Литературная страничка



Шесть часов без войны

    За огромным песчаным холмом на мгновение показалась лохматая голова мальчишки и тут же скрылась. Тем не менее этого хватило, чтобы по направлению к вершине холма полетели целой тучей камни различного размера. Их кидали снизу такие же пацаны. В руках у каждого было по меньшей мере по три-четыре булыжника, и, как настоящая тяжелая артиллерия, они залп за залпом разряжали свои пушки.
    - Хватит! - крикнул стоявший чуть позади всех темноволосый патлатый мальчуган лет двенадцати. - Он уже ушел далеко! Только камни на него переводить! - махнул он рукой.
    - Хватит! - тут же подхватил команду еще один пацан.
    - Собирай камни! Пополняй запасы! Живей! - горланил командир ребячьего отряда.
    И мальчишки тут же принялись под ногами собирать наиболее подходящие камни. На этом месте раньше был разрез. И добывали здесь песок для строительства дамбы для соседнего фермерского хозяйства. Песок просыпали сквозь тонкое сито, а ненужные камни скидывали тут же в кучи. Затем постепенно их ровным слоем по всему заброшенному разрезу разбросали дожди, ветры да люди. Чтобы пополнить заряды для своих орудий мальчишкам стоило только нагнуться и выбрать под свой вес и силу камни. Кто-то брал побольше и покруглее, кто-то выбирал продолговатые, кто-то выбирал маленькие, чтобы кидать как можно дальше. Иной раз кто-нибудь из ребят даже поднимался в полный рост, прицеливаясь одним глазом на вершину холма и проверяя - удобный ли камень.
    До чего же разношерстной была эта ватага. Здесь были и уже крепкие внешне мальчишки средних классов, выделявшиеся богатырским по сравнению с остальными ростом, были и поменьше. Самому юному участнику банды можно было дать не более семи лет. Одет они были по летнему - в шорты либо легкие штаны да в майки. Пара человек были полностью с обнаженным торсом, одновременно загорая во время боев под жарким летним солнцем. А футболки у них были либо обмотаны вокруг пояса, либо просто заткнуты за шорты. Камни каждый накладывал по чуть-чуть в свои карманы, но при этом обязательно держал один-два в каждой из рук.
    - Ага! - послышался неожиданно голос сверху. - Попались! Бей их!
    Взоры молодых разбойников увлеклись наверх по направлению раздавшихся возгласов. Там из-за песчаного холма как будто из ниоткуда появилась еще одна банда, состоявшая также примерно из десятка-полутора мальчишек среднего школьного возраста. Руки их были заняты точно такими же камнями, некоторые держали по порядочному количеству камней в снятых и завязанных в узелок футболках, у двоих были рогатки.
    В тот же миг со стороны появившегося отряда полетели камни. Пущенные с высоты, они набирали дополнительную скорость и иной раз, падая на землю, даже разбивались на мелкие куски и высекали искры. Попавшие в засаду ребята только и успевали уворачиваться от этого тяжелого града. Один даже сделал пару шагов назад и уже хотел бежать, но стоявший позади командир юного взвода резкими движениями прекратил панику. Он схватил своего подопечного за волосы и сильно ударил по правой ноге:
    - Куда бежишь?! - прошипел он. - Кидай в них в ответ! Пускай умирают! Кидай в них, ребята!
    И в ответ тут же полетели те же самые камни. Теперь уже было не до выбора - злорадный противник бросал и бросал твердые куски грунта, не останавливаясь ни на минуту. С трудом успевая уворачиваться от них, мальчишки брали под руки первое попавшееся. Но часто это бли простые песочные комья, которые тут же рассыпались в руках, совершенно не принося никакой пользы. Толи от страха, толи от усталости большинство камней, все же пущенных наверх, не долетали по нескольку метров до вершины, совершенно не причиняя нападавшим никакого вреда. Это еще больше увеличивало азарт нападавших, давивших все сильнее и яростнее.
    - Землю жрать будете! - то и дело раздавались вверху детские голоса.
    - Подавитесь! - следовал на это ответ и еще тяжелое пыхтение.
    Видя полную бесперспективность дальнейшего боя своего маленького отряда, его одиннадцатилетний командир, немного отойдя подальше в мертвую зону, отдал краткий приказ:
    - Отходим медленно!
    И мальчишки тут же стали аккуратно пятиться назад, продолжая при этом вялые попытки по обороне. Несомненно, многие из них встретили этот приказ с радостью и облегчением, уже порядком выматывавшихся на летней жаре. Отходили они чуть ли не по всем правилам военного искусства, прикрывая отступавших по очереди и предупреждая их, если в опасной близости появлялся камень.
    Теперь уже из-за увеличившегося расстояния стоявшие на холме не могли добросить до защищающихся. Для этого они стали постепенно спускаться со своего фортификационного сооружения, одновременно приближаясь к своим противникам. Камни на склонах песчаного холма стали попадаться реже, к тому же свои запасы они давно исчерпали и теперь огонь на поражение велся также с перерывами на поиски под ногами подходящих снарядов.
    Это можно было бы еще использовать в своих целях защищающимся, дабы еще дальше выманить своих агрессоров на ровное место, где преимущество получали бы уже более точные и более сильные противники, но почти десятиминутный бой давал о себе знать. Силы были на исходе. Трое самых младших мальчишек уже вовсе перестали кидать камни – они только искали их для своих старших товарищей. А пущенные снаряды из-за накопившейся усталости в руках летели в разные стороны, но никак не в противника.
    - Бегом в лес! - тут же крикнул командир отряда, понесшего поражение. - Экстренное отступление, бойцы! - кричал он во весь дух, выпучив грудь колесом. - А до вас мы еще доберемся! Недотепы! - погрозил он кулаком в сторону нападавших и скрылся вместе с последним отступившим в зеленой массе дубравы.

