люди себя не ведут. Для начала я представилась, а вы - нет.
    Старушка ничего не ответила. Зато она вдруг встала и откуда-то достала листок и карандаш. Положив листочек на угол стола, женщина стала аккуратно писать небольшими буквами что-то. Суок со стороны не видела, что именно. Но её в очередной раз, как такое бывает с ней, просто съедало любопытство. Девочка хотела уже подойти поближе, но вдруг женщина перестала писать и аккуратно пододвинула листок.
    Суок медленно прошлась по листочку. Буквы были примерно размером с ладошку девочки. А почерк был ровным и аккуратным. Девочка даже удивилась, что эта старая женщина так красива пишет. У самой Суок так не получалось вовсе!
    Потребовалось несколько секунд, чтобы пройти по двум строчками. После чего Суок опять сошла с листка и повернулась к старушке лицом:
    - Кто ты такая? Ты живая? Откуда ты? - радостно переспросила только что прочитанное Суок. - Меня зовут Суок! И я живу этажом ниже. В доме, который расположен под плинтусом. - Девочка ходила медленно по столу. - Вам хорошо меня слышно?
    Женщина, которая внимательно слушала рассказ девочки, кивнула и широко улыбнулась. После лица старушки никогда не покидала искреннейшая улыбка. А сама она кивала по несколько раз после каждого предложения или даже фразы Суок.
    - У меня ещё есть мама, папа, брат. И мы все вместе живём. Но мы настолько маленькие, что про нас мало кто знает! - продолжила рассказывать Суок. - И мы не любим людей.
    После этой реплики старушка начала что-то писать на том же листке бумаги. Суок поначалу пыталась подсматривать. Но она была слишком маленькой. И все буквы нельзя было прочесть. Потому пришлось прождать почти минуту, чтобы увидеть всё написанное:
    "Меня зовут Елизавета Петровна. Я сильно простыла. Говорить не могу. Но я тебе очень рада. Не ожидала, что есть такие маленькие милые девочки"
    Девочка пришла в неописуемый восторг, прочитав это. Она сообразила, что у их самый настоящий диалог. Она ещё никогда не разговаривала с большими людьми. Хотя их и видела неоднократно со стороны.
    Суок начала быстро рассказывать о том, как она живёт. Она рассказывала про то, как обитатели живут, что едят почти то же самое, что и простые люди. Людей Суок при этом называла человеками. Девочка, как она прекрасно помнила слова своих родителей, многое не рассказала: в частности, про то, где именно они живут. Но она довольно искренне смеялась и даже станцевала на пару с пальцем старушки.
    Елизавета Петровна даже сходила один раз за тетрадкой. Потому что маленький листочек скоро закончился. А ещё старушка писала иногда очень долго - по десять и более строчек. И после она терпеливо ждала, пока Суок пройдёт все строчки и прочитает всё. Как и сама Суок терпеливо ждала, когда это будет написано.
    А потом, ещё когда не прошло и часа, Елизавета Петровна предложила попить чаю. И она на радость и удивление Суок принесла небольшую кружечку из кукольного чайного набора. Суок набирала себе чай этой кружкой из чайной ложки. Елизавета Петровна для этого вначале навела себе чай, а после - уже помогла и своей новой маленькой знакомой.
    - Ой, - после второй кружки чая вдруг опомнилась Суок. - А вы не знаете, уже поздно?
    Женщина посмотрела себе на руку на часы. После чего написала: "для девочек, наверное, уже да."
    - Мэм, вы меня тогда извините. Но я должна спешить! - Встала и поклонилась Суок. - Спасибо вам за угощение! - Девочка дождалась, когда старушка всё также с улыбкой на лице кивнёт. - Вы мне не поможете?
    Елизавета Петровна посмотрела туда же, куда и Суок. Она тут же опять кивнула и поднесла к девочке свою ладошку. После того, как Суок аккуратно, чтобы не ранить свою новую знакомую, забралась на ладонь и ухватилась за мизинец, женщина медленно подвела руку ко входу в вентиляционное отверстие.
    - Спасибо вам. - Ещё раз сделала реверанс Суок. - Мне было очень приятно с вами познакомиться!...
    Внезапно старушка вновь схватила листочек бумаги и начала писать что-то очень быстро. Суок уже хотела уйти, но решила подождать, что именно напоследок захотелось сказать Елизавете Петровне.
    "Ты ещё придёшь меня посетить?" - гласила надпись на листке, что женщина показала, держа в руке на некотором удалении.
    - А можно? - радостно воскликнула Суок. - Я с радостью! - добавила она после очередного кивка. - но только не каждый день! А то родители... Я приду третьего дня днём!
    Елизавета Петровна радостно закивала. Причём - на этот раз сильнее прежнего.
    - Тогда я пойду?! - то ли спросила, то ли сказала Суок.
    После чего ещё раз поклонилась, подогнув одну ножку и быстро побежала внутрь вентиляционной вытяжки, оставляя в своей кухне довольную Елизавету Петровну.

          2015.03.08