Литературная страничка



Чёрный червонец







    - Нина Ивановна, и ваш муж действительно...
    - Конечно! Ваня неоднократно рассказывал о своих днях на фронте. Правда, время от времени он замыкался в себе... Чаще всего тогда, когда речь заходила о времени нахождения за линией фронта.
    - А он и там был? - один из мужчин, сидевших на кресле напротив пожилой женщины - ветерана войны. - За линией фронта?
    - Да, безусловно. Ваня прошёл почти всю войну. Начинал-то он ещё под Москвой зимой. И там же не сразу СМЕРШ создали. А до этого Ваня и за фронт ходил. Языков водил. Чуть ли не группами.
    - По медалям видно! - кивнул сидевший с альбомами на коленях второй мужчина. - Ваши истории просто замечательнейшие. Мы обязательно опубликуем их. Правда, ещё не знаем - по частям или целиком.
    - Целиком! И фотографии... - Второй мужчина перелистнул лист альбома, после чего сфотографировал одну из расположенных там фотографий бравого офицера с медалями и орденами. - Мы потом выберем фотографии...
    - О! - как будто всплакнула женщина. - А это Ваня в своей парадной форме. очень старая фотография... - Нина Ивановна взяла в руки альбом и постаралась, прищурившись, посмотреть фотографию повнимательней. - Это почти в конце войны... Или... Не помню...
    - А сзади не может быть написано? - один из мужчин постарался вытащить фотографию так, чтобы не повредить её.
    - Аккуратней... - вставил тут же второй.
    - Точно! - кивнула женщина. - Это он в Бреслау!
    - Вроцлав сейчас! - закивал вытащивший фотографию, хваставшись своими знаниями.
    - А что это тут? Какая-то бумажка?! - Нина Ивановна достала какой-то кусок бумаги серо-чёрного цвета в форме банкноты и повертела его в руках. - Червонец... Какой-то фальшивый червонец! И сзади ещё напи... Ай-яй-яй! Да тут фашистский орёл! Что он... Сейчас я...
    - Подождите! Стойте! - чуть не закричал один из сидевших. - Не рвите!
    - Как не порвать эту фашистскую гадину?! да у меня в доме, оказывается, семьдесят лет фашистская нечисть лежала!
    - Не рвите! Дайте глянуть!
    - Да хоть навсегда забирайте! Ещё мне не хватало этого в альбоме! Мой Ваня никогда бы!
    - Червонец! А на обратной стороне - ПРОПУСК! Десять рублей... "Спрячь этот билет среди других в твоём бумажнике. Если найдёшь два, то передай один своим товарищам!"
    - Грубая подделка!
    - Он и пахнет отвратительно! - скривилась Нина Ивановна. - Фантики чёрные...
    - Тут много чего написано!... "Партийные работники и жида творят у тебя на родине тёмные делишки..."
    - Не читайте! - сморщилась Нина Ивановна. - Только прошу вас - не читайте!...
    - Нина Ивановна, я бы на вашем месте сохранил бы - скорее всего ваш муж сохранил это в качестве памяти после какого-либо...
    - За такое расстреливали, молодой человек! За измену родине!
    - Я знаю!
    - Заберите его куда угодно!... - Нина Ивановна прищурилась и дочитала окончание. - Не хочу, чтобы эта "Приходи с этим билетом к нам, тогда ты спасёшь свою жизнь!" была за фотографией моего дорогого Ванюши. Или сожгите это, или куда-нибудь отдайте!...
    - А мы о нём расскажем... Пускай и другие увидят, что такое было...
    - Расскажите. Только хорошо! - И Нина Ивановна широко улыбнулась, ласково поглаживая своими пальцами фронтовую фотографию своего мужа.

          2014.06.09