Литературная страничка



Погружение до самых звёзд

    Небольшая экспедиция, состоящая из молодых людей, медленно шла по каменному дну горного ручья. Во времена длительных дождей и весной при таянии снегов ручей превращался в бойкую реку, которая своим сильным течением могла смести всё. Даже огромные камни двигались вниз с горы. Сейчас же они тихо и мирно в большом количестве лежали в естественном русле шириной метров в двадцать. На протяжении сотен и сотен метров. Сейчас здесь разве что журчал бойкий ручей, воды которого подчас и не было сильно видно.
    Молодые люди шли цепочкой друг за другом. Всего их было шестеро. Впереди бодро шёл, пожалуй, самый возрастной из них. Мужчина был с большой окладистой чёрной бородой, которая едва не достигала груди. У любого прочего она могла выглядеть гораздо большей. Ведь, этот мужчина был просто гигантом. Рост наверняка перевалил за два метра с ещё десяток сантиметров, из которых большое количество занимала длинная широкая шея. В трёх метрах за ним следовала девушка, а после уже шли на примерно таком же расстоянии ещё четверо мужчин. Все они были примерно одного возраста. И одеты были приблизительно одинаково: неброского цвета штаны, спортивная обувь, лёгкие кофты поверх футболок и огромные рюкзаки за спиной.
    Рюкзака разве что не было у девушки. Взамен этого на плече болталась небольшая дорожная сумка, содержимое которой было более, чем туристическим: телефон, фотоаппарат, видеокамера да несколько личных и дамских предметов. А вот у остальных...
    Самый тяжёлый и объёмный рюкзак был у шедшего впереди гиганта. Тот рюкзак был в два раза больше всех остальных и был почти круглый. С такими рюкзаками впервые советские комсомольцы покоряли первые вершины Памира и Тянь-Шаня. С таким рюкзаком и ходил гигант уже долгие годы. У остальных же были современней и удобнее. Но нельзя сказать, что от этого каждый получал удовольствие. Вес всё равно давил, особенно с учётом постоянного подъёма в гору.
    Шли люди уже полдня, пройдя несколько трудных перевалов и подъёмов на пути к видневшейся вдали крутой лысой горе. И сейчас, за пару часов до заката, все порядком выбились из сил. Снизу камни начинал покрывать туман, идя вслед за экспедицией из расположенной внизу долины.
    - Люди едут за делами... - начал петь шедший пятым Витька.
    - Люди едут за деньгами, - подхватили Димка и Вовка, которые были соответственно спереди и позади, - убегая от печали и тоски! - растянули они последний слог, при этом подгоняя ногами туман вперёд вверх.
    - А я еду, а я еду за туманом, - немного грустно допел шедший третьим Андрей, - за мечтами, - парень осмотрелся по сторонам, охватывая жестом густой лес по краям каменного ручья, - и за запахом тайги!
    - Что вы тут распелись? - немного недовольно буркнул шедший самым первым. - Неужели медведей настолько боитесь, что решили заранее распугать?
    - Они будут вести себя потише, святой отец! - улыбнулась девушка, которая буквально порхала сейчас между всеми мужчинами, выглядя явно менее усталой.
    - Не святой я! - отрезал гигант, резко встав на месте, словно вкопанный. - Просто отец Андрей. - Он посмотрел на девушку. - Понятно, Диана?
    - Да! - как будто слегка испуганно кивнула Диана.
    - А как в миру звали-то? - перепрыгивая с камня на камень Андрей почти догнал шедшего впереди, подтягивая уже не в строй, а в шеренгу всех остальных - так было удобнее разговаривать.
    - Так и звали! - кивнул священник. - Я твой тёзка. Меня назвали родители в честь Андрея Первозванного.
    - А вот я не знаю, в честь кого меня назвали! - развёл мужчина руками.
    - Не важно, в честь кого в жизни назван ты, важно прожить жизнь так, чтобы потом в честь тебя называли! - всё тем же лишённым эмоций голосом говорил церковнослужитель.
    - Логично! - согласился Витя. - Но тогда для пущего контроля нужно назваться совершенно уникальным именем.
    - Иницихинананцу... - улыбнулась Диана, а когда на неё разом глянули все мужчины, добавила, - Рабибибе!
