Литературная страничка



НЕЕстественный отбор

    Небольшой двухмоторный самолёт на последнем дыхании пролетел последние сто метров и немного неловко шлёпнулся на асфальтную полосу центрального аэродрома страны. Вполне могло случиться так, что эти последние сто метров полёта были бы последними в жизни самолёта в принципе. Один из моторов неожиданно перестал крутить свой винт. Случись это немного раньше, и посадка была бы куда более жёсткой. Таким образом ремни безопасности, которые всё же могли рассыпаться от слишком глубокого вдоха, помогли.
    И лишь через десять минут, выходя из самого самолёта на свежий воздух и ступая на твёрдый трап, я мог почувствовать себя в полной безопасности. Обстановка была достаточно заурядной - небольшой аэропорт, который, скорее всего, не смог принимать сверхкрупные самолёты транснациональных компаний, недлинная, но хорошая полоса, небольшие полуподземные лачуги, в коих, скорее всего, хранилось топливо, и просто огромное количество тропической зелени, буквально окутывавшей всё вокруг.
    Стоило мне ступить ногами на раскалённый асфальт, как рядом, словно из-под земли, вырос невысокого роста очень смуглый человек средних лет, одетый в лёгкие одежды, идеально подходящие под тропический климат:
    - Здлавствуйте! - сказал он на ломаном русском. - Вы из Лоссии тулист?
    - Именно. Вы...
    - Я ваш поводник. Я буду соповосдать вас в питесествии по нашему косудаству Фидси. Буду и кидом и пееводсиком...
    - Если вам будет удобнее, говорите на английском. Я вроде понимаю на нём! - улыбнулся я от обильного количества ошибок и нестыковок в речи гида.
    - Это, конесно, хоосо с стороны вас, но я английский не осень знаю.
    - А какой ваш родной?
    - Испанский. А сам из Перу. Переехал сюда несколько лет назад. - Тут же перешёл на свой родной язык гид.
    - Я с ним тоже знаком. Но сразу попрошу прощения, если буду допускать ошибки...
    - Думаю, мы поймём друг друга! - Улыбнулся перуанский фиджиец и протянул мне руку. - Хосе. Меня зовут Хосе.
    - Андрей.
    - Очень приятно! Я предлагаю вам пройти в машину. Там уже ждёт водитель. И мы сможем отправиться до гостиницы. Заодно мы сразу ознакомимся с историей нашего удивительного государства и сможем посмотреть первые достопримечательности. - Хосе махнул рукой в район едва видимого из-за густой зелени здания аэропорта, около которого, видимо, и стоял автомобиль туристического ведомства.
    - Джек! - представился водитель, стоило мне захлопнуть дверь в старый форд, который наверняка был старше самого меня и гида вместе взятых.
    - Наше удивительное государство насчитывает много прекрасных лет! - начал сразу свой рассказ Хосе, пока мы стали пробираться по дороге, укрытой в густых тропических лесах. - Люди жили на этих благодатных островах более полутора тысяч лет. Всего в архипелаге насчитывается почти восемьсот островов. Мы находимся на самом крупном из них.
    - Географию я примерно изучил... - протянул я, пялясь в разные стороны, но не видя ничего, кроме густых зелёных зарослей. - Я очень много наслышан и начитан про острова.
    - Сказать по правде, история нашего государства стала гораздо интереснее и быстрее развиваться последние десять лет. После того, как в первую статью Конституции была внесена поправка, гласившая, что высшей ценностью государства теперь является не свобода человека, а правда. Абсолютная правда. Случилось это первого апреля две тысячи двенадцатого года. Экономический кризис, который потряс в те времена всю землю, и который в той или иной стадии продолжается до сих пор, потребовал новых решений. Многие государства пошли своими путями, которые выдвинули их лидеры. Фиджи всегда были райским уголком на теле Тихого океана. Здесь всегда в почёте были честь и правда, мужество и сила. Поэтому наши народы исторически были готовы к тому, чтобы принять нвую основную ценность государства.
    - А каким образом обосновали принятие этой самой ценности. Ведь, что это такое - не врать и говорить всегда только правду?
