Литературная страничка



Степлер

     Ах, насколько это был важный день. Настолько важный, что... что... Очень! Очень важный день. И я надеялся, что мой чистый и выглаженный строгий костюм это подчеркнёт. И все окружающие будут смотреть на меня и с благоговением думать что-нибудь в стиле: "Мммм. А у него сегодня важный день!"
    Но что-то странное случилось с этим миром - никто даже не думал не то, что кидать на меня восхитительные взгляды, а просто даже обращать внимание. А при выходе из автобуса я встретил двоих мужчин в точно таких же чистых и выглаженных костюмах, что и у меня.
    И что-то внутри сразу подсказало: "День не удался!"

     - Готов? - немного ехидно произнёс начальник при входе в офис. Сам он стоял и курил на весенней утренней прохладе уже не меньше минут десяти, если судить по количеству окурков, которыми он по обычаю не попадал в стоявшую рядом урну.
     - Ессессна! - процедил я практически сквозь зубы с таким лицом, будто у меня на самом деле всё достаточно хорошо.
     - Смотрю, даже не волнуешься!
     - Дык, никогда не волнуюсь! - с ещё более равнодушным видом проговорил я и вошёл в здание.
    Тишина и покой царили в глубине ещё вчера душного помещения. Никакой спешки, никакой суеты. Хотя ещё вчера из одного угла кабинета неслись обидные выкрики, а обратно мееедленно тащились язвительные замечания.
    Удобно усевшись в своё кресло я по привычке потянулся и... И кто только придумал джинсы? Зачем их придумали? Зачнем их производили все эти годы. Зачем такими красочными их делали, что я не мог себе в удовольствии их покупать и одевать? И зачем ...
    Треск рвущейся ткани разрезал тишину пустого офиса. Строгие штаны костюма оказались не такими же прочными и тянущимися, нежели привычные повседневные джинсы. А, может, нужно себя просто как-то иначе вести, когда на тебе одеты простые строгие штаны от костюма вместе с самим этим, трижды проклятым костюмом? Ну, кто мог подумать, что ткань может рваться? Во всём наверняка виновата привычка носить джинсы... Ну, не мог же я настолько сильно поправиться за прошедшие четыре года, как в последний раз надевал этот костюм? И не могла же моль вот так вот взять и поесть отличнейшие дорогие штаны!
     - Опять стулья ломаешь? - раздался голос начальника, и я из-за монитора увидел его ехидное лицо.
     - Да нет, это просто подставка под клавиатуру что-то не выезжает, - тут же соврал я о том, что по теории подлости могло быть наименее вероятным.
    А в голове лихорадочно мелькали мысли... Что же делать? Что делать? Я аккуратно встал, поправил пиджак и медленно засеменил из общего рабочего кабинета. Раньше я считал, что моё место одно из наиболее удобных. Я сидел в самом углу, мне было отлично всех видно, был замечательный вид из окна. Но сейчас это место можно было проклянуть. Мне пришлось пройти рядом со всеми! Абсолютно со всеми своими коллегами. И только небольшой таракан в голове в этот момент бил единственной идеей: "А что же там у меня со штанами?" Одно было ясно - коли никто не увидел и не хихикнул себе под нос, значит, распоролось не сильно много...
    И распоролось много! Очень много! Катастрофически много! Это я уже выяснил в туалете. Штаны были мгновенно сняты и осмотрены на предмет подлой дыры. Подвёл шов... в месте крепления штанин друг с другом. От паха до пояса. Можно даже наверняка сказать, что если бы пояс не был так прошит или усилен моим ремнём, то и он бы поддался благородному веянию подлости перед Советом.
    Возвращаться назад не было смысла. Правда, других идей не было. А ситуация дошла до полного неприличия, когда я трижды попадал ногой в дыру вместо левой штанины... вроде как собираясь назад. После этого штаны были окончательно сняты, и висели на крючке рядом с туалетной бумагой прямо перед моими глазами.
    "Сейчас только на паспорт фотографироваться" - пронеслось в голове, руки полезли в карман за расчёской. Конечно, ведь, самое время привести свою причёску в порядок!
    Клептомания... проклятая клептомания... когда я вынужден таскать с собой в карманах кучу ненужных вещей только потому, что после каждого использования их руки сами кладут всё в карман. А потом нужно всё выкладывать обратно и минут пятнадцать разбирать, что набилось в мои карманы. В этот раз в них оказался степлер. Степлер! С полным "зарядом" своих боевых офисных скоб.
    Которыми никак не хотелись нормально скрепляться две полоски ткани возле шва. Первые семь скоб были убиты и изранены напрасно. Скоро таким способом все надежды канут в жопу... никак не изменив и не исправив положение... Но всё-таки с приобретённым опытом у меня дело пошло - нужно не в шов втыкать, а чуть дальше... там меньше всяких ниток.
    Показалось, что от обилия ниток и мест крепления степлера штаны стали ещё более тесноваты. Хотя, казалось бы, куда уж... Я сделал несколько шагов... нормально... зеркало не показывало ничего странного, пиджак скрывал причинное место. К тому же не будет же никто вглядываться пристальным образом, блестит ли у меня какие-либо металлические скобы от степлера на заднице.

     - Что с тобой? - прошептала на ухо молодая коллега. - Ты ведёшь себя странно!
     - Я? Ты уверена?
     - Твой стул скрипит громче, чем говорит директор.
    "Предательские скобы! - хотелось выпалить в ответ! - Ну, кто же знал, что они не сложатся до конца, а потом ещё и выгнут некоторые свои кончики во время моей ходьбы" - то и дело проносилось в голове, не оставляя почти никаких иных мыслей, но вслух произнёс лишь что-то в стиле:
     - Я такой с детства... неусидчивый. Жарко тут как-то. А я потею.
     - Ты так дырку протрёшь в своих штанах! - хихикнула коллега, кутаясь от холода в свою ветровочку. - Правда, у нас есть нитки для сшивая дел. Но они, ведь, белые!
     - Они замечательно подойдут под мой чёрный костюм! - ответил я. - Ещё немного подёргаюсь тогда, чтобы точно протереть дыру! - и я еще пару раз пошевелился на своём стуле, потому что уже не мог сидеть на острых многочисленных иглах степлерных скоб. Конечно, при каждом движении они распарывали кожу до крови, но постоянное нытьё и покалывание было тоже не самым лучшим ощущением.
     - Под твой чёрный костюм больше тогда уж синие пойдут! Они почти чёрные. Особенно, когда не особенно светло. Они у тебя в столе же! - добавила последний гвоздь в крышку гроба моего настроения добрая коллега.

    Вот уж не знаю, почему я рассказал эту историю, которой более двух лет. Может, потому, что завтра мне предстоит одеть этот самый костюм? Нет, конечно, он был залатан в тот же самый вечер. И выглядит как новенький. Но "авось" творит чудеса. И вот уже в третий раз стегаю этот самый шов. Жаль, стальных ниток в шкафу не нашёл...

          2012.11.04