Литературная страничка



Повести
Сиди и верь

    - А, между прочим, в Непале буддистские монахи определяют настоятеля храма на морозе. Они в зимнее время выходят в горы... Ну, или на улицу. И там садятся почти голыми на землю. И ждут. Ровно три часа. И вот вокруг кого из всех монахов храма растает больше снега, тот считается настоятелем храма.
    - А как правильно будет: буддистские или буддийские?
    - Непальские...
    Трое мужчин сидели на снегу вокруг автомобиля. Стояла ночь. Светила яркая луна. Она и освещала длинную пустынную междугороднюю дорогу. А заодно огромное количество снега на обочинах и густой, казалось бы, бескрайний лес.
    Автомобиль, застывший внезапно на вершине длинной прямой возвышенности, казался каким-то совершенно неестественным объектом среди всего этого зимнего великолепия. Трое сидевших на обочине поблизости от открытого капота и один мужчина под этим самым капотом ещё больше добавляли нереалистичности всей картине.
    - А к чему это ты про монахов? - обратился один из сидевших - самый упитанный и укутанный в несколько слоёв тёплой одежды, отчего напоминавший колобка.
    - Видимо, Слава предлагает выбрать тут среди нас настоятеля храма, да?
    - А настоятеля какого храма? Храма кукующих идиотов имени февральского путешествия?
    - Да чего ты, Женька, интригуешь? Я просто имел в виду, что мы тоже тут на снегу.
    - Вы бы лучше помогли! - раздался голос из-под капота.
    - Помочь? - Слава осмотрел обоих друзей, сидевших рядом с ним. - А чем мы ему можем помочь? Генка, а чем тебе помочь?
    - Вы бы костёр развели! - послышался сдавленный голос. - А то замёрзнем тут вовсе!
    - А с машиной чего? - спросил Макс - достаточно худощавый, но стройно и спортивно сложенный парень.
    - А что?
    - Да мы тут просто думаем - какой именно храм мы тут охраняем и представляем. Храм поломанного двигателя или же мы - всего-навсего монахи замёрзшего антифриза и вытекшего моторного масла!
    - Тогда скорей - пробитого бензопровода!
    - Охренеть! И что мы тут костёр разведём? Тут бензин как ё... Ну, в смысле - воспламенится! - Евгений встал и взял в руки топор, чтобы только-только направиться в лес. - Тогда у нас хватит тут энергетики на то, чтобы растопить снег на пару десятков метров вокруг.
    - Монахи обезумевшего карбюратора...
    - ...Инжектора... - поправил из-под капота Геннадий Славу.
    Этих слов Женька уже не слышал. Он побрёл по глубокому снегу по направлению к лесу, размахивая топором. Лес находился примерно в паре десятком метров от дороги. И до него было не больше минуты ходьбы даже в таких вот крайне непривычный и неуютных условиях.
    - Смотри, а там, вроде как, машина прёт!
    Слава поднялся на ноги и указал на светящееся над дорогой позади заглохшего авто облако. Обычно такое облако может показываться, когда в тумане идёт в сумерках или ночью авто, освещая впереди собравшиеся капли влаги или изморози.
    - Где? - подпрыгнул буквально Макс. - О! Гляди! Хорошо идёт машина...
    - Я сейчас их тормозну!
    Женька, увидевший свет, моментально развернулся и побежал обратно по направлению к дороге. Обратный путь у него занял гораздо меньше времени. Словно сейчас снег весь растаял от той самой энергетики и тех самых монахов.
    - Э-э-э-эй! - засвистел мужчина уже на дороге, выбежав почти на середину дороги.
    Но проезжавший автомобиль успел увернуться. Он вильнул в сторону, съехал чуток на обочину, но умудрился пролететь, сохраняя прежнюю скорость.
    - Чего это он так?! - немного обиженно спросил Женька, вглядываясь в габаритные огни быстро укатывающегося авто.

