Литературная страничка



Музей абсурда имени Революции. 1 часть

    Андрей проснулся. В который раз он проснулся от своего будильника в голове — этого гребанного датчика, который он сам попросил установить несколько лет назад, сам не понимая тех, неудобств, которые будут причинены.
    Будильник отыграл положенные десять секунд и замолчал.
    Андрей посмотрел по сторонам. Было уже светло. В окно пробивались озорные темно-красные солнечные лучи. Темно-красные от того, что так решили ученые. По их мнению, именно этот цвет наиболее успокаивал нервную систему людей и одновременно слегка раздражал их, подвигая на новые трудовые подвиги. На всемирной конференции в 2014 году всеми учеными мира был принят меморандум, по которому было решено сделать солнце темно-красным. В озоновый слой планеты было что-то как-то добавлено и... вуаля: солнце темно-красное.
    Вот только каждый раз приходилось его немного подкрашивать. Это требовало средств. Поэтому по всему миру был введен небольшой налог. Сколько точно Андрей уже и не помнил. Все равно этот налог списывался автоматически. Да и следить специально за средствами было не слишком нужно. Что такое наличность Андрей забыл уже давным-давно.
    - Доброе утро, Андрей Владимирович! - сказал электронный голос.
    - Лучше уж другое что ли сказала! Например, что сегодня последний день моей жизни... Или еще что... Все не так однообразно! А то двадцатый год одно и то же: «Доброе утро»!
    - Ваша жена уже проснулась и приготовила вам завтрак!
    Андрей задумался. При этом он даже не хотел сделать какое-то уж слишком озабоченное лицо. Нет — он просто смотрел в ближайшую к нему видеокамеру — глаз электронного интеллектуального помощника:
    - Надеюсь, ты читаешь мои мысли в данный момент?
    Последовала небольшая пауза. Андрей даже сам не предполагал этого. Обычно компьютерная девушка отвечала сразу же. Но на этот раз ответ последовал немного запоздалый:
    - И все-таки сырники у нее получились отменные!
    - И все же... Не поверю я, что ты их пробовала... Разве что «на глаз»!
    Андрей рассмеялся... Шутка показалась ему достаточно остроумной. Программа молчала. И ему было все равно. Он прекрасно понимал, что компьютерный гипофиз совершенно не способен на чувства, и поэтому ни обид, ни возражений последовать все равно не должно было. Если голос из динамиков молчит, значит, либо принимается какое-либо очень и очень серьезное решение, либо программа просто ждет, когда Андрей перестанет смеяться...
    Хотя... Еще можно было предположить, что опять заглючил интернет, связывавший домашнюю электронную девушку с центральной базой, расположенной в подвале здания на Путина 135.
    - Мне двойную порцию всего, что я обычно заказываю!
    - Может, не стоило бы? - поинтересовалась программа. - Вы и так за прошедшую неделю набрали лишний килограмм! А завтрак при сонном организме хуже всего усваивается и...
    - Не нужно мне лекций по диетологии. Я сказал, значит, давай! Все равно мне сегодня идти в музей. Это ежегодное посещение для «интеллигенции»! Там на экскурсии я сброшу больше, чем набрал за последние годы вместе взятые!
    - Это антигосударственные высказывания и они....
    - И что?! Что с того?! Все равно у меня права голосовать уже нету! Так что... Абсолютно все равно!
    Программа ничего не ответила. Было понятно, что эмоции абсолютно верно соответствовали словам. Иначе пошли бы всякие выражения в стиле: «не лицемерьте, Андрей Владимирович» или « ваши слова не соответствуют действительности»...
    Зазвенел телефон.
    В первый раз, наверное, в жизни Андрей поблагодарил мысленно свое решение вставить портативный мобильный телефонный аппарат в головной мозг.
    - Слушаю! - проговорил он, облокотившись на мягкую спинку дивана.
    - Андрей Владимирович, здравствуйте! - заговорило в голове. Это звонил один из молодых помощников Андрей, работавший вместе с ним в лаборатории. - Узнали?
