Литературная страничка



Зажигательное чувство

    – Бр-р, ну и погода! – недовольно буркнул невысокий крепко сложенный человек и, отряхнув со своего плаща огромное количество воды, шагнул через порог открытой двери.
    Плащ мужчины был тёмно-серого цвета, в застёгнутом виде закрывавший полностью всё так, что даже обувь была еле видна. Капюшон плаща под непрекращающимся ливнем сильно свис перед лицом вниз. От этого прошедший сильно напоминал правителя потустороннего мира. Ко всему этому добавлялись ещё мощные и частые раскаты грома и вспышки молний, чередовавшихся настолько часто, что всё смешивалось буквально в одну картину. Ливень первой майской бури лил практически стеной. И если бы в столь поздний вечерний час даже было бы какое-нибудь освещение, всё одно нельзя было бы ничего увидеть уже в паре десятков метров.
    Но это был не центр города, где могут встретиться горящие фонари. Одинокий дом размером пятнадцать на десять метров в два этажа высотой стоял на невысоком холме, огороженный с трёх сторон редкой берёзовой рощей. Она была настолько чиста и ухожена, что больше показалась садом. С четвёртой стороны к дому по поляне из только-только взошедшей травы петляя подходила просёлочная дорога. Она сейчас превратилась в одно грязное месиво, по которому одним сплошным потоком вниз по склону холма стекала выпавшая дождевая вода.
    Сам дом был весь в сухих стеблях от прошлогоднего хмеля, по которым теперь, как по направляющимся проволокам, росли молодые весенние побеги. Стеблей не было только у окон, что указывало на то, что всё-таки за домом ухаживают, хоть и не так, чтобы слишком рьяно.
    Вошедший мужчина остановился у самого входа, медленно и неловко вытирая о коврик туфли. Налипшая грязь огромными комьями отлетала при соприкосновении с густым грубым ворсом. При этом с плаща вода продолжала стекать на пол довольно-таки обильно.
    – Надеюсь, я туда попал? А то как-то не очень весело будет в такую погоду узнать, что ошибся дверью! – хмуро буркнул мужчина.
    – Смотря кто вы. Всё зависит только от этого! – с улыбкой ответил отошедший подальше от грязи и слякоти молодой человек.
    – Полиция… Отдел расследования убийств… Капитан Пахомов! – офицер привычным жестом достал из внутреннего кармана ветровки, одетой под плащом, удостоверение.
    – Убийств? – Вскрикнула стоявшая в дальнем конце прихожей девушка. – Вы, наверное, перепутали в отделении. Мы звонили сказать, что у нас тут несчастный случай!
    – А вот в этом как раз и будем убеждаться… - с ухмылкой произнёс капитан. – Либо же наоборот развенчивать сей миф. Это уж как обстоятельства сложатся. Так могу я пройти, уважаемый… - мужчина посмотрел на не прекращающего улыбаться юношу.
    – Олег… - поспешил ответить он. – Олег Васильев.
    – Вы – хозяин? – продолжал капитан, медленно оглядывая помещение в котором оказался.
    – Нет… - тут же поперхнулся парень. – Хозяин… как бы это сказать… Он…
    – Наверху! – перебила девушка. – В своей кровати. Именно с ним и случился этот несчастный случай. Ужасно! – девушка замолчала, закрыв лицо. – Просто ужасно! – добавила она спустя некоторое время. – Его тело… оно как одна большая обожжённая стопка газет.
    – Это Светлана! – тут же добавил парень. Он подошёл к девушке и взял её за руку, стараясь утешить от нахлынувших было воспоминаний.
    Капитан снял с себя вымокший плащ и бросил его в стоявший пустой тазик, чтобы не намочить одежду, в большом количестве уже висевшую на вешалке. После этого он взял свои туфли по одной в каждую руку и вплотную подошёл к молодым людям:
    – Всё нормально! – наконец-таки улыбнулся офицер. – Всё будет нормально! Поверьте мне на слово! – он бросил взгляд на свои туфли. – Могли бы вы проводить меня к камину? Он просто обязан быть в таком доме, а туфли у меня как у повелителя стихии морской!
    – Конечно! Пройдёмте на кухню! – затараторила Светлана как ни в чём не бывало. – Там уже…
    – Там уже собрались все гости дома? – Пахомов обернулся в сторону вешалки, а потом перевёл хитрый взгляд на парня. – Насколько я понимаю, должно быть ещё шесть человек… Не считая вас, конечно же!
    – Нас всего семеро… - опять будто бы проглотил язык Олег. – Капитан… капитан…
    – Пахомов! – перебил его офицер. – Моя фамилия – Пахомов. – Он одним движением убрал со своей дороги парня и направился вглубь дома. – Действительно… один-то наверху… хозяин… - загадочно бурчал себе под нос капитан. – Значит, сейчас семеро.

    Кухня в доме была, пожалуй, самой большой комнатой. Она была расположена в юго-западной его части и занимала этот угол чуть ли не на всю длину и шесть метров из десяти ширины. С южной, более длинной стены стоял огромный кухонный гарнитур, лишь в одном месте прерываемый в основании высоким от пола до уровня в полтора метра окном. С западной стороны в углу, ближе к прихожей были расположены плита и печной шкаф, а между окнами большой, на два крана, умывальник. У угла, который был практически в центре дома, была входная дверь на кухню, через которую можно было, минуя гостиную и лестницу, ведущую на второй этаж, попасть в прихожую здания. Сам этот угол практически полностью занимал огромный камин – сложное сооружение с многочисленными воздухоотводами и трубами с водой, дабы даже в холодное время года в доме могла поддерживаться оптимальная температура. Рядом с этим декоративно оформленным камином вдоль северной стены был диван. Довершал весь интерьер большой неподъёмный дубовый стол с десятков стульев по периметру. Этот элемент мебели на первый взгляд казался монолитным эпическим сооружением, который скорее был врезан из деревьев внутри дома, нежели собран уже после постройки.
    У этого стола сейчас и сидели две девушки и парень, казавшийся наиболее взрослым из всех, и не спеша пили чай. Ещё одна девушка лежала на диване, упираясь лицом в подушку. Ноги её лежали на нижней кирпичной полке камина, одетые в большие пушистые серые носки. Юноша… нет – скорее даже ещё выросший, но не окрепший мальчик стоял у окна, опёршись рукой на раковину, и смотрел в окно.
    Офицер, неспешно пройдя по дому и следуя по своему пути в соответствии с указаниями Светланы, остановился на пороге кухни. Он молча оглядел всё пространство помещения, будто бы стараясь запомнить каждую, даже самую незначительную деталь. Спустя около полуминуты он сделал шаг вперёд и громко произнёс:
    – Капитан Пахомов! Отдел расследования убийств.
    – Долго вы! – встрепенулся сидевший парень. Он отставил в сторону наполовину выпитую чашку и в два шага подошёл к офицеру, вытянув вперёд правую руку. – Хотя… конечно же, мы всё прекрасно понимаем. Такая погода! Вторые сутки… Вы из города?
    – Не совсем… Я тут недалеко отдыхал на своём участке… - бравым голосом произнёс Пахомов. – Вот меня к вам и прислали, уважаемый…
    – Серебров… Константин Серебров. Я однокурсник и лучший друг Ивана… - парень на мгновение замолчал. – Иван это…
    – Я понял! – сухо последовал ответ от полицейского.
    – На диване лежит моя сестра Татьяна, - продолжал между тем Серебров, - за столом сидят наши однокурсницы Ольга и Вера, а у окна брат Олега. Олег – он тоже наш однокурсник. Светлана моя давняя знакомая…
    – И соседка Ивана! – закончила предложение девушка.
    – Очень хорошо! – Пахомов не спеша подошёл к камину, где рядом с кирпичной кладкой поставил свои туфли боком к огню. – Помнится, мы тоже любили группой выезжать куда-нибудь за город. – Немного с хрипотой, уже привычной всем собравшимся, продолжал он. – Студенчество, знаете ли, весёля пора.
    – Да, конечно… мы…
    – Вот только у нас не возникало всяческих несчастных случаев, как пожелала выразиться красавица Светлана!
    – Капитан… - укоризненным тоном было начал Константин.
    – Мне нужны семь ручек и стопка бумаги! – тут же резким тоном оборвал его офицер. – Ровно семь ручек. Каждому из вас! Сейчас вы каждый напишете, что и как было, начиная самого приезда в этот дом, когда бы это не случилось, и заканчивая этой минутой.
    – А вы не хотите сначала осмотреть труп и место происшествия? – робко поинтересовался Максим – брат Олега – когда Светлана с Ольгой пошли на второй этаж в кабинет искать канцелярские принадлежности.
    – Всему своё время… - неторопливо сказал офицер. – Успеем и это сделать. Проходите за стол, Татьяна! – Пахомов подал руку лежавшей девушке, помогая ей подняться. – Устраивайтесь поудобнее. И постарайтесь вспомнить всё досконально! Вплоть до каждой мелочи. Постарайтесь ничего не пропустить. Любая деталь может оказаться существенной.
    – Но капитан…
    – Знаю-знаю: несчастный случай. Но это не означает, что не стоит ничего вспоминать!
    - Лучше всех наверняка напишет Вера. - Улыбнулся Константин. - Она же уже работает в пресс-службе электростанции. Опыт есть!
    - Такое я буду писать впервые... - немного грустно сказал девушка, опустив голову.
    – Вот! – задыхаясь воскликнула Ольга, только что сбежавшая с лестницы со второго этажа. В руках она держала стопку черновиков формата А4, взятых рядом с принтером в рабочем кабинете хозяина дома. - Я же работаю над статьями. И у меня огромное количество бумаг и ручек. Просто, чтобы идти в аспирантуру, нужно много работать над статьями.
    – Замечательно! – произнёс капитан, даже не оглядываясь на вошедших девушек. Он продолжал ходить кругами по кухне, сцепив за спиной руки в замок. – Присаживайтесь! Присаживайтесь поудобней, - указал офицер рукой на стулья. – Мне нужны ваши подробные описания пребывания в этом доме!

