Литературная страничка



Повести
Теория эволюции

    Двое врачей очень быстро передвигались по коридору больницы. Один из них был молод и нёс в руках небольшую папку с документами, на ходу читая небольшую медицинскую карточку. Этот мужчина так и норовил перейти на бег, однако его сдерживал пожилой попутчик. Это был врач в крайне преклонном возрасте - далеко за шестьдесят. Он на ходу одевал перчатки, при этом стараясь не выронить сжимаемый подмышкой стетоскоп. Пожилой доктор внимательно прислушивался ко всем словам своего молодого коллеги, даже не обращая внимания на тех докторов и медицинских сестёр, что попадались на встречу.
    - У пациента серьёзное обострение! - декламировал быстро молодой врач. - У него практически полностью прекращено дыхание. Самостоятельно он не дышит.
    - Причины!
    - Вчера жена пациента Светлова позвонила в скорую помощь. Она сказала, что её муж не дышит. Она смогла его добудиться и поддерживала с ним разговор до тех пор, пока не прибыла реанимационная группа. Ими был подтверждён диагноз остановки дыхания. Пациент говорил очень плохо. И, как казалось, дышал лишь для того, чтобы говорить. Потому жена поехала до больницы, чтобы тем самым помогать, хотя бы и столь экстравагантным образом.
    - Вы вчера его осматривали?
    - Так точно, Сергей Владиленович. - Я сразу осмотрел его. Был взят анализ крови, анализ мочи. Сам Светлов был подключен к аппарату искусственного дыхания. Однако с ним стали твориться непонятные во многом вещи. Вот посмотрите!
    Молодой врач протянул небольшой листок своему умудрённому опытом коллеге. Однако тот лишь недовольно покривился и локтём отодвинул руку мужчины, сопроводив это ухмылкой:
    - Скажите своими словами! Вы же в курсе!
    - Концентрация кислорода в вводимом и отводимом аппаратом искусственного дыхания воздухе практически одинакова! То есть усвоения кислорода практически не происходит!
    - Флюорография была сделана?
    - Да! Было обнаружено огромное затемнение практически на весь объём лёгких.
    - Туберкулёз?
    - Скорее раковая опухоль. Критическая раковая опухоль!... - Пациент на время остановился перед дверью, ведущей в небольшую палату, которая и являлась целью обоих врачей. - В запущенном состоянии. Биопсия уже взята, Сергей Владиленович, скоро будут анализы.
    - Дайте мне посмотреть! - Пожилой доктор взял в руки небольшой кусочек рентгеновской плёнки. - Ну, что же вы мне голову морочите? - Возмутился он достаточно скоро. - Да чем я тут могу помочь? Что я ещё могу сделать?
    - Но, я ещё хотел бы...
    - Тут можно только ждать! И, если его жена верующая, - молиться за душу больного! - Недовольно буркнул доктор и с силой засунул обратно в ворох бумаг флюорографию. - Тут только господь Бог может...
    - Мне кажется, что он за него как-то и заступается!
    - Не понял!
    Пожилой доктор уже намеревался просто развернуться и уйти, однако последняя фраза задержала его. Он никогда не был настолько верующим, что забывал основы медицины, которые вдалбливали в него отличные преподаватели и огромное количество больных с самыми разными болезнями в разнообразных проявлениях. Хотя Сергей Владиленович неоднократно был замечен в том, что крестился, молился. Скорее это было больше от возраста. Доктор многое увидел и не без оснований считал, что его жизнь клонится к закату. А в такие периоды человеку подчас сильно хочется верить в то, о чём говорят Святые писания. Однако подобное резкое заявление молодого врача не столько ошарашила пожилого доктора, сколько разозлила. Он решил, что коллега, ещё и не нюхавший по-настоящему работы, просто издевается над ним, где-то у персонала по больнице наслушавшись баек про пожилого заведующего.
    - Понимаете ли... - Немного замялся между тем молодой врач. - Все показатели у него в порядке! Пульс - обыкновенный! Концентрация кислорода в крови - нормальная. Никаких патологий. Обыкновенный здоровый человек.
    - С четвёртой стадией... Да с какой четвёртой! - Чуть ли не закричал Сергей Владиленович, но достаточно быстро взял себя в руки, осмотревшись по сторонам и поняв, что привлёк немало ненужного внимания. - Со смертельной фактически! Нормальный здоровый человек?
    - Вполне! Он ни на что не жалуется!
    - А как говорит? Вы... Я...