    - Еще бы! - немного вяло последовал ответ.
    - Я Вам звоню, чтобы сказать, что через десять с половиной минут мы будем все вместе около вашего дома. А по дороге встретим Александра. Вернее уже...
    - Что уже? - насторожился Андрей.
    - Теперь он — Александра! - последовал ответ и в голове зазвучал негромкий озорной смех.
    - Надо же! Три года работали в одной лаборатории, и не знал, что он традиционной сексуальной ориентации!
    - Да нет же! Он был нетрадиционной. То есть гетеро... Но на отдыхе не смог удержаться и изнасиловал какую-то там официантку. А она... Ну, в общем, вы же знаете эти дикие законы в Южно-Американских штатах. Его приговорили за изнасилование к принудительной смене пола! И вообще не хотели отпускать!...
    - Действительно странные! Зачем эта смена пола?! Вот в мое время так не делали. В тюрьме насильников просто бросали в самую нехорошую камеру. И там их уж без всякой смены пола... меняли...
    - Что?
    - Да нет! Ничего особенного! Считай, что я просто из другой эпохи и воспитан немного не так! И еще только попробуй сказать, что я на собственном опыте узнал то, что произнес минуту назад!
    - Так вот! - продолжал неугомонный ассистент. - Его все-таки отпустили. Правда при этом со стороны Российской Унитарии последовало утверждение, что он... Хотя.. Уже — она... В общем, будет приговорен к восьми годам репродуктивных функций. Представляете! - в голове опять раздался смех. - Будет работать на два фронта! И там, и тут!... Это, конечно, если тест пройдет...
    Под словом «тест» понимался простой медицинский осмотр и анализ психических функций. По закону, принятому в 2019 году. Смысл его заключался в том, чтобы определить хотя бы малейшие наклонности человека к гомосексуализму. Тем, кто в нем был выявлен, разрешалось заключать браки только с лицами того же самого пола. А еще им разрешалось заниматься сексом совершенно без ограничений.
    Природа-мать позаботилась о том, что почти 90 процентов людей имеют такие склонности... Или просто так были специально настроены аппараты для осмотра. Поговаривали даже, что для обеспечения лучшей генетической популяции нации выбирались лучшие индивидуумы. И они объявлялись гетеросексуалами. И только они имели право на воспроизведение. На репродуктивные функции.
    А еще многим ученым и другой интеллигенции (как, например, политикам, не кибернетизированным спортсменам) предоставлялся выбор без проведения теста. Многие выбирали быть гомо... Особенно в последнее время. Людей «старой закалки» становилось все меньше. Хотя...
    На воспроизведение отводился каждый десятый человек. Примерно половина из этого количества были те, кто получил это право по выбору.
    Быть гетеро было не популярно! Многие над ними издевались. Из-за того, что их было меньшинство. Чтобы прекращать даже думы о различных волнениях, для секс-меньшинства были созданы законами специальные помещения для проведения досугов, которые лица традиционной гомо-ориентации старались обходить стороной.
    Помнится, еще в том самом 2019 году, когда во всех подряд еще не были встроены датчики, считывающие мысли, Андрей произнес в кругу друзей:
    - Если у власти — пидоры, то и страна таких же получится...
    Вот только на вопрос, кто же тогда женщины, он не смог ответить... Не мог он женский пол оскорбить. И на следующий день последовало предупреждение с лишением избирательного права за дискриминацию по половому признаку.
    «Кстати, - поймал сейчас Андрей себя на мысли, - многие уже, наверное, забыли, что такое «пидоры».. Вернее — кто такие... Неудивительно!»
    В лаборатории, в которой работал сам Андрей, нетрадиционной ориентации был только как раз Александр. Хотя... почему был... И сейчас, может, остался... Только... В другой ипостаси... Ну что ж... Будет ездить в «Наслаждение». Три раза в год, если будет себя хорошо вести, один раз — если плохо, но в обязательном порядке.
    «Интересно, как он выберет. Будет за собой следить, чтобы почаще ездить, или нет?»
    Андрей попытался поставить себя на место Александра... Что бы он сам тогда выбрал. Но не смог. Или не захотел...
