Литературная страничка



Премия Сикорского

    Автомобиль быстро мчал по не самой ровной дороге, которая вела из областного центра вдаль через единственный Зейский мост в районы. Движение было очень и очень насыщенным. Ещё бы! Ведь, был настоящий час пик. Несмотря на не самую хорошую погоду - была пасмурность и середина рабочего дня, народ спешил из большого города в пригороды. Кто ехал на свои участки, либо отпросившись на работе, либо вообще являясь пенсионерами, совершенно свободными от рабочего времени. Кто-то ехал по работе, доставляя из областного центра какие-либо большие или маленькие разнообразные по ценности грузы.
    Ехали грузовые машины, пыхтя и чадя огромными дизельными клубами дыма, еле пробиваясь на загруженной двухполостной дороге. Между ними старались пробиваться небольшие легковые автомобили, игнорируя даже разметку на дороге и знаки дорожного движения, пересекая в неположенных местах двойную сплошную или превышая, причём заметно, скоростной режим. Им старались следовать небольшие пригородные автобусы, которые за раз перевозили не более полутора десятков пассажиров.
    Как раз один из таких микроавтобусов и передвигался в такой пригородной суматохе. Вот только он не принадлежал ни к какому автопредприятию, тем более пассажирскому. И он не совершал ежедневно по паре рейсов между ближайшими населёнными пунктами. Автобус был в частной собственности, являлся транспортом для выездов на загородные пикники или длительные автомобильные путешествия. Сейчас автобус вёз четверых взрослых и делавших крайне серьёзный вид людей - двух мужчин и двух женщин. Это не считая, конечно, самого водителя.
    - А почему мы сегодня поехали? - возмутился после длительного молчания один из пассажиров.
    - А вчера никак нельзя было! - Отозвался с водительского кресла мужчина. - И позавчера никак не получалось! А вот поза- позавчера вы только приехали из Москвы.
    - Да уж! - продолжал всё сильнее и сильнее хмуриться мужчина.
    - Ну, больно вам, Сергей Валерьевич! - улыбнулась сидевшая почти в самом конце автобуса самая молодая девушка. - Мы же вчера с вами проследовали на место испытаний!
    - Проследовали! - утвердительно кивнул мужчина, как будто хмурясь ещё сильнее. - Проследовали. Но при этом что мы там обнаружили? Большой вертолёт непонятной конструкции. Огромные бумажные крылья на картонном каркасе. Их что? Из кальки делали? Я такую бумагу помню как промокашку в школе! - непонятными движениями ладоней мужчина водил около своей головы.
    - Это для облегчения веса конструкции! - вновь отозвался водитель.
    - Это понятно, что для облегчения веса! - продолжал бубнеть мужчина. - Но вы же при этом имейте в виду, что не стоит при этом страдать человеку, который будет сидеть за рулём такого летательного средства. Вы же стараетесь соорудить летательный аппарат, который лишь с помощью физической силы пилота сможет удержаться над землёй!
    - Да-да! - согласился водитель. - Летательный аппарат, который сможет удержаться на высоте, не меньшей трёх метров, в квадрате десять на десять метров время, которое не должно быть меньше минуты.
    - Вот именно! Летательный аппарат. А не неизвестную конструкцию из лёгких бумажных материалов. Она же развалится даже под ребёнком! Насколько я понимаю, массивные крылья должны вращаться, чтобы создать подъёмную силу!
    - Мы всё это прекрасно понимаем! И прекрасно помним! И поверьте мне, всё прекрасно работает. А то, что лёгкие материалы - это специально. И пилотировать будет мой товарищ, а не я. Он в два раза легче. Значительно легче поднимется.
    - Вот мы и проверим...
    - Хотя, знаете ли, он и меня поднимает. Вот только, как знать, удержит ли мои сто килограмм так долго. А тут, сами понимаете, ошибка чревата.
    - Да уж! - хихикнула с заднего кресла женщина. - Не будете же вы по двадцать раз стараться взлетать и садиться обратно?! И вы устанете, и нам надоест смотреть и снимать.
    - А вот, кажется, и ваше опытное поле? - отозвался в этот момент смотревший доселе бойкий плотный мужчина, неотрывно глядевший в окно.
    - Точно! - кивнул водитель. - Сейчас ещё пару километров проедем по дороге, повернём направо, а потом через некоторое расстояние свернём на поле. И вот там как раз и будем взлетать.
    - Вчера ваш пепелац стоял в каком-то ангаре!
    - Ну, не станем же мы с вами пытаться подниматься в воздух внутри помещения? - ухмыльнулся водитель, пытаясь подстроиться в поворот, маневрируя между остановившимися у остановки автобусов.
    - А почему бы и нет? - бурчал и бурчал Сергей Валерьевич. - Опять же крыша над головой! А тут... дождь, вроде собирается!