    - Правда, настоящая правда, искренняя правда - это самое чистое, что есть на свете. Только с помощью этой поправки мы решили большое количество проблем, которые до сих пор не решаются в любом другом государстве. В первую очередь это коррупция. Также сюда можно отнести уголовные преступления: воровство, мошенничество, убийство.
    - И что? Вот так вот взяли и решились все эти проблемы? Не может такого быть!
    - Конечно, не может! - улыбнулся Хосе, оборачиваясь с переднего сидения. - Но они решены благодаря правдивости. У нас теперь в уголовном кодексе самым страшным преступлением является ложь. Одна статья всего в кодексе. Но ложь бывает разная - поэтому в этой статье сорок три пункта.
    - И что дают за ложь?
    - Минимальное наказание - это отрубание пальцев. Максимальное - казнь.
    - А что между этими членовредительскими наказаниями? Сажают? Хоть в некоторых случаях?
    - Нет. Зачем сажать? Иногда вступают наказания высылки из государства, переселения на уединённые острова, которых в архипелаге есть большое количество. А тюрем у нас нет. На это денег не стоит тратить.
    - А что у вас для иностранцев в качестве наказаний за ложь? Что мне будет, если я скажу неправду?
    - О! Не стоит беспокоиться. Мы понимаем, что иностранцам трудно перестроиться на наш лад. И поэтому государство готово терпеть такое нарушение основного закона страны. Ведь, ложь не приветствуется на территории государства. Но всё равно советую вам пореже обманывать и почаще говорить лишь правду. Если не государство не будет наказывать, то местные жители могут устроить самосуд.
    - Красивое здание! - между тем отвлёкся я, указывая кивком головы на трёхэтажное здание серо-серебристого цвета с изумрудной крышей и яркими каркасами окон и дверей, количество которых нельзя было сразу сосчитать. - Интересно, что там?
    - Это музей правды. Единственный в своём роде. Нигде больше нету столь чистого музея. Это первая остановка на нашем пути. Мы можем туда сходить и завтра, если вы, дорогой Андрей, устали и хотите поскорее отдохнуть в своём номере. А можем и сейчас зайти. Что вы выбираете?
    - Сейчас, конечно! - чуть не вскричал я.
    Джек как будто ждал этого сигнала. Автомобиль и так нёсся на огромной скорости между тропических зарослей. При этом он трясся и раскачивался из стороны в сторону с угрожающим скрипом. Во всяком случае моё сердце так и замирало на сколь видимых поворотах. А тут форд умудрился проявить чудеса управляемости и войти в поворот почти в сто пятьдесят градусов на скорости, не меньшей, чем сто километров в час. Дорога к музею правды, видимо, была разворована ещё при строительстве. Либо же правительство Фиджи не посчитала нужным вообще строить её. Асфальт в один момент сменился на плохую гравийную дорогу, покрытую многочисленными сухими ручьями, остававшимися после сильнейших тропических дождей.
    - Приехали! - воскликнул Джек. - Вы только посмотрите, мы сегодня тут первые! Раньше нас так никто и не приехал.
    - Это хорошо? - поинтересовался я.
    - Добрый день! - подошла в этот момент очень милая и красивая экскурсовод, которая говорила, скорее всего, с акцентом на любом языке. - Я сегодня ужасно уставшая после рабочей неделе. Да голова болит. Настроение отвратное, как мясо скатов в брачный период. Но я должна улыбаться вам по инструкции. Поймите меня правильно и не осуждайте.
    - Извините, что припёрлись! - кивнул я головой, вне себя от радости после первого столкновения с искренней правдой.
    - Пройдёмте в музей. Там я покажу вам экспонаты. И расскажу о некоторых значимых моментах истории.
    - Хосе, ты идёшь? - успел я крикнуть, увлекаемый вглубь музея девушкой.
    - Нет, меня этот музей достал. Аж в печёнках сидит. Я в машине подожду...

    - Это первый экземпляр конституции, которая принималась в нашем государстве. Это черновой вариант, распечатанный из Интернета. Он содержит пометки президента страны, которые он делал на первом чтении в Парламенте.