    - Дорогой, что ты смотришь?
    Серафим вздрогнул. Последние полчаса он сидел в своём кабинете перед компьютером совершенно один. Уже был глубокий вечер. Пару часов он со своей женой и детьми очень плотно и вкусно поужинали. И теперь каждый занимался своими делами. Мужчину потянуло к своему ноутбуку. Хотя дома он крайне редко пользовался им даже по работе - предпочитал всё делать непосредственно на своём рабочем месте. Но со временем Серафим настолько увлёкся, что даже притушил свет, находясь во мраке.
    И вот от всей этой атмосферы его отвлекла жена. Она зашла в комнату очень тихо. Настолько тихо, что тихий звук на видео в диалогах легко заглушал все шаги. Когда женщина задала свой вопрос, Серафим подпрыгнул на своём месте. Но после он поставил на паузу и повернулся к своей жене:
    - О, Танюшка! А я тут...
    - О! - женщина чуть поближе подошла к компьютеру и стала всматриваться в картинку. - Да это же твой дед!
    - Да!
    Серафим развернулся и свернул картинку. Если раньше видео, снятое в почти кромешной темноте, было полностью на весь размер монитора, то сейчас - примерно на пятую часть примерно по центру. Сверху шла голубая полоса с белой надписью большими буквами "ВКонтакте". Сверху, снизу, по сторонам также можно было увидеть множество аватарок, текстов, рекламных баннеров.
    Татьяна обняла своего мужа, облокотившись на него и поцеловав в правую щёку:
    - Тебе всё ещё тяжело, что он умер?
    - Это точно! - кивнул Серафим и немного прокрутил мышкой страницу вниз. - Но тяжелее всего сейчас то, что за прошедшие двадцать восемь дней его профиль переместили в социальное кладбище.
    Мужчина слегка привстал со своего месте и указал прямо на мониторе на небольшой крест наподобие тех, что ставят на могилах на кладбище. Этот крест был в качестве картинки установлен справа от основной аватарки профиля. Там, где в соцсети обозначились личные данные: телефон, дата рождения, увлечения, всякие прочие всякости. Они и сейчас были доступны: стоило лишь развернуть ту самую картинку с изображением креста. Без этого лишь можно было увидеть одни даты "18.02.1974 - 20.03.2039", а также фицру со словами "44312 записей на стене". Эти записи можно было просматривать и пролистывать в обычном режиме.
    - А что ты за видео смотрел!
    - Да так... просто открыл один файл!
    Серафим прокрутил немного вниз, чтобы вернуться к тому файлу, который только что играл. После чего включил видео заново, осветив комнату вновь полумраком картинки и тихими звуками:

    - А ты себя видел? - рассмеялся вылезший из-под машины Гена. - Тёмный, небритый, здоровый и с топором...
    - В ночное время... Угу...
    - Я читал, что на этой трассе машины в ночное время идут не чаще одной в час. - Грустно отметил Слава.
    - У нас будет возможность определить настоятеля храма ровно на треть! Если Женька не окажет услугу по продлению с помощью топора ещё ровно на час!
    - Чего вы тут расшумелись все?! - полностью вылез из-под машины Гена. - Взяли бы лучше и действительно сделали бы полезное что-нибудь.
    - Машину бы, к примеру, остановили! - рассмеялся Макс.
    - Машину вы уже остановили! - пробурчал в ответ Гена. - Вон стоит и ничего не делает! Никуда не двигается!
    - Слушайте, ребята! - Слава в это время забрал топор у Жени и пошёл за дровами или хворостом, с помощью которых и можно было развести огонь. - А там какие-то следы! Явно свежие!
    - Это мои! - отрезал Женька.
    - Это не твои! - слегка нервничая, настаивал Слава.
    - Мои!
    - Не твои!
    - Я только что ходил туда, но потом побежал обратно!
    - А следы выходят из леса! И никак не пересекаются с твоими! Глубокие следы кого-то тяжёлого! И этот тяжеляк потоптался на месте и обратно в лес. - Слава говорил, очень активно жестикулирую.
    - Тогда это не я! Я же не тяжеляк!
    - Тада это ты! - высказал идею Гена. - Если, как утверждаешь, не тяжеляк, ты смог легко начать летать. Перелетел через снег в лес. И там уже...
    - Издеваешься?
    - Ну, ты монах ещё... Сколько всего интересного знаешь! Интернетересного...
    - Если судить по карте... - Максим в это время стоял рядомс передним пассажирским креслом с картой и фонариком в руках. - Мы совсем недалеко от города!...
    - Насколько?
    - Если посмотреть на карту, вот тут у нас есть длинный прямой участок дороги... Мы как раз в его начале. Потом вот здесь мы имеем небольшой поворот, подъём на горку. Резкий затяжной спуск по серпантину. Ещё один подъём. И, огибая сопку, мы попадаем из леса в город!
    - Если мне не изменяет память, примерно аналогичный маршрут был у Золушки! Или Красной шапочки...
    - Да чего ты?! Нормально всё! - размахивал картой Макс.
    - Я не попрусь в одну морду по лесу! - резко отнекнулся Женька. - По ночной дороге в лесу... Да ещё и масштаб карты! Сантиметр - пять километров! А там с пяток сантиметров будет!
    - А когда тут всякие летают, а у тебя всего лишь топор. - Поддразнил товарища Слава.
    - А зачем мы будем делиться? - искренне удивился Женя. - Не будем по одному или по двое. Все вместе пойдём.
    - А машина тогда как?! Здесь бросим? Не потащим же мы её в подъём! Сам же сказал, что там двое подъёмов!
    - Два!
    - Двое! - шепнул на ухо Гене Слава. - Там с подъёмами также, как и с монахами!...