    - Еврей что ли какой? - хмыкнул в бороду отец Андрей. - Не люблю я почему-то евреев.
    - А Христос? - попыталась возмутиться Диана. - Он же тоже еврей!
    - О! - указал рукой отец Андрей вбок. - Сейчас небольшой поворот, потом по тропинке метров двадцать пройти, а там и будет после подъёма место для ночлега. А от него уже сто метров через перевал - там и будет часовенка.
    Отец не успел ещё договорить, как русло ручья действительно резко повернул вбок, сильно уменьшился в размерах и нырнул в густые заросли. Теперь его русло было отчётливо видно, воды текли на небольшом, в полметра, углублении. Через него ничего не стоило перепрыгнуть любому. И через секунду оказаться на извилистой тропинке. По которой мимо густых лесов уже через минуту шестеро людей забрались на высокогорную полянку.
    Она была расположена на почти идеально ровном горном отроге. Размером она была не более десяти метров на пять. С двух сторон от ветра и сырости место прикрывала сама гора, ещё с двух - лес. Но не сильно густой - сквозь него можно было разглядеть всю долину, из которой и поднимались в гору любители активного отдыха.
    В ста метрах на юг - примерно в том месте, где шло русло ручья, виднелись брызги. Оттуда доносился и шум падающей воды. Скорее всего ручей как раз рождался в этих местах и уже с самого своего рождения показывал скоплением водопадов свой буйный нрав.
    - Если пойти по тропке к этим водопадам, то через сотню метров выйдешь к ним! - махнул рукой отец Андрей. - Там покрутиться на берегу и выйти за гребень скалы легко! И уже через минут десять долину увидишь. Она поднимается всё выше и выше. И на бережку этого ручейка и стоит часовенка.
    - Может, сегодня сходим?
    - Нет! Нужно располагаться тут. Темнеет быстро. А ночью ходить здесь очень опасно.
    Отец снял-таки свой нелёгкий рюкзак и быстро вытащил оттуда палатку, спальник, одеяло и огромное металлическое распятие, завёрнутое в большое полотнище. Развязав пару узелков, священник быстро снял ткань и поставил в метре от себя это распятие, прислонив к камню. Оно было настоящим произведением искусства. Высотой в полметра и шириной сантиметров в двадцать пять, оно было сделано из одного единого сплава. Основа крепилась ещё к небольшой подставке, что позволяло ей быть более устойчивой. А уже сверху был ювелирно сделан распятый Христос, который выцветшими и облезшими красками был выкрашен в тон человеческого тела, волос и тряпок.
    - Хочу помолиться! - пояснил отец Андрей. - За день, в благодарность за лёгкую дорогу.
    Никто из пяти молодых людей не стал возражать. Они, изучив издалека распятие, принялись выкладывать свои вещи из рюкзаков. Уже через пять минут опытные мужчина поставили две палатки, а также устроили более или менее место для костра и места под вечерний ужин.
    К тому времени священник уже дошептал сухими губами свою молитву и встал на ноги.
    - Тяжёлое это распятие-то! - улыбнулась Диана. - Килограмм двадцать или двадцать пять, судя по виду!
    - Двадцать семь с половиной! - уточнил отец Андрей. - Я его всегда с собой ношу. - Он засучил рукава, показав такие накачанные руки, которым мог позавидовать любой чемпион по силовому экстриму. - Правда, иногда устаю малость, когда вместе с ним иду. Но я без него никуда. Лично добывал серебро на реке, чтобы потом у нас ювелир при храме выплавил. Там семь килограмм серебра. И ещё какие-то другие металлы.
    - Наверное, оно историю имеет длинную!
    - Двадцать лет! Из тех двадцати шести, как я после ВДВ в церковь ушёл. Сначала храм построил, а потом уже и серебро стал добывать на ручейке рядом. Но истории у неё есть. Как-то лет семнадцать назад в храм какие-то люди пришли. Требовали отдать серебряные оканцовки икон. Серебром-то храм славится. Добываем до сих пор. Я подошёл к распятию помолиться во спасение божественных икон...
    - И что? - иронично улыбнулся Витька. - Их покарал Божий удар?