    - Не, Колька! Скажи! Здорово мы их! - всхлипывал от радости девятилетний мальчуган. - Как они от нас побежали!
    - Это точно! - вторил ему его старший брат!
    Оба они шли по песчаной насыпи, разделяющей два огромных котлованы. Это они полчаса назад повергли в страх и панику своих противников из соседнего двора на карьере, и теперь, расставшись с основной компанией, которая отправлялась на озеро искупаться, брели домой – уставшие, но ужасно довольные. Мама еще с утра говорила, чтобы они были дома к обеду, а сейчас уже было позже часа на два. Значит, и папа вернулся с огорода, и можно будет после короткого сытного обеда пуститься к нему играть и помогать ему в гараже.
    - А все это я! - продолжал младший. - Как они за мной побежали на холм, а я успел спрятаться!
    - Это точно! Молодец, Славка!
    - А как ты думаешь, они теперь долго не будут до нас приставать и мешать играть во дворе?
    - А вы у нас самих и спросите! - раздался в паре метров позади знакомые мальчишечий голос.
    Это был голос Ваньки – командира отряда, попавшего по своей неосторожности в засаду и так бесславно проученного в этот раз тяжелыми аргументами в виде камней и кусков песка. Вместе с ним были еще четверо мальчишек. Они совсем недавно заметили идущих братьев и, узнав в них своих недавних обидчиков, тут же устремились в погоню. Теперь они стояли, злобно взирая на своих противников, намереваясь кулаками отомстить за свой недавний позор.
    - Коля! Их пять! - жалобно произнес Слава и изо всех сил прижался к брату.
    - Ой, ты посмотри на этого маменькиного сыночка! Испугался, что бить будут!
    - Только попробуй его тронуть! - тут же крикнул Коля и, заслонив спиной брата, принял боксерскую стойку.
    - И что ты тогда нам сделаешь? - наигранно стал махать руками Ванька. - Думаешь, что полгода на бокс походил и теперь всех нас побьешь? - Он подал знак своим спутникам, и они все вместе медленно по склонам насыпи стали окружать братьев. - А не боишься, что твоему братику плаксивому за тебя придется заступаться, чтобы мы сильно тебя не били?! - с иронией произнес он и звонко рассмеялся.
    - А вот мы сейчас и посмотрим!
    Николай сделал резкий шаг вперед на Ваньку и пару раз махнул крепкими кулаками. Они с небольшим свистом рассекли воздух, но не долетели до лица обидчика. Тем не менее Ванька отпрянул по инерции назад и, не найдя там подходящей для себя опоры, сел со всего маху на песок.
    - А эта малявка умеет также? - произнес обошедший справа от Кольки мальчишка и, схватив за плечо Славку, дернул его на себя, увлекая в падение по склону.
    Коля на это не успел среагировать, а, развернувшись, в догонку только очень сильно ударил обидчика своего брата по переносице, из-за чего тот кубарем отлетел на пару метров в сторону. Славка же, потеряв совершенно чувства ориентации в пространстве, кубарем летел вниз по склону, раскидывая руками и ногами клубы песка и оставляя за собой пыльный след. Изредка от него слышались стоны и негромкие крики от больных ударов валявшихся острах и твердых камней. Все мальчишки молча стояли на вершине и с тревогой смотрели, как мальчишка все быстрее и быстрее летел вниз.
    Неожиданно Славка с шумом налетел на огромный коричневый камень и, мешком упав на него, замолчал. Он больше не не двигался. Совсем... И даже не кричал и не стонал.
    - Славка! - тут же бросился за ним брат. - Брат!
    Коля добежал до камня, наверное, даже быстрее, чем летел Славик. Даже несмотря на рыхлый песок и висевшую в воздухе гнусную пыль, мальчишка буквально вмиг оказался внизу. Он тут же бросился к обездвиженному телу своего брата. С небольшим усилием он оторвал голову от камня и, приподняв, увидел, что все волосы и часть камня густо измазаны в красный цвет.
    - Кровь! - крикнул уже стоявший рядом Ванька. - Димка! Гнида! Что ты наделал!
    - Да я просто...
    - Дурак! Что ты наделал!
    - Да хватит вам! - закричал Колька, стараясь перекричать испуганные голоса пацанов. - Вы лучше помогите!
    И они все вместе тут же взяли тело Славки на руки и бегом понеслись к стоявшим в нескольких сотнях метров домам поселка. Поднимаемые от их движения песок в душном воздухе образовывал невыносимое пылевое облако. Крупицы песка оседали на потных от усталости и пота футболках и майках, а также на кроваво-красных волосах Славки. А в ответ на землю медленно, капля за каплей капала кровь, оставляя еще различимый свет.
    Дело пошло лучше, когда мальчишки выбежали на двухколейную дорогу, ведущую к поселку от стоявших поодаль построек фермера. Бежать по утоптанной земле было куда легче и приятнее. К тому же ехавший мимо велосипедист всё понял без объяснений и тут же вскинул мягкое обессиленное тело мальчишки на раму, чтобы освободить уже и так уставших носильщиков.