    - Вот посмотрел один файл, потом - второй... - сказал Серафим, когда его жена поставила на паузу видео. - Так вот и дошёл до видео. Они тут то ли в четырнадцатом, то ли в пятнадцатом в Якутию рванули!
    - Это то, где почти час идёт съёмка из автомобиля!
    - Да-а-аа! Широкоформатной камерой. Мне дед рассказывал, как он решил вместо регистратора поставить.
    - Ума не приложу, чего они в зиму поехали вчетвером на машине? - всплеснула руками Татьяна. - За своими новыми приключениями?
    - Да! - всё также отрешённо пролистывал страницу деда мужчина.
    - А выкладывать зачем?
    - Видела ты это?
    - Видела! Они почти час ходят вокруг машины. Потом якобы находят некие следы в снегу. Потом куда-то бегают и орут. Якобы помехи идут! - женщина говорила эмоционально и с явной иронией. - А потом помехи... помехи... помехи... И вроде как гаснет та камера!...
    - Да... - улыбнулся Серафим. - Сработано слабенько. И со всякими наворотами компьютерными.
    - Фигню всякую даже в комментах потом накликали!
    - Дорогая, что за словечки?
    - Да так... С этими социалками! Наши дети сейчас себя так глупо ведут! Мы в наше время так себ не вели. Мы и столько времени не проводили!
    - Не проводили? Да ладно! Мы во ВКонтакте и познакомились. По одной группе! И сидели там по полдня!
    - Ага! А они - целыми днями!
    - Сорок четыре тысячи триста двенадцать записей на стене! Дорогая, представляешь: с две тысяч третьего года! И вот за это время... - Мужчина постучал по калькулятору. - Чуть больше трёх в день!... Это в среднем!...
    - У меня, наверное, побольше будет! - Татьяна села на диван у стены. - А ты хочешь так вот всё посмотреть?
    - Не знаю... Мне просто нечем было заняться... Вот и решил посмотреть. Но тут не на что глядеть! Вот! Вот ты, к примеру, послушай такое!

    Мы ехали по тому участку более полутора часов. Хотя сам участок был не больше двадцати километров. Дорога продувалась ветром легко и просто. По обочинам не было ни единого дерева или куста. И ничто не задерживало снег. И тот ужасающий ветер дул с правой стороны нашей машины. Ветер был просто ужасающий! Ужасающий и сильнейший. Я первый раз был так недалеко от населённых пунктов в такой ужасающий шторм! Ужасно!
    Машину всю просто выдувало!
    В салоне заметно похолодало. А снег проходил, казалось, сквозь стекло и сквозь металлические детали двери. Скорей всего - в мелкие щели среди резинок.
    Лобовуху ужасающе быстро и очень сильно затянуло инеем. И на стекле со всех сторон образовалась наледь - на всех стёклах машины. Слава вёл больше по бортовым приборам и по своей интуиции! Он лишь смотрел в небольшое чистое окошко - словно в танке или БТР.
    Мы смотрели по сторонам в боковые окна, продыхивая и протёрдывая небольшие окошки чистого стекла. Мы смотрели для того, чтобы машина не съехала в любую из обочин. И мы не слетели.
    Один раз Слава умудрился увернуться от очередного ехавшего навстречу грузовика, который сбился со своей полосы. И при этом нашу легковушку выбросило на снежный торос, который находился на нашей полосе! Мы днищем сели на гребень того тороса, и при этом ветер снёс и повернул зад авто - градусов на пятнадцать.
    Но мы выбрались! Потому что автомобиль отчасти был ещё в инерциальном движении и рывке!
    Даже под колёса и крылья с правой стороны залип и утрамбовался снег! Колёса крутились натужно, а просвет между забившимся под крыло снегом был лишь от движения протектора.
    Все узлы автомобиля работали с грехом пополам...


    Серафим отвлёкся...
    - Что это вообще такое?
    - Переживания! - меланхолично сказала Татьяна. - Твой дедушка просто попал на дороге в такую передрягу! Вот и выложил эти записи во Вконтакт! Чтобы поделиться с другими!
    - Да я отчасти не про это! Что ещё за продолжение инерциального движения и рывка после остановки? А слова "продыхивая"? "Протёрдывая"?
    - Протирая и продышав...
    - Но зачем именно так писать?
    - Это придаёт некоторую изюминку! Этому тексту! Ужасную изюминку ужаснейшему тексту!...
    Татьяна попробовала спародировать отрывок текста, что только что прочитал её муж. Серафим улыбнулся в ответ на это - но чисто так, из вежливости.
    - Да и зачем вот это всё писать?! Кому? Ради того, чтобы поставить "нравится"?
    - А что? Почти все засоряют свои стены всякой подобной ерундой! У тебя сколько записей?
    - Семьдесят пять тысяч с лишним. Но я что думаю: а для кого мы это всё делаем на стене? Чтобы научить чему-то хорошему? А вдруг наши внуки так же будут читать, смотреть после смерти и считать нас...
    - Неет! - перебила Татьяна. - У меня нормальное всё на стене... Рецепты, мысли, истории... Моим внукам будет полезно почитать мою стену!
    - И у меня!
    - Тогда чего думать!? - поспешила добавить женщина. - Постарайся не думать о дедушке! Хотя это так сложно - не посещать социальное веб-кладбище...
    - Хорошо! Я ещё пять минут! И освобожусь!...

          2014.05.13 - 12.03