    - Конституцию писали все вместе?
    - Да. - Кивнула головой экскурсовод. - Все, кто хотел, мог писать свои замечания и пожелания. А потом всё это суммировалось, обсуждалось... И вылилось в нашу Конституцию.
    - Здорово... - дакнул я, всматриваясь в несуразное скопление исписанных серых листов, брошенных стопкой под одно стекло размером два на полтора метра. Странно было видеть на красивом красном бархате непонятные листы, гниющие себе потихоньку на пару с выцветающими чернилами во влажном тропическом климате.
    - А это книга регистрации браков, которая лежала в главном государственном регистрационном центре. Вот уже семь лет, как в стране не регистрируются браки.
    - А почему? - удивился было я. - Неужели люди разучились ради правды любить?
    - Почему? Любят. Просто в браках нет смысла. Вот представьте себе, приходишь ты домой, а там муж... И он от меня чего-то хочет. А мне, может, совершенно ничего не нужно... может, мне надоели все эти люди... убила бы всех. А он пристаёт. И что я ему отвечу? По правде... Или вот пришёл ко мне мой сосед за солью. А у меня очень красивый сосед. Просто красавчик. И спрашивает у меня: "Есть соль?" А я ему отвечу, что есть, проходи. И я изменю своему мужу. И если он об этом спросит, то я ему так и скажу. И опять-таки будет развод. А я буду страдать и плакать... переживать...
    - А если не отвечать?
    - Как?
    - Приходит сосед. Спрашивает: "Соль есть?" А вы ему в ответ: "Иди в жопу!" И никто не соврал, и не будет ничего...
    - Так сосед-то мне нравится!
    - Так нужно определиться, что хочется: спать с соседом или соль раздавать всем подряд. Может, тогда стоит замуж за соседа идти?
    - А вот ещё один экспонат! - перевела разговор тут же молодая экскурсовод. - Тоже очень интересный.
    - Это же какой-то справочник? - указал я пальцем на толстенный справочник, в котором наверняка находилась на двух тысячах листах всё и вся про Фиджи.
    - Это знаменитая книга. С помощью её наш первый президент правдивого государства смог уговорить всех депутатов парламента принять поправку в первую статью Конституции...
    - Хм, а каким образом? Он их этой книгой по...
    - Он обзвонил всех людей страны, которые занимали сколько бы значимые должности в государственных и коммерческих структурах. И всех уговорил участвовать в написании новой Конституции.
    - Нда... - протянул я. - Я бы использовал такое большое скопление бумаг немного в другом ракурсе.
    - А вот и восковая фигура нашего первого президента. Именно того, который... Этим справочником и воспользовался.
    - И долго он у вас был президентом?
    - Пять месяцев...
    - А что так мало? Даже катастрофические мало я бы сказал.
    - Он эээ... обманул население страны.
    - А что случилось?
    - Одна женщина заявила, что тринадцать лет назад до того, как наш президент занял должность, он спал с ней. И у неё родился мальчик. Президент признался, что это действительно его сын. Признал.
    - А чего нужно-то тогда? Обычно не признают, а тут чистосердечное признание.
    - Провели генетическую экспертизу по настоянию народонаселения страны. И выяснилось, что на самом деле этот мальчик не сын президента. Президенту из-за лжи пришлось уйти со своего поста. А женщину казнили. Через повешение. Она же тоже обманула всё население. А это самая тягчайшая вина. Бывший президент усыновил мальчика. Таким образом ребёнок стал сыном, и ложь перестала быть ложью. Поэтому президент был восстановлен в своей должности сразу после того, как второй президент сознался в своей лжи. Таким образом эта фигура единственного человека, который дважды был президентом страны - первым и третьим. Но потом он всё равно покинул свой пост. Уже через месяц. Он сказал, что действительно спал с той женщиной. А судя по результатам вскрытия, женщина была девственницей.
    - А как она ребёнка тогда родила?
    - Вот это и самая главная легенда нашего молодого государства!