    Славку быстро донесли до дома, где встревоженно, словно рой, тут же стал носиться весь двор. Кровавая голова девятилетнего мальчика произвела на всех сильное впечатление, и теперь на каждой скамейке сидели бабушки и женщины и, покачивая головой, обсуждали увиденное, обязательно добавляя что-нибудь от себя и преувеличивая последствия. Мама быстро поняла, что случилось, и без криков и разборок понесла своего сына в ванную. Пока она там промывала теплой водой голову мальчика, папа уже успел снова пригнать из своего гаража старенький «Москвич», и, не успел никто опомниться, как автомобиль скрылся за поворотом.
    Солнце за это время уже прошло почти весь свой дневной путь и медленно клонилось к горизонту, наливаясь постепенно бордовыми красками. Все бывшие противники по каменным боям собрались одной толпой около подъезда Коли в ожидании известий о его брате. Все уже давным давно знали в мельчайших деталях, что произошло, и теперь общались друг с другом вполголоса, не перебивая и даже не пытаясь говорить злых слов по отношению к другим.
    Сидевшие рядом девчонки с азартом упрекали мальчишек в их агрессивности и, причесывая кукол или играя в резиночки, постоянно вспоминали какие-нибудь страшные истории, рассказанные родителями или другими родственниками, в которых слушалось что-нибудь грустное или страшное по причине мальчиков.
    Ни у кого не было совершенно никакого настроения ни играть, ни бегать – мальчики просто стояли или сидели на трубах или скамейках. В конце концов ожидание настолько притомило их, что даже никто и не заметил вернувшегося автомобиля. Старый синий «Москвич», покряхтывая и поскрипывая на все окрестности, медленно заехал со стороны проезжей части во двор, через мгновение уже приковав взгляды к себе всех взрослых и детей.
    - Не волнуйся, мама! - Первым вышел из автомобиля Колин папа, держа у уха мобильный телефон. - Со Славиком все нормально. Просто голова разбита. Врачи сказали, что рана не смертельная, а сознание он просто от шока потерял. Он уже ходит... Да, мы его забрали с собой... Сотрясение мозга у него и все... Все хорошо... Конечно, мы больше никуда его не отпустим играть с камнями... Ну, не уследили... Не ругайся... Все хорошо – спокойным голосом говорил он по телефону.
    Следом из машины вышли Славик с мамой. У мальчика была полностью перевязана голова, а сверху еще надета эластичная шапочка для поддержания бинтов. Он медленно за руку с мамой прошел до подъезда. Затем обернулся к собравшимся мальчишкам и помахал им рукой.
    - Здравствуйте! - тут же ответил детский хор.
    - Здравствуйте, ребята, здравствуйте! - немного утомленно ответила мама. - Коля, ты домой идешь или еще гулять будешь? Пошли уже. Ужинать будем!...

    - Ну, вот... - сказал Ванька, стоило всей семье скрыться за дверями в подъезд. - А я же говорил, что все нормально будет! А вы «убили», «убили»!
    - Дурак, ты, Ванька!
    - Сама дура!
    - Да все вы дураки!
    - Ах, так!
    - ... да я тебя...
    - Да куда вам! Ваш двор всегда только получал!
    - А я вот тебе покажу, кто из нас получал и получает!
    И вся стая мальчишек, злобно ругаясь и толкая друг друга тут же побежала из двора по направлению поля. Они подгоняли себя и чужих сильным ударами, а потом и палками. Через минуту уже где-то вдалеке было заметно, как в разные стороны снова полетели камни.
    - Ой, вот сорванцы! - шамкая беззубым ртом, проговорила сидевшая на скамейке старушка, чуть не сбитая молодой лавиной. - Несколько часов посидели тихо, никого не трогая. А теперь вот опять за старое взялись!
    - И не говори, Егоровна! И что из них только вырастет!

          2010.03.15