    В этот момент заведующего отделением настойчиво отодвинула сзади чья-то сильная рука. Сергей Владиленович повиновался и отошёл в сторону, посмотрев, кто так настойчиво рвётся в палату к больному с последней стадией рака. Это была бригада реаниматологов. Они буквально вбежали внутрь, лишь один успел бросить:
    - Остановка дыхания! Пациент при смерти! Он закрыл глаза, дыхание остановилось!...
    - Ну, вот! - Указал рукой доктор внутрь открытой двери. - А вы мне говорите, что всё в порядке!
    Он решительно вошёл внутрь, увлекая за собой своего молодого коллегу. Доктор хоть и понимал, что по всем показаниям и диагнозам случай смертельный, но он просто не мог допустить самого факта, что ничем не попытался даже помочь человеку, продлив его время на планете. Пускай и в столь болезненном состоянии. Молодой врач также вошёл в палату. Реаниматологи там уже развернули своё оборудование и только приступали к реанимации.
    - Разряд! - Скомандовал один из бригады.
    Тело пациента тут же сильно дёрнулось. При этом сам мужчина, который совершенно спокойно лежал на кровати, резко подскочил вверх. Он сорвал с себя кислородную маску и одним прыжком отскочил в сторону к стене, встав в оборонительную позу и принявшись размахивать кулаками.
    - Вы чего? - Заорал он громким почти истерическим голосом. - Вообще охренели! Чего дерётесь!
    - Ожил! - Улыбнулся один из бригады и принялся складывать аппаратуру в специальный ящик.
    - Чучело! - Кричал явно подвыпивший пациент. - Ты чего тут утюгами своими размахался? Даже поспать не дают! - Он на некоторое время замолчал и принялся внимательно рассматривать стоявших медицинских работников. - А чего вы все в белом? Умер кто что ли?
    - Вы вообще нормально себя чувствуете?! - Подошёл к мужчине Сергей Владиленович. - Ничего не болит?
    - Как же! Вот этот вот хрен меня только что ударил! - Он указал на реаниматолога. - Пользуешься, собака, что вас больше! Думаешь, не доберусь?
    - Успокойтесь. - Говорил мягко завотделением. - Присядьте вот сюда на кровать. Вот! А теперь прилягте. Отдохните!
    Сергей Владиленович вставил в уши стетоскоп и принялся слушать грудную клетку, правая рука его нащупывала на запястье пульс. Пациент лежал на кровати и смотрел на всех присутствующих выпученными глазами. Он ничего не говорил. Он даже не дышал - во всяком случае, его грудная клетка не двигалась ни на миллиметр. Так показалось молодому доктору, который до сих пор держал в руках дело Светлова.
    - А чего они... - Вдруг вдохнул полной грудью мужчина и попытался что-то спросить, но завотделением остановил этот порыв простым жестом:
    - Тише! Они больше не причинят вам вреда!
    И Светлов действительно замолчал. Он просто лежал и смотрел на стоявшего рядом пожилого доктора. Так прошла минута, другая, пятая. Наконец Сергей Владиленович отвлёкся и поинтересовался у лежавшего на кровати пациента:
    - Вы не дышите!
    - С чего бы я не дышал? - Изумился тот. - Все дышат!
    - Но вы уже шесть минут до этого просто не дышали! С вашей патологией и заболеванием это очень вредно! Зачем вы себя мучаете? Зачем задерживаете дыхание?
    - Знаете ли, я никакой не пловец. И ныряльщик из меня никудышный. Любой кориш во дворе подтвердит! Так что шесть минут - вы загнули!
    - И вы ничего не испытываете?
    - Пить очень сильно хочу! Сушняк, наверное!

    Сергей Владиленович сидел за своим столом и рассматривал флюорографические снимки. Их было немало - почти с полсотни. И все они принадлежали больным, которые страдали под конец своей жизни тяжелейшими заболеваниями рака лёгких. Мужчина то и дело брал один из снимков и всматривался в него. После чего клал обратно. Иногда его словно начинали терзать какие-то сомнения. И он вытаскивал из лежавшего неподалёку дела одинокий снимок Светлова. Псле чего долго и напряжённо всматривался, сравнивая и сопоставляя.
    Завотделением потянулся к стоявшему неподалёку телефону и быстро набрал знакомый номер приёмной отделения:
    - Зиночка, - заговорил он, когда трубку подняли на том конце провода, - Светлов ещё выпил сколько-нибудь воды?