    - Вот именно удар и покарал. - Кивнул с такой же самой улыбкой отец Андрей. - Этим как раз распятием. Сначала по голове одного... потом другого...
    - Что готовить будем? - тут же перевёл разговор в другое русло Витька. - Макароны с тушёнкой? Или суп.
    - Я за суп! - выразил своё мнение Вовка и достал из рюкзака котелок. - А готовит пусть Дианка. Завтра её в часовне крестят. Поедим последний раз еды от некрещёной.

    - А место здесь действительно святое? - спросила Диана уже за ужином пару часов спустя.
    - Святое! - поддакнул отец Андрей. - Часовне здесь лет двести. А она стоит без гвоздя. Ни единого там нет гвоздя. И брёвна все старые и чёрные. А вот икона там как новая. Постоянно туда хожу, а она как будто только что написанная. И ручей хороший. Живая вода в нём.
    - Намоленное место... - как бы невпопад вставил своё слово Андрей.
    - Намоленное. Те, кто крестятся здесь, потом словно заново рождаются. Вы, кстати, парни, не хотите тоже покреститься?
    - Нет! - отрезал Витька. - Мы-то здесь просто погулять по тем горам, где не были. Заодно из интереса посмотрим за процедурой.
    - А вообще мы посмотрим за Дианкой, - согласился Андрей, - как у неё год сложится, а потом уже и решим. Если что, в следующем году вернёмся.
    - А вы какое имя для крещения, кстати, выбрали? - перевернулся на другой бок Вовка.
    - Ел... - начала было говорить Диана, но Андрей успел её перебить и чуть ли не крикнул:
    - фросинья.
    - Ефросинья! - кашлянул священник. - Хорошее имя. Но я бы предложил имя Агата. Завтра и церковные дни будут у Агаты.
    Потом священник ещё долго о чём-то говорил. И все его долго слушали, время от времени рассказывая свои истории, задавая вопросы и делясь мнением. Разговор не шёл больше о церкви или каких-то религиозных делах. Просто каждый рассказывал о пережитом, что-то интересное из общих двухсот пяти лет жизни.
    Андрей тоже что-то рассказывал, но на сытый желудок удобнее и легче было не сидеть, а лежать на душистой горной траве. От земли приятно несло небольшим холодком, мимо летали разные насекомые, а над горным массивом постепенно сумерки переходили в полноценную ночь.
    Долины теперь не было видно вообще. Даже если смотреть строго в правильно направлении. Зато силуэты грозных скал ограждали горизонт и видны были особо хорошо. И всё из-за того, что своей массой закрывали часть звёздного неба. Удивительно чистого звёздного неба. Звёзды на совершенно ясном небе были просто огромными. И разбросаны очень и очень часто.
    Андрей стал всматриваться в них. И с каждой минутой мужчине казалось, что далёких светил становится всё больше и больше. Будто взгляд всматривался и выглядывал новые небольшие звёздочки. Где-то вдалеке тихо шумел водопад, время от времени шелестели хвоей макушки деревьев, а между гребней скал гудел ветер. Всё это сливалось в одну мелодию, которая тихо и ненавязчиво доносилась до ушей. Прошло пять минут. Андрей уже и не слышал, о чём говорят его друзья. Не слышал и того, говорят ли вообще. Зато звёзды постепенно стали больше. Будто кто-то приставил бинокль к глазам, постепенно увеличивая и увеличивая силу оптики. Шум стал более отчётливый. И теперь казался шумом воды, которая текла от самих звёзд.
    Ещё десять минут. И мужчина почувствовал, будто уже летит где-то в небесах, постоянно поднимаясь всё выше и выше - чтобы долететь до звёзд. Прохлады от земли уже не было. А только ветер, который обдувал со всех сторон. И шум. Шум воды, льющейся сверху, шум этих звёзд, в которые погружало всего и без остатка.
    Андрей не моргал, и глаза от этого устали и стали потихоньку ныть и болеть. Наконец, чтобы избавиться от этой боли, мужчина моргнул...

    - Андрей! - услышал он голос священника. - Просыпайся! Рассвет уже наступил. Просто мы его не видим из-за горы. Нужно перекусить и идти к часовне. Чтобы как можно раньше совершить обряд крещения Дианы.