    Комната была небольшой: в длину не более четырёх метров при паре-тройке в ширину. Вдоль стены, прилежащей к входной двери, стоял небольшой комод светло-коричневого цвета. Над ним на полстены была повешена книжная полка, до отказа набитая научными журналами. Они были расположены не по порядку дат. На одной полке были полностью перемешаны совершенно разные издания. И хотя в паре отделов всё было расставлено по датам и даже отсортировано по наименованиям, уже в соседних отделениях царил полный хаос – журналы лежали, стояли, а некоторые даже были повёрнуты корешком к стене.
    Напротив, у стены в углу, привыкающему к единственному окну в комнате, стояла односпальная кровать. В центре лежал однотонный палас. Все вещи в комнате были выдержаны в одной цветовой гамме. Разве что кроме небольшого невзрачного стула, обивка которого была порвана временем и постоянным действием всех сидевших на нём людей. Этой старостью стул как раз тоже выделялся – всё – включая даже постельные принадлежности и обои на стенах, сделанные под реечную обивку, были или как минимум казались совершенно новыми.
    Вошедший в кабинет Пахомов остановился на пару минут в дверях и пристально всматривался в обстановку, медленно поворачивая голову слева направо. Потом капитан сделал шаг в сторону комода и присел.
    – Его двигали! – проговорил он. – Недавно. – Пальцы капитана шаркали по полу, где была обшарпана краска.
    – Вероятно, Иван его отодвигал, когда доставал журнал какой-нибудь! – тут же отозвалась стоявшая ближе всех к комнате Светлана, заглядывая по-шпионски внутрь. – Он очень часто читал журналы или писал что-нибудь, сидя у комода.
    – Это неудобно! – отметил Пахомов. – В этом случае некуда девать ноги.
    – Насколько я помню, ночами он всегда так делал, чтобы никого не будить. И я нередко замечала, что утром целые стопки журналов лежали на комоде вперемешку с его бумагами, на которых он делал записи и пометки.
    – Одно неловкое движение – и журнал мог упасть в щель между комодом и стеной.
    – Совершенно верно, Олег! – проговорил практически себе под нос Пахомов, обернувшись к двери.
    – Знаете, я что хотел ещё сказать? - Послышался голос Константина. - Мне немного неловко! Я, когда осматривал тело Ивана, то обратил внимание, что на нём такой же свитер, как и мой... Нам девушки дарили свитера на двадцать третье февраля. И у нас с Ванькой были одинаковые. А я посмотрел ,что он весь... обгоревший... И у него...
    - Вы положили свитер сверху? - перебил Пахомов парня, который по всей видимости словно стал терять дар речи, отчего и принялся запинаться.
    - Да. Сверху, прикрыть рану.... живот... Не знаю, как сказать. Поэтому не удивляйтесь, что два свитера. Одинаковых...
    - Один целый, другой - сгоревший... - Пробормотал капитан. - Я всё понял!
    Он встал и начал пристально вглядываться в книжную полку. Он медленно провёл рукой по дереву и стал один за другим брать журналы. Пролистав один из них, капитан внимательно посмотрел, где бы он мог стоять, если бы всё было тщательным образом отсортировано. В течение пары минут он стоял замершим и практически не моргал.
    – Вас не удивляет, что журналы совершенно не расположены в некоторых отдельных по порядку? Хотя в некоторых других всё здорово и замечательно? Всё расставлено по датам… И отдельные журналы стоят в стопке себе подобных?
    – Вообще Иван достаточно часто сортировал их. Но потом через один-другой день они опять могли перепутаться!
    – Он так часто перечитывал их? – удивился офицер. – Такая память плохая что ли?
    – О нет! – воскликнула Светлана, единственная из присутствующих не проглотившая язык. – Просто он постоянно работал над несколькими научными темами. А при их подробнейшем описании просто необходимы точные ссылки при упоминании чего-либо. Поэтому часто его бумаги могли и даже сейчас могут быть вложены в монографии и журналы.
    – И где же он эти бумаги хранил?
    – В комоде. Он практически полон ими.
    – Действительно! – пробурчал Пахомов, выдвигая один за другим шкафы из комода. – Какой продуктивный же ваш знакомый. Сколько тут всего!
    – Да. Мы и сами удивлялись. Много раз говорили, чтобы он старался не переутомляться. Но он часто мог сидеть целую ночь, если вдруг приходила какая-либо идея. Иной раз и в общежитии мог общаться… достаточно оживлённо общаться. А потом вскакивал и бежал искать листок и ручку. Просто ужас какой-то был! – Светлана прикрыла руками лицо. – Иногда так и приходили идеи в голову, будто он ненормальный.
    – А когда в последний раз кто-нибудь видел, чтобы все монографии и журналы были отсортированы и стояли по порядку?
    – Мы здесь второй день. К тому же вчера приехали поздно. – Отозвалась из коридора Татьяна. – Никто не осматривал комнаты. Все поужинали внизу на кухне и вскорости разошлись спать.
    – Кстати, об ужине! – воскликнул Максим. – Я с утра ничего не ел! Может, мы всё-таки что-то приготовит?
    – Подожди! – тут же цыкнула на него девушка. – Не видишь, что тут происходит? Не до еды пока.
    – Но мы всё равно стоим и ничего не делаем! – умоляющим тоном продолжал парень. – Да и все наши действия мы уже расписали как будто в детективных романах!
    – Действительно, - отозвался капитан. – Не смею вас тут пока задерживать. Если что-то случится, я вам обязательно скажу. Или даже спущусь. Идите! Готовьте да ужинайте! – улыбнулся он, мельком глянув на собравшихся.
    Капитан опять углубился в изучение книжной полки. Он слушал, как стоявшие недавно у двери комнаты парни и девушки, негромко общаясь, медленно направились вниз. Пахомов выложил на комод одну из больших стопок сваленных в кучу журналов. После этого он пододвинул стул и, удобно устроившись на нём, стал внимательно смотреть журналы, раскладывая при этом их после просмотра по наименованиям и номерам.
    На первую стопку ушло не более пяти минут. После этого Пахомов встал и, поводив по отделам полки пальцем, будто ища что-либо, достал ещё одну стопку журналов. И затем принялся повторять ещё раз свои действия по пролистыванию.
    – А почему вы не смотрите на тело? – раздался голос Светланы.
    – Вы не ушли? – как ни в чём ни бывало отозвался капитан.
    – Я ненавижу наблюдать за тем, как готовят. И готовить тоже не особо люблю. Какой мне после этого смысл спускаться вниз?
    – Ваше дело… - пробурчал Пахомов, продолжая сортировать журналы.
    – Так вы не будете осматривать труп? – опять повторила девушка.
    – А зачем? В трупах нет ничего особенного. Тем более в тех случаях, когда убийца действовал нестандартно.
    – Убийца? – воскликнула Светлана. – Но, ведь, это же…
    Девушка подошла к кровати и отбросило в сторону огромный плед, которым чуть ранее было укрыто тело. На кровати лежал Иван. Вернее – то, что от него осталось. Тело парня ростом около метра семьдесят лежало так, как будто он спал. Сама кровать была расправлена. Покрывало лежало скомканным около головы рядом с подушкой. Одеяло было откинуто к стене – видимо, оно накрывало тело, но потом было отброшено. Тело было в нижнем белье. Ноги и голова были обыкновенного телесного цвета. Но туловище было сильно обожжено. Надетая на него белая майка также была сильно опалена и разорвана. Грудная клетка была нормального вида, но живот был как будто разрезан или разорван изнутри. Вместо внутренностей были видны только зола да обгоревшие кости. Как будто в центре был разведён костёр.
    – Неужели вы думаете, что кто-то мог вот так вот поступить с человеком? Это ужасно!
    – Я прочёл ваши показания. Вы говорите, что приехали вчера около часа. Дождя не было, но было пасмурно. – Отвлёкся Пахомов. – Вы также говорите, что фактически ничего не происходило. И никто ничего не делал. Примерно около… - капитан достал из кармана один из листков и стал читать, - около семи часов вы сели ужинать. В это время пошёл сильнейший ливень. Налетела гроза. Которая не прекращается до сих пор всё с той же силой. – Добавил он от себя, оторвавшись от чтения.
    – Всё именно так! – подтвердила Светлана. Девушка села на край кровати, при этом аккуратно отодвинув ногу трупа. – До сих пор гроза, каких я даже не припомню. – Она глянула в окно, где то и дело сверкали молнии. – Может, это и есть тот недобрый знак, который предсказывал, как вы говорите, убийство.
    – В половину девятого вы пошли наверх. Чтобы разобрать свои вещи. Там вы провели максимум около двадцати минут. Здесь вы уже стали писать всё достаточно точно.
    – Это разве плохо? – с упрёком отозвалась Светлана.

    «…Внизу в это время были Ольга с Верой. Они убирались на кухне после ужина и мыли посуду. Татьяна находилась в гостиной. Она что-то делала около шкафа. Максим, Олег и Иван, как сказала Вера, пошли вниз в подвал. Там у Ивана стоят различные научные приборы. Там же находится оборудование по опытам в электричестве, которые проводил он. Очень часто к ним подключались Константин и Антон.
    Я села на диван и стала читать какие-то газеты. Лежали они на журнальном столике рядом. Они были старые. Что там было – не помню. Кто-то включил из девчонок телевизор. Через некоторое время я стала скорее больше обращать внимание на телевизор. Шёл любовный сериал.
    Вера закончила мыть посуду и вместе с Ольгой тоже сели в гостиной. Сидели достаточно долго. Вчера сериал шёл двумя или даже тремя сериями подряд. Сколько долго продолжалось всё это, не могу вспомнить. Может, час или два. Во время рекламных пауз Вера вставала, чтобы сделать себе чай или кофе. Она что-то пила пару раз. Фильм ещё не закончился, как Олег и Иван вернулись и присоединились к нам. Мы стали играть в карты. Различные игры.
    Через некоторое время мы прошли на кухню. Там сели ещё раз поесть. Там же остались играть дальше. Олег, Иван и Максим выпивали пиво. Ольга тоже пила.
    В два часа я пошла спать. Когда поднималась по лестнице, часы с кукушкой пробили два раза. После того, как постелила свою кровать, пошла принять вечерний туалет. Проходя мимо лестницы, видела как на второй этаж поднимались Вера и Константин.
    Вскоре я легла спать. Проснулась достаточно поздно. Даже с учётом сильного дождя и пасмурной погоды было уже светло. Все ещё спали. Внизу слышались голоса, но оказалось, что кто-то не выключил телевизор. Оказалось, что телевизор был сломан. Я пробовала несколько раз выключать его с пульта. Телевизор выключался и тут же включался снова. Словно пульт посылал два раза сигнал - включения и выключения одновременно. Я несколько раз попробовала выключить таким образом телевизор. Но вскоре поняла бессмысленность подобных попыток. Я выключила телевизор из розетки, взяла кусок пирожного и чашку чая и пошла наверх. Проходя мимо комнаты, где спал один Иван, почувствовала холод от его двери. Казалось, он шёл из самой комнаты.
    Оказалось, что окно в его комнате было открыто. В щель врывался ветер и дождь. Сам Иван лежал на кровати. Рот был открыт, глаза тоже и почему-то казалось, будто он их закатил. Голова была закинута сильно назад. Я попыталась его разбудить, но не смогла. Тогда я побежала, чтобы всех разбудить…»