    - Андрей Владимирович, что он ни выбрал...
    Блин! Андрей так и не смог пока научиться думать в двух проекциях. То есть думать так, чтобы это шло в телефонный разговор. А еще и по-другому — чтобы эти мысли оставались тайной. Вернее, он учился и даже купил книжку, но пока этой техникой не владел в совершенстве.
    - Так! Давай! - резко ответил он, не дав договорить своему подчиненному. - Жду. Но только не через десять минут, а через час. Уж если нам дали выходной в будни, то можно провести немного времени с утра и дома. Это не возбраняется...
    И повесил трубку...

    В это время в комнату вошла жена — Светлана. Андрею везло на Светлан. Правда, первую он выбрал сам, зато вторую — государство.
    - Эй, компьютерная безделушка, почему не предупредила, что возвращается «моя ненаглядная»???
    - Вы разговаривали по телефону, я не имела права отвлекать! - последовала первая реплика за последние три минуты из динамиков.
    - Доброе утро, Андрей!
    - Привет, солнышко! Какой у тебя прекрасный темно-красный загар. После твоего приезда из «Наслаждения» я тебя не видел, зато сейчас оценил по полной программе.
    - Я тут шла по улице, и новость слышала. По всем экранам на улице передают. Помнишь твоего работника Александра?
    - Да, да! Я уже знаю... Все знаю. Теперь его имя так звучит даже в именительном падеже! - улыбнулся Андрей, поняв теперь, почему так быстро позвонил Сергей с такой новостью.
    - Вот именно! Ужас какой-то! Поменять пол! Я бы... Я бы... Не знаю даже. В общем, мне бы не очень сильно хотелось бы так.
    - Даже если бы ты сильно захотела, тебе бы не получилось бы попасть под действие закона этих Южно-Американских штатов. Ты в любом бы случае не смогла бы изнасиловать никого. Даже морально... Компьютерный домашний гений бы не позволил.
    - И...
    - Хотя... Какой-то односторонний закон. Почему бы, например, не сделать операцию по смене пола и самой пострадавшей и разрешить ей сделать ответный сексуальный жест!
    Настала тишина. Ни компьютерная программа, ни тем более Светлана ничего не могли ответить. Андрей даже в душе немного порадовался — иногда получалось сделать так, что у искусственного интеллекта, напичканного фактами, не находилось логики, чтобы ответить на замысловатый вопрос.
    - Я тебе там завтрак приготовила! - наконец сказала Светлана.
    - Угу, спасибо! Я его оценил.
    - Он его прика....
    - Особенно сырники понравились! - громко сказал Андрей, чтобы заглушить компьютерный голос.
    - Андрей Владимирович все приказал выбросить! - все равно не унимался искусственный интеллект.
    - А ты не могла бы помолчать? - немного обиженно произнес мужчина.
    - Я не могу молчать, когда говорится неправда! - последовал ответ сухого электронного голоса.
    - Тебе не нравится как я готовлю? - Произнесла Светлана, до этого некоторое время стоявшая немного в стороне.
    - Знаешь, немного не нравится. Совсем чуть-чуть. И то лишь с недавнего времени, когда ты по случайности перепутала соль и асбестный порошок. А вот это электронное чудо-техники, которое ни за что не терпит лжи, даже не позаботилось предупредить.
    - Я исправляю только тогда, когда что-либо произносится!
    - Заметил!... А знаете что? Пойду я лучше, наверное, уже на экскурсию в музей.
    - По телефону Вы сообщили, что пойдете позже.
    - А я соскучился! Заранее пойду — вспомню былое, чтобы потом более красочно рассказать молодому поколению!
    Андрей одним рывком встал с кровати и быстро оделся.
    - Пока дорогая! - он снял со стены видеокамеру и поцеловал ее объектив. - До вечера! - На этот раз поцелуем была обласкана Светлана. - Вернусь сегодня! Все равно по закону нельзя задержаться позже девяти вечера.
    Через минуту в квартире находилась только Света.

          2009.02.05