    - Интересно тут у вас!
    - А вот рядом что за фигура накачанного человека рядом с этим президентом? Он прямо мистер Олимпия полностью нагой и лишь с фиговым листком на причинном месте.
    - А это седьмой президент нашей страны. Кстати, судя по вашему акценту, он, как и вы, из России.
    - А чем он знаменит, что попал в ваш музей? Он был самым долгим президентом в истории?
    - Нет, он был всего три месяца. Это самый сильный человек в истории нашей страны. Он непобедимый чемпион в сверхтяжёлом весе. Он известен тем, что всех людей, кого он подозревал во лжи, сразу же посылал в нокдаун. Граждане страны очень уважали его. Но вот он тоже ушёл по причине лжи. Как-то в одной компании на вечеринке президент сказал, что вертел он всех лжецов на своём тридцатисантиметровом половом органе. Присутствовавшие потребовали сатисфакции. Измерили в эрегированном состоянии. Оказалось двадцать восемь сантиметров. Пришлось казнить. За ложь, которая не признана со стороны президента. Но он точно останется в памяти ста сорока семи, по официальным данным, женщин... и в генетической памяти. Ведь, судя по государственной статистике, общепризнано пятьдесят четыре ребёнка от седьмого президента.
    - А это что за ...ммм... Карлсон без моторчика? Пухлый и добрый на вид?
    - Это последний наш адвокат! Уже девять лет, как у нас нету ни одного юриста. Это последний юрист, который жил на нашей земле. Вы же знаете, что все юристы лжецы и подлецы. У нас нет юриспруденции как таковой. Все юристы, которые у нас принимают участие в международных процессах, наняты из зарубежных стран.
    - А суды и судьи?
    - А зачем они нужны? То заснут, то взятки возьмут.
    - А кто судит тогда?
    - Народ. Собирается на голосование и решает - обманули ли народ или нет!
    - Так если нет суда как такового, то, к примеру, во время футбольного матча могут кричать зрители "судью на мыло"...
    - Значит, на мыло! - резонно отметила девушка-экскурсовод.
    - Строго тут у вас как! Прямо не забалуешь!
    - Именно поэтому наша футбольная сборная в последнее время непобедима на домашнем стадионе. Недавно разгромили трёхкратных подряд чемпионов мира - сборную России. Семь ноль! Правда, пришлось сильно потратиться - признать суверенитет недавней республики Донбасс. Это знаете, баш на баш. Мы и Абхазию с Осетией признали за пятнадцать тысяч велосипедов. Мы подавали заявку недавно на проведение чемпионата мира по футболу. Это был бы самый честный чемпионат мира. И мы надеялись, что наша сборная станет чемпионом. Но почему-то ФИФА не согласилась даже принять заявку к рассмотрению!
    Экспонатов было действительно много. Просто превеликое множество. Но все они были в виде странных бумаг. То приговор кому-нибудь. Вроде как первый приговор за ложь в вопиющих размерах. Или за ложь в государственных масштабах. А то и бумаги всякие разные про то, как в государстве насаждались правила и порядки. Но бумаги... бумаги... бумаги...
    - А как вы тут контролируете, что все говорят правду? - спросил я Хосе, когда после часа бесполезно проведённого времени в музее - каждый последующий экспонат был почти полным аналогом предыдущему, а экскурсовод почти сразу после моего решения проблемы с солью замкнулась в себе.
    - Никак. Мы просто говорим только правду. А контролируется государством. Неотвратимостью наказания!
    - По машинам? - улыбнулся беззубым ртом Джек, выбрасывая сигару подальше в кусты.
    - А у вас что ли нету никаких приборов переносных, чтобы определять - правду ли сказал кто-то или нет?
    - А зачем? Если человек правду не сказал, то его потом государство накажет. Может и не сразу. Но обязательно накажет! Зачем ещё что-то?
    - А я в душе надеялся, что тут в музее какие-то хитроумные штуки будут. Лампочками мигать, сигналы давать. Мол, он соврал.
    - Да откуда там в музее что-то будет? - подал голос Джек. - Гавно там всякое! Только бесполезные бумажки. И больше ничего!