    – ...Правда, я и так уже, наверняка, всех разбудила... - Ольга слушала внимательно и тут же вставила последнюю фразу от себя. - Я так закричала в первый раз - из-за неестественности положения тела Ивана. Потом уже подумала, что зря, наверное. Вдруг он ещё был жив. Но я вот постеснялась такое написать на бумаге. Вдруг они пойдут куда-то в архив. И будут надо мной смеяться все полицейские округи!
    – Всё так? – спросил Пахомов после того, как всё дочитал.
    – Глупо было бы говорить, что нет, после того, как я всё это написала своей рукой и подписалась! – глухо ответила Светлана.
    – У вас очень твёрдый и сильный характер.
    – Что?
    – Вы описываете, как нашли труп, как пошли всех будить. И при этом всё точно. Короткими и ёмкими фразами. В них не видно паники в действиях. Вот сейчас вы сидите рядом с трупом.
    – А что тут такого? – Девушка посмотрела на тело Ивана. – В этом есть что-то плохое?
    – Нет! Ни в коем случае! – поспешно проговорил капитан. – Я просто восхищаюсь. Поначалу ввы закричали... Как сказали только что сама...
    – Закричала! - холодным голосом ответила Светлана - в её голосе исчезли все нотки сомнения и стаха, которые преобладали ещё совсем недавно, когда девушка рассказывала о своём крике при виде странного положения тела.
    – А вот сейчас вы потрясающе холодны и спокойны. Железная выдержка буквально!
    – Не буду же я кричать каждый раз, когда видела бы смерть или умершего человека! Я его уже видела. А кричала я от неожиданности. Вы бы не испугались, увидев совершенно непонятное тело своего товарища, который ещё вчера говорил?
    – Да, здесь есть правда. Я вас понимаю. Отлично понимаю! Неожиданность прошла, и теперь все ожидают в этой комнате труп.
    – Я рада, что вы меня поняли! - улыбнулась девушка.
    – И ещё… - капитан отложил листок с показаниями в сторону. – У меня есть пара вопросов.
    – Конечно. Как без них?
    – Вы написали, что Максим, Олег и Иван пошли в подвал?
    – Да.
    – Где был в это время Константин?
    – Не знаю. Не имею ни малейшего понятия.
    – Кто такой Антон?
    – С параллельной группы парень. Но у него ещё один экзамен. Он остался в городе на три дня. Готовиться и сдавать.
    – Значит, вы вместе с другими девушками сидели и играли в карты, когда пришли Олег, Иван и Константин?
    – Нет. Мы смотрели телевизор.
    – А Максим?
    – Он пришёл чуть раньше. И подшучивал над нами и над мыльными операми вообще. А Олег и Иван как раз и предложили поиграть. А Константина с ними не было. Он потом подошёл… также снизу, из подвала. Я это точно запомнила, так как он ещё ругался на грязь и сырость в подвале.
    – Через сколько он подошёл?
    – Мы играли в покер. У каждого было по двести единиц в фишках. Когда он подошёл, в игре на тот момент остались лишь Олег и я.
    – А начинали всемером?
    – Нет! – улыбнулась девушка. – Максим в первом кону был раздающим. А играли я, Ольга, Вера, Олег и Иван.
    – Татьяна?
    – Она не играла. Я её вообще много не видела. Только около шкафа… потом она пару раз ходила, пока мы смотрели телевизор… будто что-то искала. Мы уже все вместе играли, когда она села рядом смотреть. Потом она не пошла на кухню, а сразу решила идти спать.
    – Хорошо. – Отметил офицер.
    – Ещё вопросы?
    – Окно…
    – Окно? В комнате? Оно было открыто.
    – Полностью?
    – Нет! – рассмеялась девушка. – Только верх пластикового окна. И всё.
    – И от этого было холодно и сыро?
    – А почему нет? Какой мороз на улице! Как будто не лето скоро будет, а зима. Совершенно на весну не похоже. А влага? Смотрите! – девушка встала и подошла к окну. – Вот тут ковёр до сих пор мокрый! Я когда подходила будить Ивана все носки себе промочила. И пошла потом их менять. Когда мы уже собрались внизу. Когда позвонили к вам… в полицию. До этого, знаете ли, не до того было!
    – Конечно… конечно… я понимаю. – Пахомов встал и вслед за девушкой подошёл к окну. Он провёл рукой по всему деревянному подоконнику. – Сухо! Везде сухо! Хотя дерево обязательно бы впитало в себя влагу. – Капитан встал на стул и стал щупать дерево у окна вверху. – А вот здесь мокро… чувствуется!
    – Ну, я же говорила, что окно было открыто!
    – Почему же тогда так… - прошептал капитан. – Почему окно почти сухое? А вверху, где должно быть влажно – есть. Но есть и внизу! Но полу! Целый потоп!
    – Будто кто-то вылил! – подхватила девушка.
    – Всё может быть. Может, окно было открыто больше… Но тогда нужно было умудриться оставить сухими все стороны подоконника и около окна! Вы случаем не вытирали?
    – Нет! Константин сразу сказал, что нельзя ничего трогать. Пока не приедут сотрудники полиции!
    – Значит, никто не трогал?
    – Нет!
    – Замечательно! И после этого вы рассудили, что от грозы влетела шаровая молния. И она же и попала в несчастного? При этом он проснулся и увидел всё. Испугался. Открыл рот. Может быть, от боли.
    – Пока мы вас ждали, мы не смогли придумать ничего кроме этого.
    – Понимаю вас. И ещё один вопрос – Иван… вернее то, что от него осталось… в общем, труп… Так вот: труп был накрыт одеялом?
    – Одеялом? Нет… – девушка задумалась. – Хотя… Не помню точно…
    – Но если бы одеяло было откинуто, то вы бы не стали пытаться будить Ивана? Достаточно отчётливо видно, что с ним что-то не так. Я прав?
    – Возможно.
    – И всё-таки постарайтесь вспомнить…
    – Не помню… честно, не помню. А врать не хочу. А то вдруг…
    – Правильно. Вдруг я вас ещё заподозрю.
    – Спасибо за откровенность, - улыбнулась Светлана, отчего лицо её наконец-то стало приятным и дружелюбным.
    – Всегда рад… - ответил улыбкой же Пахомов. – Вы могли бы спуститься вниз и позвать ещё кого-либо из девушек?

    – Он считает, что это убийство! – проговорила Светлана, сидя у камина на диване.
    Девушка обняла руками свои плечи. Глаза её уставились в одну точку, как будто искали ответы на вопросы, которые могли тревожить сидящую. Константин ходил в это время из угла в угол, постоянно бурча что-то себе под нос.
    – Да что он вообще там делает? – гневно заметил он. – Как это так можно? Он даже не осмотрел труп, ты говоришь?
    – Да. Сидит и листает журналы. Потом расставляет их по порядку. Вот уж не знаю, что намеревается там найти!
    – Может, там что-либо могли спрятать? – негромко отметил их своего привычного уже места у окна Максим.
    – В каком смысле?
    – В том, что кто-то мог забраться в комнату через окно. Открыть его либо в уже открытое. Убил Ивана. Как убил – этого я не знаю! – поспешил добавить Максим, заметив на своей персоне пристальные взгляды. – Можете даже и не смотреть! Что-то нашёл в документах или в карманах. Деньги, может… Или записку какую-нибудь важную. А при этом всём услышал перед уходом, что Светлана идёт к комнате! Быстро спрятался под кровать, а бумаги сунул в какой-нибудь журнал. А потом просто забыл, куда положил. Там, ведь, тысячи этих журналов!
    – Бред! – вспрыснула Ольга.
    – Как будто не знаешь, на что эти полицейские способны! – тут же сказал Олег. – Они теперь могут хвататься за каждую ниточку, чтобы остаться и дальше у себя в органах!
    – Но тогда по идее главные и единственные подозреваемые – это те, кто сейчас находится в доме. Именно мы были и прошлым вечером. Ещё как раз этот дождь! Разве может кто-то прийти к дому, когда такая гроза? Идёт без остановки! – между тем отметил Максим. – Лично я бы ни за какие коврижки не вышел бы на улицу!
    – Это ты! – резко остановился на полпути к камину Костя.
    – Что ты имеешь в виду?
    – Это ты! – чуть ли не вскричал в этот момент Костя.
    – Да успокойтесь вы все! – перебила всех Ольга. – Парни, вы разве не понимаете, что этому полицейскому только и нужно то, чтобы мы друг с другом поссорились. Так мы можем сейчас что угодно наговорить друг другу. И будем выяснять отношения между собой. А потом жаловаться на каждого из тех, кто только нас хоть чем-либо обидел, этому самому Пахомову. И так он и будет вызывать всех по очереди, чтобы потом услышать жалобы.
    – Действительно! – подтвердила Светлана пылкую речь подруги. – Мы таким образом обязательно до чего-нибудь договоримся. И обязательно найдем виновного. А полицейскому это только и требуется. Ему нужно отчитаться.
    На мгновение все замолчали. Девчонки сидели на диване или на кресле, подперев руками свои колени, чтобы не упасть и сохранять при этом своё тело в повиновении. Иначе от напряжения и общего стресса и ноги, и руки непрерывно тряслись в мелкой дрожи. И её-то девушки и не могли сдерживать. Подчас даже голос мог срываться в крик или в лепетание. Парни же тоже не миновали страха и перенапряжения. Тем более за последнее время слишком много навалилось на всех присутствовавших. Каждый снимал это по-разному. Олег сидел в углу на стуле, опёршись о деревянный подоконник, и пил что-то алкогольное из гранёного стакана. Максим стоял, непрерывно стуча то правой, то левой ногой о паркет. Константин же ходил из угла в угол, метавшись словно загнанный зверь.
    – Девчонки! – выпалил вдруг он. – Вам лишь только и говорить. А подумать нисколько не хотите. Ни капельки не хотите! – парень активно жестикулировал, размахивая руками, словно крыльями мельницы.
    – А что думать? – чуть ли не плача выдавила из себя Ольга.
    – Если капитан профессионал, то он наверняка не просто так это сказал. Я знаю это по своему дядьке. Он мог чуть ли не сразу сказать, что да как произошло. Вроде как интуиция могла у него в такие моменты просыпаться. И значит…
    – Хватит играть в мафию. Мы тут совершенно не расположены ждать твоего подробного рассказа с поддержанием интриги!
    – Неспроста всё это! И если это убийство. А в этом у меня сейчас значительно прибавилось убеждения! Если это убийство, то это кто-либо из нас. Из тех, кто тут находится. Больше никого нельзя брать, как подозреваемого.
    – Если ты прав, то действительно! – выдавил из дальнего угла Олег. – Больше никто не мог. В такую грозу и в такой ливень сюда никто не мог добраться.
    – Как не мог? – раздался голос с вершины лестницы. – Я, ведь, смог сюда прийти! – И Пахомов улыбнулся, пожалуй, в первый раз такой искренней и обворожительной улыбкой.
    - Давайте вы меня следующего допросите? - В это время вышла вперёд Вера. - Мне, если честно, немного нездоровится. И я бы хотела побыстрее окончить со всем этим. И пойти прилечь.
    Пахомов посмотрел на часы:
    - Сейчас, конечно, не самое позднее время, чтобы прилечь и заснуть. Но если вы так хотите, то я с радостью выполню вашу просьбу. - Капитан посмотрел на бумаги, которые держал в руках, и быстро перелистал, выискивая нужную. - По-моему это ваше. Пройдёмте наверх и там поговорим.
    - А тут...
    - Нет. Тут нельзя. Не буду же я спрашивать детали у вас, когда все остальные слышат?
    - А вы не думали, что мы могли бы уже обо всём договориться, когда ещё ожидали вас. - Подмигнул Олег. - Или вот уже непосредственно здесь и сейчас, когда...
    - Думал! - кивнул Пахомов холодным голосом, в котором вообще не выражалось никаких эмоций. - Думал и выдумывал. И, если честно, какая разница? Провести процедуру я обязан. А там уж... Всё равно это не моё дело. И я его отдам уже завтра.

    "...Ужин был очень вкусный. И мне понравилось. Я не знаю, кто готовил, но было действительно вкусно. Но после ужина мне немного поплохело. Стало слегка крутить живот. Такое у меня бывает, когда съем что-либо необычное или слишком жирное.
    Но живот крутило не так, чтобы я ушла. Мы с Ольгой стали убираться. Посуды было не очень много. У каждого была своя тарелка. Общие блюда были только для тех, что приготовили дома. Привезённые готовые продукты мы сразу разложили по тарелкам. При этом мне показалось, что несколько тарелок были испачканы слишком уж сильно.
    Я мыла посуду, Ольга её протирала и расставляла по местам. По-моему в кухне никого не было. Светка куда-то ушла, Таня вроде была в гостиной. Я её там видела, когда брала со стола посуду. Мыли посуду мы недолго, минут десять - не больше!
    После я пошла в гостиную. Там шёл какой-то сериал. Мы стали смотреть его все вместе. Я больше не смотрела, а читала и листала журнал. Научно-исследовательский. Желудок не переставал урчать и скулить. Но при этом не было какой-либо диареи. Я раз девять или десять вставала и уходила на кухню. Я готовила очень крепкий чай. Чтобы желудок опять стал нормально работать.
    В половину двенадцатого я пошла спать. Я как раз полистала журнал и решила, что нужно идти спать.
    Лежала я долго, не могла уснуть. Заснула я в два часа ночи. До этого никого не видела. Слышала, как кто-то ходил по второму этажу. Кто - неизвестно, слов и голосов не было слышно."


