Литературная страничка



Горноохотничий пёс

    Или не горноохотничий. Но очень на него похожий. А как ещё назвать пса, который любит быть на охоте и который привыкший к горам? Не домоседом же.
    А приучен он к горам и охоте был с детства. Вот и ныне псу уже и шестой али седьмой годок стукнул. Или не стукнул. Но скоро стукнет. А он - как будто влитой в лес, деревья и горы. Словно родился там. Да только вот порода необычная для коренных обитателей дальневосточных лесов. Сеттер.
    А сеттеры они такие - подвижные. Вот и этот пёс (Гневом кличенный) подвижный и озорной. Но только пока на земле. В лодке он лежал весь такой грустный-грустный. И лишь время от времени поднимал так голову, смотрел по сторонам. Чтобы определить: а долго ль ещё до земли, где можно будет в волю побегать? А, может, укачивало его! Пёс его знает!
    Но стоило лишь псу на землю ступить. Он даже до земли не дождался окончательно! Лодку ещё тащили по мели у берега, а сеттер уже бегал по песку и травке рядышком. Звал, мол: когда уже вы, люди, пойдёте?
    А у самого глаза такие радостные-радостные! Он забежит в лес, размахивая своим рыжим хвостом, побегает там. Выбежит, чтобы посмотреть, чем же тут люди заняты. А люди всё ещё выгружают рюкзаки из лодки. Глаза у пса так помрачнеют. Но всего на секундочку. А потом опять наливаются блёстками: лес опять увидит. И туда опять текать!
    А как он себя потом уже вёл! Ну, прям по науке! Живой охотничьей науке. Идут люди вдоль леса, с ружьями идут, с рюкзаками. А пёс рядом бегает. Своей неуёмной энергией поднимает всё живое вокруг. Кто летучий - в воздух поднимает. Кто растущий и с корнями - друг над дружкой. И только хвост видать над травой и кустами. А иногда и хвост не видать. Только трава так пригибается, словно волна ходит. И тогда видать, что бегает кто-то там. Какой-то активный и до ужаса энергичный. Потому что только энергичный может бегать противоартиллерийскими зигзагами. Огонь-то не собирались по псу вести! Потому и выбора версий мало.
    А тут вдруг утка вылетает из приболотного кустика! Прям вылетает перед носом пса и - в небо. А сеттер при всей его энергичности летать никак не умеет. Он только так выпрямился, зло щёлкнул зубами и посмотрел на людей - чего они скажут.
    А один из людей и сказал. Но не вслух. Он вскинул ружьишко. Ну, как - ружьишко - полноценное ружье "карабинного боя". Вскинул он его, значится, прицелился. А пёс смотрит: то на человека, то на утку, то на кусты вокруг. И наверняка думает что-либо в стиле:
    - Ну, запасайтесь, дьявольские пернатые, гробами! Мой час грядёт!
    И тут выстрел раздался! Точный такой выстрел! Утку подбил махом. Сразу. Утка в момент изменила вектор полёта с набора высоты на её потерю. И в траву. А пёс уже бежит к добыче. Но на этот раз - по прямой. Конечно, чего опасаться уже убитой утку? Зачем зигзагами к ней подбегать, словно не на охоте, а на войне?
    А тут ещё одна вылетает птица. Что-то помельче. То ли голубь, то утку, но детского ещё образца. Раза в три-четыре меньше первой. И не понятно, на что она вылетела: то ли из-за шума выстрела, то ли сеттера не видела в такой глухой тайге и решила присмотреться к нес вершины полёта. Да и не понятно, на что она рассчитывала - эта утка.
    Ведь, грянул второй выстрел. И эта малютка тоже камнем вниз. И прямо на голову псу. А тот не трусом оказался. Очень даже опытным! Только пасть раскрыл и стоит смотрит на падающую птицу. Ждёт. И дождался! Схватил и нет, чтобы охотникам трофей принести - похвастаться, ласки и доброго слова получить. Он сразу жрать эту птицу! Мелкую!
    В два укуса сожрал! С энергией, ещё большей, чем когда искал он дичь! Когда зигзагами бегал. Сожрал вместе с костями и перьями. Как удав проглатывает целиком - так и этот. Даже глазом не моргнул!
    Однако подобные повадки неугомонного сеттера уже давно были известны хозяину пса. Он уже стремглав нёсся к убитой утке. И охотник, и собака примерно видели место падения птицы. А Гнев ещё и дал небольшую фору человеку, пока сжирал маленького голубя.
    - Ах, ты клыкастый! - только и крикнул охотник, подбегая к месту падения утки.
    Собака и тут успела первой - всего в два прыжка. И схватил пёс вторую упавшую тушку столь же лихо и бодро - благо, вся его физиология на такое скоростное поедание и схватывание на лету была приспособлена.
    Но за эту самую совершенную физиологию и отменную физическую готовность псу пришлось поплатиться. Так как охотник применил самое простое из своего арсенала. Обыкновенный пенок. Или "волшебный пендаль". Пёс даже не взвизгнул. Он летел с закрытой пастью - ведь, иначе пришлось бы точно расстаться с дичью!
    - Запасайся новыми зубами! - заорал охотник.
    Человек ухватился-таки за утку. Ухватился в то время, пока пёс летел. Каждый рванул на себя, считая добычу только своей заслугой. Никто не хотел уступать. И каждому достался свой кусок. Правда, при этом больший кусок достался обладателю ружья. А пёс своим куском, казалось, удовлетворён не был. Ему осталось только несчастное крыло. А также куча перьев, которые целым облаком поднялись в воздух и окутали обоих участников охоты с ног до головы.
    - Чтоб тебя! - ругнулся охотник, выходя обратно на тропинку из болотистого поля.
    - Боевой пёс! - смеялись в это время мы с ещё одним охотником. - Не упустит свою добычу! Будет стоять на своём до последнего пёрышка!
    - Да он нормальный охотник! - оправдывался хозяин пса. - Просто он считает, что имеет право на свою долю. И пока он не получит её, будет жрать всё! Когда стреляешь пяток уток, одну ему отдаёшь - выхлоп нормальный!
    - Он просто ещё не понял, что в горы пошёл!
    - Там он - паинька!...
    И, как в воду глядел! Паинькой был псина. Он вёл себя хорошо и непринуждённо, когда его тянули на верёвке по отвесным скалам. А ещё пёс с надеждой и ностальгией посматривал при каждом удобном случае с вершины на тёкшую внизу вдоль заболоченных участков реку. Там точно было много птицы. И пёс это, вспоминая, нюхал воздух и чихал. Каждый раз чихал, вычихивая по одному пёрышку. Будто с той первой охоты в этот раз сохранил их. Пеликан собачий!
    А потом опять бежал в путь - всё выше, и выше, и выше! Стараясь опять плутать зигзагами по каменной пустынной поверхности склона горы. Но так и не нашёл ни одного мало-мальски нормального гнезда или гнёздышка. Пока не пошёл вместе со своим хозяином и нами опять вниз...

          2014.07.25-26