Литературная страничка



Медведь

    К вечеру мы прибыли на своё место. Небольшое глухое озеро, угол которого растирался прямо перед нами внизу, завораживало и погружало в какую-то телепатическую связь с ним. Со всех остальных трёх сторон шумел лес. И в нём было что-то мистическое. Ни разу в жизни, наверное, из нас никто не видел такого соснового бора. В котором вместо огромного ковра осыпавшихся иголок и шишек была настоящая чащоба из кустарников и мелких – едва только вставших в свой младенческий рост – берёз и осин.
    Митяй, по обыкновению, сразу же разложил на земле своё видавшее виды одеяло и с радостной улыбкой выбравшегося на волю человека улёгся, попыхивая только что скрученной папиросой. Он никогда не принимал участия в устройстве ночлега – в свои восемьдесят три дед уже не отличался ловкостью рук или бешеной сноровкой, необходимой для установки палатки или разведения костра с готовкой еды за наименее короткий срок.
    Дед только ёрничал над неумелыми действиями двух тринадцатилетних школьников, которые впервые выбрались на такое огромное по их меркам расстояние от города. Они то и дело крутились рядом со своими отцами, задавая по случаю и без кучу вопросов, на которые из усталости и отсутствия желания никто не собирался давать ответы.
     – Сходите лучше порыбачьте! – не выдержал всё-таки в конце концов дядька Николай. – И то больше проку будет! Глядишь – чего-нибудь нам на уху поймаете. Не будем же мы сейчас уток подстреленных тут ночью разделывать!
     – Тяни, Николай! – в это время раздался голос Анатолия. – Сашка, ты тоже! – бросил он стоявшему рядом долговязому и крепко строенному мужчине лет тридцати. – Раз... два... ставим!
    Палатка на всех охотников медленно поднялась с земли, слегка натянулась и даже стала поднимать над собой нижние ветви растущих рядом деревьев. Николай уже было хотел забивать колышки, чтобы закрепить, но одна из верёвок не выдержала и лопнула.
     – Чтоб тебя! – тут же отозвался со стороны Митяй. – Не хотит! – подмигнул он стоявшему рядом подростку.
     – Ага! – поддакнул тот, глядя, как его одногодка около озера рассматривает следы случайно заблудшей пасущейся коровы. – Дед, а дед!
     – Чего тебе? – ответил дед грозным тоном, уже готовясь к очередному рассказу на тему, совершенно отвлечённую от его мыслей.
     – А что это за следы? Чьи?
    Митяй слегка приподнялся, чтобы показать свою заинтересованность, и даже отодвинул подальше дымящийся табак. Следы шли вдоль берега озера от дальнего заливного луга, где всегда пасся скот даже в бытность молодости деда по направлению деревни. Вода слегка подмыла песок, отчего след видимо растянулся в длину и, ещё больше – в ширину. И хотя силуэт копыта даже сейчас угадывался, Митяй практически без колебаний крякнул:
     – Да медведь тут был! Видимо, на водопой захаживал. Или за едой.
     – За едо-ой? – Удивлённо протянул подросток.
     – За едой! – без тени сомнений произнёс дед. – За рыбой может... а, может, за животным каким... вдруг собака отстала. Или человек!
    Последнюю фразу он произнёс после некоторой паузы и выдыхая пары дыма, отчего она произвела на городского паренька ещё большее действие. Он неловко отошёл назад на пару шагов, будто бы уходя от этого самого медведя, и в который уже раз за эти два дня напоролся на своего отца, который пытался привязать уже починенную нитку. Но при столкновении руки её отпустили, и палатка в который уже раз упала опять на землю.
     – Чтоб тебя! – тут же отозвался со своего одеяла Митяй и получше улёгся на земле, стараясь докурить как можно больше из уже оставшегося небольшого бычка.

    Вечер у реки застал устроившуюся на ночлег компанию как всегда внезапно. Ещё не успел окончательно свариться сытный суп, а солнце уже, пустив на прощание свой последний луч, скрылось за сопкой. Ужин проходил при ярком свете костра. Устроившись вокруг большого покрывала, служившего на данный момент скатертью на земле, мужики, кто – на корточках, кто – полулёжа, неспешно поедали свои запасы, время от времени подкидывая кусок чего-либо съестного собакам. Те лежали в стороне и не подходили ближе пары метров от трапезничавших. Среди большой и грозной дворовой лайки, больше похожей на волкоподобного мутанта, и огненной колли бегала молодая маленькая такса, непонятно для чего взятая вместе со всеми остальными. Её было не более полугода, вела себя собачонка очень трусливо, то и дело жавшись в более старшим сородичам или пытаясь втиснуться в круг людей, откуда безжалостно изгонялась с помощью двух-трёх сальтирующих движений.
    День был напряжённый. Поэтому парни вскоре, поев очень даже поверхностно, вскоре ринулись в свою палатку, влечённые надвигающимся сном, который, как знать, мог бы и на половине пути застать врасплох. Вскоре толчки, дружеские оплеухи или просто шутки из палатки перестали доноситься. Место погрузилось в тишину и покой. Лишь шутки мужиков да покряхтывание Митяя время от времени нарушали мрак. Да ещё копошащаяся возле входа в палатку маленькая такса. Она оббегала вокруг палатки, останавливалась около входа, злобно рычала, требуя, чтобы её впустили. Но хозяева нагло и бесцеремонно игнорировали маленького охранника.
    Становилось прохладнее. Такса всё больше и больше дрожала, с неподдельным страхом оглядываясь по сторонам. Она ещё дважды оббежала вокруг палатки, ища хоть маленькую лазейку. И тут ей повезло. Несказанно повезло! Один из парней в палатке зашевелился, пытаясь в тесноте перевернуться на бок. И пальцы ноги вылезли из-под молнии, закрывавшей палатку, наружу. Такса с опаской вначале отскочила от неизвестности, а потом медленно подошла к ноге и принюхалась. Запах хозяина чувствовался явно, и такса дружески его лизнула.
     - Медведь! – тут же заорал парень. – Медведь! Есть пришёл!
     - Какой медведь? – буркнул Митяй, закручивая очередную самокрутку. – Где?
    Все глянули на гулявшую ходуном палатку. В ней бегал, стараясь выпрямиться во весь рост, парень, наступая своим друзьям то на голову, то на ногу. Изнутри раздавались крики, всхлипы и проклятия.
     - Я тебе покажу медведя! – прорезался крик одного из спавших. – На тебе! – и изнутри раздался глухой стук.
     - А это медведица! – послышался другой голос, но стук был примерно такой же.
     - Мне больно! – закричал испуганный парень.
     - И вот ещё медвежата! И ещё...
    Через минуту всё стихло. Палатка уже напоминала не туристическое жилище, а простое скопление ткани, вперемешку с одеялами, подушками и рюкзакам.
     - Ну, что, парни, нашли медведя? – посмеиваясь с трудом крикнул Митяй.
     - Нашли, дедуль! - Отозвался самый бойкий мальчишка, пытаясь пинком попасть в убегавшую в темноту маленькую таксу.

          2012.11.19-20