    - Той, что Агаты, что Ефросиньи? - улыбнулся мужчина.
    - Той, что тебе в нос даст! - огрызнулась женщина. - Удобно ведь: ты на земле, а мне всего лишь ногу поднять и пнуть!
    - Кто вчера спрашивал, есть ли здесь змеи? - потягиваясь, встал Андрей. - Я вот как минимум одну нашёл!
    - Ты не простыл на земле? - отец Андрей отряхнул мужчину со спины, одновременно осматривая тело на наличие ран, ушибов и шишек. - Всю ночь-то спал!
    - А с чего ему мёрзнуть? - как будто с обидой отозвалась Диана. - Он вон со звёздами общался. Они его всю ночь и грели!
    - Не может быть!
    - Может! - поддакнул Витька. - Ты что-то там лепетал про шум воды от звёзд. Видно, летал туда к ним. Чтобы погреться.
    - Не-не-не! - схватил Вовку за руку отец Андрей, когда тот стал собирать палатку. - Нам тут ещё вторую ночь ночевать. Зачем собирать? Звери сюда не придут - запах людской. А человек здесь редко проходит. Кому нужно в верховья Амгуни топать? Только свои. Они не тронут. Так что спальное можно оставить. Остальное можно и взять.
    Уже через какой-то десяток минут все шестеро уже медленно двигались по невидимому пути, который раскрывался только перед отцом Андреем, который, похоже, знал тут каждую пядь земли. Через некоторое время перед глазами молодых людей действительно открылся вид на совершенно безумный по красоте водопад.
    Это было многоуровневое нагромождение камней, через которые и пробивался небольшой бурный ручей. Водопад состоял из нескольких отдельных водопадиков. Каждый был не более метра в высоту. За долгие годы вода смогла пробить и отшлифовать такие живописные ложе, что невозможно было описать словами. Издалека казалось, что это не камни, а буквально что-то рукотворное, покрытое краской под каменный цвет. Вблизи же картина была ещё более захватывающей. Камни казались ладонями - по ним текла вода, а между пальцами стекала вниз.
    Все, кроме священника, не сговариваясь бросились фотографироваться на фоне водопада, рядом с ним, с него, просто запечатлевать красивые виды. Пока отец Андрей медленно взбирался по пологому месту в лесу рядом с водопадом, все остальные молодые люди пытались залезть на каменные булыжники, высота коих была подчас метра два или чуть более. При этом все торопились и старались вырваться вперёд. Будто у двадцати семи - тридцатилетних людей проснулось детство. Запыхавшиеся и мокрые они покорили водопад. Примерно в это же время к ним подошёл и отец Андрей.
    - Наигрались? - спросил он. - Вон ещё!
    И он указал в три разных направлениях от того места, где стояли сейчас люди. И действительно, в этом месте оказалась небольшая запруда с кристально чистой водой. В этот небольшой водоём, в котором можно было даже покупаться, впадали с трёх разных сторон похожие ручьи. И каждый из них спускался вниз с грохотом падающей воды. У каждого дно было покрыто огромными булыжниками. В большинстве своём они напоминали только зарождающиеся в горах реки. Самой большой поток воды шёл почти прямо. В пяти метрах от водоёма вверх поднимался ещё более крутой водопад. Высотой не менее десяти - тринадцати метров.
    - По нему не идите! - указал, улыбаясь, священник. - Поскользнуться проще простого и голову разбить! По тропинке пойдём.
    Вся экспедиция двинулась в путь по лесу вслед за своим проводником. Теперь мужчины не отходили на те самые три метра, как в предыдущий день. Подъём был достаточно крут, хотя еле видимая тропинка отчаянно петляла, выбирая наиболее пологий путь. Люди то возвращались в глубину леса, то опять появлялись на самом краю водопада. Что позволяло оценить всю красоту горной природы с разных мест.
    Через пять минут подъём был покорён, ручей опять стал идти вверх по каменному руслу. Но ненадолго. Буквально через пятьдесят метров водный поток опять повернул в сторону, и опять упёрся в водопад. Он был куда большим, нежели все предыдущие. Казалось дальнейшее продвижение всё увеличивало гигантизм окружающей природы.