    - Почему именно в два часа? - спросил Пахомов тем же самым голосом, каким читал написанное аккуратным женским почерком.
    - Я такого не писала! - вздрогнула Вера.
    - А это я сам додумал. - Улыбнулся капитан. - Так почему вы решили, что заснули в два часа ночи?
    - Я слышала кукушку. Она два раза прокуковала. - С иронической улыбкой произнесла Вера. - У нас там внизу большая кукушка. Она кукует на весь дом. Мне даже в моей дальней комнате слышно.
    - А вы одна была в комнате?
    - Да. Но кроватей было три. Проснулась я уже не одна. В комнате спали Ольга и Таня.
    - А кукушка - это здорово. - Пахомов присел на стул рядом с кроватью, где лежал полностью прикрытый покрывалом и одеялами труп Ивана. - У меня у самого кукушка есть. На кухне. Старая и антикварная. Эти часы мне ещё от бабки достались. И вот они кукуют очень громко. Я постоянно их слышу, когда засыпаю или просыпаюсь. Очень удобно!
    - И я также думаю.
    - А кроме двух кукований вы не слышали других?
    - А что такого?
    - Ну, вы сказали, что очень хорошо услышали два кукования, когда засыпали...
    - Нет-нет... Не когда засыпала... Последнее, что я услышала - два кукования, а потом уже всё. Понимаете, я всё-таки переборщила с чаем. И он не давал мне заснуть. Как будто кофе выпила. Пару кружек. И я ворочалась с бока на бок. И не могла уснуть. А когда ещё не можешь долго заснуть, то начинаешь всякие мысли думать. И они вообще сон полностью отгоняют.
    - И вы их и думали?
    - Да.
    - А потом услышали два кукования?
    - Собственно, я так и написала.
    - Во время ваших дум и терзаний, может, всё-таки слышали?
    - Нет... Не припомню. Может, я дремала и иной раз засыпала?
    - Из одних из вот этих показаний я прочёл, что в два часа ночи вы поднимались вместе с Константином по лестнице.
    - Этого не может быть! Я лежала в своей кровати.
    - Одна.
    - Одна... - Вера облокотилась на комод и улыбнулась. - Неужели вы меня подозреваете в чём-то? - Она не дождалась ответа от капитана, который смотрел на неё живыми, но совершенно лишёнными эмоциями, глазами. - Вы вообще видели вот эти... - Девушка слегка расплакалась и даже с трудом стала держать себя в руках, напрягая все мускулы. - Вот это... Что тут ещё можно подозревать?
    - Вы извините! - Пахомов обнял девушку и вывел из комнаты. - Вы извините, что заставил вас плакать и вообще напомнил о случившемся. Это действительно ужасно. Я абсолютно согласен. И я никого ни в чём не подозревая. Я просто спросил. Опросил. Мне потом протоколы составлять.
    - Понимаю! - кивнула Вера, вытирая всё ещё тёкшие слёзы. - Чтобы потом не было никакого недопонимания.
    - Можете идти к себе в комнату! - капитан направил вперёд по коридору девушку по направлению её комнаты в самом дальнем углу. - Вы говорили, что устали.
    - У меня всё ещё с желудком что-то...
    - Вот и отдыхайте! Всё будет хорошо. И не переживайте. Сейчас вот полежите, отдохнёте, всё и пройдёт. Мы тут сами уже разберёмся.
    - Хорошо! - кивнула девушка и пошла, уже заметно успокоившись, по коридору. - Спасибо большое. От меня ещё что-то нужно подписывать или...
    - Там и разберёмся! - улыбнулся в кои-то веки напоследок капитан.
    - Довели до слёз девушку? - тут же натолкнулся полицейский на Светлану, стоило ему обернуться, чтобы вновь спуститься вниз. - Как вы себя после этого чувствуете, господин полиционер?
    - Нормально! Вас не смог довести до слёз, так другую... - цинично отшутился капитан. - У меня такая работа. И когда я её исполняю, то может случиться всякое разное. В том числе и слёзы.
    - Следующего позвать? - в это время раздался голос Максима, который тоже поднялся, но стоял за спиной Светы. - Или я сойду?
    - Если вы так все рвётесь вперёд и в бой, то милости прошу.
    - Только можно не в комнате Ивана? - попросил юноша.
    - Нет. Нельзя. Мне там нравится.
    - Атмосфера очень приветливая. - Улыбнулась вновь Светлана.
    - И это тоже. Напоминает мне моё первое место работы. Когда я ещё учился на предпоследнем курсе юридического и подрабатывал. Не хватало денег троечнику без стипендии.
    - А где вы работали?
    - В службе по очистке города от бродячих животных.
    Капитан, не дожидаясь какой-либо реакции со стороны молодых людей, вытащил из стопки уже изрядно измятых бумаг один лист, исписанный мелким почерком. Настолько мелким, что, в принципе, можно было бы читать написанное Максимом под лупой или с сильным увеличением очков. После полицейский взял парня за локоть и увлёк за собой в комнату на очередной допрос.
    Светлана же осталась стоять в коридоре, погрузившись в какое-то оцепенение. Она не нашлась ничего ответить Пахомову. И сейчас только стояла, открыв рот. Через какое-то мгновение, когда полицейский с Максимом уже скрылись в комнате, где лежал труп, женщина как будто опомнилась и принялась искать взглядом кого-либо рядом, чтобы поделиться своими эмоциями. Но никого в зоне видимости не было.
    - Нет, вы слышали! - чтобы выпустить пар заявила девушка в пустоту. - Вы слышали! Он сравнил комнату с трупов Ивана со службой по отлову бродячих животных! Цинизм в высшей степени проявления!
    - И не говори! - послышался за спиной голос Веры.
    Светлана обернулась: её подруга поначалу было скрылась в своей комнате, но, очевидно, не закрывала за собой дверь, чтобы иметь возможность слышать обо всём происходящем. И даже подслушивала, стоя рядом со входом. Так как осталась совершенно в той же самой одежде, в коей заходила в комнату. Хотя по собственным же словам собиралась идти ложиться спать.
    - Ты же плохо себя чувствовала! - изумилась Светлана.
    - Я себя и продолжаю плохо чувствовать! Живот крутит. Не могу даже подчас терпеть. Как начнёт ныть, так хоть из окна выпрыгивай!
    - Ты что-то съела! - прищурилась Света. - Однозначно! Однозначно было что-то не очень хорошее в продуктах. У меня тоже вечером ныл желудок. Но всё быстро прошло!
    - И у меня пройдёт! Вчера хуже было!
    - Ну, и здорово! - Света развернулась, намереваясь толи спуститься вниз, толи подойти к комнате Ивана, откуда доносилось устойчивое бормотание полицейского и Максима. - Иди спать! А я вниз к ребятам!
    - Стой! Знаешь, мне кажется, полицейский что-то подозревает.
    - По поводу?
    - Вроде как намекает, что было убийство!
    - Ерунда... - махнула женщина рукой. - Просто полицейские пустые разговоры и байки. Мне кажется, не стоит на них обращать какого-либо внимания. Ищет всякие мокрые места на окнах, спрашивает про то, как и что было укрыто...
    - А мне ещё сказал, что я якобы ходила по дому, когда уже спала! - посмеиваясь, перебила подругу Вера. - Вроде кто-то меня видел...
    - Это я тебя видела! - мигом помрачнела Света. - Когда поднималась наверх, чтобы ложиться спать. В два часа ночи... Ты была вместе с Костей!
    - Нет! - мотнула головой Вера. - Я точно помню, что в два часа ночи лежала в кровати. И услышала два кукования кукушки на часах. Потому и помню!
    - Нет! - теперь уже отрицательно замотала головой Света. - Ты была наверху. С Костей.
    - Ты уверена, что это была я?
    - Конечно! Я разве могу тебя с кем-то спутать?
    - А в чём я была одета? - упорствовала Вера.
    - Вот в этом самом джемпере, что и сейчас! Ты стояла в ночнушке, а поверх был надет этот самый джемпер! - Света взяла за край одежды и стала трясти его рукой. - Этот оранжево-горчичный джемпер!
    - Я его только сегодня надела! После того, как намочила во время мойки свою блузку! - округлила глаза Вера. - А до этого он лежал у меня в сумке. Под кроватью...
    - Очень интересный факт! - послышался в это время голос Пахомова. - Занимательнейший и крайне интересный! - он сделал резкий жест правой рукой, крутя пальцами в воздухе, словно фокусник, после чего, как будто схватив что-то невидимое, но нужное, поднёс кулак к голове. - Я его запомню!
    - Вы подслушивали? - перешла на возмущённый крик Света.
    - Нет! Не подслушивал! Просто вы тут так громко беседовали, что я захотел попросить вас успокоиться - я даже себя не слышал. А вы тут о таких интересных вещах говорите!
    - Это так... - попыталась было увести куда-то в сторону весь разговор Света.
    - Я так думаю, что это возможно либо ошибка, либо простая усталость! - поспешила поддержать свою подругу Вера.
    - Всё может быть!
    Капитан зевнул и медленно удалился обратно в комнату. Оттуда уже было выглянул Максим, который так и не был до конца допрошен из-за небольшой заминки с голосами в коридоре. Пахомов, схватив за плечо парня, с силой утащил его обратно в комнату. Оставшиеся при этом в коридоре девушки смотрели на удалявшегося работника полиции с недоумением. Неужели капитан поверил в какие-то невнятные оправдания и больше не станет досаждать с вопросами?
    Вера подошла вплотную к своей подруге и как можно более тихо прошептала под самым ухом:
    - Может, ему просто не надо это? Поспрашивает об этом и всё?
    Светлана как будто ждала этих слов, словно сигнала к действию. Девушка быстро осмотрелась по сторонам, стрельнула в разные стороны глазами. После чего она быстро побежала вниз по лестнице. Ожидая хоть каких-то объяснений, Вера бросилась за своей подругой.
    - Костя! - обратилась Светлана к другу, входя на кухню.
    - Да! - радостно улыбнулся тот, продолжая стоять у окна, смотря на шедший в полутьме дождь.
    - Один вопрос.
    - Хоть два, моя дорогая!
    - Сегодня в два часа ночи.
    - Согласен! - тут же перешёл на заговорщицкий шепот мужчина и подошёл к девушке с явным намерением обнять и чуть ли не расцеловать.
    - Нет! - отмахнулась девушка.
    - Ты определись уж со своими показаниями! - обиженно ответил Константин, потирая внешние стороны ладошек, получившие лёгкие шлепки.
    - Сегодня ночью в два часа где ты был?
    - Где я был... где я был... - стал быстро вспоминать Костя, нахмурив лицо. - Так-так-так...
    - Облегчу тебе задачу, - добавила тут же Света, - ты был на втором этаже с Верой?
    - С Верой?! - чуть ли не вскричал Костя. - Что мне делать с Верой...
    - В коридоре...
    - В коридоре...
    - В два часа ночи... - вставляла слово за словом недоумённая Светлана.
    - Да хоть в половину третьего!
    - Я серьёзно! - перешла вновь на небольшой истерический крик Света, чем привлекла почти всех на кухню. - В два часа ночи я устала от просмотра телевизора и пошла наверх, чтобы заснуть. И, когда поднималась, увидела тебя и Веру в коридоре. И как раз в это время кукушка прокуковала два раза!
    - Нет! Этого не может быть! В два часа меня не могло быть в коридоре наверху! - улыбнулся ослепительно белой широкой улыбкой Костя. - В два часа я был здесь, на кухне.
    - И я то же самое говорю! - зевнула Вера около входной двери. - Я точно помню, что кукушка прокуковала два раза, когда я была в комнате в постели.
    - Да! Я тоже помню два кукования! - поддержал Олег. - Я как раз стоял на кухне и наливал воды, чтобы сделать на утро лёд. И Костя мне ещё сказал, что пора уже идти собираться спать.
    - Правда? - пристально посмотрела на него Светлана.
    - Несомненная! - Костя подошёл поближе. - Я даже больше скажу. Ты к тому моменту уже с полчаса, как ушла спать! Уже закончилась последняя серия этого сериала...
    - Нет! - покачала головой Таня. - Два раза кукушка куковала, когда я выключала телевизор. Я выключила его, бросила все журналы в шкаф и пошла в душ. - А вы, - девушка указала сначала на Олега, потом на Костю, - вы к тому времени уже ушли с кухни и пошли наверх, чтобы передвинуть кровать. А то Максу было неудобно лежать у окна. Дуло.
    - Телевизор ты не могла выключить! - прошипела буквально Светлана. - Я утром, когда встала, он работал! Хорошо и громко работал! Ещё я его пыталась выключить с пульта. А он не выключался! И я вытащила шнур из розетки!
    - Я также поступила! Я также поступила! - в ответ стала агрессивно наступать Татьяна. - Я выключила его из розетки. Потому что Иван мне сказал, что пульт не работает на выключение! И нужно выключать из розетки.
    - Тогда его кто-то включил!
    - Света! Никто его не мог включить! Мы просто все взяли и ушли через некоторое время! И разлеглись спать!
    - Но я же не дура!
    - Никто не дура! Но я выключила его последней. Ровно в два часа ночи! Куковала кукушка...
    - Не может быть! - вступила в разговор Оля. - Вы просто уже были полусонные, видно. Вот и услышали всякие разные удары и кукования.
    - Было. Я точно слышал. - Улыбнулся Костя. - И я ещё не жаловался никогда на слух.
    - Может, это была половина. И кукушка прокуковала один раз? - осторожно поинтересовалась Вера. - А показалось, что было два часа.
    - Нет. Кукушка не кукует в половину. - Резко ответила Ольга. - Она вообще не кукует!
    - Стоп! - поднял вверх палец Костя, стараясь тем самым строго пресечь какие-либо разговоры. - Давайте подумаем. Кто-либо слышал в последнее время, чтобы куковала эта самая кукушка?
    - Нет! - резко мотнул головой Олег, когда Костя глянул в его сторону.
    - Нет! - повела губами Таня.
    - Нет! - по кругу следующей сказала Вера.
    - И я не слышала! - вставила Света.
    - И не могла слышать! - закончила этот круг отрицания Ольга. - Мы вчера с Иваном пытались починить эти часы. Цепочка оторвалась от одной гирьки. Часы идут, и нормально показывается время. А вот куковать - не кукует.
    - Без минуты на моих часах! - в это время сказала Таня. - Давайте посмотрим. Сейчас будет куковать. Девять раз.
    Все вышли в зал, где на стене и висели те самые часы с кукушкой. Достаточно красивые и притом антикварные они были поистине настоящим украшением комнаты. И действительно от них вниз свисала лишь одна цепочка - на которой держался груз, который и заставлял идти часы. Но вот вторая цепочка была оборвана. Именно под тяжестью второй цепочкой и должна была куковать часовая птица, когда срабатывал механизм.
    Сейчас минутная стрелка часов сделала один ход - и остановилась на значении в двенадцать. Внутри что-то сработало, послышалось некоторое жужжание, потом щелчок и... тишина.
    - Действительно! - первым отозвался после всеобщего молчания Олег. - С чего бы эта кукушка работала? Груза нет, тяжести нет.
    - А как она тогда вчера?... - от удивления даже приоткрыла рот Вера. - Я вчера точно слышала два удара кукушки.
    - Оля, - повернулась к ней Светлана. - А что ты там говорила про ремонт часов?
    - Да, собственно, почти ничего такого. Ваня сказал, что часы с кукушкой поломались. И хотел починить. Он снял их со стены. Но не мог разобрать часы полностью. Попросил меня помочь - там что-то цеплялось внутри. И требовалось только поддеть и подержать. Но оказалось, что крючок был поломан. За который груз цепляется.
    - Тогда он повесил их обратно и сказал, что сделает их сегодня, когда починит паяльник! - вставил Олег. - Это он мне говорил, когда мы пошли вниз в его лабораторию.
    - Интересное кино. - процедила Света. - А кто-либо вообще слышал, как кукует эта кукушка?
    - Конечно! - взмахнул руками Костя.
    - Нет. Я про то, как она куковала раньше. А не тот звук, которые все слышали два раза.
    - Я знаю точно одно! - Вера встала и напряжённо с неприкрытыми волнением и тревогой начала ходить из стороны в сторону. - Не нужно ничего об этом говорить этому милици... полицейскому.
    - Как? - улыбнулась Света. - Я уже написала о том, что ровно в два часа поднималась и увидела вот вас двоих. И про кукушку я сказала.
    - Я тоже написал! - согласился Олег. - Что я её слышал на кухне. И был с Костей.
    - А я не писал. Я просто сообщил о том, что было уже поздно - около двух. Тогда давай я пойду до тебя. Чтобы капитан не стал бы у меня спрашивать, слышал ли я кукушку.
    - Глупый! - улыбнулась Оля. - А так он будто не поинтересуется? Выйдет - и поинтересуется! Дополнительно. К тому же ещё у него на руках все бумаги. Он наверняка их уже прочитал.
    - А ты писала про кукушку? - поинтересовалась у неё Таня.
    - Нет! Я её не слышала! - отрицательно кивнула Ольга.
    - А я тоже написала... - как бы между делом добавила Татьяна. - Что я слышала, когда выключала телевизор. Получается, что все слышали, кроме тебя.
    - Про Ивана мы ничего не знаем! - развёл руками Олег.
    - И Максима...
    - Но это не беда: придёт - мы его спросим. Кстати, никто не слышал кукушку, когда был бы рядом с ним? Лично я поднималась одна! И видела вот вас...
    - Не могла ты меня видеть. Я спать легла!
    - Тихо! - Олег встал между девушками, чтобы они, не дай Бог, не начали драться. - Успокойтесь. Всё-таки не стоит нам ссориться. Когда любое слово может сказаться против нас всех!
    - Думаешь, стоит договориться, что говорить?
    - Нет. Договариваться нужно было раньше...
    - Да и кто сказал, что нас в чём-либо подозревают... Подумаешь - всякие кукушки куковали. Что с того? Вы вообще видели Ивана? Да у него там... Какое там может быть убийство? Неужели мы ритуальные танцы с костром и бубном устраивали?
    - Ты вообще хотела идти спать! - опять огрызнулась Света, стараясь поймать за руку носившуюся из стороны в сторону Веру. - Так иди и не ори!