    - Выпил? - Послышался звонкий девичий голос. - Сергей Владиленович, да он постоянно воды просит! Пьёт и пьёт! Пьёт и пьёт! И куда только это в него лезет?
    - Понятно! Спасибо! Если что-то случится - я у себя.
    - Хорошо. Пока всё нормально...
    Мужчина только положил трубку, как в полной тишине его кабинета послышался еле слышный стук. Словно кто-то даже не стучал, а скорее просто двигал ладошкой по деревянной двери. Однако сейчас такое странное приветствие явно было странным. Сергей Владиленович вздрогнул и глянул на дверь, ожидая того, кто так странно просится к нему в кабинет. Правда, тут же раздался более уверенный стук, и в комнату без одобрительного "да-да!" вошёл большой полный мужчина возраста "чуть за пятьдесят". Несмотря на свою комплекцию, он передвигался достаточно быстро.
    - Владиленович, привет! - Отреагировал он, увидев заведующего отделением на своём рабочем месте. - Как ты тут? Разбираешься? А у меня к тебе вот! - Мужчина поставил на стол большой поднос, в котором стояли небольшие чашки со странными и загадочными узорами самых разнообразных форм.
    - Тарелочки? - Хмуро спросил Сергей Владиленович. - Как всегда Семёнович приносит тарелочки. Главный по тарелочкам!
    - Скорей по чашкам! - Мужчина сел и стал показывать на чашки Петри по очереди слева направо. - Вот тут сколько этих Петри! Эта взята у твоего Светлова пять дней назад. Эта - четыре. Эта - три. Эта - два с половиной!
    - После каждые четыре часа стал брать?
    - Именно! Смотри какие узоры получаются! И все - без доступа кислорода. Как и просил. Только питательная среда и вода. - начальник лаборатории рассмеялся. - Воду пьёт эта дрянь столько, как будто у неё сушняк! Может, и твой перепойный примерно так же сушняком маялся? А думал, что у него просто похмелье!
    - У него ужё недельное похмелье! Хотя я уверен, что последние три дня он алкоголь точно в рот не берёт! - Сергей Владиленович постучал ручкой по столу, чем выказывал своё беспокойство и непонятность ситуации.
    - Я уже столько биопсии брал, что из него можно сито делать! А везде одно и то же!
    - Но это же рак!
    - Рак, Владиленович! Рак! Это тяжёлое заболевание. И оно уже полностью и окончательно сказалось на его физиологии. Человек перестал дышать! Функция лёгких теперь обозначается лишь тогда, когда ему требуется говорить!
    - Я таких случаев не видел!
    В кабинете на некоторое время установилась тишина. Сергей Владиленович внимательно рассматривал принесённые плоские тарелки, где действительно невооружённым взглядом можно было увидеть, что жизнь прямо-таки процветает. И процветает совсем наперекор всем законам медицины и современной науки. Что-то странное и совершенно непонятное произошло в теле запойного пьяницы Светлова. Который по всем известным данным уже должен был лечь в могилу - функция лёгких отказала работать как часы. А заставлять себя самого дышать человек может разве что в период бодрствования. Да и это было бы достаточно сложновато сделать.
    Сергей Владиленович прекрасно это знал. Не ему нужно было объяснять азы биологии, анатомии и медицины. Он их прекрасно помнил ещё с момента блестящего окончания университета. Однако пожилой и всеми уважаемый специалист словно опасался сделать вывод из всего того, что сейчас скопилось на столе. Эти материалы, вся собранная информация словно подталкивала лишь к одному выводу, который так и не говорил доктор.
    - Ты понимаешь, что это может быть? - Сделал это за него коллега.
    - Генетической аномалией это быть не может. - Покачал головой доктор. - Я смотрел всю карту больного. Это стало проявляться несколько лет назад.
    - Я и не думал, что это его врождённое! - Хмыкнул заведующий лабораторией. - Я бы сказал, что это мутация. Эволюционная мутация! - Последние два слова мужчина сказал очень медленно, почти по слогам.
    - Эволюционная?...
    - Надо его в центр отдать. Может, это и не хомо сапиенс... уже... Теория Дарвина, эволюция...
    - Тогда почему только у него?
    - Может, не у него одного! - Грамотно возражал коллега Сергею Владиленовичу. - Мы могли и не знать! А рак... Лишь форма продолжения эволюции. В изменившихся условиях! И вот он - успешный случай. Один на несколько сот миллионов, что оказались тупиковыми ранее...

          2015.06-07