    Священник почти не останавливался на своём пути. Он двинулся в обход крутого водопада, выбрав дорогу по большой петле. После непродолжительного отдыха все остальные бросились бегом за ним. В этом месте лес перестал быть густым. Но количество сухих надземных камней и мелких деревьев и кустарников от этого только выросло. Спотыкаясь, чертыхаясь про себя - так, чтобы не услышал священник - мужчины и женщина бежали по лесу, сломя голову, буквально распугивая всё и вся на километры в округе.
    Догнали отца Андрея молодые люди уже на самом верху. Тут горный характер ручья резко менялся. Появлялась огромная горная долина, над которой по краям возвышались невысокие горные пики - совершенно безлесные и даже почти без травы. Треть долины занимали многочисленные болотца, которые были ограждены по краям густой растительностью: иной раз травой и кустарниками, другой раз марями, с двух краёв подходил к долине густой хвойный лес. Это скопление озёр и болотец составляли одну большую водную систему, которая являлась естественным водохранилищем для бойкого уже известного горного ручья, имевшего истоки где-то в этих местах.
    В паре сотен метров от того места, где остановились люди, на самом берегу небольшого болотца была установлена небольшая часовенка. Размером она была не больше трёх метров в любой стене. Сделана часовенка была, очевидно, достаточно давно, но при этом из очень хорошего и крепкого дерева. Об этом говорили потемневшие от времени и повышенной влаги огромные брёвна, из которых и была построена часовенка. Во всех местах горной долины была либо густая трава, кустарники, либо водное зеркало бесчисленных болотец. И только вокруг церковного места был небольшой песчаный пляж. Он тянулся почти до самой рощицы, до которой было от часовни не больше двух десятков метров. И при этом почему-то песок был ухожен и даже словно програблен - на нём виднелись аккуратные полосы, которые явно были сделаны человеческими руками.
    - А что это... - начал было Витька.
    - А это специально. Чтобы место было чистым. Все, кто приходит сюда, помолившись, убирают за собой и аккуратно прометают песок. - Перебив, пояснил отец Андрей.
    - А тут разве много людей ходит?
    - Нет. Охотники, в основном, егеря... рыбаки иной раз могут пройти мимо. Редкие туристы. Я с такими же группами, как ваша, раз шесть в год бываю.
    Андрей в это время порылся у себя в рюкзаке, после чего вытащил на свет небольшое серебряное распятие, которое было чуть больше ладони взрослого крепкого мужчины:
    - Вот! - протянул он священнику.
    - Хорошее распятие! - оценивающе, похвалил отец Андрей, рассматривая со всех сторон недавнее произведение Благовещенских ювелиров. - Таким отбиваться от преступников хорошо. Хотя, конечно, не настолько, как моим.
    - Это будет на стене висеть! - пояснила Диана. - Я такое не собираюсь на шее носить! Тут ещё один есть! - женщина показала в сжатом кулачке цепочку и маленький нательный крестик.
    - Готова, Агата, душа моя? - спросил у неё в этот момент Димка. - К святому обряду крещения? - мужчина попытался передразнить тон священников.
    - Не стоит дразниться! - немного обиделся отец Андрей. - Пойдёмте к часовне.
    - А мы настолько сильно нужны? - с надеждой поинтересовался Витька. - Может, мы пойдём по горам походим?
    - Действительно! - подхватил Вовка. - Когда ещё будет время здесь побродить - в таких глухих местах.
    - Вы только рюкзак оставьте с купелью и церковными одеяниями! - указал на один из рюкзаков священник. - Я один не утащу его вместе со своим обратно. Поэтому оставлю здесь у камешка. На обратном пути заберёте. И Соболя с собой прихватите! - мужчина потрепал за уши шедшего за собой всё время пути огромного белого кобеля. - Соболь, слушай ребят! Поможешь выйти!

    Диана лежала около палатки уже почти в предрассветных сумерках. Ночь даже в таких высоких и, казалось бы, прохладных горах выдалась на редкость душной. В матерчатых палатках было спать не слишком уютно, поэтому ещё с вечера некоторые мужчины легли спать на улице, устроившись поудобнее в кустах рядом с местом ночлега. Женщина же легла спать в самой палатке, но, проснувшись среди ночи, улеглась уже на свежем воздухе.