    "...Вечером мы все вместе сели есть. Еда была большей частью покупной. Её купили ещё в супермаркете на обеде в городе. Чтобы меньше было мыть посуды, еду разложили сразу всем по тарелкам. Всё было очень вкусно, но вот салат из моркови был не самым вкусным. Я его не стал есть, так как он одновременно горчил и был сильно кислым.
    Первым закончил есть Иван. Он пошёл к плите и поставил варить кофе. Он ещё поинтересовался, кто ещё будет свежее сваренный кофе. Согласилась только Ольга. Остальные стали говорить, что скоро вечер, и из-за свежего кофе можно проваляться всю ночь без сна. Я не пью кофе вообще никогда. А употребляю только зелёный чай. К сожалению, зелёного чая не было. Поэтому я после ужина просто выпил воды.
    После ужина мы с парнями пошли в подвал дома. Там Иван постоянно проводил свои опыты с электроэнергией. Он показал в тот вечер свои новые изобретения и планы. Он захотел сделать передатчик электроэнергии без молний или разрядов на расстояние. В качестве экспериментальной установки Иван использовал паяльник и простой электрический шокер. Шокер исполнял роль переработанного передатчика. Он уже просто был прикреплен крепко к столу. К нему шло множество проводков и дополнительно сделанных схем. А паяльник был приёмником. На место разгоряченного металла Иван поставил кусок какого-то сплава.
    Он стал нам показывать, что и как должно и будет работать. Но когда подключили и стали смотреть, то от множества проводков пошёл сильный разряд. Вместо того, чтобы передать энергию на жало паяльника и разгорячить его, электрический шокер выпустил в его сторону какой-то небольшой шарик. Словно шаровая молния. Она задержалась у самого жала паяльника. А когда Костя попытался потрогать его, то его ударило током.
    Мы выключили установку и стали просто рассматривать, что и как устроено. Олег в это время вышел в каптёрку около лаборатории, чтобы принести бинт и спирт. Ожог у Кости был небольшой, и поэтому мы даже не стали ему перевязывать рану. А вот спирт пригодился не только как дезинфицирующее. Мы посидели некоторое время, чтобы поболтать, развеяться. Когда почувствовали некоторое опьянение, то перестали пить, поставили трёхлитровую банку обратно в каптёрку и пошли наверх.
    Наверху сидели Таня и Света. Они смотрели телевизионный сериал. Таня что-то толи листала, толи читала. Когда Иван, Костя и Олег сели на диван, я пошёл на кухню. Хотел принести немного льда для виски, которое Ваня уже достал из шкафа. На кухне была Вера. Она сделала себе чай. Она ещё сказала, что у неё какое-то странное ощущение после ужина. Словно чем-то отравилась. И у неё в животе толи изжога, толи диарея начинается. Я ещё сказал, что это могло быть от морковки.
    Когда я обратно пришёл в гостиную, туда уже подошла Ольга. Это я запомнил потому, что она тоже начала жаловаться на самочувствие. Её уже второй раз стошнило. При этом все знают, что Ольга не ест морковку и капусту. Так что её она точно не могла съесть.
    Мы ещё пошутили несколько раз по этому поводу. После стали потихоньку выпивать виски. Девушки не пили. Мы за пару часов выпили почти литр. Как раз стал заканчиваться сериал.
    Я его не смотрел. А спать уже хотел порядочно. Поэтому я поднялся наверх в ту комнату, где должен был лечь спать. Там я не смог отодвинуть от окна свою кровать. Я не люблю спать на сквозняках и в прохладе. А люблю тепло. Поэтому я попросил Олега и Костю подняться и помочь. Это было в двенадцать тридцать семь.
    После я уже никуда не выходил. А сразу лёг спать..."


    - Замечательно! - улыбнулся Пахомов, после разговора в коридоре с девушками дочитав в комнате показания Максима на нескольких листах. - Вы прямо-таки словно как писатель написали всё. Или словно рассказываете всё кому-то. Подробно и чётко.
    - Вы сами казали писать всё как можно более чётко.
    - Так я вас и не ругаю. Я просто удивляюсь. Так чётко и полно. Но всё-таки пара вопросов у меня есть. Могу задать?
    - Конечно задавайте!
    - Вы уверены, что было двенадцать тридцать семь?
    - Конечно! Я позвонил Олегу по телефону. А потом ещё вышел в Интернет. Я раскручиваю сайты. Поэтому каждый вечер смотрю, какая у них была за день посещаемость. И ещё некоторые параметры. И записываю показания в блокнот, чтобы потом в компьютере обработать. И по времени это было точно - двенадцать тридцать семь.
    - Отлично! - кивнул капитан. - А как работают эти самые приборы? На чём? Может, здесь где-то могли быть конспекты или что-то ещё среди журналов и бумаг?
    - Даже без понятия. Об этом лучше спросить у Олега. Он вместе с Ваней занимался исследованиями. Часто - вместе. Часто - по отдельности. Он точно сможет рассказать, что и как тут было. Он здесь сам бывал чуть ли не чаще самого Ваньки. Тут и лаборатория построена ими обоими.
    - Хорошо. Спрошу. - записал Пахомов что-то себе на куске бумаги, который был после засунут в карман. - Ещё такой вопрос.
    - Хоть два!
    - Значит, двое пили кофе, вы ничего не пили, а все остальные чай?
    - Да!
    - Вы как себя после ужина чувствовали? Или Иван? Он ничего не говорил?
    - Отлично. Я ничем не отравился. Морковь, скорее всего, была прокисшей. Я съел чуть-чуть и поэтому вряд ли мог отравиться. А вот Ольга себя плохо чувствовала. Хотя странно - она ничего не ела из салатов с морковью. Ещё изжога была у Веры, Тани, Светы. Вера много чая выпила. А Таня и Света даже попросили по рюмке виски.
    Пахомов молчал. Что во время рассказа Максима, что сразу после его окончания. Он просто напряжённо смотрел на парня, как будто разглядывая нечто интересное и глубоко спрятанное.
    - Кукушку слышали? - наконец спросил он
    - Нет.
    - Тогда у меня всё! - всё с тем же отрешённым видом сидел капитан. - Вы можете идти отдыхать. А я пойду спущусь вниз. Вы говорили, что Иван варил кофе? Я бы выпил чашечку свежее сваренного!
    - Так пожалуйста! Ольгу попросите - она сварит.
    - Попрошу! Пойдёмте! - улыбнулся капитан, приглашая жестом руки выйти из комнаты Ивана.

    "...Во время ужина мы все ели приготовленное за одним столом на кухне. Если много чего. После ужина мне стало плохо. Не поняв от чего именно, я выпила десять угольных таблеток и ещё пару таблеток, которые мне специально дала Светлана. Но желудок всё равно очень сильно болел. После ужина мы с девчатами сели смотреть телевизор. Но что именно смотрели - я так и не поняла. Через каждые минут пять-семь я выходила в туалет. При этом была тошнота и сильная диарея. Поэтому ничего определённого сказать не могу, кто и где был. Таня сделала мне крепкого чая и предложила выпить. Его я выпила две большие кружки. Потом выпила большую кружку крепкого чая, который сделала Вера. Через несколько минут я пошла спать. Когда я поднималась по лестнице, то услышала, что из подвала выходили парни. Я обернулась и увидела, что Ивану очень плохо. Он держится за живот. Но при этом старается не подавать никаких сигналов. После я пошла спать. И больше ничего не видела..."

