Литературная страничка



Акация

    Маленький муравей жадно прильнул к нежно-жёлтому цветку акации и медленно небольшими глотками пил сладкий нектар. После нескольких глотков он переводил дыхание, отрываясь от своей трапезы. А затем опять начинал пить нектар из того же цветка акации. Муравей был очень маленький. И даже совсем крошечный цветочек акации казался для него просто невероятно большим. А количество нектара на дне, казалось, никогда не закончится.
    Наконец муравейчик оторвался от цветка он присел рядом на стебель и стал умываться после еды.
    - Что? Наелся малыш? - послышался грубый голос пробегавшего рядом взрослого муравья.
    Муравейчик посмотрел на него. Это был настоящий гигант с огромными рогами - один из тех, кто был солдатом в муравьином обществе. На таких солдат равнялся каждый маленький муравей. Но всё равно столь сильным и храбрым вряд ли мог вырасти любой. При виде солдата с недобрым оскалом и шипами муравейчик даже слегка испугался:
    - Да, сэр! - подтвердил неловко он.
    - О! Не бойся меня! - расхохотался муравей-солдат! - Я не причиню тебе вреда! Ты только что родился?
    - Похоже! - муравейчик пошевелил своими ещё почти прозрачными усиками, которые ещё не успели стать твёрдыми и опасными. - Я не знаю, по правде сказать!
    - Тогда кушай и набирайся сил! Скоро ты вольёшься в наше непобедимое войско! Ты наверняка станешь таким же сильным, как я!
    И огромный муравей-солдат пополз дальше по своим делам вниз по стеблю. Муравьишка, не ожидая от него даже такой снисходительности - простого разговора с собой - растерялся ещё больше. Но это продлилось недолго. Бросив свой взгляд на почти пустой цветок акации, а потом на удалявшегося солдата, малыш бросился вдогонку за ним. Правда, это давалось ему с большущим трудом - огромный муравей бежал очень быстро по сравнению с муравьишкой. Приходилось напрягать все неокрепшие ещё окончательно после рождения лапки.
    - Подождите, сэр! - всхлипнул муравьишка, теряя всякую надежду догнать.
    - Ты меня? - Вдруг встал как вкопанный солдат.
    - Да.
    - Что ты хочешь, малыш?
    - Вы правильно отметили, сэр, что я ещё совсем тут ничего не знаю. Вы не могли бы мне рассказать, что тут вообще? И куда есть нужно ходить?
    - Вообще...
    Солдат-муравей немного с тоской посмотрел на соседнюю ветку. Там с пару десятков таких же молодцов терзали большую гусеницу - почти в три раза больше самого большого муравья, - которая случайно или намеренно забрела на акацию.
    - Вообще-то я спешил вон туда, чтобы уничтожить и прогнать злого захватчика. Но я смотрю, что и без меня там легко справились.
    - А что это за захватчик? - робко спросил муравьишка, стараясь уловить направление взгляда солдата-муравья.
    - Это гусеница! Она уничтожает листья акации! Мы живём на этом дереве! И защищаем его! - Муравей глянул вниз, потом на сопровождавшего его муравьишку. - Я так думаю, что тебе всё равно, куда ползти. А мне нужно спуститься вниз! Пошли со мной! Я буду медленно идти!
    - А это наша акация? - спросил муравьишка, лишь они вдвоём стали ползти вниз по очень толстой ветке. - Поэтому мы никому не даём ничего есть?
    - Да, это наша акация, это наша Родина! - подтвердил серьёзный солдат-муравей.
    - И мы никому больше не даём ничего есть из наших цветков?
    - Нет! Мы не даём причинить никакого вреда акации.
    - Чтобы она давала нам нектар, чтобы мы могли кушать?
    - Нет. Мы защищаем это дерево потому, что это наша Родина. И нас этому велит делать долг. Никто не смеет причинять вред нашему дереву. Я лично участвовал в войне против большой рогатой коровы! И мы прогнали её. Мы искусали корову и прогнали. Мы понесли большие потери. Но она так и не смогла причинить нам вред.
    - То есть любой может прийти к нам на дерево и ...
    - Если он будет пить только нектар, как мы, а не уничтожать листья и ветви, то мы ничего не будем делать. На наше дерево часто заползают муравьи с соседних деревьев. Почему бы нам не позволить попить нектара?
    - А мы не одни такие? Не одни?
    - Конечно. Рядом с нами ещё большое количество акаций. Только я знаю о десяти. А о скольки ещё я не знаю?
    - А они что-то рассказывают? У них такие же акации?
    - Эти злые перебежчики постоянно говорят, что наш нектар плох! Но как такое может быть? Ведь, ты же сам пробовал!
    - Да. Он очень вкусный.
    - Ну, вот. А они постоянно жалуются, что от нектара нашей акации их тошнит. И постоянно говорят, что их акации красивей и вкусней.
    - А почему так они говорят?
    - Потому что они дураки! - Громко и злобно бросил солдат-муравей так, что все в округе даже подняли головы, чтобы посмотреть, что такое случилось. - Существуют даже те муравьи, которые постоянно живут то на одном, то на другом дереве! Мы их называем интеракационисты!
    - Акационисты? - переспросил муравьишка, но не смог повторить в точности сложное слово.
    - Интеракационисты! - Подтвердил солдат-муравей. - Вон один из них! Проповедует! - солдат махнул головой в сторону.
    Муравьишка посмотрел в эту же сторону. Там стоял на ветках один очень дряхлый и сморщенный муравей. Он стоял на задних лапках. Четыре лапки его были вознесены к небу и немногочисленным слушателям. А сам он негромко бормотал:
    - Акации отравляют нас! Они вызывают привыкание! Они приучают нас к своим сокам, к своему нектару. И только к своему! Они вызывают привыкание! И мы через некоторое время не можем обходиться без нектара одной акации! И нектар других акаций кажется нам невкусным. Он манит нас. Мы считаем, что он вкусней. Но, отведав его, мы можем умереть в страшных мучениях! Очнитесь, муравьи, мы должны есть нектар с разных деревьев! Чтобы жить долго и счастливо!
    - Вот такой вот бред говорит этот старый интеракационист! - рассмеялся солдат-муравей, специально молчавший во время этой речи. - Ну, что за ерунда?
    - А это неправда? - робко спросил муравьишка.
    - Конечно, неправда. Просто у этих интеракационистов нет ни Родины, ни флага! Они предатели всего и вся. Они достойны уничтожения! И были бы убиты, если бы не наши добрые сердца! Тоже мне - привыкание... - Передразнивал солдат. - Убивает... Отравляет... Бред. Простой бред. Не может быть такого! Никогда!
    - Понятно! - Негромко ответил муравьишка и тяжело вздохнул.