    Костёр вяло и тихо потрескивал где-то рядом, тепла от него почти уже не было. Время от времени налетал на горную площадку, весело шумя в скоплениях камней и травы. Он вносил некоторое оживление в общую уже ставшую немного надоевшей картину.
    Женщина приоткрыла глаза и осмотрелась. Рассвет где-то вдалеке за горами уже наверняка вступал в свои права. Но на месте ночлега было ещё очень и очень темно. К тому же луна тоже скрылась за одним из небольших пиков, освещая всё, что угодно в долине, но только не вблизи. Присмотревшись, женщина всё-таки смогла разглядеть силуэты палаток, а по храпу и звукам шелестящей травы приблизительно определила место нахождения своих друзей и туристического лагеря. Диана перевела взгляд на костёр. Он ещё еле-еле тлел. Но огоньки и искры были настолько слабыми, что совершенно не могли освещать ничего вокруг. Они лишь многочисленными маленькими глазками глядели на окружающий мир.
    Женщина повернула голову, чтобы перевести свой взгляд в другой конец, как её взор привлёк совершенно неясный свет. Он шёл неизвестно от чего со стороны тропинки, ведущей от горной долины, очаровавшая всю экспедицию ещё вчера. Свет был достаточно ярким. При этом источник постоянно был за деревьями, отчего было заметны небольшие тени, отбрасываемые в сторону лагеря. Женщина привстала на руках, чтобы лучше видеть непонятное свечение.
    А оно между тем всё увеличивалось и увеличивалось. Хотя из-за густого леса так и не было понятно, отчего именно исходил свет, было понятно, что это движется. И при этом примерно по проложенной в дебрях тропинке.
    - Андрей! - поискала глазами женщина своих спутников.- Андре-е-ей!
    - У! - раздался откуда-то сдавленный звук.
    - Ты это тоже видишь? - еле смогла произнести женщина.
    В это время источник света окончательно прояснился. На тропинке после очередного поворота в лесу появились трое людей. Один шёл чуть впереди, двое других сразу за ним. Откуда-то из-за спины у каждого шёл свет. Достаточно яркий и при этом исключительно белый. Люди были в странного вида одеяниях - словно какие-то белые простыни, достаточно длинные, были просто одеты на голову, а сверху для красоты и яркости ещё какие-то странные узорчатые ткани.
    Все шедшие мужчины были с длинными бородами, глаз у них издалека почти не было видно из-за густых спадавших волос. В руках каждый держал по длинному шесту, который вроде как должен был помогать во время пути. Но из-за огромного количества коряг и всяких разных корней и многочисленных кустарников эти шесты просто держались в руках на весу. А сами люди шли вниз маленькими шагами, стараясь не упасть.
    - А-а-а! - потянулась Диана к товарищу рукой, при этом, стараясь не отрывать взгляд от странной светящейся компании.
    Люди, проходившие мимо лагеря, словно ожидали этого звука. Они остановились, как вкопанные. Шедший впереди внимательно стал всматриваться в окружавшую его темноту. При этом со стороны могло показаться, что он не видит совершенно ничего. Из-за того, что сам находится в яркой светящейся зоне, покрывавшей словно купол небольшой кусок пространства.
    Наконец мужчина тряхнул бородой и молча поднял правую руку, наклонив в сторону Дианы посох.
    - Агата! - как будто подсказал стоявший позади мужчина, слегка наклонившись в сторону возглавлявшего группу.
    - Молодец, Агата! - похвалил в ответ мужчина и слегка мотнул бородой. Он перекрестил воздух в направлении сидевшей неподалёку женщины. - Счастье тебя скорое ожидает!
    После мужчина резко опустил свой посох, развернулся и очень быстро зашагал вниз по тропинке, которые вели к водопадам и горным ручьям. Женщина же, как сидела с открытым ртом и округлившимися от удивления глазами, так и продолжала не двигаться несколько минут. Как долго - сказать точно вряд ли можно было. Но, как минимум, до тех пор, пока не исчез свет.
    - Андрей! - Дианка потрепала спящего мужчину.
    - У! - привычно отозвался тот.
    - Ты это видел?
    - Да! Видел. Классный трактор мне подарили. - и мужчина потянулся, перевернулся и вновь сладко засопел.

