Литературная страничка



Похлёбка

    В деревне царила ночь. Она правила в этой степной зоне окончательно и всевластно. На небе не было ни облачка, и сказать это точно можно было по количеству звёзд. Однако луны не было - она только-только перестала убывать, а расти месяц должен был начать лишь через день-два.
    В такие часы деревня практически мгновенно засыпала. Завтра утром, как всегда, будет огромное количество дел по хозяйству. А скотина будет требовать еды уже с самого рассвета, постепенно громче и громче создавая шум. Потому лишь в достаточно редких окнах домов горел свет - или кто засиделся за телевизором, или выполнял какие-то крайне неотложные дела по дому, или просто царило небольшое компанейское застолье.
    Одно из таких застолий закончилось, и мужчины медленно возвращались домой. Идти в темноте было крайне сложно и человеку в обычном состоянии, не говоря уже об алкогольном подпитии. Каждый из троих прекрасно знал всю деревню - члены строительной бригады немалую часть строений и соорудили.
    Тем не менее, все шли крайне осторожно, уступая практически наощупь. После рабочего дня, когда пожилые плотники трудились на создании бани, хозяин будущего строения, оказавшийся хлебосольным, не обидел никого. И накормил от пуза. А самое главное - напоил. И последнее обстоятельство доставляло при движении впотьмах самое большое количество препятствий и неудобств.
    - Захарыч! - С трудом произнёс один из мужчин даже сокращённый вариант отчества. - Твоя хата слева!
    - Не! - Кивнул в ответ бывший прораб. - Моя через два дома!
    Сами заборы домов и участков начинались примерно в десятке метров от основной дороги, пересекавшей всё село. И от каждой калитки к самой дороге шла натоптанная тропинка. Тем более, что у трассы всегда стояли бочки - с утра проезжал грузовой автомобиль и наполнял их водой под самые края. Тем не менее мужчина двинулся напрямик, словно подчиняясь такому повелению товарища - сквозь высокую траву и возможные ямы, только и крикнув напоследок:
    - Давай!..

    Мужчина, сколь неугомонно и наплевательски он двигался на улице, столь же аккуратно шёл в доме. Впрочем, уже на крыльце было немалое количество всякой утвари и инструментов, что могли причинить вред - ушибом или сильной ссадиной. И это если не считать каких-либо открытых оставленных створок шкафов или дверей. Которые в обязательном порядке, словно специально, оставляла бабка на крыльце. К тому же ночь не стала светлей, луна обещалась появиться и залиться светом лишь через полнедели, а лампочку на входе мужчина третий день забывал вкрутить.
    И все же он двигался - расставив в разные стороны руки, ощупывавшие пространство, а заодно являвшиеся страховкой от падения.
    В доме пахло уютом и теплом. А ещё едой. На улице тоже была тьма запахов. Но тут пахло чем-то сладким, по-настоящему сладким и приятным.
    Желудок участливо заурчал, вторя носу и решив с ним быть заодно!
    - Ай, да бабка! - Прошептал медленно мужчина. - Наготовила что-то!...
    Он прошёл знакомым заковыристым маршрутом к кухне. Там стояла огромная печь, бывшая в центре дома и потому обогревавшая весь его. В самой печи ещё еле слышно потрескивали угольки - остатки от дров, что использовались для готовки. И их горение и жар, вызывавшие красивый гудящий звук, были отчётливо слышны в спящем доме.
    - Молодец, бабка! - Опять неожиданно для себя похвалил жену мужчина, подойдя к печи и наощупь примерно найдя очень горячую кастрюлю. - Много сделала! На всех!
    Вчера приехали дочка с зятем и детьми. Все удобно устроились в дальних комнатах и сейчас, скорей всего, видели десятые сны. Мужчина, пошатываясь, снял с крючка полотенце и с его помощью снял крышку. В нос ударил приятный аромат чего-то невероятно вкусного: какой-то овощной каши, рагу или нечто в этом стиле. Мужчина запустил в кастрюлю ложку и понял, что еда получилась наваристой: хватало и гущи, и сока. И при том аромат всё усиливался, будто дразня!..
    Мужчина попробовал - сначала аккуратно, чтобы не обжечься.
    Еда была потрясающе вкусной. А желудок заурчал так протяжно и жалостливо, что даже стало страшно за него: вдруг он был настолько пустой, что вот-вот слипнется?!
    И за первой ложкой последовала вторая...
    Потом ещё...
    И ещё...
    И еще...

    Утро началось очень рано! Слишком рано для человека, который пришёл вчера столь поздно. Но женщина привыкла в селе вставать с рассветом, а потому уже начала светиться по хозяйству.
    - Слышь, старый!... - Подошла она к мужчине.
    - Аю! - То ли от головной боли, то ли в качестве отклика бросил мужчина.
    - Ты куда из кастрюли комбикорм дел?
    - Никуда не делал ничего! Спи!...
    - На печи!..
    - Поел там. Хорошее рагу было. С крупой... - Выдохнул протяжно мужчина в подушку, лёжа на животе.
    - А так чем скотину мне кормить? - Приглушенно от удивления произнесла женщина. - Свиней.. Двоих... Ты ж половину и сожрал!

          2017.09.25 - 10.09