    - Да уж, - протянул водитель, уже сворачивая на просёлочную дорогу, ведущую к зелёному ровному полю. - Погодка сегодня не радует. Но зато, мы уверены, будет радовать результат. И вас, и нас!
    Автобус проехал ещё сотню метров по не самому ровному пути и остановился на небольшой остановке, где уже стояли несколько автомобилей. Они специально сгрудились в одном месте, значительно отстоя от выбранной опытной площадки для испытательного полёта немного странного на вид аппарата.
    Премия имени Сикорского существует уже более тридцати лет. Она предлагает достаточно внушительную денежную премию для того конструктора, исследователя и испытателя, который, соответственно, сконструирует, построит и успешно реализует концепцию летательного аппарата, который должен подняться в воздух лишь благодаря мускульной силе пилота. При этом подняться аппарат должен на высоту в три метра, а продержаться не менее минуты. И одновременно с кручением педалей пилот обязан удержать эдакий мускулолёт в квадрате десять на десять метров.
    Большое количество исследовательских групп из различных стран уже пробовали создать свой прообраз летательного аппарата. Каждый при этом уже считал, что премия у него в кармане. Но затея оказалась не самой простой, и деньги не решили валяться просто так на дороге каждого встречного. Поэтому первый успешный полёт так и не состоялся.
    В начале лета две тысячи тринадцатого года пара молодых ребят из Приамурья, не могших усидеть длительное время на одном месте без новых и новых идей, решили включиться в гонку. При этом настолько успешно, что их изобретением заинтересовалась российская комиссия, которая и была уполномочена принять либо же отклонить испытание летательного аппарата. После чего уже были бы проделаны дальнейшие процедуры.
    - Премия в сто тысяч американских денег нас ждёт! - сразу же подошёл к автобусу молодой невысокого роста Павел. - Здравствуйте вам! Как вы сегодня добрались?
    - Замечательно! - отозвалась сидевшая сзади девушка.
    - Согласился бы, если бы не погода. А с вами согласился бы с превеликим удовольствием, - кивнул Сергей Валерьевич в сторону Павла. - С превеликим! Вот только заслужить вначале требуется!
    - Вы пессимистично относитесь к нам! - слегка покритиковал приехавшую комиссию водитель автомобиля.
    - Осматривать будете летательный аппарат? - в это время Павел помог даме, которая последняя выходила из автобуса, ступить на землю, подав руку.
    - Ой, даже не могу сказать! - засмущалась она, поправляя свой наряд. - Сергей Валерьевич, а вы как думаете?
    - А что нам его осматривать? - пожал плечами тот. - Вчера мы его уже осматривали. Планов у нас этого пепелаца просто громадьё! Можно из самих тех бумаг построить ещё одно такое же летающее чудовище.
    - Ну, и отлично! - хлопнул ладошками Павел. - Тогда приступим?
    - Когда будете готовы, так сразу! - резюмировал член комиссии, доставая из портфеля какие-то бумаги и бланки.
    - Уже готов! И размяться уже успел, пока вас ждал. Всё утро бегаю, как сумасшедший кролик.
    - Красивое сравнение! - расхохоталась девушка. - А вы не боитесь, что от дождя и такой влаги ваш мускулолёт намокнет и испортится?
    - А вот поэтому и следует побыстрее подняться в воздух! - крикнул Павел, уже удаляясь от стоявшей комиссии. - А потом спалим его в пионерском костре. Когда станем отмечать победу и сто тысяч долларов!
    - А вы настроены оптимистично! подмигнул стоявшему рядом с ним водителю Сергей Валерьевич. - Давайте подойдите поближе! - указал он своим подчинённым из комиссии по углам площадки на которой стоял мускулолёт.
    Они подошли к колышкам, которые стояли на углах огороженной ровной площадки. Высотой он были примерно в полтора метра. Потом из колышков торчала тонкая стальная проволока, уходившая на достаточно порядочную высоту. Примерно через каждые полтора метра что на колышках, что на проволочках были привязаны и натянуты между собой красные ленты. Они и огораживали площадку десять на десять метров. За пределы которой и не стоило вылетать во время своего полёта мускулолёту.
    Сам он был достаточно небольшим и не занимал всю площадку. От крайних точек пропеллера до самой ближайшей линии красной ленты было не менее метра-полутора. Сама конструкция была такая лёгкая и воздушная, что, казалось, сама уже стремилась вверх.
    Во всяком случае, некоторые куски пропеллера даже покачивались вверх, подпрыгивая и подёргиваясь. Словно какой-то тёплый обогреватель подогревал воздух внизу, и тот поднимался сразу вверх. И подталкивал также и стоявший пока что в покое мускулолёт. Как птиц в полёте.
    - Можно? - в этот момент поудобнее уселся в кресле пилота мускулолёта Павел.
    Сергей Валерьевич посмотрел на своих помощников:
    - Ну, и как у вас? Готовы? Не холодно?
    - Не холодно! - ответил мужчина.
    - Ну, глядите! А то вас сейчас и ветерком обдувать будет.