    - Вы не слишком много написали! - покачал головой капитан.
    Он только что зашёл на кухню. При этом правой рукой он держал за руку Ольгу, а в левой сжимал пачку исписанных листов. Один из самых малых текстов принадлежал как раз перу Ольге. Капитан при этом почти никоим образом не обращал внимания на окружающих. И даже не попросил выйти с кухни оставшихся там Олега и Константина. Хотя ещё полчаса назад сам настаивал на том, чтобы побеседовать с каждым отдельно.
    - Зато всё точно и чётко, как было! - немного натужно улыбнулась девушка после того, как полицейский окончил читать своим громким и поставленным голосом. - Не буду же я тут вам описывать о том, что же думала, сидя в туалете!
    - Нет! Это действительно не стоило делать!
    - И то, сколько именно раз туда ходила. И для чего...
    - И этого не стоило... Вы упомянули причину - этого хватило! - вежливо улыбнулся капитан. - Но позволите задать вам пару вопросов?
    - Задавайте! - развела руками присевшая девушка. - Как будто у меня есть выбор!
    - Я бы не отказался от чашечки кофе. Не хотите кофе?
    - Это уже первый вопрос? - рассмеялся, сидя за какой-то книгой в углу, Костя. - Интересные же тут у вас допросы и расспросы.
    - Кофе в этом шкафу. - Прошёл через всю кухню Олег и взялся за ручку, чтобы открыть. - Давайте я ...
    - Да я и сам справлюсь. - Улыбнулся капитан. - Ого! Да тут несколько видов кофе! Растворимый, растворимый, растворимый!
    Пахомов брал в руки каждую банку по порядку и ставил их рядом с собой на кухонную плиту. Банок было действительно очень много. И кофе был самого разнообразного вида. Несколько марок и уровней крепости. Был даже без кофеина и особый вид - зелёный кофе.
    - Зелёный кофе? - удивился Пахомов. - Для тех, кто не любит коричневый цвет?
    - Это для похудания... - потрясла рукой Ольга. - Якобы для похудания. Иван решил похудеть. А то по его рассказам у него такой огромный живот.
    - Ну, сейчас он от своего живота точно избавился! - как-то совершенно без эмоций сказал Пахомов, но уже через мгновение отвлёкся и опять посмотрел на Ольгу. - Вам не сделать кофе?
    - Нет! Спасибо! - многозначительно отнекнулась Ольга.
    - А что так?
    - Мне вчера хватило одного кофе. Иван сварил какую-то ужасную штуку. И потом меня и стало тошнить. А я ещё когда пила, сказала, что вкус не очень. Как будто носки потные в воде заваривали. Лучше бы я чай пила.
    - А вот об этом вы мне и не написали! - улыбнулся Пахомов.
    - А в этом есть большая разница? - изумился Костя. - Вон Веру тоже подташнивало какой-то ерундой. Может, это вовсе и не от кофе было?
    - Может. А какой именно кофе был сделан? Какой... какое... какой... какое...
    - Отвратительный.
    - Растворимый?
    - Нет! Ваня варил кофе. - Олег подошёл к лежавшей поблизости посуде. - Вот в этой турке. Это точно! Я как раз помогал убирать посуду и обратил на это внимание.
    - Значит, варил! - немного задумчиво пробурчал капитан. - А какой именно?
    - Отвратительный! - ещё раз повторила Ольга, чтобы её слова наверняка услышал полицейский. - Я, как вспоминаю, так меня опять тошнить начинает!
    - И всё же хотелось бы знать... - продолжал с недовольством доставать разнообразные банки из шкафчика капитан. - Чёрт возьми, сколько тут может быть этих банок?! У меня дома есть только одна банка кофе. Когда заканчивается - тогда покупаю новую, а старую выбрасываю.
    - А эти все почти полные! - улыбнулась Оля. - Ваня любил кофе. И часто его пил. Но вот почему именно он собирал вот эти все банки - непонятно! Он вообще-то любил пить натуральный кофе, который необходимо было варить.
    - Так нету тут такого кофе. - С досадой отметил капитан. - Уже тридцать вторая банка... - он заглянул в одну из металлических не просвечиваемых банок. - Тоже полная. И эта... А вот где кофе, который варить требуется?
    - Да у него там море этого кофе! - вновь оторвался от своего чтения Константин. - Оно в пачках стоит, а не в банках. В таких бумажных пачках, как тетрапакет для молока. А вчера он ещё шутил про Гондурас. И про то, что даже в Гондурасе кофе делают, а в России не могут!
    - Точно. Мы ещё долго столицу Гондураса вспоминали! - закивала головой Оля.
    - Тегустигальпу что ли? - бросил Пахомов.
    - О! Вот вы сразу вспомнили. А мы не могли. Минут пятнадцать спорили и шутливо ругались!
    - Чтоб этот самый Гондурас! - брезгливо поморщилась Ольга. - И эту самую Тегустигальпу. Весь вечер от этой парочки жизни не было!
    - А сейчас их нет совсем! Может, вчера полностью закончилось всё?
    - Не может быть! - рассмеялся Олег, подходя к открытому шкафчику. - Там килограмм пять было всякого кофе! Не выпили же его за один вечер!
    - Действительно! - слегка присел на полусогнутых ногах также подошедший Костя. - Нет никаких пачек!
    Парень подошёл вплотную к шкафу и даже пошарил в пустом уже шкафу. Словно собирался найти между пустых стенок и полок несколько десятков пакетов. Но на свет после тщательных поисков было вытащено лишь пара кофейных зёрен. Видимо, оба зёрнышка были достаточно старыми - на одном даже были следы плесени.
    Костя посмотрел на эти зёрнышки, повернулся к стоявшим за спиной полицейскому и Олегу и отдал каждому по одной находке. Те автоматически взяли в руки странные находки. После Костя опять повернулся к шкафу. Но на этот раз стал искать следы в уже составленных на плите многочисленных банок. Каждую он либо открывал, если стенки были металлическими или пластиковыми, либо же просматривал на свет, если банки были стеклянными.
    За этим странным занятием Константина все остальные присутствовавшие на кухне наблюдали с нескрываемым интересом. При этом не было понятно по какой именно причине – толи занятие вообще казалось странным, толи было интересно, отыщется ли требуемый сорт кофе в принципе.
    - Нет Тегустигальпы? – по слогам немного расстроенным голосом проговорил Максим. – Всё осмотрел?
    - Может, переложили кофе. В какой-нибудь другой шкаф. Мало ли!
    - Я не перекладывал.
    - И я не перекладывала…
    - И я…
    Словно по цепочке все молодые люди либо отнекнулись неловким еле заметным кивком головы, либо односложной фразой. Походило это отчасти на тот момент, когда после раздачи карт в игре «Мафия» все участники нагло или искренне врут друг другу, что все они честные люди, и что среди них нет ни одного незаконного бандита. Обведя всех взглядом, выражавшим примерно такой смысл, Пахомов присел на табуретку и достал из внутреннего кармана уже порядком помятую кипу бумаг.
    - Значит, так. Светлана! – стал бурчать он. – Вера, Максим и Ольга. Четыре… Осталась Татьяна. Остались Олег и Константин! – перечислил всех по именам полицейский. Олег и Константин при этом написали так, словно списывали у Светланы и Веры. Только от третьего лица. И ещё дописали, что ходили в подвал. А вот Татьяна…
    - У меня там, собственно, ничего и не написано про кофе! – немного взволнованно начала быстро говорить Таня. – Я и не знала ничего про кофе.
    - Я читал… читал… - кивнул головой капитан. – Нет там про кофе. Это правда. Правда, у вас там есть другой увлекательнейший момент. Очень увлекательный. Он настолько увлекательный, что в сложившихся обстоятельствах открывает новую дверь в запутанном сюжете картины.
    - А какие у нас сейчас сложили обстоятельства? – спросил присевший неизвестно от каких чувств взволнованный Константин.
    - Это хорошо, что вы спросили! – указал пальцем на него Пахомов. – Сейчас, я думаю, попытаемся прояснить.

    “…Ужин был скучным и вялым.
    Никто не знал, когда закончится дождь.
    Все приехали сюда отдыхать и наслаждаться природой, а не просиживать за стенами в ожидании чего-то интересного.
    Алкоголь никто не пил.
    Иван предложил поначалу выпить и расслабиться.
    Но Вера со Светой отказались сразу, сославшись на сонливость и плохую погоду.
    Максим сказал, что продрог до костей и согрелся бы.
    Но мальчики его не поддержали, отчего все решили, что будут просто есть.
    Ели не спеша, обсуждая в основном сдачу экзаменов и зачетов.
    Пища была постной и немного с плохим вкусом: я ела без удовольствия.
    Ольга постоянно рассказывала о своей семье и загородном доме.
    Вера рассказала историю, как она ездила на отдых этой весной с родителями к родственникам.
    Олег и Константин между собой обсуждали детали своих экспериментов.
    Они спорили о том, что преподавателям пока лучше не знать о результатах опытов из-за того, что они не поверят.
    Иван предлагал использовать больше ртути для итоговых испытаний; это вроде как даст сильней реакцию и увеличит температуру сгорания.
    Максим со Светой не слушали научных разговоров и постоянно подтрунивали над ними из-за их маниакальной увлечённости.
    Под конец ужина Иван даже поссорился немного с Олегом по причине написания доклада о проведённых исследованиях.
    Ваня настаивал на том, что и сам справится с этими не думает, что требуется помощь.
    Олег настаивал на том, что Ваня эгоист, а работа вместе поможет подготовить текст лучше.
    Ваня пошёл в свою комнату за какими-то бумагами или документами.
    Он попросил Ольгу приготовить кофе, но она отказалась.
    Под конец ужина все мальчики стали более раздражёнными.
    Костя сказал даже, что ему обязательно нужно выпить иначе у него мозги закипят.
    Олег с радостью поддержал эту идею, а Максим сказал, что внизу в подвале есть немного спирта для опытов.
    Олег с Костей и Максимом отправились вниз.
    Я пошла в гостиную.
    Ольга с Верой мыли посуду.
    Ваня в гостиной сидел около шкафа и перебирал бумаги и журналы.
    Он попросил найти среди книг документ.
    При этом не сказал какой именно, поэтому я стала помогать искать только по форме.
    Ваня был на взводе, что-то постоянно бурчал себе под нос и скрипел зубами.
    Через некоторое время из кухни пришла Вера.
    Когда я спросила, почему она ушла, то она ответила, что Ольга стала варить кофе, а посуду уже вымыла.
    Ваня сказал, что нашёл то, что искал и тоже захотел кофе.
    Света в это время включила телевизор и стала смотреть сериал.
    Я продолжила смотреть журналы, хотя и не знала, что именно искать.
    Ваня скоро выбежал из кухни вместе с кружкой кофе и бегом отправился в подвал.
    За ним вышла Ольга и рассказала нам, что Ваня разозлился, когда узнал, что мальчики пошли в подвал.
    Он вроде как кричал, что они там могут всё испортить.
    Ольга села вместе с нами на диван и стала смотреть вместе кино.
    Я с Верой вскипятила чайник и сели пить чай.
    Ольга сказала, что она вроде как себя плохо чувствует, и стала время от времени ходить в туалет.
    Ещё Ольга пила постоянно что-то – какого-то розоватого цвета; я ещё подумала, что марганцовку, но решила в конце концов, что какой-нибудь розовый чай – видов чая у Ивана множество.
    Вера тоже пару раз туда сходила - у неё болел и крутило живот.
    Примерно через полчаса из подвала вышли мальчики и присоединились к нам.
    Они были достаточно сильно пьяны и громко разговаривали.
    Ваня говорил, что он ручается за какие-то результаты и исследования.
    Максим постоянно говорил, что ничто не сможет разгореться также сильно, как какой-то ртутный напалм.
    Мы некоторое время сидели в гостиной, потом мальчики пошли на кухню пить виски и там же сели играть в карты.
    Мы присоединились с Светой к ним и сели играть за кухонный стол.
    Его мы поставили в гостиной, чтобы смотреть кино.
    Ольга вскоре ушла в туалет или куда-то ещё.
    Во время игры мы просто болтали ни о чём.
    …”


