Литературная страничка



Как я с папой ёлку добывал

    Сейчас я верю в самые разные рождественские и новогодние истории. Взамен того, что не верил раньше. В детстве я довольно рано перестал верить в самые разные новогодние чудеса. В Деда Мороза -уже в классе втором. Оставался только вопрос про Снегурочку. Но и его я решил через год, узнав в ней студентку-практикантку, которая у нас проходила практику. Я даже ущипнул её тогда за попку: "Мол, я знаю, кто ты. Секрет раскрыт".
    Но самое главное. Сколько себя помню, я знал, что ёлки из леса сами на праздник к нам не приходят. И иногда было скучно рассказывать подобные стишки. Или петь песенку. Кроме куплета "срубил он нашу ёлочку..." И вот почему так было.
    Каждый год у нас всегда стояла ёлка. Настоящая ёлка вида сосновых семейства хвойных подкласса деревьев. И каждый год мы её добывали. Было это много раз, но в памяти остался самый первый - когда мне было шесть лет.
    Были двадцатые числа ноября. Папа растопил в гараже печку, завёл "Запорожец", который скучал почти месяц после окончания уборочной страды. Переднее пассажирское кресло было снято, я сел позади. И поехали мы из города Парижу... то есть Белогорска на восток по заснеженной дороге к селу Новому.
    Не доезжая до него, чуть после села Круглое папа свернул автомобиль налево. Там около большого залива реки Томь на полу заболоченной местности росли молодые сосны. Они как раз были небольшие и под размер нашей квартиры. Папа (с его опытом-то) быстро выбрал нужную сосну. И легко срубил небольшое дерево. А я стоял как бы на карауле.
    Караул этот самый понадобился, когда мы пошли назад. Куда-то выехала огромная делегация военных машин. И они длинной колонной ехали мимо по дороге.
    А папа всегда рубил ёлку заранее и в самых безлюдных местах. Чтобы никто не мог оштрафовать. Потом дерево лежало в металлическом гараже замёрзшее. И дожидалось своего часа. И до этого всё проходило без эксцессов.
    Но и тут папа не растерялся. Он воткнул дерево обратно в снег и, держа его рукой стал делать вид, что справляет малую нужду. Я, конечно же, последовал его примеру.
    А машины шли. Я, озираясь, насчитал их тридцать. А потом сбился - просто больше считать не умел. Дорога к тому же была гравийная, автомобили ехали не очень быстро. А мы стоим в тридцати метрах от дороги. Папа держит дерево за ствол, я - за ветку. И множество следов в свежем снегу: значит, ещё ходили и выбирали!
    Со временем стоять мне надоело. Писать я уже не хотел. И "писательное место" стало подмерзать. Но я стоически терпел. И брал пример с папы, который, судя по виду, считал в ясном дневном небе звёзды...
    Минут через десять мы смогли дойти до машины после проезда всей колонны. Загрузили сосну, отогрелись, завелись. Но "Запорожец" не хотел ехать. Колёса просто скользили по снежному насту. Мы сели...
    И тут возвращается один из "УАЗиков" из той колонны. Ехавшие вояки заметили наше неудобство, решили помочь. И вытолкали на основную гравийку. А один капитан заметил в салоне ёлку и сказал:
    - К новому году ель срубили?
    - Да понимаешь, - ответил папа, - стояли нужду справляли, снег растаял, дерево не выдержало и упало. Не оставлять же его тогда уже?
    С тех пор прошло много времени. Я многому научился, в том числе - и быстро писать на морозе. Встретил двадцать два новых года и раз восемнадцать наряжал ёлку. Но часто вспоминаю то, как мы с папой ёлку добывали в тот мой самый первый раз. И спасибо ему за эти добрые воспоминания.

          2013.11.24