    - Да нет! - крикнула женщина, выглядывая из-за объёмных бумажных пропеллеров. - Тут даже жарковато как будто! - она присела и потрогала траву под ногами и рядом. - Словно снизу слегка печёт!
    - А это вы просто волнуетесь! - рассмеялся Павел и начал медленно крутить педалями, разгоняя большие, но массивные крылья.
    Мускулолёт ещё постоял некоторое время. Но уже когда в секунду крутились пропеллеры два-три раза, летательный аппарат стал вздрагивать. Будто какая-то неведомая сила буквально толкала его вверх. При этом все элементы конструкции задрожали, норовя развалиться.
    Но Павел всё разгонял и разгонял педали, которые от большой нагрузки вращались достаточно туго. Пропеллеры стали вращаться быстрее и быстрее и вскоре миновали ту фазу, когда вся конструкция дрожала.
    Ветра от мускулолёта почти не было. Во всяком случае, так могло показаться со стороны. Девушка, которая готовилась держать своё лёгенькую юбочку, чтобы порывы ветра не скрутили бы её или не подняли, точно не ощущала ничего подобного. Впрочем, ветер мог полностью идти вниз, создавая необходимую подъёмную тягу. Кто его знал, что за плюсы и минусы могли быть у созданной двумя нестандартно мыслящими парнями конструкции.
    Все внимательно смотрели за каждым движением Павла, сопереживали ему и каждую дрожь и стук мускулолёта воспринимали с таким видом и чувством, что это косточки ломаются у какого-то близкого им человека.
    Так прошла минута. Пропеллер вращался уже очень сильно, и ветер в округе стал уже достаточно ощутимым. Даже стоявшие поодаль Сергей Валерьевич и водитель автомобиля стали чувствовать его.
    И вдруг... Колёса мускулолёта, на которых он до этого крепко-накрепко стоял на земле, словно по мановению руки, оттолкнулись от земли. И вся летательная конструкция уже зависла в воздух.
    - Ну, вот! - с гордостью сказал водитель. - Уже взлетел!
    - Рано! как-то даже с радостью в этот раз сказал Сергей Валерьевич. - Нужно три метра!
    И тут, как будто по заказу, мускулолёт резко стал подниматься вверх. Причём, показалось, что полёт был уже настолько лёгок и прост, что Павел при желании мог бы улететь хоть в соседнее село или даже область. Мускулолёт, однако, не был послушен. Он то и дело норовил улететь в сторону или накрениться на достаточно опасный угол. Павел вовремя регулировал всё это ручками управления. Было видно, что парень здорово поднаторел в управлении летательным аппаратом. Значит, и тренировки были регулярными и в должном количестве.
    Сергей Валерьевич посчитал количество горизонтальных красных лент, указывая на них пальцем:
    - Пять метров с хвостиком! - присвистнул он. - Засекаем! - указал он своим помощникам по комиссии.
    И все дружно включили свои секундомеры, не забывая, при этом, следить за полётом мускулолёта, за его правильностью и безопасностью.
    - С первой попытки! - восхитилась девушка через полторы минуты. - С первой попытки всё получилось.
    - Уже прошла минута? - пропыхтел сверху Павел.
    - Прошла. Прошло и больше! - крикнул Сергей Валерьевич. - Мы ждём, когда вы уже выбьетесь из сил. И я поставил в пари сто рублей, что вы не сможете аккуратно приземлиться, а просто рухнете оземь!
    
    После заполнения всех требуемых бумаг члены комиссии уехали на автомобиле. Они были доставлены в свои номера в гостинице. Там от них требовалось доделать всё требуемое для официального закрепления рекорда и победы в гонке на премию Сикорского.
    - Ну, и как? - обратился Павел к вернувшемуся на автомобиле своему другу.
    Он уже стал потихоньку скручивать отдельные детали пропеллеров мускулолёта и складывать их аккуратно в большие ящики. Строго на свои намеченные дела.
    - Готовятся к банкету праздничному. Они настолько счастливы, словно именно они выиграли премию Сикорского.
    - Я там отключил уже дизель-генератор под капотом. - Пропыхтел Павел. - Как ты думаешь, сейчас стоит выкопать эти обогреватели из земли?
    - Не! Зачем? А вдруг захотят эти вернуться, посмотреть на полянку рекорда? А тут всё раскурочено!
    - И то верно! Подождём!
    - А лучше вообще оставить в земле. Что нам эти двадцать обогревателей автомобильных за две тысячи каждый? Тут вон премия у нас уже в руках на три миллиона!
    - Ну, подумаем.
    - А ты, Пашка, голова! Он у нас даже отрываться от земли не хотел! А тут... Эх!
    - Погода хорошая! - поддакнул Павел. - Повезло. В жаркий день нас бы пары тёплого воздуха так бы не подняли! А то... Я в какой-то момент подумал, что и педали можно не крутить - и так отлично всё летает... Само!

          2013.06.13-16