    - Пошли! Пошли быстрее!
    Диана тянула Андрея по тропинке вверх - туда, где за небольшим подъёмом открывалась горная долина с системой озёр и болотец.
    - Да куда мы там торопимся? - возмущался мужчина.
    - Ну, ты меня разве не слышал?
    - Слышал! Давай-ка уточним. Утром было трое мужиков?
    - Да.
    - Светящихся...
    - Светящихся...
    - В белом и с посохами?
    - Да.
    - А потом ты пришла в себя и, как расцвело, так пошла в долину, и там не было вчерашней часовни?
    - Именно так!
    - А ты вчера после крещения не пила животворной водицы из болотца? - поёжился от утренней прохлады Андрей.
    - Знаешь что?
    Диана сложила руки на груди и побыстрее зашагала вперёд - туда, где уже виднелся пик, за которым тропинка упиралась в долину. Через треть минуты она уже стояла на большом каменном возвышении. Посмотрев с торжествующей улыбкой в долину, потом на зевающего и ещё сонного, даже не смотря на холодок, Андрея, женщина радостно крикнула:
    - Ну, вот, видишь - я же говорила!
    Мужчина через некоторое время стоял рядом с ней и ошарашенным взглядом смотрел перед собой.
    - А что ты мне собиралась тут показать-то?
    - Ты что? Не видишь? Нету часовни! Есть озеро, есть песок рядом с ним на берегу, а часовни нет! Вчерашней!
    - Ты уверена? - мужчина посмотрел на подругу и скривил совершенно жуткую гримасу. - Ты точно ничего не видишь?
    - Не-е... не-е-ет... - очень робко выдавила пару звуков Диана.
    - Вот смотри! - Андрей достал из кармана телефон и, стараясь сфотографировать, как можно лучше и чётче, отошёл в сторону пару метров, пока не нашёл ровный кусок поверхности земли. При этом он смотрел под ноги, словно выискивая строго определённую точку. - Пожалуйста! - мужчина протянул подруге телефон с отснятым пейзажем. - Видишь? - Андрей стал указывать на детали фотографии. - Вот озёра, горы и... часовенка! Не так ли? - мужчина указал на пустую горную долину. - Вон она стоит! И песок с линиями програбленными. Как было, так и осталось.
    Диана только глянула пару раз на фотографию, потом на долину, потом опять и опять. И так раз за разом, пока вдруг она не развернулась одним махом и не говоря ни слова, двинулась обратно в лагерь.

    - Ну, что у вас там? - спросил священник, стоило Андрею вернуться на место ночлега.
    Диана к тому времени буквально добежала до своей палатки и нырнула туда, закрывшись внутри. Чтобы никто ещё её и не беспокоил, она выбросила наружу лежавшие чьи-то внутри вещи. Все в лагере смотрели на это равнодушным взглядом, провожая с некоторым сочувствием разволновавшуюся женщину.
    - Нормально! - ответил сиявший от радости мужчина.
    Стоило ему присесть на землю около костра, как к нему подошли все остальные участники экспедиции. А отец Андрей даже прекратил колоть дрова и ломать сучья для поддержания огня.
    - Но чуть было не пролетел! - щёлкнул пальцами Андрей. - Вчера с утра, когда я фотографировал, было побольше облаков. А вот сегодня почти ясно. Думал, что заметит.
    - Это хорошо! - кивнул Витька.
    - А как они тут часовню-то убрали? - потрепал Вовка священника за рукав.
    - А она на деревянных полозьях, вот и ходит так легко и просто по земле. Там же песок. Как по воде идёт. Даже одному можно легко и свободно передвинуть в лес. А потом опять граблями песок почистить.
    - А эти трое кто?
    - Отшельники местные... Живут тут, охотятся, рыбалят, за часовенкой присматривают. Помогают иной раз, когда попрошу. Чтобы, не дай Господи, наводнение не смыло. Тут же при паводке вся долина заполняется.
    В это время из палатки как будто показалось обиженное лицо женщины. Но этого никто из сидевших к ней спиной мужчин не заметил, а священник продолжил:
    - Нам же главное дать стимул. А вот верить или нет - это уже решение каждого.

          2013.07.20