    - Да и откуда бы тут взялись всякие приборы? - продолжил свою мысль Хосе. - У нас тут не развиты большие предприятия. А, ведь, только на больших предприятиях можно производить нечто подобное. Ведь, так?

    Через десять минут сумасшедшего заезда мы доехали до гостиницы, в которой мне предстояло провести несколько дней своей жизни на прекрасном тропическом острове. Точнее это было просто большое скопление одноэтажных деревянных клетушек, сделанных между кокосовыми пальмами с помощью бамбуковых стеблей. Внутри обязательно была одна кровать (если экологическая клеть была рассчитана на несколько людей, то их, конечно же, было больше), стол из свитых вместе прутьев и несколько стульев. Были ещё тумбочки странного вида и сомнительной крепости. Была и пара шкафов из крепких брусьев.
    - Холодильник на приёмной гостиницы! - улыбнулась очень милая девушка почти двухметрового роста. - Ещё можем предложить отдельно сейф. Но на самом деле они не очень надёжные. Они делаются на севере острова. И их вскрывают легко и просто!
    - А у вас тут есть воры? А как же правда? Отсутствие лжи и других преступлений?
    - Так это туристы делают. И воруют, и грабят, и убивают.
    - А у вас тут как? - Одернулся я по сторонам, особенно всматриваясь в кроны кокосовых пальм. - В этом году урожайный год?
    - Это в каком смысле?
    - Ну, это как в анекдоте про папуасов. Когда у них спрашивают: "А как вы определяете, урожайный ли год или нет?" Папуасы и отвечают: "А вот ветер подул с моря, кокосы с пальмы сбил. Вот, значит, год урожайный" "А если ветра не будет?" "Значит, не урожайный!"
    Хосе вместе с девушкой на приёмной стояли молча после того, как я, путая слова, наскоро рассказал анекдот. Они переглядывались и время от времени бросали взгляды в мою сторону.
    - А это на каком острове так? - вдруг спросил Хосе.
    - Ни на каком. Это анекдот.
    - А что такое анекдот? Это неправда?
    Теперь уже замолчал и оторопел я. Хосе и девушка пристально смотрели на меня, не сводя глаз и даже, вроде бы, не моргая. В душе даже стало немного неловко. Глаза, как в нашкодившем детстве, хотели опуститься вниз для начала оправданий, но всё-таки смог выдавить:
    - Нет... правда... это... это на островах Тонга так.
    - Ну, придурки! - рассмеялся Хосе. - Вот они придурки на Тонга! Мы и до этого знали, что они придурки. Но чтобы вот такие!
    - Да-да! - тут же улыбнулась девушка. - Совершенно согласна. Вот ваш ключ.

    Утро наступило просто неожиданно. Я открыл глаза лёжа на кровати в своём номере ещё до восхода солнца. Темнота давала возможность подремать ещё пару часиков, как казалось. Но стоило сходить в уборную ради ежеутренней процедуры на пару минут, как солнце уже встало. Через решётчатое окно пробивался яркий утренний свет пока ещё прохладного тропического солнца. Часы показывали около половины седьмого местного времени. Но спать расхотелось моментально.
    Ситуацию со скукой мог преодолеть разве что телевизор. Мне правда с вечера сказали, что утром могут быть перебои с электроэнергией. Но отчего бы не посмотреть. Местные новости наверняка должны были быть самыми правдивыми из всех мировых новостей. Просто стало интересно, что в таком случае могут сообщать.
