Литературная страничка



Реинкарнация

    - Так ты утверждаешь, что знал самого Есенина? - с иронией проговорил Володька и, посмотрев на меня, подмигнул.
    - Ну, вроде как! - уверенно продолжал Сергей свой недавно начатый рассказ.
    Он привязался к нам совсем недавно - пока мы стояли на углу дома и уже почти заканчивали свой разговор по поводу перепайки вышедшей из строя электроники. А тут как раз мимо проходил с бутылкой пива Сергей. Даже не смотря на не очень приветливый весенний мороз, бутылка была уже начата, а сам парень то и дело делал глубокие глотки. Сергей был одним из тех обитателей двора, над которым в силу его доброты и простодушия обычно смеются все: либо тайком, когда сам он не видит, либо в глаза, когда держать смех уже больше не в силах. Но смеются все... потому что не смеяться с его разнообразных идей и теорий было просто невозможно. А по ним мозг парня был просто сущим генератором.
    Вот и сейчас, стоило ему только нас увидеть, как новый повод втянуть нас в свой разговор был с легкостью придуман в подогретой алкоголем голове.
    - А сколько тебе лет тогда? - поддержал я разговор, видя, что Володька надеется и на мою помощь в разговоре.
    - Как? А разве вы не знаете? Двадцать шесть. Недавно же я вас к себе приглашал.
    - А как же ты тогда мог видеть Есенина? Знаешь, сколько лет назад он умер? Немного в цифрах не срастается! - продолжил в свою очередь Вовка.
    - Так я его и не знал!
    - О как! Как же ты лихо все вернул на круги своя. То ты его знал, то уже не знаешь!
    - Да нет, Андрюха, ты не понял. Просто есть такая теория. Ее выдвинул еще в...
    - Короче, Склифасовский! - прервал фразой из кино могущую быть практически бесконечной речь Вовка.
    - Реинкарнация!
    - И где это такая акция идет? - опять подтрунил парня мой друг.
    - На Земле идет! - продолжил в свою очередь Сергей с настолько серьезным видом, будто совершенно ничего и не было. - Да вы, наверное, даже о таком и не слышали! - махнул он рукой, чем вызвал у нас новый прилив положительных эмоций. - Проще говоря - переселение душ!
    - А-а-а! - протянул я. - Так вот как это называется. А я-то думал, что же это со мной делает жена, когда я прихожу домой вечером потный и грязный. Это реинкарнация - переселение в душ!
    - Опять ты начинаешь! - вроде как немного обиделся Сергей. - Я тебе про серьезные вещи говорю. А ты же...
    - Да ладно... извини... не хотел вовсе... вырвалось! - тут же ударился я в оправдания.
    - Так вот эта самая реинкарнация происходит с каждым человеком. И каждый человек проживает пятнадцать жизней. Верней, конечно, не человек, а его душа. Это душа проживает пятнадцать жизней. У кого-то она меньшее количество прожила... У кого-то - большее...
    - Даже у меня?
    - Даже у тебя, Вовка, хоть ты такой противный и над всеми смеешься! Так вот я выяснил...
    - Тебе дали шестнадцатую жизнь?...
    - А как ты выяснил - научным методом или просто развитием предположений? - хором задали мы вопросы, окончательно оборвав любой интерес Сергея к продолжению разговора.
    - Ну, вас! - махнул он рукой. - Я вам хотел рассказать, что в предыдущей жизни был собакой... О своих ощущениях поведать думал. А вам лишь бы издеваться надо мной!
    - Так ты собакой был? А какой - простой или какой-то породистой? Кабелем хоть? - кричал вослед Вовка, но уже совершенно безрезультатно - Сергей шел своей прежней дорогой, совершенно не оглядываясь на оклики.

    И все бы забылось, как и многое другое сказанное между делом и не относящееся к совершенно серьезным разговорам. Если бы через уже пару месяцев все это повторилось практически точно. Мы также стояли на углу дома, собираясь расходиться - каждый в свою сторону, как вдруг увидели, что точно также нам навстречу идет Сергей. Но уже не один - вместе с парой совершенно незнакомых людей. Все они были одеты достаточно серьезно, один даже нес чемодан.
    - Свободные уши наш Серега нашел! - шепнул мне Вовка.
    - Да серьезные какие-то эти уши! Как будто из НИИ какого или даже из Правительства... - добавил я.
    - И как вы говорили встретили Есенина? - между тем послышался голос одного из представительных мужчин.
    - В прошлой жизни... Я был собакой. Собакой Сергея Александровича.
    - В прошлой жизни? - переспросил другой мужчина.
    - Ну, да. Это была моя десятая реинкарнация. А сейчас у меня одиннадцатая. Так вот - Сергей меня очень любил. Хоть я и был совершенно беспородистым. Он меня постоянно подкармливал. А, как уезжал куда-нибудь, отдавал меня своей знакомой... какой-то женщине... Я не помню, как ее зовут...
    - А как вы можете доказать, что вы были собакой Есенина?
    - А как иначе я могу знать некоторые его стихотворения?! Вот, к примеру, "Нивы сжаты, рощи голы, от воды туман и сырость..." - Сергей старался говорить стихотворение с выражением и даже стал размахивать руками, видимо, надеясь, будто это жонглирование напоминает жестикуляцию своего хозяина в прошлой жизни.
    - Да, действительно, это стихотворение Есенина! - подтвердил первый мужчина.
    - А разве не могли вы его прочитать? - продолжал сомневаться второй.
    - Да как же я его мог стихотворение прочитать, если я был собакой? Разве собаки умеют читать? - чуть ли не прокричал Сергей и даже рассмеялся.
    - Действительно... откуда... - согласился первый.
    - Но, вообще, это интересно! - в кои-то веки стал соглашаться второй. - Очень даже интересно. Такую версию событий еще никто не говорил. Может быть, вы были тоже рядом, когда происходила смерть?
    - К сожалению нет. Я тогда уже умер. - с грустью в голосе проговорил Сергей.
    - Жаль... - вроде даже как с радостью промолвил второй. - Невероятно жаль!
    - Конечно, было бы просто интересно услышать, как все было! И это - первый мужчина выждал театральную паузу, а потом похлопал Сергея по плечу, - от непосредственного участника событий!
    - Да! Конечно жаль! - согласился с радостью Сергей.
    - Но, я думаю, вам все равно стоит что-либо написать! Мемуары там или еще что-нибудь. Это будет чрезвычайно интересно и читателям, и даже ученым. Ведь, не каждый раз сталкиваешься с прямым доказательством того, что есть реинкарнация! - пел восхищенные дифирамбы первый мужчина.
    - А зачем? - с опаской поинтересовался Сергей.
    - Как - "зачем"??? Издадим!
    - Брошюрой! - с прищуром добавил второй.
    - Вы еще обязательно рецензию впереди напишите! - наконец вставил свое слово Вовка. К моему удивлению он терпел достаточно долго.
    - Это точно, молодой человек, - пропыхтел первый мужчина, - это точно!
    - А ты это что, Серега, скромничаешь? - продолжил я. - Ты расскажи дальше. Помнишь, ты нам говорил, как ты умер? Это же с тебя "Собачье сердце" писали? И опытами тебя замучили! Что ж ты так-то! - уже со смехом договаривал я.
    Но Сергей не дал дослушать все мои слова своим собеседникам. Он сразу же после первых фраз схватил обоих за руки и быстрым шагом, сильно отличающимся от той походки, что была даже пару минут назад, торопливо увел их дальше, где бы ни мы, ни кто другой не смогли бы услышать научно-литературных разговором.

          2010.03.20