    - Для нас, по сути, неважно, что и как кто делал до окончания ужина.
    Капитан говорил медленно, тщательно выговаривая каждое из слов. Со стороны могло показаться, что он это делает для поддержания небольшого напряжения. Хотя, как знать, вполне возможно, что полицейский просто не мог быстро подбирать нужные слова.
    - Не совсем согласен! - Возразил Олег, сидевший у шкафа в углу. - Если мы будем настаивать на версии убийства, то подготовка могла произойти либо во время ужина, либо до него. В крайнем случае - сразу после. Но тогда это можно назвать больше спонтанным проявлением.
    - Вряд ли можно проследить, кто чем занимался во время ужина! - отрицательно покачала головой в ответ Ольга. - Мы все ходили хаотично. И никто не мог видеть точно, что делал каждый.
    - Именно! - улыбнулся Пахомов. - Спасибо за подсказку... - капитан опять задумался. - С этим будет сложно разобраться. Хотя бы потому, что показания каждого из вас примерно одинаковы. И слишком общие.
    - Естественно! - улыбнулась Вера. - Никто же не будет писать про себя самого "я подошла к шкафу с кофе и подсыпала в одну из баночек чего-то нехорошего"!
    - Зато потом... - Пахомов медленно осмотрел всех сидевших и внимательно слушавших его молодых людей. - Потом показания каждого из вас сильно расходятся. Хотя бы оттого, что каждый находился в компании с меньшим количеством людей. И проводил время более размеренно. И вот тут и начинают встречаться моменты, на основании которых и следует строить последующие размышления.
    - На мой взгляд, самое странное, что было - это кукушка. - вставила своё слово Света.
    - Кукушка! - согласился капитан. - Ситуацию с ней следует разобрать подробней. Первое. Почти все слышали кукушку. И при этом куковала она дважды. Кто не слышал кукование? Не слышала кукушку Ольга. И, быть может, это связано с тем, что она ещё днём пыталась вместе с Иваном отремонтировать её.
    - Я в этом не замешана! - немного неловко улыбнулась Ольга. - Я же отравилась и...
    - Но я никого пока не обвиняю же! - капитан внимательно посмотрел на девушку, словно старался разглядеть в чертах её лица что-либо необычное. - Продолжим. Кто слышал кукушку. И самое главное, - при каких именно обстоятельствах. Вера услышала кукушку уже лёжа в постели. И при этом она слышала, как кто-то ходит по второму этажу. И скорей всего, это были Константин, Олег и Максим. В то время, когда они пошли помочь Максиму переставить кровать в более удобное место. Примерно это же говорят нам и показания Татьяны. Она утверждает, что выключила ровно в два часа телевизор и бросила в стопку журналы с газетами. И чуть ранее она заметила трёх парней, поднимавшихся наверх.
    - Не совсем верно. - Отозвалась Таня. - Я не видела их. Но я знаю, что они пошли. Просто потому, что Максим говорил об этом чуть раньше.
    - Тем не менее, - жестом остановил девушку полицейский. - Сам Олег с Константином слышали кукушку раньше. Ещё раньше. Где-то на полчаса раньше. Они в это время стояли на кухне. И мы знаем, что к тому времени Вера ушла наверх спать. Уходила, но возвращалась и Светлана. Но она, когда поднималась наверх, тоже услышала те самые два кукования. Увидев при этом Константина с Верой на этом втором этаже! - полицейский указал наверх в сторону лестницы.
    - Всё примерно так и есть! - удовлетворительно кивнул Максим. - Если судить по тому, что мы уже рассказали друг другу.
    - Кто-то слышал ложные кукования! - бросил в установившуюся тишину Константин.
    - Или все их слышали! - добавил Олег.
    - А точно никто не мог услышать реальные кукования? - встал со своего места Максим. - Очевидно, что время и кукования должны были совпасть хотя бы раз. Хотя бы с учётом того, что такой разброс времени.
    - Нет. Этого точно не может быть! - возразил полицейский.
    - Вы так уверены?
    - Я в этом уверена! - вступила в разговор Ольга. - Я лично проверяла часы вместе с Иваном! И они не работали. Они шли и показывали правильное время. Но никак не могли куковать.
    - Да-да! - саркастически улыбнулся Костя. - Мы это уже слышали! Иван решил починить часы, а ты решила ему помочь. И оказалось, что вы это не можете сделать.
    - Но это так и было!
    - А нам откуда это знать?
    Такой резкий вопрос от Константина заставил вроде бы тихую и скромную девушку вспылить не на шутку. Она даже, быть может, уже вскочила бы, чтобы непосредственно выплеснуть злобу на своём обидчике. Во всяком случае со стороны многим показалось, что она на это готова. Вот только полицейский её успел остановить. Он во время этой небольшой перепалки специально подошёл к Ольге и встал рядом с её стулом. И, стоило девушке попытаться встать, капитан резким движением положил свою руку на плечо и сильным толчком снова усадил на стул. Будто девушка подпрыгнула на кочке во время быстрой езды, но натолкнулась на твердый и низкий потолок.
    - Я попросил бы всех вас успокоиться! - продолжил он совершенно невозмутимым тоном.
    - Но действительно, капитан, - заговорила Светлана, - никто из нас не видел, чтобы Ольга ремонтировала эти самые часы! И никто не сможет подтвердить!
    - Вам же всегда нужны свидетели, не так ли? - продолжал упорствовать Костя.
    - Ну, не всегда, но желательно, чтобы были.
    - А у нас свидетель только один! - улыбнулась Светлана. - И, как я понимаю, единственный способ получить признания - это подключить головной мозг к компьютеру и считать оттуда все данные! - девушка всплеснула руками и с иронией осматривала всех окружающих. - Ах, да! Такие технологии ещё не изобрели!
    - Я бы не стал так утверждать! - покачал головой Максим. - В одном журнале недавно я прочитал...
    - Подождите! - резко прервал капитан обсуждения, уже слишком очевидно скатывавшиеся в демагогию. - Показания показаниями, но у нас вопрос другого плана.
    - Да, - активно закивала головой Вера, - кукушка. Мы обсуждаем кукушку.
    - И то, могли вы её слышать или не могли. - Утвердительно продолжил капитан и вновь вышел в центр импровизированного круга. - Вы все... - полицейский глянул на Ольгу и указал на неё ладонью. - Или почти все слышали кукушку. Но всё это происходило в самых разных помещениях. Вера была на втором этаже в дальней комнате, Светлана почти поднялась на второй этаж. А там, между прочим, если вы посмотрите, с середины лестницы идёт перегородка. И это существенно снижает слышимость. Разве что эхо только сильней становится. В гостиной - в комнате, где и находятся часы с неработающей на данный момент кукушкой - была только Татьяна. А в соседней комнате, за такой толстой стеной, - капитан подошёл к стене кухни и постучал по дереву, - на кухне были Олег и Константин.
    Полицейский всё время ходил между присутствовавшими людьми. И как только он упоминал в своём разговоре чьё-либо имя, в обязательном порядке проходил мимо. Он не останавливался и не показывал жестами или просто мимикой. Но само присутствие казавшегося достаточно серьёзным полицейского рядом с собой безусловно могло насторожить кого угодно.
    - А теперь, - Пахомов остановился около плиты, после чего резко развернулся, - скажите мне: вы хорошо слышите телевизор?
    - Какой телевизор? - очнулся от дремоты Олег
    - А разве он включен? - Ольга встала и подошла к закрытой двери.
    - Прошу вас не открывайте! - поспешил обратиться к ней полицейский. - Не надо!
    - Должна сказать, что здесь я слышу. - улыбнулась и закивала головой Ольга.
    - Я тоже слышу. Мне даже не обязательно для этого ближе подходить! - развела руками Татьяна.
    - Допустим, я не слышу! - развёл руками Константин. - Но у меня с детства слух не самое сильное качество. Меня даже не взяли в судовые акустики. Пришлось драить палубу всё время службы!
    - Дело не в том, что у тебя плохой слух! - упрекнула парня Ольга. - Хотя, и в этом тоже!
    - Но даже с учётом всего этого: кто мог слышать все эти звуки кукушки? - вновь взял слово полицейский. - А, ведь, все говорили, что звук был достаточно чёткий и качественный. Как будто это было рядом.
    - Я не уверена, что слышала его чётко! - скривила лицо в гримасе Вера. - Совсем не уверена в этом. Скорей даже наоборот.
    - Я слышал кукушку совсем рядом.
    - Это точно! Мы с тобой были здесь в соседней комнате. Это как раз и есть рядом. Рядовей не бывает.
    - А остальные? - капитан пытался всё же вести разговор в том русле, которое рано или поздно должно было вывести к итоговому положительному результату. - Остальные каким образом могли услышать? Даже с трудом и очень отдалённо.
    - Кто-то наверняка таскал за каждым из нас кукушку! Чтобы услышал два куку.
    - Это правильный ответ, уважаемый Константин. - кивнул Пахомов. - Но нередко в жизни бывает два правильных ответа. И это один из правильных ответов. Второй может быть куда более простая версия. Заключается она в том, что вы все, - капитан медленно обвёл взглядом всех поочерёдно, - абсолютно все присутствующие лжёте. И рассказываете заранее условленную версию.
    - Что и требовалось доказать! - расхохотался Олег. - Что я и говорил... Как мы все и думали... Вы всё сводите к простой психологической ловушке.
    - Ловушке?
    - Вот именно. Вы действуете в стиле Пуаро из десятков рассказов и романов. Почти в каждой истории всё оканчивается банально и тривиально. Бельгиец всегда долго и упрямо говорил, перебирал все известные и неизвестные версии. И так до тех пор, пока кто-либо терял полностью терпение и признавался во всём содеянном.
    - О! - вскочила, словно ужаленная пчелой или иглой, Света. - Это случайно не тот фильм, где какой-то толстячок ходит с усами... Вот такими усами... - Девушка пыталась движениями ладошек изобразить какие-то непонятные усы в районе щёк.
    - Да-да... Именно тот. Только у него усы под носом были. Чёрные. А не там, где ты показала, дорогая моя! - приобнял девушку подошедший к ней Константин.
    - Этот самый бельгиец доводил всех присутствовавших до полного психического изнеможения. И в результате один обязательно в конце концов признавался. Пуаро только показывал своими указывательными усиками на одного или одну... - Олег иронически играл свою роль, словно в каком-то достаточно хорошем мюзикле. - А после чего следовало длительное признание. И всё благодаря аристократическим привычкам. Они же не могли обманывать якобы! Но вы, ведь, сами понимаете, что мы тут не д'Артаньяны. И не будем признавать вину.
    - Вину? - воскликнула Света. - Какую ещё вину-то? Кто кого обвиняет?
    - Вот именно! - затряс рукой в её сторону Олег, словно испугавшись своих последних слов и решив отступить. - Вины никакой и нет. Но при этом её пытаются нам приделать. Навязать какое-то непонятное преступление. И всё это в стиле Пуаро! И этих проклятых детективов! Чёрт бы их подрал...
    - Вы успокоились? - совершенно спокойным тоном продолжил полицейский после того, как Олег вновь присел на стул, хоть и продолжая сильно нервничать. - Это хорошо, что вы полностью высказались. Кстати, если вы так внимательно читали книги и смотрели фильмы, то обязательно припоминаете, что в процессе построения всей цепочки обязательно находился хотя бы один человек. Который психовал, нервничал, кричал... Вот, быть может, как вы сейчас.
    - Я не нервничал. Я просто против навязываемого вами нам...
    - Кстати, мне самому не нравится этот Пуаро. Я читал и смотрел почти всё про него. Ещё когда был в школе. Но потом понял, что в настоящей работе его методы можно применить очень редко. Да и методом это сложно назвать. Просто по мановению автора он разгадывает тайны, которые сам читатель не всегда может разгадать самостоятельно в виду преднамеренного упущения важных, и даже важнейших деталей. Просто в конце повествования что-то вырисовывается и добавляется. Такого в нашем мире, увы, нет. Иначе бы сейчас я точно бы знал, кто невиновен. Потому что в голове от автора романа уже сидели бы две версии. Одна верная, другая - моя или читательская. Увы, так не получается.
    - Вы хотите сказать, что у вас нет объяснения с кукушкой? - спросила Ольга. - Но тогда зачем вы сейчас столько посвятили времени этим ку-ку? Только чтобы развлечь нас до приезда всех служб?