    - Мы прерываемся на экстренное сообщение! - тут же после включения телевизора поведал приятный женский голос. - Только что стало известно, что президент страны решил приостановить свои должностные обязанности и покинуть свой пост. Вот заявление:
    - Уважаемые граждане свободной страны Фиджи. - показалось лицо худющего и замученного президента страны, который, видимо, просто настолько оголодал, что решил уйти с поста дабы поесть. - Все вы знаете, что наивысшей ценностью нашего государства является правда. Искренняя и чистейшая. Никому не разрешается лгать не только постоянно, но и единично. Я выполнял свои обязанности президента четыре года. Выполнял с честью и по мере своих сил. Но сейчас я хочу вам сказать, что на прошлой неделе я вас обманул. Я обещал в прошлом году, что будет построен новый корпус высшей морской школы подводного плавания. Но этого не получилось сделать. Дело в том, что мы не смогли купить в полном объёме учебные материалы. Не хватает пяти книг. Они пришли вместе со всеми остальными в контейнерной ёмкости, но оказались бракованными. В виду того, что учебных материалов полный комплект отсутствует, школа не может нормально функционировать. Именно поэтому я должен сказать, что оставляю свою должность. Извините, уважаемые граждане страны, моя совесть потерпела унижение такой гнусной ложью со своей стороны. Я полностью раскаиваюсь в содеянном.
    - Выборы нового президента страны назначены на сегодня, - тут же затараторил опять голос ведущей, - назначены три кандидата на пост президента. Это премьер-министр, министр здравоохранения и министр соблюдения правды. Выборы начнутся в десять часов утра на месте государственной площади имени Правды.
    - Вот попал, кристальная душа! - немного с огорчением произнёс я. - Соврал на счёт пяти книг. И вот тебе - сразу в отставку. Интересно, что теперь с ним будет? Пальцы отрубят или казнят? А, может, вышлют на необитаемый остров...

    - Не! С президентом ничего не будет. - Поведал мне Хосе, когда я уже ехал в машине через несколько часов по направлению к очередным место достопримечательностям страны, свободной от пороков лжи. - Президенту допускается один раз сказать неправду. Но только если эта неправда была осуществлена на посту президента. И при этом если президент сам сознался во лжи. Он теперь становится простым гражданином страны. И не может больше до конца жизни занимать какие-либо государственные должности.
    - Здорово. Рад, что он выживет. Он такой худой, что даже жалко.
    - Я тоже рад. Это был хороший президент. Он у нас очень долго руководил страной. До него не выдерживали больше семи месяцев. У нас, ведь, должность президента пожизненная. Вернее - пока не наступит инцидент лжи. А так может руководить хоть до смерти.
    - И сколько у вас всего президентов было за прошедшие десять лет?
    - Двадцать девять. Это будет тридцатый.
    - Классно. У нас бы за десять лет половина населения страны уже побывала бы на этой должности.
    - У вас так любят обманывать?
    - Нет. Это не любовь. Это принцип. А куда мы сейчас едем.
    - На выборы президента.
    - А это обязательно? Не люблю я эти листки... урны...
    - Какие урны? Какие листки? а выборы обязательно. Все граждане страны должны сделать свой выбор. А ещё все те гости страны, которые присутствуют в стране в день выборов. Все люди, находящиеся в стране, должны бросить камень...
    - Бросить камень? - вырвался крик из моего рта.
    - А у вас разве не так? - изумился Хосе. - Вот смотрите, мы приехали.
    Автомобиль подъехал как раз к государственно площади имени Правды. Это была большая площадь, где уже стояло около пяти-шести сотен человек. Все они стояли ближе к дальней стороне площади. Хосе знаком пригласил меня последовать вслед за своими провожатыми. Саму площадь мы прошли минуты за две. Люди у дальней стороны стояли аккурат возле нескольких огромных куч с камнями. Камни были размером с голубиное яйцо. Некоторые лишь были размерами с куриное. В нескольких метрах от куч камней были выкопаны три ямы. На дне были вкопаны три деревянных столба. К ним были привязаны три человека...
    - Слева - премьер-министр, по центру - министр соблюдения правды, справа - министр здравоохранения. - Прошептал мне Хосе.
    - Их казнить хотят или президентами выбрать?
    - Почему казнить. Вот смотрите - каждый человек берёт камень и бросает в ту яму, где стоит человек, которого гражданин не хочет видеть на посту президента.
    И действительно - каждый человек по очереди подходил к камням и брал один такой специфический бюллетень. После старательно метал в сторону одной из трёх ям. Причём старался попасть ещё в самого человека, привязанного к столбу.
    - Ужас.