    - А вы правда с другого дерева?
    Муравьишка с придыханием смотрел на небольшого рыжего муравья. Муравьишка уже достаточно окреп - он прожил почти четыре дня. И сейчас самостоятельно ползал по дереву. Ещё через два дня он станет на неделю солдатом. А после этого сможет либо идти работать в производители нектарных продуктов. Либо же оставаться служить, чтобы охранять акацию от травоядных и гусениц. И вот сейчас муравьишка ползал по дереву, чтобы лучше узнать свою Родину. И он случайно встретил другого муравья, который якобы был с соседнего дерева.
    - Конечно, я с другого дерева. Вот посмотри! - Муравей поднял одну из лап. - Это клеймо всех тех, кто живёт на четырнадцатой акации!
    - А это какая?
    - Ты живёшь на семнадцатой. А моя - рядом. Вот тут.
    - А почему вы к нам пришли?
    - Мне рассказали, что акация привыкание вызывает. И что если поесть нектар из других цветков, то это вызовет смерть!
    - Вы тоже слышали эту чепуху интеракационистов? - рассмеялся муравьишка. - Это же чепуха!
    - Но говорят, что хватает всего трёх дней для привыкания! А потом муравей может умереть от спазмов желудочка. - Настаивал муравей с четырнадцатого дерева.
    - Это всё сказки!
    - А слабо тогда попробовать нектар с нашего дерева? Слабо?
    - Я не хочу покидать своего дерева!
    - Да тут же совсем недалеко. Мы мигом спустимся. А самые нижние цветки - они почти рядом на нашем дереве. Хоть попробуешь, какой нектар по-настоящему вкусен. Не то, что ваш диктаторский нектар!

    - Вот видите! - муравьишка отпрянул от казалось очень дурно пахнущего цветка акации на четырнадцатом дереве. - Правда, нектар ваш - полный отстой!
    - Смотрите, - шепталось большое количество местных муравьёв, - какой отважный муравей. Он пьет нектар. Он может умереть!
    - Это всё чепуха! Это всё бред! - Отвечали другие.
    - Как тебе, малыш, нектар?
    - Невкусно! - уже мрачновато ответил муравьишка. - Просто отвратительно. И у меня что-то с желудком.
    - Ну, вот! - зашепталась толпа. - Опять эти выскочки с семнадцатого дерева за своё! Всё на их Родине! Только у них хорошо! Сговорились они все там! Сволочи!
    Муравьи одной массой развернулись и поползли вверх по дереву к своим домам и цветочкам. Они оставили ставшего ненавистным муравьишку в одиночестве. Предполагалось, что он тоже развернётся и поползёт к себе домой.
    Но муравьишка не смог сделать и шага. Он скрючился, стал тереть своими лапками брюшко. А потом присел, чтобы перестало болеть. Но боли не унимались. Даже наоборот. Ещё минуту назад он был полон сил. А сейчас муравьишка даже с трудом лапками шевелил.
    А через минуту он не смог удержаться на стволе акации. Он заскользил по коре... И сорвался вниз. Чтобы упасть в листву под четырнадцатым деревом. И умереть от его нектара. Вдалеке от своей семнадцатой Родины...

          2014.01.20