    - Нет. Конечно же не только. Звук кукушки - важный след в разгадке этого замечательнейшего происшествия. Давайте будем пока это так называть. В конце концов, убийством это станет только после находки основных улик!
    - Находки улик? - рассмеялся, немного повернув в сторону голову, Константин. - Так вы считаете, что где-то тут есть улики? И мы пойдём их искать?
    - Искать на самом деле нужно! - кивнул капитан. - Но при этом никуда идти не стоит. Ни вам, ни мне от этого лучше или хуже не будет. На самом деле всё есть. Вот тут! - капитан достал из кармана уже порядком потрёпанные и помятые бумаги с показаниями. - В ваших показаниях всё достаточно чётко описано. И только на них можно сделать все выводы.
    - Кто-то уже признался? - робко поинтересовалась Вера. - Не так ли?
    - Совершенно не так. Всё гораздо сложней. И от этого интересней... Для любителей детективов и романов. Знаете ли, составлять цепочку событий по обрывкам - увлекательное занятие. Думаю, что мы можем попробовать это сделать. Чтобы найти несоответствие, нам это обязательно сделать.
    - Восстановить цепочку событий?
    - Замечательно! - саркастически смеялся с каждой фразы и с каждого слова Константин. - Восстанавливать - это всегда здорово. Главное, чтобы всё изначально не было порушено.
    - А нам можно вам помогать заниматься восстановлением? - опомнилась Вера. - Или вы будете всё делать самостоятельно?
    - Я думаю, что не стоит! - ответил за капитана Олег. - Тогда это будет слишком похоже на Пуаро.
    - К тому же, насколько я смог понять, - отозвался из дальнего угла Максим, - всё уже давно известно. - Парень замолчал и почувствовал себя крайне неловко из-за пристальных взглядов, прикованных к нему. - Из этих бумаг... - Неуверенно поспешил он тут же добавить. - Из показаний.
    - Ты так уверенно сказал, будто прочёл их все!
    - Только умоляю: не говорите мне заранее, кто убийца! - потряс руками в воздухе с иронией Константин. - А то потом будет неинтересно читать.
    - Читать? Ты с ума сходишь?
    - Наверняка у капитана на последнем листке написано имя самого главного подозреваемого.
    - Отнюдь... - развёл руками капитан. - Хоть и очень жаль.
    - Тогда давайте начинайте! - лицо Константина расплылось в улыбке. - Мы уже просто не можем найти места от ожидания.
    - Пожалуйста. Предлагаю начать с ужина. К тому же все вы его так прекрасно описывали, что я буквально побывал на нём. Был ужин. Прекрасный ужин на тёплой кухне, когда за окном лил проливной дождь.
    - Сказка... - прошептал на ухо Свете Константин.
    - Успокойся...
    - К сожалению, я не могу сказать, о чём именно беседовали вы за ужином. Хотя и вы тоже вряд ли об этом можете вспомнить. Но вот что точно и не подлежит сомнению - один уже задумал что-то недоброе. И приступил к исполнению своих намерений. Просто и без всяких отсрочек. В первую очередь необходимо было позаботиться о том, как именно убить человека. Убить не абы кого, а чётко определённую цель. Этой целью являлся Иван. И являлся он не простой надуманной, а чётко определённой. Он мешал на пути науки. Он шёл впереди кого-то. И этот самый Кто-то и решил убрать надоедливого однокурсника. Который выделялся умом и сообразительностью. - Капитан стал говорить строгим поставленным голосом: очень чётко и без всяких отходов в сторону. - И который уже изобрёл что-то, что поставило бы его впереди науки. Что обеспечило бы популярность его имени. Пускай даже не среди всего человечества, подобно Тесле или Эдисону, а даже среди отдельных физиков или теплотехников. Я считаю, что это изобретение - генератор шаровых молний, о котором рассказано в показаниях Максима.
    - Генератор чего? - нахмурилась Ольга. - Каких молний?
    - Вы не особо интересовались изысканиями парней. Именно поэтому почти каждая из вас и написала о том, что они "куда-то пошли... тогда-то вернулись..." И ничего определённого. Очень много про генератор шаровых молний сказано в бумагах у самого убитого... Там... У него в кабинете. Я не зря стал смотреть все эти журналы. Знаете ли... Как-то необычно было, что огромное количество бумаг и журналов с книгами открыты там, где сказано об основной причине смерти. Про шаровые молнии. Сказано, описано, схематически нарисованы какие-то чертежи... Да там много всего!
    - Я не слышала ни про какие шаровые молнии! - вставила неуверенно слово Светлана, на которую стиль речи и робость были совершенно не похожи.
    - Вот именно! О них слышали четверо человек. Трое из которых сейчас живи. И один из которых был знаком лишь поверхностно. И познакомился совсем недавно. Настолько он недавно познакомился, что имел смелость описать что-то приблизительное в своих показаниях. Это - Максим. И он написал об основном устройстве в стиле электрошокера. Который реагировал на расположенную поблизости смесь на основе ртути. И выбрасывал туда электрический заряд. Который формировался в шаровую молнию. И выжигал всё - в том числе и некий ртутный напалм. Подробности наверняка могут рассказать нам Константин и Олег. Однако нам совершенно это не важно! Важно то, что знают все: ртуть - крайне ядовита. И она может легко вызвать отравление. И преступник, который совершил своё преступление, знал об этом совершенно прекрасно. И также он знал об увлечении Иваном кофе. Причём о некоторых крайне странных привычках: пить кофе растворимый, чтобы долго не заморачиваться, когда он один, но варить кофе, когда кто-то находится в гостях. Именно поэтому ртуть была обильно насыпана не в один из пакетов и не в одну из банок. А в устройство, где щёрна необходимо было перемалывать в порошок. Там бы ртуть прекрасно перемешалась. И после обязательно бы в больших количествах была бы употреблена Иваном. Но при этом преступник не забыл и о том, чтобы позаботиться об отвлекающем манёвре. Все должны были отравиться: хотя бы чуть-чуть. Вот только лишь у Ивана в желудке ртуть после пошла бы в качестве основы для шаровой молнии. Электрический разряд сам бы нашёл путь. И для этого требовалось много ртути! И Ольга нам рассказала... Убедительно рассказала о том, что кофе был отвратителен!
    - И это ещё мягко сказано!
    - А для всех ртуть была в моркови? - поинтересовался Максим, увлёкшийся, как в кинотеатре, происходящим.
    - Совершенно верно. При этом мы знаем, по словам Веры, что некоторая посуда отмывалась очень плохо. На этой посуде лежала морковь с некоторым количеством ртути! А ртуть такой металл, что...
    - Не смоешь... - Кивнул Олег. - Во всяком случае сразу!
    - Иван работал над своим генератором шаровых молний очень и очень продолжительное время. И всё это время он обращался в том числе и с ртутью. Он работал над смесью - неким напалмом на основе ртути. И организм его отчасти пропитался этой самой ртутью. А ртуть, как известно некоторым, скапливается в печени. То есть - опять же почти рядом с желудком. Наверняка ртути у него накопилось порядком! И тут целая ещё огромная порция вместе с кофе подошла! Но организм всё-таки мало-помалу выработал некое подобие иммунитета. Поэтому Иван чувствовал себя куда лучше, чем неопытная Ольга. Та постоянно ходила в туалет. И вообще много чего пила, чтоб успокоить свой желудок. Чего пила? Никто не обращал внимания. Зато обратили внимание на кукушку. И на то, что Константин выходил из подвала мокрый. Словно облился водой.
    - Я не мокрый выходил... Я просто был вспотевший...
    - Это не важно. Преступник обратил внимание на то, что это можно использовать в своих целях. Подвал имеет несколько выходов. И через один можно выйти в туалет. А там взобраться по чёрной лестнице в комнату Ивана. Это я проверил. И проверил бы любой полицейский. И вот преступник налил кучу воды на пол комнаты. А окно оставил сухим. И лишь слегка приоткрыл - словно туда действительно залетела молния. И словно вся вода проникла через окно. Но окно сухим осталось, как трагическая случайность: Константин выходил мокрым - он облился... Когда наливал на пол воду. Чтобы, к примеру, был контакт с электричеством. Это второй вариант развития событий. Если найдётся умный сыщик, то он пойдёт по этому пути - и выйдет на подозреваемого...
    - Хорошо, что вы говорите "вариант". И говорите в сослагательной форме. - Выдохнул Константин. - Вы меня не подозреваете, надеюсь?
    - Я не говорил этого... Но кто? Кто мог? И мы находим ответ в нескольких коротких фразах и обрывков предложений. Наверняка преступник ошибся с тем, куда добавить ртутной смеси. И понял, что один человек не ест морковь. И не получит отравление. И может пойти под большее подозрение, как один - чувствовавший себя в порядке! И пришлось всё исправлять! И этому человеку подсыпать ещё немножко... ртути в другое место. В другое блюдо.
    - А как бы он меня заставил выпить кофе? - поинтересовалась Ольга. - Меня никто не заставлял. Я сама выпила.
    - Вот именно! - улыбнулся Пахомов - капитан подошёл к девушке и положил руку на плечо. - Но вы поняли, что хватили лишка! И ртутной смеси у вас в желудке не меньше, чем у Ивана. И шаровая молния может пойти к вам, а не к нему. И стали экстренно промывать желудок. Наверняка почти вся ртуть вышла сразу, но вы всё пили и пили раствор марганцовки. Пили и пили... "Непонятную жидкость", как написали девушки. Пили и пили... Цвет - ни чай, ни кофе. И ударили током из электрошокера Ивана... В него попала молния... От вашей руки...
    - Кхм...
    - Вот именно! - повернулся в сторону онемевшего Олега. - И сделала на всякий случай ещё одну головоломку. Ольга, а не кто-то другой пыталась помочь починить кукушку. И наверняка она смогла записать каким-то образом звук. На телефон или диктофон... Гирю не смогли привязать. Но Иван, к примеру, показывал, как кукует кукушка. И как работает. Он тянул за цепочку - кукушка куковала. А потом стоило лишь прокрутить запись несколько раз. В разных случаях. И разных местах. Чтобы все слышали кукушку. И чтобы, в случае разбирательства, открылась ещё одна головоломка - несовпадение действий и времени! И тут Ольга скажет, что кукушка-то и не работает вовсе!
    - Ольга единственная, кто якобы не слышала кукушку! - охнула Валя.
    - Нет. - Покачал головой Костя. - Она слышала её больше всех - несколько раз по два раза!
    - А... Костя с Валей наверху? - спросила Светлана. - Я их видела. Этому какое может быть объяснение?
    - Свитер Кости и Ивана - одинаковый... С чего вы взяли, что был именно Константин? Это входила Ольга с Иваном в комнату. И тут, на всякий случай... Ольга предприняла ещё одну попытку отодвинуть возможные подозрения. Она должна была спать в одной комнате с Татьяной и Верой. И поэтому могла зайти в комнату и взять свитер Веры. И одеть на себя... А заодно...
    - Прокрутить мне два кукования... - Улыбнулась Вера. - Моя комната дальше остальных. Но я же их слышала! Пускай, и слегка приглушённо!
    - Это из-за того, что вы уже были под одеялом. И пытались заснуть! - Указал капитан на девушку.
    - Интересно... - горько улыбнулась Ольга. - Вот вы сказали обо всём таком... Но вот причина... Какая причина? Мотив?
    - Он сказал, Оля! - Громко стал говорить Олег. - Ты хотела использовать изобретение Ивана. И перенять его разработки.
    - Тогда бы мне ещё пришлось бы убить и вас! - Рассмеялась Ольга. - Вы не меньшую роль принимали в этом шокере... Шаровом!
    - Таня - моя сестра. Она вообще про наши электрические прибамбасы не знает ничего. Максим - программист. У него тоже иная сфера деятельности. Вера уже нашла работу, не связанную с наукой. А ты... Ты собиралась в аспирантуру. И всем было известно, что многое ты взяла для своих статей у Ваньки. И он даже на это ругался!
    - Это уже не моё дело! - Пахомов присел на корточки рядом с Ольгой. - Мы просто дождёмся наряда, а там... Всё расскажем... И там уже сделают все выводы!
    - Значит, троечником был? Подрабатывал в отделе по очистке города от животных? А сейчас просто участковый, значит, да? - нахмурилась Ольга.
    - Нет! - улыбнулся капитан. - Я был на участке... Дачном... А сам я - из отдела расследования убийств... Я же представился изначально!

          2014.01 - 05.17