    - Вот ваш камень! - сказал Хосе и протянул мне куриное яйцо.
    - Спасибо...
    - В кого собираетесь бросить? - спросил Джек, прицельно бросил свой камень в министра соблюдения правды.
    - Я? Наверное, в премьер-министра. С детства не люблю эту должность. - Сказал я и бросил с края ямы камень, который покатился со скоростью вниз.
    - А почему вы так бросили? А не в самого кандидата?
    - Жалко просто... отчасти... Зачем. Я так понимаю, им здесь стоять до вечера? Намучаются ещё.
    - Да! Им стоять до вечера. А победит тот, кто либо сможет выжить, либо получит в свою яму наименьшее количество камней.

    На третий день мы поехали на местную электростанцию. Я давно уже настаивал на том, чтобы мне показали её. Ведь, по рассказам того же Хосе на острове не добывали ни угля, ни нефти, ни газа. Но при этом и не закупали всего этого. Автомобили ездили на той же электроэнергии. Работало огромное количество телевизоров, холодильников и кондиционеров. Но на чём?
    - Вот! - гордо сказал мне Хосе, когда мы выехали на высокий берег главного острова.
    - А электростанция где? - немного раздосадовано спросил я.
    - На том острове! - махнул рукой в сторону небольшого островка Хосе.
    Остров находился в паре километров. На нём не было никакой растительности. Не было никаких деревьев, травы или песка. Весь остров был покрыт грубым деревянным настилом, на котором стояли какие-то механические конструкции.
    - Возьмите! - сказал мне Хосе и протянул бинокль.
    Теперь уже можно было разглядеть на настиле эти самые механические конструкции. Это были велосипеды. Все они были прикреплены к проводам, которые тянулись к большим трансформаторам. А уж от тех на больших опорах пересекали небольшой морской пролив толстые многочисленные провода, покрытые отчего-то голубой краской.
    - Это осуждённые за ложь?
    - Нет! Осуждённых не допускают к выработке электроэнергии. Это слишком важный ресурс государства, чтобы к его выработке были допущены лжецы. Лжецы работают на островах, конечно, тоже. Но это в основном на производствах потребительских товаров.
    - А кто тогда вон там педали крутят?
    - Это военнослужащие. Точнее у вас так бы это называлось. У нас это называется министерство энергетической стабильности государства. В восемнадцать лет всех молодых людей призывают в министерство...
    - В Энергоматы?
    - В городские отделения энергетики... - Улыбнулся Хосе на моё заявление. - Парней - на четыре года, девушек - на три. Вот они и крутят педали по два часа через четыре. Всего у нас пятнадцать электростанций. По четыре тысячи велосипедных энергетических установок в каждой.
    - То есть получается сто восемьдесят тысяч человек в энергоармии?
    - Да! Но планируется увеличение. В последнее время всё больше и больше перебор в отряды. Планируется увеличение количества электростанций.
    - У вас что - не косят?
    - Что делают? - удивился Хосе.
    - Ну, говорят, что плохое здоровье. И не хотят идти в министерство этой самой энергетики...
    - Нет! - выпалил Хосе. - С чего? Это же обман! Конечно, есть люди, которые не очень здоровы. Но остальные рвутся! Ведь, там питание хорошее. Свежий воздух и спорт. У нас в стране наименьшее количество людей, которые страдают ожирением. За время работы на электростанциях молодые люди привыкают постоянно заниматься спортом. а обманывать, что у них плохое здоровье - себе дороже. За это могут сослать на остров пожизненно. Лучше три года отслужить, чем всю жизнь быть не понятно где!
    - Очередной случай стрельбы в школе в Соединённых Штатах Америки! - сообщил очень громко после коротких новостных позывных радийный голос из машины Джека. - Министр иностранных дел Фиджи Сделал заявление по этому поводу:
    - Нам, конечно, очень жалко пострадавших школьников и молодых преподавателей. Но мы уже давно говорили и предупреждали правительство Соединённых Штатов, что ложь не приведёт ни к чему хорошему. Поэтому мы очень рады, что у этим мудаков и извращенцев появился очередной придурковатых псих. Так им и надо, этим лгунам!
    - Новости из Российской Федерации. Президент подал в отставку в связи с тем, что до конца выполнен план по модернизации инновационной экономики страны.
    - Ну, вот! - улыбнулся Хосе. - И у вас президент подал в отставку! А вы говорите, что у вас не может быть такой же правдивости, как в нашей стране!
    - Вот те раз! - сказал с грустью мой внутренний голос.
    - Экономическая обстановка в Китае на грани серьёзных потрясений. - Между тем не унималось радио. - Газета "Женьминь жибао" сообщает, что вчера о своём банкротстве объявил национальный банк Китая. Правительство Китайской народной республики может в ближайшие дни объявить дефолт и ввести чрезвычайное положение. Вот что сообщил официальным лицам иностранных государств специальный представитель Фиджи при ООН:
    - Да чтоб этим китайским козлам пусто было! В прошлом месяце они нагрели нас по контракту на восемьдесят шесть долларов тринадцать центов. Поставили некачественный товар! Лжецам всегда воздаётся по заслугам! Чтобы все эти азиатские евреи с голоду пухли и мучались до конца жизни из-за своей лжи!
    - А почему нельзя построить много электростанций, которые будут работать на угле или на газе? Это будет и дешевле, и легче. Неужели эти самые велосипедные станции делают только из-за здорового образа жизни?
    - Нет, конечно. Но наш остров не содержит этих полезных ископаемых. А источник валюты всего один - туризм и изготовление декоративных изделий. В стране нет столько иностранной валюты, чтобы покупать уголь и газ.
    - Взяли бы и делали что-либо качественное и полезное. и продавали бы в другие страны.
    - Не получается. Не получается организовать большое производство в нашей стране. только небольшие кустарные цеха, где работало бы не больше десяти-пятнадцати человек. В таких цехах нельзя организовать большие производства, чтобы они окупались и имели спрос в мире. На импорт идёт только декоративное производство. Да и кризис ещё. А обманывать деловых партнёров наши предприниматели не могут. Какие уж тут торговые отношения? Хотя почти всё, что требуется для внутреннего потребления, мы производим сами...

    - Плохую цену говоришь, дорогой, - почти кричал мне на ухо продавец сувениров. - Минимальная может двадцать, но понимаешь - ниже пятидесяти не могу опустить. Жалко будет! Давай шестьдесят девять!
    - Давай шестьдесят девять! - улыбнулся я и протянул стобоновую купюру фиджийских трудолов, устав от десятиминутной торговли с честным уличным торговцем.
    - Вот твои тридцать один трудол и изумительнейшие бусы! - улыбнулся торгаш.
    - Ух ты! Один трудол! - улыбнулся я, разглядывая первую купюру такого достоинства, равную по курсу паре рублей, за неделю моего отдыха на Фиджи. - Никогда таких денег в руках не держал!
    - Дорогой, - кричала рядом ещё одна торговка, - купи у меня цветы. До дома не довезёшь, они через пару часов засохнут. Но я не хочу терять деньги.
    - Купили сувениры? - немного с ленью спросил Хосе, стоя около машины, когда я уже вышел с территории рынка.
    - Да! Закупился по полной!
    - У нас осталось сорок минут до отправления самолёта! Пора ехать в аэропорт.
    - Мне очень понравилась эта неделя в вашей стране. Просто удивительнейшее государство на планете!
    - Мы рады. Приезжайте к нам ещё!
    - Да вряд ли.
    - У каждого свои ценности. - развёл руками гид.
    - Хосе, ну, а вы как сами тут? Не надоело ли? Не жалеете, что приехали?
    - Немного жалею... Я же приехал сюда за своей любимой. А тут за месяц с ней развёлся. Скучно тут у нас. Всё по правде. Не пошутишь, анекдоты не расскажешь. Выслушать о себе всё плохое и отвратительное - пара пустяков.
    - Живёте очень бедно... велосипеды крутите для энергии... президентов камнями выбираете...
    - Зато по правде...

          2013.02.02-03